Церковь Воскресения

в Ростове Великом

Дата публикации или обновления 01.05.2015
  • Храмы Ярославской области
  • Церковь Воскресения в Ростове Великом.
    История и реставрация церкви Воскресения.

    Ростов Великий, Ростовский Кремль. Надвратная церковь Воскресения Христова

    С использованием материалов из книги «Церковь Воскресения в Ростове Великом», автор Т.Л. Никитина, издательство «Северный паломник», город Москва, 2002 г.

    Книгу можно приобрести, посетив Ростовский Кремль в Ростове Великом.

    Оглавление

  • Архитектура церкви Воскресения в Ростове
  • Стенопись церкви Воскресения в Ростове
  • Роспись алтаря церкви Воскресения в Ростове
  • Роспись центральной части церкви Воскресения в Ростове
  • Евангельский цикл. Церковь Воскресения в Ростове
  • Галерея церкви Воскресения в Ростове

  • Церковь Воскресения поставлена над северными Святыми воротами Ростовского Архиерейского дома, более известного сейчас под названием «Ростовский кремль». Ворота с церковью находятся в центре торжественно оформленного северного фасада митрополичьей резиденции, обращенного к городу и главному храму всей епархии — древнему Успенскому собору.

    Датой постройки церкви Воскресения традиционно считается 1670 год. Впервые эта дата появляется в работах А.А. Титова, хотя исследователь никак не пояснял ее происхождение. До настоящего времени не обнаружено никаких исторических свидетельств, которые могли бы подтвердить такую датировку. Утвердилось мнение, что церковь Воскресения принадлежит к числу наиболее ранних построек Ростовского кремля и представляет собой один из первых этапов воплощения грандиозного архитектурного замысла заказчика и создателя ансамбля митрополичьей резиденции — ростовского митрополита Ионы.

    О незаурядной личности создателя Ростовского кремля следует рассказать особо. Митрополит Иона управлял Ростовской кафедрой необыкновенно долго, почти всю вторую половину XVII века — с 1652 по 1690 год. Рукоположение в архиерейский сан он принял от патриарха Никона. Первые годы архиерейства Ионы пришлись на бурное время никоновских церковных реформ, положивших начало расколу в русской церкви, на время конфликта царя и патриарха и напряженного обсуждения на церковных соборах вопроса об отношениях «священства» и «царства». Иона как предстоятель одной из важнейших российских епархий активно участвовал в церковно-политической жизни, и, скорее всего, большую часть времени проводил в Москве. Опала патриарха Никона приблизила Иону к самой вершине церковной карьеры — он стал местоблюстителем патриаршего престола. Однако стать патриархом ему не пришлось. Когда Никон, самочинно покинув место своей ссылки, внезапно явился в московский Успенский собор, Иона, который совершал в этот день службу, принял благословение от бывшего патриарха, подав пример всем присутствующим. Этот поступок мог бы навлечь на Иону тяжкую царскую немилость. Ростовский владыка был подвергнут архиерейскому суду, однако, сурового наказания не понес и не лишился ни сана, ни своей богатейшей епархии.

    Оставив после суда управление патриархией, Иона вернулся на свою кафедру и занялся обустройством своей ростовской резиденции. Размах его строительной деятельности можно сравнить только с деятельностью патриарха Никона, создавшего на патриарших землях один за другим несколько крупных монастырей. На месте прежде существовавшего ростовского Архиерейского дома был заново выстроен величественный ансамбль церквей дворцов, садов, административных зданий, жилых келий и многочисленных служб, обнесенный высокими стенами с мощными башнями. Архитектурное оформление основных построек этого ансамбля было выдержано в едином стиле, который определили формы ростовского Успенского собора.

    Мы знаем очень мало достоверных фактов биографии Ионы, и лишь немногие из них позволяют судить о его личности и мировоззрении. Поэтому значение ценнейшего в этом отношении источника приобретают созданные по заказу Ионы постройки и стенные росписи и, прежде всего, те, что составляют ансамбль Архиерейского дома.

