Церковь Иоанна Богослова

в Ростове Великом

Дата публикации или обновления 01.05.2016
  • Храмы Ярославской области
  • Церковь Иоанна Богослова в Ростове Великом.
    История и реставрация церкви Иоанна Богослова.

    Ростов Великий, Ростовский Кремль. Надвратный храм Иоанна Богослова

    С использованием материалов из книги «Церковь Иоанна Богослова в Ростове Великом», автор Т.Л. Никитина, издательство «Северный паломник», город Москва, 2002 г.

    Книгу можно приобрести, посетив Ростовский Кремль в Ростове Великом.

    Оглавление

  • Архитектура церкви Иоанна Богослова в Ростове
  • Стенопись церкви Иоанна Богослова в Ростове
  • Роспись алтаря церкви Иоанна Богослова в Ростове
  • Роспись центральной части церкви Иоанна Богослова в Ростове
  • Иконостас и сень церкви Иоанна Богослова в Ростове
  • Евангельский цикл. Церковь Иоанна Богослова в Ростове
  • Житие Иоанна Богослова. Церковь Иоанна Богослова в Ростове
  • Житие Авраамия Ростовского. Церковь Иоанна Богослова в Ростове
  • Роспись галереи церкви Иоанна Богослова в Ростове

  • Грандиозный архитектурный ансамбль Ростовского Архиерейского дома, ныне известный под названием «Ростовский Кремль», открывается городу двумя наиболее торжественно оформленными фасадами — северным, выходящим на площадь Ростовского Успенского собора, и западным, обращенным к московской дороге. В центре каждого из них устроены богато украшенные, фланкированные башнями парадные ворота, над которыми высятся пятиглавые надвратные храмы.

    Церковь апостола Иоанна Богослова сооружена над воротами в западной кремлевской стене. Работы по постройке и украшению храма, как сообщается в настенной летописи, были закончены в 1683 году. Считается, что постройка этой церкви стала завершающим звеном в создании неповторимого облика ансамбля владычной резиденции, в воплощении грандиозного замысла заказчика и создателя этого ансамбля — ростовского митрополита Ионы.

    Среди храмов Архиерейского дома церковь Иоанна Богослова выделяется изысканной гармоничностью своих пропорций и нарядностью оформления фасадов. Еще Ю. Шамурин считал ее лучшей в архитектурном плане из всех кремлевских церквей . A B.C. Баниге, исследовавший эту церковь, как, впрочем, и весь ансамбль Ростовского Кремля, буквально до последнего кирпича, писал: «В Ростове и его окрестностях нет ни одного архитектурного памятника, художественные достоинства которого были бы так же велики и очевидны, как храма Иоанна Богослова. Его силуэт стройнее, пропорции безукоризненнее, расстановка масс живописнее, обработка фасадов изящнее и совершеннее, чем у любого другого здания Кремля». Церковь Иоанна Богослова среди остальных храмов Ростовского Кремля имеет, пожалуй, наиболее драматичную историю. Не раз храм был близок к разрушению, и сохранился он благодаря человеческому неравнодушию и любви к своей земле и своей истории.

    Первые серьезные повреждения церкви Иоанна Богослова нанес пожар, названный впоследствии «великим», случившийся в Ростове 5 июля 1730 года. Огнем тогда была охвачена вся восточная половина города. Из ведомости, составленной для Синода, мы узнаем, что на церкви Иоанна Богослова сгорела деревянная кровля и пять глав, опаянных белым железом, с которых «свалились» железные кресты . Восстановление здания после пожара было срочным, поэтому простым. Вместо первоначальной многоскатной кровли на церкви была сделана четырехскатная тесовая, а главы покрыли лемехом.

