Кюхельбекер Вильгельм Карлович

Дата публикации или обновления 25.12.2017
  • К оглавлению: Русские писатели

  •   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Я


    Кюхельбекер Вильгельм Карлович родился 10 (21).VI.1797 г. в Петербурге — поэт.

    Детство провел в Эстонии. Первоначальное образование получил в частном пансионе города Верро.

    В 1811 поступил в Царскосельский лицей, и его друзьями стали Дельвиг и Пушкин. Большое влияние на него оказал патриотический подъем, вызванный войной 1812.

    В 1815 появилось первое стихотворение Вильгельма Карловича — «Песнь Лапландца» появилось в сентябрьской книжке журнале «Амфион». С тех пор он регулярно печатался на страницах повременных изданий. Свободолюбивые настроения Кюхельбекера проявились очень рано. В лицее он стал членом «Священной артели», большинство участников которой вошли затем в тайное общество декабристов «Союз спасения».

    В 1819 он был избран в Вольное общество любителей российской словесности и на одном из его заседаний прочел революционное стихотворение «Поэты», обращенное к Дельвигу, Баратынскому и написанное в связи с ссылкой Пушкина.

    После окончания лицея Вильгельм Карлович вместе с Пушкиным и Грибоедовым служил в архиве министерства иностранных дел. Кроме того, преподавал в пансионе при Педагогическом институте.

    В 1820 Кюхельбекер уехал за границу, жил в Германии, Италии, Париже. В Париже он с успехом читал лекции по русской литературе, встречался с Бенжаменом Констаном, в Германии — с Гёте, рассказывал им о достижениях новейшей русской литературы. В Западной Европе все напоминало Вильгельму Карловичу о революционных событиях (французская революция, греческое восстание, пьемонтская революция), о «вооруженной свободе, борьбе народов и царей».

    В августе 1821 возвратился в Петербург. Друзья помогли оказавшемуся на подозрении у властей юноше поступить на службу при «проконсуле Кавказа» генерале Ермолове.

    В октябре 1821 Кюхельбекер приехал в Тифлис, но уже в мае 1822 оставил службу и вернулся в Россию. В Москве он совместно с В. Ф. Одоевским начал издавать альманах «Мнемозина» (1824—25), в котором решительно выступил за создание национальной литературы и против пассивного элегического романтизма. В статье «О направлении нашей поэзии, особенно лирической, в последнее десятилетие» Кюхельбекер широко развернул свои эстетические принципы. Он ратовал за высокие жанры—большую героическую поэму, гражданскую оду и трагедию. Поэт был неудовлетворен камерностью, узостью элегий и посланий, изысканностью и стертостью поэтического языка, засильем мелких лирических форм (дружеские послания, буриме, шарады, мадригалы).

    В 1825 Вильгельм Карлович переехал в Петербург, где вступил в тайное Северное общество. Во время декабрьского восстания он действовал активно, и смело: собирал в строй рассеянных выстрелами солдат, стрелял (неудачно) в великого князя Михаила Павловича и генерала Воинова. После подавления восстания Кюхельбекер переоделся в тулуп и бежал из Петербурга, но был схвачен в Варшаве, доставлен в столицу и посажен в Петропавловскую крепость.

    Смертная казнь, к которой он был приговорен, была заменена двадцатилетними каторжными работами, впоследствии и эта мера изменена: вместо каторги поэт более десяти лет просидел в одиночном заключении в разных крепостях, а в 1835 сослан в Сибирь.

    Больной туберкулезом, потерявший зрение, он скончался в Тобольске.

    До последних дней Кюхельбекер находил творческие силы для занятий литературным трудом. Его не сломили ни болезни, ни тяжелое материальное положение, ни угнетенное моральное состояние. Он писал стихи, поэмы, драматические произведения, вел дневник, переводил шекспировские трагедии. Лишь ничтожная доля из написанного им в эти годы была анонимно напечатана при жизни, главным образом благодаря стараниям Пушкина.

    Творчество Вильгельма Карловича Кюхельбекера своеобразно и противоречиво: в нем сочетались гражданские традиции русского классицизма с принципами декабристского романтизма.

    Поэтический путь Кюхельбекера начался со стихотворений, написанных в подражание Жуковскому. Ранние его произведения выдержаны в сентиментально-элегическом духе, в них сильны мотивы одиночества, унылого элегизма и мрачной безысходности. Однако постепенно поэт освобождается от них и все больше проникается гражданскими и вольнолюбивыми настроениями. В его поэзии воспевается дружба как союз людей, посвятивших себя высоким идеям свободы, братства и справедливости. Лирический герой поэта — борец против тирании, готовый принять смерть, но смело ринуться в бой.

    Излюбленная тема творчества Кюхельбекера — тема поэтического служения. Поэт предстает в его лирике певцом-пророком, певцом-гражданином, борцом за народное благо. И хотя он чувствует неизбежность и неотвратимость тяжелых испытаний и жертв, он не уклоняется от борьбы, а, напротив, смело идет ей навстречу. В этом акте острее подчеркивается его гражданская доблесть. Вместе с тем поэт предстает в стихах Кюхельбекера учителем людей, способным предвидеть и предсказывать будущее.