    Еще первые исследователи архитектуры Ростовского кремля пришли к убеждению, что в общей организации и своеобразных чертах ансамбля сказался «личный вкус» митрополита Ионы. «Насколько самостоятелен был Иона в проведении своих художественных взглядов,- писал Ю. Шамурин, - видно хотя бы из той свободы, с которой он изменял традиционное внутреннее расположение православного храма... Все то своеобразие, которое мы находим в Ростовском кремле, придумано самим митрополитом». А.А.Титов и Ф.Ф. Горностаев называли Иону «художником» и «зодчим». К такому же выводу об определяющем влиянии Ионы, выражавшего в уникальных формах декорации храмовых интерьеров важные для него богословско-символические идеи, приходят и современные ученые.

    Исследователи конца XIX - первой половины XX века видели в особенностях архитектуры Ростовского кремля выражение идеи могущества церкви, равноправия или превосходства «священства» над «царством», «подчиненности атрибутов военной силы религиозным символам». По выражению Ф. Горностаева, в Ростовском кремле «крепостное поглощено церковным». Только Ю. Шамурин вдохновенно охарактеризовал создание митрополита Ионы как попытку уподобить весь ансамбль «огромному дому Божию». В конце XX века эта идея получила развитие в исследованиях А.Г. Мельника, предположившего, что в планировке всего ансамбля, в оформлении его парадного двора, в разработке композиции надвратной церкви с двумя фланкирующими башнями, даже в выборе розоватого тона окраски стен построек последовательно отразились представления об образе идеального священного града — Небесного Иерусалима.

    Блистательный период процветания и благосостояния Ростовского Архиерейского дома оказался не слишком долгим. Реформы, войны и гигантские стройки, начатые Петром I, требовали мастеров-строителей, солдат, лошадей, материалов, денег и многого другого. С началом реформ экономические ресурсы митрополии быстро истощились. Ростовский Архиерейский дом обеднел. Уже в первые годы XVIII века святитель Димитрий Ростовский упоминал в своих письмах о постоянной нехватке средств. После смерти Димитрия в 1709 году ростовская кафедра лишается и своего высокого статуса митрополии.

    В последующие годы не возникает новых построек, и строительная деятельность самых энергичных владык ограничивается переделками, в основном, центрального корпуса, и ликвидацией последствий пожаров. Однако до тех пор пока величественные здания не начали приходить в ветхость, ростовские архиереи продолжали жить в своей резиденции и гордиться ею. В середине XVIII века митрополит Самуил Миславский писал: «Удивляетесь моего дома огромности? Оный построен митрополитом Ионою. Архитектура его совсем древняя; похожа на Кремль в Москве. Две грановитыя палаты и площадь подле оных, так точно, как в Кремлевском дворце; семь церквей каменных, все альфреско, только не живописью, а старым иконописством расписаны». В 1730 г. церковь Воскресения пострадала от пожара. Сгорела ее деревянная кровля и пять глав, опаянных белым железом, «свалились» железные кресты. Восстановление здания после пожара имело характер срочной «починки», максимально простой и дешевой. Вместо первоначальной многоскатной на церкви сделали четырехскатную тесовую кровлю, а главы покрыли лемехом.

    Другой крупный пожар Архиерейского дома, случившийся в 1758 г., вновь уничтожил покрытие церкви. После этого пожара в Ростов был прислан архитектор Сергей Ухтомский с указанием составить проекты новой застройки погорелых мест в городе и восстановления Архиерейского дома. Проектные предложения Ухтомского имели цель обеспечить в будущем пожарную безопасность зданий, для чего предполагалось заменить на всех церквах деревянные кровли несгораемыми металлическими покрытиями по металлическим же кровельным конструкциям. Реализация этого проекта стала для Архиерейского дома столь экономически затруднительной, что работы по сооружению металлических покрытий затянулись на десятилетия. Однако церковь Воскресения первой в ансамбле уже к 1763 году получила металлическое покрытие глав, конструкции которых были выполнены из кованого железа сибирских заводов.