    Во время следующего крупного пожара 1758 года, который уничтожил, помимо прочего, и древний архив Архиерейского дома, здание церкви Иоанна Богослова не было затронуто огнем. После этого пожара в Ростов был прислан архитектор Сергей Ухтомский с указанием составить проекты новой застройки погорелых мест в городе и восстановления Архиерейского дома. Проектные предложения Ухтомского имели цель обеспечить в будущем пожарную безопасность зданий, для чего предполагалось заменить на всех церквах деревянные кровли несгораемыми металлическими покрытиями по металлическим же кровельным конструкциям. Однако реализация этого проекта стала для Архиерейского дома столь экономически затруднительной, что работы по сооружению таких покрытий затянулись на десятилетия, и в результате церковь Иоанна Богослова металлического покрытия так и не получила, сохранив четырехскатную тесовую кровлю 1730 года и лемеховые главы.

    После перевода в 1788 году архиерейской кафедры в Ярославль церковь Иоанна Богослова, как и другие домовые храмы, была оставлена без богослужения. Помещения под ней стали использоваться под винные и соляные склады. При этом были заложены наружные проемы ворот, повреждены конструкции сводов, выпилены железные связи. Стены церкви стали давать осадку, здание в целом получило наклон и к началу XIX века пришло в аварийное состояние.

    В 1807 году по прошению протоиерея Успенского собора Синод издал распоряжение о разборке «двух каменных церквей, Григорьевской и Богословской, с тем, чтобы из материала выстроить при холодном соборе теплый»5. Церковь не была уничтожена лишь благодаря встречному прошению ростовского городского общества о сохранении и возобновлении всех пяти каменных церквей бывшего Архиерейского дома.

    В декабре 1824 года ярославский губернатор A.M. Безобразов предложил городскому обществу выделять ежегодно по 5000 рублей на восстановление кремлевских зданий. Начать восстановление решено было с наиболее ветхой церкви Иоанна Богослова. Средства на ремонт были выделены, и губернский архитектор П.Я. Паньков составил смету на эти работы. По его проекту предполагалось обстроить церковь контрфорсами, отремонтировать лестницы, заделать трещины в сводах, сделать новые главы и кровлю железом по деревянной обрешетке. Однако никто из строительных подрядчиков не согласился выполнить эту работу за назначенную городским обществом цену в 5000 рублей, и ремонт церкви не состоялся. Лишь повторное предписание губернатора заставило городские власти произвести хотя бы минимум работ. При этом ограничились устройством новых глав, покрыли главы и кровлю железом, исправили кресты, соорудили деревянные крыши на фланкирующих башнях и окрасили стены храма масляными красками.

    В 1831 году вихрем была сорвана крыша с церковной паперти, и она на три десятилетия осталась без кровли. Вот свидетельство очевидца о церкви Иоанна Богослова, записанное в 1840 году: «Ни иконостаса, ни образов уже в церкви нет; она даже не заперта и оставлена как бы забытою».

    В середине XIX века о бедственном положении древних зданий Ростовского Кремля не раз с сожалением писали различные его посетители. Наиболее известен среди них граф М.В. Толстой, передавший свои впечатления в книге «Святыни и древности Ростова Великого». Наконец, в 1850 и 1851 годах бывший Архиерейский дом посетили августейшие особы — великие князья Николай Николаевич и Михаил Николаевич и будущая императрица Мария Александровна. Высокие посетители, обратив внимание на плачевное состояние замечательных по своему зодчеству церквей, дворцов и палат, выразили желание видеть их обновленными.

    В 1852 году по распоряжению государя в Ростов прибыл для осмотра зданий Кремля директор духовно-учебного управления статский советник Карасевский. Как сообщает А.А. Титов, это было откликом на прошение ростовских граждан о возобновлении митрополичьего дома и об открытии в нем духовного училища. По представлении Карасевским подробного отчета о состоянии построек последовало высочайшее повеление о передаче всех кремлевских зданий в церковное ведомство и вслед за тем — указ Синода об их обновлении «соответственно их древнему назначению». Карасевский отметил в своем отчете, что церковь Иоанна Богослова не имеет престола, жертвенника и полов. Но этот проект восстановления зданий так и остался неосуществленным — помешала начавшаяся Крымская война.

