Рылеев Кондратий Фёдорович

Дата публикации или обновления 05.01.2016
  • К оглавлению: Русские писатели

  •   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Я


    Рылеев Кондратий Фёдорович родился 18(29).IX.1795 г. в усадьбе Батово Петербургской губернии в семье небогатого помещика — поэт- декабрист.

    Отец Кондратия Федоровича был, подполковник в отставке, управлявший имениями князя Голицына.

    Шести лет был отдан в 1-й кадетский корпус в Петербурге, который закончил в начале 1814, получив чин прапорщика.

    С 1814-15 находился за границей в составе артиллерийской бригады. Впоследствии в своих показаниях на суде Кондратий Федорович свидетельствовал, что «свободомыслием первоначально заразился... во время походов во Францию в 1814 и 1815 годах». Решающее значение здесь имело пребывание в армии, освободившей Европу от диктатуры Наполеона, связь с героическим русским народом.

    С 1819-1819 Рылеев служил в Конно-артиллерийской роте, стоявшей в Воронежской губернии, в Острогожске. Формирование взглядов Рылеева здесь протекало под влиянием передовой острогожской интеллигенции, злейшего разгула крепостников и произвола властей.

    В декабре 1818 Кондратий Федорович оставляет службу в армии, не принимая все усиливавшийся аракчеевский режим.

    В начале января 1819 Рылеев женился на дочери острогожского помещика Наталье Михайловне Тевяшевой.

    В 1820 переехал в Петербург.

    В январе 1821 был избран заседателем Петербургской уголовной палаты, где всячески старался отстаивать интересы угнетенных (например, в деле разумовских крестьян, протестовавших против жестокой эксплуатации их помещиком).

    В октябре 1823 он был принят в Северное тайное общество по рекомендации И. И. Пущина, сослуживца по уголовной палате.

    В 1824 Рылеев перешел на службу в «Российско-Американскую торговую компанию» в качестве правителя ее канцелярии. Работая в этом, уже не государственном учреждении, Кондратий Федорович энергично ратовал в пользу экономических интересов России. Наряду со служебными делами он был занят и издательской деятельностью.

    В 1822—24 Рылеев ежегодно издавал совместно с А. Бестужевым альманах «Полярная звезда».

    В 1825 — сборник «Звездочка». Эти издания, очень успешно осуществленные, служили распространению передовых идей и вместе с тем имели в виду материально поддержать нуждающихся авторов. В этих сборниках были напечатаны произведения Жуковского и Пушкина, Грибоедова и Крылова, Баратынского и самого Рылеева, Вяземского, Давыдова, Языкова, А. Бестужева, Гнедич и других.

    На основе наблюдений над русской действительностью, в итоге изучения трудов французских энциклопедистов, сочинений Бентама, Монтескье, Бенжамена Констана, а также русских историков — Карамзина, Строева, Корниловича, Кондратий Федорович сложился как активный общественный деятель и революционер. Он боролся за республиканский образ правления, за освобождение крестьян, свободу книгопечатания, открытое судопроизводство, личную безопасность.

    В Северном обществе он занял ведущую роль и возглавил восстание 1825. Рылеев мужественно провел последние семь месяцев своей жизни в Алексеевской равелине Петропавловской крепости. На оловянной тарелке он, по преданию, написал в тюрьме четверостишие, свидетельствующее о стойкости борца за свободу:

    «Тюрьма мне в честь, не в укоризну,

    За дело правое я в ней,

    И мне ль стыдится сих цепей,

    Когда ношу их за отчизну?»

    Повешен в числе пяти руководителей восстания.

    В деятельности Рылеева значительное место занимала литература, которой он, как и другие декабристы, придавал большое общественное значение, видя в литературе важнейшее средство вовлечения образованных людей в круг своих идей.

    Творческий путь Рылеева-поэта характерен для большинства поэтов-декабристов. Это путь от идеи личной свободы к свободе общественной. На этом пути также и осознание противоречий декабристской идеологии, и преодоление их. При всей недолговременности литературной деятельности Рылеева его творчество наиболее последовательно раскрывает внутреннюю логику развития поэта-декабриста. Вместе с тем в своем творчестве последних лет Кондратий Федорович обнаруживает отчетливое своеобразие, индивидуальную характерность стиля. Как и другие поэты, впоследствии связанные с освободительным движением на его дворянском этапе, он начинает с увлечения анакреонтикой, со следования Батюшкову, с утверждения идеалов личной свободы, жизни, замкнутой в сфере интимных отношений

    «К другу»,

    «К Делии»,

    «Счастливая перемена» — 1820;

    «Заблуждение»,

    «Нечаянное счастье» — 1821, и другие.

