Баратынский Евгений Абрамович

Дата публикации или обновления 17.12.2016
  • К оглавлению: Русские писатели

  •   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Я


    Баратынский Евгений Абрамович, поэт, родился 19.II(2.III).1800 г. в селе Мара, Кирсановского уезда, Тамбовской губернии в небогатой дворянской семье.

    Отец поэта, генерал-лейтенант, умер, когда сыну было десять лет (1810). Воспитанием и первоначальным образованием мальчик был обязан своей матери и «дядьке-итальянцу» Боргезе, сумевшему привить будущему поэту любовь к Италии. Своему наставнику Евгений Абрамович впоследствии посвятил стихотворение «Дядьке-итальянцу» (1844).

    В начале 1812 Евгений Абрамович был помещен в один из частных петербургских пансионов, а в декабре того же года поступил в Пажеский корпус. Через четыре года он был исключен из корпуса за провинность, подробности которой содержатся в письме-признании Баратынского к Жуковскому (конец 1823), принявшему участие в его судьбе. Исключение за «негодное поведение» сопровождалось запрещением поступать на какую-либо службу, кроме военной. Тяжело переживая все случившееся, Баратынский уехал в имение дяди Подвойское Смоленской губернии.

    В 1818 возвратившись в Петербург, Евгений Абрамович встретился с А. А. Дельвигом, морально поддержавшим его. Он же ввел Баратынского в «семейство добрых муз», в которое входили Пушкин, сам Дельвиг и Кюхельбекер. Приобщение к литературной жизни ободрило Евгения Абрамовича, воскресило веру в себя.

    На страницах петербургские журналах стали появляться его стихи «Благонамеренный», «Сын отечества».

    В начале. 1819 Баратынский был зачислен рядовым в лейб-гвардии егерский полк.

    В 1820 произведен в унтер-офицеры с переводом в Нейшлотский пехотный полк, расположенный тогда в Финляндии. Пребывание в Финляндии не прошло бесследно для поэта, а дало обильный материал для его поэтического творчества и отразилось в первых написанных там стихотворениях («Финляндия», «Водопад» и другие). Позднее он. называл этот суровый северный край «пестуном» своей поэзии. Здесь написаны поэмы:

    «Пиры»,

    «Эда»,

    элегии:

    «Разуверение»,

    «Признание»,

    эпиграмма на Аракчеева («Отчизны враг, слуга царя...»),

    стихотворение «Буря».

    Свободолюбивые настроения двух последних произведений сближают Баратынского с декабристами, с которыми он встречался, проводя отпуск в Петербурге. Наиболее дружеские отношения у него сложились с К. Рылеевым и А. Бестужевым, напечатавшими в «Полярной звезде» ряд стихотворений поэта. Вместе с ними поэт сочиняет вольнолюбивые куплеты, распевавшиеся на собраниях Северного общества. О сочувственном отношении Рылеева и Бестужева к поэзии Баратынского свидетельствует их намерение издать сборник его стихотворений.

    В 1825 Баратынский был произведен в офицеры, вскоре, после чего вышел в отставку и переехал в Москву. Здесь поэт женился на дочери генерал- майора Энгельгардта Анастасии Львовне. В этот период жизни Евгений Абрамович постоянно бывал в московских литературных салонах, где встречался с Д. Давыдовым, П. Вяземским, А. Мицкевичем, М. Погодиным и др. Атмосфера литературных интересов живо охватила поэта. Дружеское участие в поэтической судьбе поэта принимал Пушкин, с которым он особенно сблизился как поэт. Неоднократные стихотворные обращения к Баратынскому, многочисленные высказывания о нем в письмах и критических статьях говорят о высокой оценке его творчества великим поэтом. Выход в свет отдельным изданием стихотворной «финляндской повести» Баратынского «Эда» (1826) был восторженно встречен Пушкиным.

    В 1827 вышел первый сборник стихотворений Евгения Абрамовича Баратынского явившийся итогом финляндского периода его творчества. Последующие годы — это годы напряженной творческой работы поэта. Он выпускает в свет поэмы:

    «Бал» (1828),

    «Наложница» (1831

    философские стихи

    «Последняя смерть» (1827),

    «На смерть Гёте» (1832) и другие.

    Склонность к философским раздумьям, желание найти сочувственный отклик на волновавшие его жизненные проблемы привели Баратынского в нач.але1830-х гг. в круг московских шеллингианцев (И. Киреевский, С. Шевырев и другие). Но сближение это было непродолжительным и непрочным, так как поэт не склонен был разделять их увлечение немецкой идеалистической философией.

    В 1835 выходит в свет второе, переработанное издание стихотворений поэта.

    В 1842 — последний прижизненный сборник его стихов «Сумерки», включивший произведения 2-й половины 1830-х — начала 40-х гг.

    Осенью 1843 Баратынский осуществил давнишнее свое желание познакомиться с Европой и предпринял путешествие за границу. В Париже он был радушно принят декабристом-эмигрантом Н. И. Тургеневым, Н. П. Огаревым и его друзьями Н. М. Сатиным и Н. И. Сазоновым, встречался с выдающимися французскими поэтами и писателями Ламартином, Альфредом де Виньи, Нодье, Мериме, Сент-Бевом, беседовал с видными учеными и политическими деятелями братьями Тьерри, Гизо и другими.

    Весной 1844 он отправился через Марсель в Неаполь. Во время переезда морем поэт написал стихотворение «Пироскаф».