    После перевода в 1788 г. архиерейской кафедры в Ярославль церковь Воскресения, как и другие домовые храмы, была оставлена без богослужения. В помещениях ее нижних этажей разместились склады и ледники. Проход под церковью, однако, не был закрыт и продолжал использоваться по назначению. В середине XIX века различные посетители Ростовского кремля не раз с сожалением писали о бедственном положении его древних зданий. Наиболее известен среди них граф М.В. Толстой, передавший свои впечатления в книге «Святыни и древности Ростова Великого». Наконец, в 1850 и 1851 годах ветхий бывший Архиерейский дом удостоился посещений августейших особ — великих князей Николая Николаевича и Михаила Николаевича и будущей императрицы Марии Александровны. Высокие посетители, обратив внимание на плачевное состояние замечательных по своему зодчеству церквей и палат, выразили желание видеть их обновленными.

    В 1852 году по распоряжению государя в Ростов прибыл для осмотра зданий Кремля директор духовно-учебного управления, статский советник Карасевский. Как сообщает А.А. Титов, это было откликом на прошение ростовских граждан о возобновлении митрополичьего дома и об открытии в нем духовного училища. По представлении Карасевским подробного отчета о состоянии построек последовало высочайшее повеление о передаче всех кремлевских зданий в церковное ведомство и вслед за тем указ Синода об их обновлении соответственно их древнему назначению. Церковь Воскресения, по оценке Карасевского, находилась в «довольно прочном состоянии; в ней, однако ж, видны трещины на стенах, издавна существующие и повреждена внутренняя стенная живопись, а ограждающая эту церковь с трех сторон галлерея ветха».

    Восстановлению кремлевских зданий на государственные средства не суждено было осуществиться — помешала начавшаяся Крымская война. Однако в это время к делу возрождения ростовских святынь стало активно присоединяться ростовское купечество. В среде его явился живой интерес к истории Ростова и целый ряд колоритных личностей, которых позднее назовут несколько иронически «ростовскими патриотами». Они собирали древние рукописи, как, например, П.В. Хлебников, штудировали летописи и жития, составляя историю ростовских святынь, как М.М. Кайдалов, собирали ростовские легенды и предания, дополняя их зачастую и плодами собственного творчества, как А.Я. Артынов. Без сомнения, покинутый Архиерейский дом был для них символом былой славы и процветания Великого Ростова.

    В начале 1860-х годов наступает новый этап в истории реставрации Ростовского кремля. Восстановительные работы начинают проводиться не на средства, выделенные местной, губернской или центральной властью, а на пожертвования частных благотворителей. В это время по благословению архиепископа Нила были отремонтированы и освящены все кремлевские церкви. Вдохновителем и руководителем этих работ был ростовский купец И.И. Хранилов, а основными жертвователями — Д.М. Плешанов и М.А. Хлебников.

    В октябре 1861 года была освящена отремонтированная церковь Воскресения. Возобновление церкви ограничилось, в основном, устройством новых кровель и обновлением стенописи. Между тем, многолетнее использование нижних этажей церкви в качестве погребов и ледников привело к тому, что отсыревший кирпич стен и сводов стал крошиться и трескаться. Многие железные связи были выпилены. Поэтому, несмотря на произведенный Храниловым ремонт, состояние церкви оставалось аварийным.

    Период по-настоящему капитальной и для своего времени высококачественной реставрации наступил с началом деятельности Комиссии по возобновлению кремлевских зданий и открытием в 1883 году в отреставрированной Белой палате Музея Церковных древностей.

    В 1890 г. церковь Воскресения была реставрирована на средства А.И. и И.А. Вахромеевых, пожертвовавших на ее восстановление 7200 рублей. Проект реставрации составил И.А. Шляков, техническое наблюдение за работами осуществлял губернский инженер A.M. Достоевский. Кладка стен и сводов подклета церкви была вычинена с заменой разрушенных кирпичей новыми, а некоторые своды переложены «по старым лекалам». Это укрепление кладки устранило угрозу обрушения здания. Крышу на храме и папертях перекрыли новым железом по старым стропилам.

    Большое внимание уделялось восстановлению деталей декоративного убранства фасадов. Были очищены от побелки изразцы, а утраченные заменены новыми, специально изготовленными по заказу комиссии. Утраченные детали кирпичного орнамента вытесывались вновь по моделям, снятым с сохранившихся деталей известным ростовским резчиком М. Левозоровым. По древним образцам были сделаны оконные рамы и железные двери. Укреплены колонки и своды звонницы и сделан шатер над ней по образцу сохранившихся шатров звонниц у церквей Иоанна Богослова и Спаса на Торгу.

