Богоматерь Киккотисса с пророками

Дата публикации или обновления 01.11.2016
  • К оглавлению: Византийские иконы Синая.
  • Богоматерь Киккотисса с пророками. XI—XII века.
    48,5 X 41,2 см.

    Богоматерь Киккотисса с пророками. XI—XII века.
    Богоматерь Киккотисса с пророками. XI—XII века.

    Икона, отличающаяся сложнейшей иконографической программой, принадлежит к самым совершенным творениям комниновского искусства. На основе стилистических аналогий с точно датированными памятниками она относится к периоду между 1080_1130 годами. В целом хорошо сохранившаяся оригинальная живопись местами имеет более поздние прописи, заметные на одеяниях Богоматери и в грубовато обновленных надписях на свитках.

    В среднике иконы представлен образ Богоматери с младенцем в редком изводе, получившем название «Взыграние» по необычной позе младенца или «Киккотисса» по имени прославленной чудотворной иконы в монастыре Киккос на Кипре, принадлежащей к тому же иконографическому типу. По преданию, кипрский образ был прислан из Константинополя императором Алексеем Комниным в 1084 году. Вероятно, в эту эпоху возникла и необычная иконография, самым ранним сохранившимся примером которой является синайская икона, возможно, представлявшая собой список с чудотворного образа.

    Иконографически образ Богоматери принадлежит к так называемым «ожившим иконам», получившим распространение на рубеже XI-XII веков. Изобразительным истоком редкого извода послужил тип Богоматери, прижимающей к щеке младенца, известный под именем «Умиление» или «Гликофилуса».

    Богоматерь Киккотисса с пророками. XI—XII века. Фрагмент.
    Богоматерь Киккотисса с пророками. Фрагмент.

    На синайской иконе изображен следующий момент ласкания младенца, когда он, еще не отдалившись от склоненной головы Богоматери, разворачивается на молящегося, как бы играя на поддерживающей его материнской руке. Левой рукой он захватывает особый плат Богоматери, лежащий поверх традиционного мафория. В этом видят указание на «покров земной плоти», в который облекся Богомладенец при воплощении. В правой руке, странно вывернутой, Христос держит свернутый свиток. Младенец кажется вкладывает свиток в ладонь Богоматери, многозначно передавая ей символ Логоса и Второго лица Св. Троицы. Таким образом уже жесты распростертых рук отмечают символические полюса свершившегося чуда.

    Причудливая поза младенца отнюдь не плод невинной игры, но напоминание о грядущем «Снятии с креста», иконография которого возникает в зрительной памяти при виде неестественно изогнутого ниспадающего тела. Тема Искупительной жертвы в образе младенца акцентирована особым типом туники без рукавов, которая восходит к колобиуму Христа в сцене «Распятия». Короткая рубашка младенца открывает обнаженные беззащитные ноги — библейский образ смирения, зрительно ассоциировавшийся с образом Распятия. Именно таким младенец изображается в сценах «Сретения», представляя принесенного в храм ветхозаветного Агнца и прообразуя будущую жертву.

    Тема Воплощения, присутствующая в каждом образе Богоматери, в синайской иконе неразрывно переплетается с темой будущей Жертвы. Мысль о Богоматери, приносящей в жертву своего Сына, увязывается с мыслью о литургическом служении. Сам золотой трон Богоматери уподоблен алтарному престолу с лежащим на нем белым литургическим покровом. Богоматерь с младенцем на синайской иконе предстает как образ идеальной Церкви, свершающей таинство Евхаристии. Эта идея Церкви нашла воплощение и в композиции всей иконы, изобразившей на плоскости пространственную структуру византийского храма с его тремя нефами, центральной алтарной апсидой и куполом.

    В «куполе» над «апсидным» образом Богоматери, как и должно, представлен образ Пантократора, восседающего на невидимом престоле и окруженного небесным сиянием. По сторонам символы четырех евангелистов (ангел, лев, бык и орел), восходящие к текстам пророческих видений (Иез. 1,4-28), описывающих чудо Богоявления. Из тех же текстов образы шестикрылых ангелов, серафимов и херувимов, славящих на небесах Господа. Греческая надпись «Царь славы» разъясняет главный смысл изображения. При этом образы небесного владыки и жертвенного младенца ясно сопоставлены, раскрывая двуединую природу Второго лица Св. Троицы и литургическую идею Христа, одновременно приносимого в жертву и приемлющего эту жертву на небесах.

    Под троном Богоматери изображен св. Иосиф, показанный в рост, фронтально, с раскрытым свитком в руке. Слева от него родители Богоматери святые Иоаким и Анна, справа — Адам и Ева, также поднявшие руки и головы в жесте моления, обращенного к образу Богоматери с младенцем. Смысл необычной сцены раскрывает греческая надпись, размещенная над святыми чуть ниже трона Богоматери: «Иоаким и Анна зачали, и Адам и Ева были спасены (освобождены)» — цитата из песнопения св. Романа Сладкопевца (VI в.) в службе праздника «Рождества Богоматери», прославляющая роль Богоматери в истории спасения. На свитке Иосифа написан восходящий к тому же тексту парафраз евангельских слов (Мф. I, 24), напоминающих о благочестии Иосифа, принявшего жену по велению ангела, и девственной чистоте Богоматери. Примечательно, что по вертикали Богоматерь показана между св. Иосифом и Христом Пантократором, как бы между своим земным мужем и небесным Женихом.