    Лирике Вильгельма Карловича были присущи известные слабости. Круг тем и идей его лирических произведений был ограничен и довольно однообразен. За пределами лирики остались сложные и необъясненные внутренние противоречия русской жизни и сознания современного поэту-декабристу человека, которые понимались им и его друзьями-единомышленниками романтически-отвлеченно.

    Основной жанр лирики Кюхельбекера — гражданская ода, близкая по форме к одам классицизма. В этом жанре поэт утверждал декабристский идеал борца за свободу. Таковы ода

    «Грибоедову»,

    «Ода на смерть Байрона».

    Другим важным жанром в творчестве Кюхельбекера были трагедии. В них с особенной остротой Выявилась противоречивость декабристского романтизма.

    В начале 20-х гг. Кюхельбекера создал трагедию «Аргивяне». В основу ее был положен античный сюжет, но содержание трагедии насквозь современно. Античный материал в соответствии с политическими и эстетическими принципами декабристов служил лишь ширмой, прикрывавшей агитационно-пропагандистские цели. Тираноборческая направленность трагедии очевидна: в «Аргивянах» обличались жестокость и деспотизм тирана, предсказывалась его неизбежная гибель. Современник легко устанавливал связь между вымышленным античным миром и российской действительностью. Вместе с тем сложные исторические и современные проблемы решались романтически-абстрактно: игнорировался принцип историзма, эпоха воспроизводилась в общем, типовом, а не конкретном художественном изображении. Реальные детали античного мира не имели для автора серьезного значения: вместо слова «тиран» Кюхельбекер употребил «царь», а вместо слова «форум» — древнерусское «вече». Намеренно отвлекаясь от конкретной исторической эпохи, поэт впадал в риторику и декларативность.

    После 1825 творческие силы поэта не ослабевают. В его лирике начинают звучать ноты отчаяния, скорби, примирения, но не ими определяется основной ее пафос. Кюхельбекера В. К остался «нераскаявшимся декабристом». Причины пессимистических настроений — в поражении декабрьского восстания, в оторванности от друзей, от настоящей жизни, невозможность вновь бороться за дорогие поэту идеи. Герой последекабрьской лирики Кюхельбекера — стойкий человек, не потерявший веру в справедливость своих идейных убеждений,

    «На 1829 год» (опубликовано в 1939),

    «Мое предназначение», (1834),

    «19 октября 1836 года» (опубликовано в 1861),

    «Сонет» (конец 1830, опубликовано в 1939).

    В стихотворении «Участь русских поэтов» (1845) Кюхельбекер вновь возвращается к теме поэтического служения, воспевает героический подвиг во имя идеалов своей декабристской юности.

    Лирика Вильгельма Карловича становится разнообразнее по жанрам и темам. Стихотворения, в которых продолжаются декабристские мотивы

    («Тень Рылеева», 1827, опубликовано в 1862;

    «Герой и певец»,

    «Три тени», 1840, опубликовано в 1862), отличаются необычной для Кюхельбекера энергией, точностью и сжатостью выражения. Поэт проявляет вкус к художественной детали, его стиль становится более ясным и простым. Строгий гонитель элегии и послания, поэт пересматривает свои взгляды, обращаясь к лирической медитации, поэтическому размышлению. Новые эстетические принципы коснулись и больших форм в творчестве поэта. Конечно, во многом это были лишь первые попытки, робкие поиски, но они нашли выражение в

    драме «Архилох» (1845—46, опубликовано в 1939),

    мистерии «Ижорский» (1829—33, опубликовано в 1836; II и III—1841, опубликовано в 1939),

    драматической сказке «Иван, купецкий сын» (1832—42, опубликовано в 1939),

    трагедии «Прокофий Ляпунов» (1834, опубликовано в 1938),

    в поэмах «Давид» (1829, опубликовано в 1939),

    «Юрий и Ксения» (1832—33, опубликовано полн. в 1939),

    «Зоровавель» (1831, опубликовано в 1836),

    «Сирота» (1833, опубликовано в 1939) и другие.

    Их появлению способствовали переводы шекспировских пьес. Особый интерес в этом смысле представляет мистерия «Ижорский» и трагедия «Прокофий Ляпунов».

    В «Ижорском» Вильгельм Карлович изобразил «лишнего человека», и осудил его. Художественная манера мистерии, ясный и естественный, почти разговорный язык свидетельствовали о пересмотре прежней поэтики.

    В еще большей мере такая попытка предпринята Кюхельбекером в трагедии «Прокофий Ляпунов», где впервые поэт обратился к изображению народа. Трагедия Прокофия Ляпунова, по мысли автора, заключалась в оторванности от народа. Новые эстетические искания — следствие идейной эволюции Кюхельбекера— не воплотились в его творчестве с достаточной полнотой и определенностью. Поэт остался декабристом и по мировоззрению, и по эстетическим взглядам, но он уловил дух времени, хотя был насильственно отторгнут от русской жизни, от идейной и литературной борьбы, от русской литературы, воспринявшей пушкинский реалистический метод.

    Умер 11(23).VIII.1846 г. в Тобольске.

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Навигация
    Rambler's Top100