    В эти же годы реставрация коснулась и стенописи Воскресенской церкви. Главной задачей тогда было раскрытие фресок от масляной записи, сделанной в 1860-е годы. Первые расчистки фресок были произведены в 1889 году по инициативе проживавшего тогда в Ростове академика М.Я. Виллие. В 1890 - 1891 годах раскрытие живописи продолжалось под наблюдением Кремлевской комиссии. Исполняли его Н.И. Морокуев, В.В. Лопаков и К.Я. Леонов.

    Ростовский кремль был признан «церковно-историческим памятником». Кремлевские церкви, имея музейный статус, были все освящены и готовы для богослужения. В штате музея имелась должность священника кремлевских церквей. Однако службы совершались главным образом в церкви Григория Богослова, которая считалась домовым храмом музея, а в других церквах служили только в исключительных случаях.

    Самым примечательным из таких событий было посещение Ростова в мае 1913 года императором Николаем II с наследником цесаревичем и великими княжнами. Государь с «августейшими детьми» осмотрел Успенский собор, Ростовский Музей Церковных Древностей и Спасо-Яковлевский монастырь. В музее царскому семейству были показаны все храмы и все экспозиции в залах. День царского посещения совпал с праздником Вознесения Господня, и праздничную всенощную государь пожелал слушать не в Успенском соборе, не в монастыре, а в кремлевской церкви Воскресения. Службу совершил священник кремлевских церквей о. Павел Горицкий при пении ярославского архиерейского хора.

    После революции 1917 года Ростовский Музей Церковных Древностей изменил свой статус, став краеведческим. В его ведение в 1919 году были переданы все кремлевские церкви с находившимся в них имуществом. В этот период интерьер церкви Воскресения был закрыт для посетителей, а помещения в подклете сдавались музеем в аренду.

    Новый этап истории Ростовского кремля начался с катастрофы. 24 августа 1953 года над городом пронесся смерч необыкновенной разрушительной силы, затронувший все здания Кремля. С церкви Воскресения вихрем снесло кровлю и сорвало четыре малые маковицы. Одна из них упала в пруд, другая застряла между стеной церкви и звонницей, остальные были отброшены на значительное расстояние. При этом сильные повреждения получила даже кладка малых барабанов. Только центральная глава устояла против напора урагана и осталась на месте, хоть и несколько помятая.

    На следующий же день в Ростове работала правительственная комиссия, оценивая масштабы разрушения. Было принято решение не просто ликвидировать повреждения, но произвести полную научную реставрацию всего ансамбля, вернув ему первоначальный вид, и превратить его в популярный туристический объект. Исполнение работ было поручено Ярославской специализированной научно-реставрационной мастерской, руководителем которой стал архитектор B.C. Баниге.

    Восстановление церкви Воскресения проходило в 1954-1957 годах. Главную задачу реставрации B.C. Баниге видел в восстановлении форм первоначальных покрытий церкви и фланкирующих башен. Реставраторами были раскрыты сохранившиеся подлинные щипцовые завершения фасадов, специально выложенные желоба для водометов, следы крепления конструкций кровли. Это позволило воссоздать многоскатное покрытие на церкви и древнюю систему водоотвода. По замыслу B.C. Баниге, покрытие было восстановлено и в первоначальном материале — дереве, однако спустя несколько лет тесовую кровлю обили железом. Реставраторы установили на места металлические конструкции маковиц XVIII века и покрыли их «чешуей» из луженого железа, как у глав Успенского собора. На фланкирующих башнях были устроены так называемые «кубоватые» покрытия сложной криволинейной формы, обитые лемехом.

    В 1954-1955 гг. были отреставрированы под руководством В.Г. Брюсовой и стенные росписи интерьера. Реставраторы промыли и укрепили красочный слой, удалили записи XIX века, укрепили отставшую штукатурку, а также заделали множество утрат в местах выпадения левкаса над шляпками металлических гвоздей, которые мастера XVII века применяли для лучшего сцепления фрескового грунта со стеной. На местах утрат были сделаны тонировки темперными красками.

    Далее: Архитектура церкви Воскресения в Ростове
    В начало

    336x280
    Православный интернет-магазин
     
    Rambler's Top100