    «К К - му» — 1821,

    «Я не хочу любви твоей...» — 1824.

    Уже в 1822 Рылеев утверждает идеал гражданского поэта, сперва в этом плане трактуя Державина («Он выше всех на свете благ общественное благо ставил» — дума «Державин»), а затем заявляя в посвящении к поэме «Войнаровский» (1825). «Я не поэт, а гражданин». Эта формула подчеркивала подчиненность поэтической деятельности гражданским, революционным целям. Формула Рылеева была затем перефразирована Некрасовым («Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан»). В своей дальнейшей деятельности Кондратий Федорович строго следовал определившемуся пониманию поэзии и поэта.

    Обратившись к мотивам политической свободы, поэт, как и другие идейно близкие декабризму поэты, естественно, прежде всего использовал традиционные формы гражданской поэзии, формы классицизма, подчинив их идеям свободолюбия. Очень близки к традиционному жанру торжественные оды Рылеева. Идею декабристской гражданственности выражают послание —

    «А. П. Ермолову» (1821)

    и оды

    «Гражданское мужество» (1823),

    «На смерть Байрона» (1824).

    Гораздо значительнее сатирические оды Рылеева — «К временщику» (1820) и ода «Гражданин» (1825) —

    «Я ль буду в роковое время

    Позорить Гражданина сан...».

    Первая из них была направлена против всесильного тогда Аракчеева и предрекала ему неизбежность кары со стороны разъяренного народа и суровый приговор потомства. Вторая имела в виду тоже крайне враждебную декабристскому движению силу—общественную пассивность большинства образованного общества, «переродившихся славян», тех, кто не готовился «для будущей борьбы за угнетенную свободу человека». Обе оды получили очень широкое распространение и многие десятилетия находились в обращении в революционной среде.

    Изначальная связь с традицией психологического романтизма обусловила в творчестве писателей, в том числе и Рылеева, ставших гражданскими поэтами, трансформацию дружеских посланий анакреонтиков в послания политические. Такими были и послания Рылеева, в частности «Бестужеву» (1825), где основным был мотив неколебимой верности «высоким думам», любви «к общественному благу», а также послание «Вере Николаевне Столыпиной» (1825), содержащее призыв воспитывать детей в соответствии с идеалами человека- гражданина.

    В литературе психологического романтизма широкое распространение имели имитации народных песен (Нелединский-Мелецкий, Дмитриев и других). И Рылеев в ранние годы писал подобные песни. Теперь Кондратий Федорович совместно с А. Бестужевым пишет политические агитационные песни, рассчитанные на распространение среди солдат в целях пробудить в них общественное самосознание, понимание нестерпимости своего экономического и социального положения. До нас дошло семь таких песен (1823—24).

    Они очень близки традициям Радищева и противостоят песням в духе Карамзина и Жуковского.

    Одна из них — «Ах, тошно мне...» прямо противопоставлена романсу Нелединского-Мелецкого, начинающемуся теми же словами. Эта песня вместе с другой — «Как идет кузнец да из кузницы...» наиболее последовательны в своей народности и революционности. Агитационные песни Рылеева и Бестужева получили широкое распространение, проникли в народ, стали явлениями фольклора, содействовали формированию аналогичных произведений в последующие десятилетия.

    Наиболее ярко своеобразие поэзии Рылеева внутри декабристской литературы сказалось в его думах и поэмах. Двадцать пять дум Рылеева Кондратия Федоровича

    (1821—23, отдельное издание — 1825; четыре были опубликованы только во 2-й половине XIX в.) и его поэмы:

    «Войнаровский», 1822—24;

    незаконченные —

    «Наливайко», 1824—25;

    «Гайдамак»,

    «Палей»,

    «Партизаны» — все три 1825) — произведения гражданского романтизма, проникнутые пафосом революционного патриотизма. Рылеев создал оригинальную форму думы, использовав украинские народные думы (сборник Н. А. Цертелева «Опыт собрания старинных малороссийских песен», 1819), «Spiewy Historyczne» польского поэта Ю. Немцевича (1816 и другие издания), а также воспринял влияние поэм Байрона и южных поэм Пушкина.