    В начале 1860-х годов наступает новый этап в истории реставрации Кремля. Восстановительные работы начинают проводить не на средства, выделенные местной, губернской или центральной властью, а на пожертвования частных благотворителей. В это время по благословению архиепископа Нила ремонтируют и освящают все кремлевские церкви. Инициатором и руководителем этих работ был ростовский купец И.И. Хранилов, а основными жертвователями — Д.М. Плешанов и М.А. Хлебников.

    К этому времени в церкви Иоанна Богослова обвалились своды стоявшей без кровли паперти, был сломан портик крыльца, лестница провалилась, окна все были выбиты, железные решетки и плиты пола расхищены.

    Церковь была частично отремонтирована и освящена 26 августа 1863 года. По свидетельству А.А. Титова, И.И. Хранилов «вместо сводов на паперти сделал плохие накаты, живопись, которая оставалась на стенах, забелил, лестницу сделал из кирпича и довольно плохую, вместо портика устроил каменные перила». Однако стены и своды подклета остались неукрепленными и продолжали разрушаться, и поэтому к 1880-м годам храм оставался по-прежнему опасным и невозможным для богослужения.

    Период по-настоящему капитальной и для своего времени высококачественной реставрации наступил с началом деятельности Комиссии по возобновлению кремлевских зданий. В 1883 году в отреставрированной Белой палате был открыт Музей Церковных древностей. В 1887 и 1888 годах Комиссия (главным образом, в лице И.А. Шлякова и А.А. Титова, являвшихся членами Московского Археологического общества и представителями его в Комиссии) вместе с архитекторами Н.В. Никитиным и Н.И. Поздеевым проводила исследование и оценку технического состояния церкви Иоанна Богослова. При этом «было усмотрено, что фундамент и капитальные стены настолько обветшали, что вымокший кирпич местами свободно отделялся глыбами от кладки; вследствие этих причин храм, сравнительно с папертью, дал большую осадку, много накренясь на северную сторону; некоторые нижние своды под папертями только и могли держаться, как на новых стенках, сделанных в 1860-х годах, и когда под папертью и у арок св. ворот стали выбирать стенку новой кладки, то верхние своды само собой обрушились. Это обстоятельство привело к необходимости начать капитальное исправление всего фундамента, чего прежде не предполагалось». Были составлены проект реставрации и смета. Изыскивая средства для проведения реставрации, А.А. Титов обратился к богатейшему ростовскому и петербургскому купцу А.Л. Кекину, известному своей благотворительностью. А.Л. Кекин решил принять на свой счет всю стоимость работ, которая в общей сложности составила 18000 рублей. Ход работ подробнейшим образом описал И.А. Шляков:

    «Работы шли безостановочно в течение летнего времени 1888 - 1889 годов под ближайшим заведыванием поставленного г. Поздеевым (из Москвы) опытного в строительном деле десятника Михайлова и подрядчика-каменщика Ивана Ларионова, у которых на работах постоянно стояла артель лучших «владимирских» каменщиков, средним числом в день не менее 30 чел.; строительные материалы были поставляемы на постройку из конторы г. Кекина лучшего качества: кирпич на постройку употреблялся огнеупорный, хороша-го обжига, заказной, одинакового размера и формовки с прежним старинным кирпичем. Украшающия фасадные стороны храма детали розеток, поясков, балясинок-колонок и арочных дуг были тщательно выделываемы из кирпича, по заранее сделанным моделям данных от г. Поздеева рисунков, взятых с образцов сохранившейся старины. Своды на паперти сделаны новые; стены скреплены массою железных перевязей, пропущенных сквозь всю толщину капитальных стен: своды и капитальные стены в подвальных этажах основательно вычинены, а некоторые подделаны и вновь, посредством закладки из нового кирпича на самом грунте; в папертях настлан новый в елку кирпичный пол; каменная лестница восстановлена вновь согласно прежним ее очертаниям. Как на паперти, так и в храме сделаны в оконницах новые рамы, по образцам старинных; в воротах и калитках подвешены массивные, по образцам старины, полотна. На месте уничтоженного крыльца сооружено, по рисунку члена комиссии И. А. Шлякова, новое каменное крыльцо».