    По прибытии в Неаполь Баратынский скоропостижно скончался. Тело его, первоначально погребенное в Неаполе, было в 1845 перевезено в Россию и похоронено в Петербурге на кладбище Александро-Невской лавры.

    «Первые произведения Баратынского были элегии, и в этом роде он первенствует»,— писал в 1827 Пушкин. Появление ранних произведений поэта в петербургских журналах 20-х гг. обратило внимание критиков и читателей на преобладание в них «грусти томной» (Пушкин).

    Его небольшая поэма «Пиры» (1820), несмотря на эпикурейское содержание, выражает элегическое настроение поэта. Недаром Белинский назвал ее «шуткой в начале и элегией в конце». Такие элегии Баратынского, как

    «Разуверение» (1821),

    «Признание» (1823),

    «Оправдание» (1824) и другие, продолжая лучшие традиции этого распространенного жанра русской и западноевропейской поэзии 1-й четверти XIX века, представляют собой мастерски сделанные «психологические миниатюры», как метко определил их характер И. Киреевский. Выразить волновавшие его чувства и мысли, разрешить их Баратынский стремился в своих элегиях. На жизненные истоки элегий поэта обратил внимание Белинский, писавший, что «элегический тон его поэзии происходит от думы, от взгляда на жизнь».

    Психологизмом, составляющим отличительную черту элегий Евгения Абрамовича, проникнута его поэма «Эда».

    Сюжет двух следующих поэм Баратынского— «Бал» и «Наложница» — развертывается на фоне современной поэту дворянской Москвы. Герои этих поэм — Нина Воронская («Бал») и Елецкий («Наложница»), натуры сильные и глубокие, гибнут, вступая в трагическое столкновение с условной светской моралью.

    Лирика Евгения Абрамовича Баратынского 30-х — начала 40-х гг. может быть названа философской. В эти годы особенно углубляются пессимистические настроения поэта, основой которых были такие события русской общественной жизни, как разгром восстания декабристов, усиление правительственной реакции, гибель Пушкина. Поэта пугал нараставший капитализм в котором он видел надвигающееся крушение гуманизма и высоких идеалов гуманистической культуры. Участь своих друзей-декабристов поэт воспринимал как тяжелую личную утрату («Судьбой наложенные цепи...»). С особой силой пессимистические мотивы звучат в стихотворениях:

    «Недоносок»,

    «Были бури, непогоды...» и

    «Осень», последние строфы которой написаны после смерти Пушкина. Это стихотворение носит символический характер: описание осенней природы сменяется в нем картиной «осени дней» человека, проникнутой безнадежностью, неверием в «грядущую жатву». Размышлениями поэта над судьбой поэзии и призванием поэта в современном обществе вызваны стихотворения:

    «Последний поэт» (1835) и

    «Рифма» (1840).

    Эти раздумья приводят Баратынского, к грустному выводу о разладе между разумом и чувством, к сознанию ненужности поэзии в «век промышленных забот».

    Стихотворением «Последний поэт» открывался сборник поздних стихотворений Баратынского «Сумерки», неодобрительно встреченный Белинским. Критик осудил поэта за отрыв от жизни, неверие в будущее и недооценку исторически прогрессивного значения формирующихся буржуазно-капиталистических отношений. Тем не менее, Белинский считал, что поэзия Евгения Абрамовича Баратынского «вышла не из праздно мечтающей головы, а из глубоко растерзанного сердца».

    В обзоре «Русская литература в 1844 г.» он отвел поэту первое место в ряду русских поэтов пушкинского поколения и отметил, что по самой натуре своей он был «поэтом мысли». «Читая стихи Баратынского, — писал великий критик, — не можешь отказать (ему) в своей симпатии, потому что этот человек, сильно чувствуя, много думал, следовательно, жил, как не всем дано жить».

    В 50-е гг. творчеством Баратынского заинтересовался И. С. Тургенев, опубликовавший в «Современнике» 15 неизвестных стихотворений поэта, полученных им от его вдовы. В качестве примечания к ним была помещена небольшая статья «Стихотворения Баратынского», в которой Тургенев выражает уверенность, что помещение этих стихотворений в журнале «оживит в памяти всех любителей русского слова... образ одного из лучших и благороднейших деятелей лучшей эпохи нашей литературы».

    К 100-летней годовщине со дня рождения Баратынского Е.А. в журнале «Вестник воспитания» была напечатана статья И. Бунина, отнесшего поэта к «числу очень почетных имен нашей литературы» и охарактеризовавшего поэта как «искреннего и страстного искателя истины», «скорбная жизнь» которого «была не только трогательна, но и поучительна». С полным правом, считает Бунин, Баратынский мог сказать о себе:

    «И, как нашел я друга в поколеньи,

    Читателя найду в потомстве я».

    К числу почитателей и ценителей поэтического дарования Баратынского Е.А. принадлежали А. Блок и В. Брюсов. Ряд статей Брюсова посвящен взаимоотношениям Баратынского и Пушкина.

    После Октябрьской революции в подмосковной усадьбе Мураново, воспетой Баратынским в стихотворении «Есть милая страна...», где он провел последние годы жизни, создан литературно-мемориальный музей Евгения Абрамовича Баратынского и Тютчева.

    Баратынский Евгений Абрамович умер 29.VI.(11.VII).1844 г. в Неаполе.

    В начало

    Православный интернет-магазин
     
    Rambler's Top100