    На боковых полях иконы представлено 19 фигур с раскрытыми свитками, на которых подробные тексты библейских пророчеств, говорящие о чуде воплощения, роли Богоматери и Христа в Домостроительстве спасения. Образы верхнего регистра связаны с «Христом во славе», которому и посвящены цитаты на свитках: слева Иоанн Богослов (Ин. 1,3) и апостол Павел (Евр. XIII, 8), справа Иоанн Креститель (Ин. I, 15) и апостол Петр (Мф. XVI, 16). Средний регистр составляют образы Симеона Богоприимца и пророчицы Анны, на свитке которой традиционный для изображений XII века текст «Это младенец, установивший небо и землю». Вместе с Богоматерью две фигуры создают образ «Сретения». Текст на свитке Симеона (Лк. II, 35) — известное пророчество об Искупительной жертве и грядущем страдании Богоматери. С противоположной стороны показаны родители Иоанна Крестителя — пророк Захария в одеянии ветхозаветного первосвященника, напоминающий о преемстве священнического служения Богоматери (Лк. 1,68), и Елисавета со свитком, адресующим к событию встречи с Марией (Лк. 1,40-44).

    Все остальные изображения на полях представляют ветхозаветных пророков, рядом с которыми в виде зримых символов расположены прообразы Богоматери и чуда Воплощения, словесно подтвержденные надписями на свитках. Во втором регистре слева Аарон с «Процветшим жезлом» (Числ. XVII, 5) и Моисей с образом «Неопалимой купины» у ног (Исх. III, 3), справа — Иаков с «Лествицей» (Быт. XXVIII, 12). В четвертом сверху регистре изображен Иезекииль с «Заключенными вратами» (Иез. XLIV, 2) и Давид с «Ковчегом Завета» (Пс. CXXXI, 8), далее в правой части Исайя с «Серафимом, протягивающим клещи с горящим углем» (Ис. VI, 6) и Даниил с «Горой Нерукосечной» (Дан. II, 34). В самом нижнем ряду, также слева направо, читаются образы Валаама со «Звездой» (Числ. XXIV, 17), Аввакума с «Горой Фаран» (Авв. III, 3), далее царь Соломон, на свитке которого надпись «Премудрость построила себе дом» (Притч. IX, 1), провозглашающая Богоматерь «храмом Премудрости», и последним — Гедеон с «Руном Орошенным» (Суд. VI, 37).

    Образы со свитками на боковых полях иконы множеством ассоциативных нитей связаны с центральными изображениями «Богоматери с младенцем», «Христа во славе» и «Иосифа с предстоящими», они объединяют в одно целое события ветхозаветной и новозаветной истории, создавая синтезирующий образ Домостроительства спасения, подобный тому, который явлен в тексте литургии. Небольшая синайская икона, вероятнее всего, предназначалась для индивидуального моления, что становится более понятным, когда держишь икону в руках. Детали иконографии и надписи на свитках, подобно книжному тексту, предназначались для многократного и вдумчивого прочтения, в результате которого возникал всеобъемлющий и глубочайший по своему внутреннему содержанию образ Богоматери-Церкви, поэтически соединивший самые важные богословские, литургические и эстетические смыслы.

    Византийские иконы Синая.

  • Христос Пантократор. VI-VII века
  • Богоматерь с младенцем на троне со святыми мучениками. VI-VII века
  • Апостол Петр. VI-VII века
  • Христос во славе. VII век
  • Распятие. VII-VIII века
  • Вознесение. VIII - IX века
  • Апостол Фаддей и царь Авгар с избранными святыми. X век
  • Омовение ног. X век
  • Св. Николай со святыми на полях. Вторая половина X века
  • Деисус со святыми на полях. XI век
  • Распятие со святыми на полях. XI-XII века
  • Минея за сентябрь, октябрь и ноябрь. XII век
  • Страшный суд. XII век
  • Рождество Христово. XII век
  • Богоматерь Киккотисса с пророками. XI-XII века
  • Чудо архангела Михаила в Хонах. XII век
  • Лествица Иоанна Лествичника. XII век
  • Благовещение. XII век
  • Богоматерь с младенцем. Мозаика. XII век
  • Тетраптих с сценами двенадцати праздников. XII век
  • Центральная часть эпистилия со сценой Воскрешения Лазаря. XII век
  • Преображение. Часть эпистилия. XII век
  • Архангел Михаил. Начало XIII века
  • Христос Пантократор. Начало XIII и XV века
  • Пророки Моисей и Аарон. Царские врата. XIII век
  • Илья Пророк. Начало XIII века
  • Моисей у Неопалимой купины. Начало XIII века
  • Моисей, получающий скрижали. Начало XIII века
  • Богоматерь с младенцем между Моисеем и патриархом Евфимием
  • Святые отцы Синая. Начало XIII века
  • Богоматерь Бематарисса и сцены богородичного цикла. Начало XIII века
  • Св. Екатерина с житием. Начало XIII века
  • Св. Николай с житием. Начало XIII века
  • Св. Пантелеймон с житием. Начало XIII века
  • Стефан Первомученик. Начало XIII века
  • Св. Феодосия Константинопольская. XIII век
  • Богоматерь с младенцем. Створка диптиха. Вторая половина XIII века
  • Св. Прокопий. Створка диптиха. Вторая половина XIII века
  • Сошествие во ад. Вторая половина XIII века
  • Оплакивание. Начало XV века
  • Иоанн Богослов и Прохор на Патмосе. XV век
  • Успение Василия Великого. XV век

  • Наверх
    В начало

     
    Rambler's Top100