    В намерения реставраторов входили также замена деревянных полов в церкви и в алтаре кирпичными, создание стенописи на новых сводах галереи и отмывка фресок от поновлений. Однако эти работы остались неосуществленными.

    Покрытие церкви Иоанна Богослова было оставлено четырехскатным, хотя архитектор A.M. Павлинов высказал убедительно аргументированное мнение о позакомарной или пофронтонной его форме. Однако И.А. Шляков, в свою очередь, был твердо убежден в том, что «вообще все церкви в Кремле и в прежнее время их существования были покрыты по четырехскатной форме, а не посводно или пофронтонно». Исследования современных реставраторов, как мы увидим позднее, подтвердили справедливость мнения A.M. Павлинова.

    В 1891 году были заменены иконы в местном ряду иконостаса церкви Иоанна Богослова. Вместо поставленных при Хранилове икон, киоты которых не вписывались в арочные ниши, «были установлены две новые иконы на средства Ростовского городского общества взаимного от огня страхования: слева образ Пресвятой Богородицы — в память десятилетия благополучного царствования Императора Александра III, покровителя и охранителя Русских древностей, а справа — Христа Спасителя — в память пятнадцатилетия существования самого страхового общества».

    Церковь Иоанна Богослова, как и другие здания Ростовского Кремля, имела особый статус церковно-исторического памятника. До 1919 года она считалась действующей, однако, богослужение в ней совершалось нерегулярно, поскольку на все кремлевские церкви приходился один священник, состоявший в штате Ростовского Музея Церковных Древностей.

    С установлением Советской власти Ростовский Музей Церковных Древностей изменил свой статус, став краеведческим. В 1919 году в ведение музея были переданы кремлевские церкви со всем находившимся в них имуществом. Церкви тогда показывали посетителям как памятники культуры господствующих классов, причем интерьеры, разумеется, были закрыты. В этот период исчезли клиросы церкви Иоанна Богослова.

    Новый этап истории Ростовского Кремля начался с катастрофы. 24 августа 1953 года над городом пронесся смерч необыкновенной разрушительной силы, налетевший с северо-западной стороны. Натолкнувшись на громаду Кремля, он разделился на два вихря. Один из них двинулся к югу и затем к востоку, огибая высокую западную стену, а второй, возникший близ Успенского собора, пошел параллельно первому, пересекая территорию двора. Церковь Иоанна Богослова вместе с церковью Григория Богослова попала в зону действия первого потока. Ураганным ветром были выбиты все окна, снесены кровли вместе со стропилами, сорваны и отброшены на значительное расстояние все десять глав обеих церквей.

    На следующий же день в Ростове работала правительственная комиссия, оценивая масштабы разрушения. Было принято решение не просто ликвидировать повреждения, но произвести полную научную реставрацию всего ансамбля, вернув ему первоначальный вид, и превратить его в популярный туристский объект. Исполнение работ было поручено Ярославской специализированной научно-реставрационной мастерской, которую возглавил архитектор B.C. Баниге.

    Церковь Иоанна Богослова стала одним из первых объектов реставрации. Здание было тщательно обмерено и исследовано. Главную задачу реставрации B.C. Баниге видел в восстановлении форм первоначальных покрытий церкви и фланкирующих башен. При обследовании чердака церкви Иоанна Богослова им было установлено, что под позднейшими закладками сохранились в целости подлинные щипцовые завершения фасадов, специально выложенные желоба для установки водометов, следы крепления конструкций кровли. Все это позволило восстановить многоскатное покрытие церкви. Предполагалось, что это покрытие будет тесовым — каким оно и было изначально. Однако такая кровля была бы весьма недолговечна, и поэтому восстановленное тесовое покрытие было вскоре обито железом. На фланкирующих башнях были устроены так называемые «кубоватые» покрытия сложной криволинейной формы, обитые лемехом. В ходе реставрации были заложены проломные ворота в западной кремлевской стене и открыты проемы ворот под церковью. Западные ворота с тех пор стали основным входом в Ростовский Кремль.

    Далее: Архитектура церкви Иоанна Богослова в Ростове
    В начало

     
    Rambler's Top100