    Структура дум Кондратия Федоровича и его поэм очень сходна; они отличаются только объемом: дума — небольшая поэма, «Войнаровский» — развернутая дума. Большинство дум — обрамленный пейзажем лирический монолог героя, раскрывающий его внутренний мир. Это легендарный Боян, исторические личности Дмитрий Донской, Богдан Хмельницкий, Курбский, Наливайко, Державин, Иван Сусанин и др. Герои даны резкими красками, без светотеней, без полутонов. Внутренний мир их обнаруживается в конфликте с окружающей средой, в столкновении с тиранией. Поступки героев иллюстрируют их неизменный облик. Любовный конфликт отсутствует или только слегка намечен. Герои раскрыты в их беззаветном служении делу борьбы за освобождение от тирании, за свободу отчизны, в их преданности этой идее и людям, ею захваченным, в их стойкости и твердости, в готовности жертвовать собой. Утверждение единства интересов личности и общества на основе борьбы личности за свободу родины, борьбы, в условиях которой личность готова жертвовать собой, характерно для дворянских революционеров Представление об исторически и социально неизменном национальном характере человека-гражданина, русского человека, обусловило обращение Рылеева к историческому материалу и характер его трактовки. Прошлое отличалось, в понимании Рылеева, от современности только «местностью», конкретными событиями, но не характерами творивших историю людей, поскольку они были русскими людьми. Объективная историческая правда не интересовала поэта- романтика. Герои дум и поэм Кондратия Федоровича целиком захвачены современным поэту пафосом свободолюбия и лишь в своем внешнем облике отнесены к прошлому. Думы и поэмы его наглядно показывают крайне интенсивное развитие его творчества, что было следствием углубления его революционного мировоззрения и роста дарования. Усиливалась политическая острота его произведений.

    Первые думы («Боян», «Олег Вещий») в политическом отношении довольно неопределенны. Последующие думы, а затем поэмы типично декабристские по своему содержанию. Думы, особенно ранние, весьма несовершенное осуществление принципов гражданского романтизма в жанре поэмы. «Войнаровский» — гораздо более зрелое произведение. Образ главного героя значительно осложнен. Отчетливее дан колорит местности.

    В «Наливайко» и «Палее» элементы историзма еще сильнее.

    Совершенствуется язык, в последних думах, особенно в «Войнаровском», речь в значительной мере освобождается от метафоричности, синтаксис становится более сжатым, уменьшается число славянизмов, чаще встречаются местные слова. Пушкин отрицательно отнесся к думам, за исключением «Ивана Сусанина». Но гораздо благосклоннее воспринял он «Войнаровского».

    «Рылеева «Войнаровский», — писал Пушкин, — несравненно лучше всех его дум», поэма «нужна для нашей словесности». Произведения Рылеева К.Ф. явились образцами для целого ряда поэм гражданского романтизма (Языков, А. Бестужев, Ф. Глинка, Кюхельбекер, Батеньков и других).

    Поэзия Рылеева во многом помогла формированию творчества Полежаева, Лермонтова, Огарева, Некрасова.

    Кондратий Федорович хорошо понимал и остро переживал противоречия декабристского движения, прежде всего противоречие между борьбой за общественную свободу и пассивностью большинства общества. Вслед за Пушкиным («Сеятель», 1823) он констатировал:

    «Всюду встречи безотрадные!

    Ищешь, суетный, людей,

    А встречаешь трупы хладные,

    Иль бессмысленных детей» («Стансы», 1824—25).

    Если часть декабристского окружения, осознав это противоречие, стала на путь примирения со всесильной действительностью (Давыдов, Языков, Вяземский), другая — вернулась к традициям психологического романтизма (Веневитинов, Баратынский); если Пушкин перенес свое внимание художника и мыслителя на осознание причин общественной пассивности большинства, Рылеев К.Ф оставался верен идее борьбы во имя конечной победы свободы, сознавая неизбежность гибели на данном этапе этой борьбы. В поэме «Наливайко», в главе «Исповедь Наливайко», он писал:

    Известно мне: погибель ждет

    Того, кто первый восстает

    На утеснителей народа;

    Судьба меня уж обрекла.

    Но где, скажи, когда была

    Без жертв искуплена свобода?

    Погибну я за край родной,—

    Я это чувствую, я знаю,

    И радостно, отец святой,

    Свой жребий я благословляю!

    Рылеев Кондратий Федорович и в своей политической деятельности, и в своей поэзии был одним из тех, кого имел в виду В. И. Ленин, когда отмечал: «Лучшие люди из дворян помогли разбудить народ» (Соч., т. 19, с. 295).

    Умер 13(25).VII.1826 г. в Петербурге.

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Rambler's Top100