Евангельский цикл. Церковь Воскресения в Ростове

Дата публикации или обновления 01.05.2017
  • К оглавлению: Церковь Воскресения в Ростове Великом
  • Евангельский цикл.
    Церковь Воскресения в Ростове.

    На южной, западной и северной стенах церкви в пяти ярусах размещается развернутый евангельский цикл. Сюжеты росписи трех верхних ярусов избраны большей частью из круга воскресных евангельских чтений на литургии и иллюстрируют период от призвания апостолов до Страстей Господних. В двух нижних ярусах располагается подробный Страстной цикл. В противоположность четкой расчлененности росписи свода и восточной стены сюжеты росписи южной, западной и северной стен тяготеют к объединению. Несмотря на разделяющие их колонны и оконные проемы, композиции в пределах яруса сливаются в строку, которая читается, подобно тексту, слева направо. При этом в построении росписи стен присутствует строгая закономерность: все множество сюжетов делится на три крупных обособленных части.

    Ростов Великий, Ростовский Кремль. Надвратная церковь Воскресения Христова

    В двух верхних ярусах представлены чудеса, проповеди, исцеления, совершенные Христом за время Его общественного служения, до последнего прихода в Иерусалим. В третьем, среднем, ярусе изображаются события, происходившие в Иерусалиме в первые дни Страстной седмицы,- здесь прения с фарисеями, последние проповеди, важнейшие притчи. Наконец, Страстной цикл, представленный в двух нижних ярусах, иллюстрирует события одних суток страданий Христа. Подобного деления евангельских сюжетов нет в других стенописях XVII века, даже в церквах самого Архиерейского дома.

    Первой сценой цикла становится «Призвание апостолов», а дальнейший порядок сюжетов следует повествованию Евангелия от Матфея. Такое последовательное соблюдение евангельской хронологии — редкая особенность, не характерная для русских стенописей второй половины XVII века.

    Ростов Великий, Ростовский Кремль. Надвратная церковь Воскресения Христова

    Большую часть сюжетов в двух верхних ярусах составляют исцеления. Кроме того, здесь представлены сцены важнейших проповедей — это Нагорная проповедь, в которой даны были заповеди блаженства и молитва Господня, и проповедь с лодки, в которой Христос в притчах говорил о Царствии Небесном. Второй ярус цикла открывается и завершается сценами поучений Христа к апостолам — при избрании двенадцати учеников и отослании их на проповедь, и затем в ответ на вопрос о том, кто больше в Царствии Небесном. Кроме того, здесь представлены и чудеса, проявившие власть Христа над силами природы («Укрощение бури», «Хождение по водам») и свойствами вещей («Умножение хлебов»). В состав этих ярусов цикла не были включены сцены обличения фарисеев и иллюстрации притч, занимающие заметное место в третьем ярусе. Заканчивается повествование о деяниях Христа изображением беседы Христа с учениками, в которой Он говорит о скором Распятии, и сценой Вечери в доме Симона прокаженного, на которой Мария возлила на голову Христа драгоценное миро, прообразовав погребальное помазание Спасителя.

    Два последних сюжета предваряют собой Страстной цикл, который в церкви Воскресения насчитывает 24 сюжета, начинаясь с Тайной вечери и заканчиваясь Воскресением Христовым. Композиции расположены в двух нижних ярусах росписи основного помещения храма, охватывая южную, западную и северную стены. Верхний ярус цикла занимает всю протяженность стен, тогда как нижний ярус, начинающийся и заканчивающийся не у восточной стены, а у края солеи, оказывается значительно короче. Композиции верхнего яруса тяготеют к объединению в непрерывную ленту повествования, пронизанную сквозным движением слева направо. Напротив, в нижнем ярусе каждая композиция обособлена от других и целиком занимает участок стены между архитектурными членениями.

    Верхний из двух ярусов начинается сценой «Тайной вечери» и заканчивается «Ведением Христа на казнь». Архитектурные элементы (колонки) несколько раз нарушают непрерывность течения повествования и разделяют ярус на пять частей: события на Тайной вечере, события в Гефсиманском саду, события от Целования Иуды до Бичевания Христа, «Увенчание Христа терновым венцом» и «Христос перед народом» и, наконец, «Умовение рук» и «Ведение на казнь». Очевидно, что в этой части цикла выделенными оказываются вступление, завязка, развитие действия, его кульминация и развязка. Архитектурные членения совпадают с переломными, наиболее напряженными моментами повествования. Таким образом, сюжеты, составляющие ярус, осмысливаются как некая законченная часть внутри всего Страстного цикла. Этот принцип организации стенописных циклов, характерный для памятников, созданных по заказу митрополита Ионы, прослеживается в церкви Воскресения во всех частях стенописи.

    В нижнем ярусе изображены события от «Несения креста» до «Воскресения» (всего 6 сюжетов). Здесь разъединенность композиций способствует сосредоточению зрителя на каждой из них. Движение слева направо, заданное последовательностью евангельских сюжетов, в нижнем регистре росписи как бы остановлено. Двигаться приходится только зрителю, переходящему в реальном пространстве храма от одного изображения к другому. Примечательно, что направление этого движения задается в композиции «Несение креста».

    Эта часть цикла имеет законченную повествовательную структуру со своей завязкой, кульминацией и триумфальным завершением. Кроме обычного последовательного прочтения, здесь возможен и другой способ восприятия — парное сопоставление сюжетов, расположенных в пространстве храма симметрично друг другу. Такие пары в данном случае образуют «Несение креста» и «Воскресение», «Распятие» и «Наложение печати на гроб», «Снятие со креста» и «Положение во гроб».

    В иконографии композиций Страстного цикла церкви Воскресения давно отмечено влияние западноевропейских гравюр. Их главный иконографический источник — библию Борхта-Пискатора — указала И.Л. Бусева-Давыдова, отметив, что композиции образца подверглись разносторонней переработке. Так, в соответствие с православной традицией была приведена иконография наиболее важных сюжетов — например, «Распятия». Канонические изменения касаются не только иконографии отдельных композиций, но и состава циклов. Так, в русских Страстных циклах никогда не воспроизводится полностью состав композиций Библии Пискатора, включающий такие сюжеты, как «Пригвождение ко кресту» и «Оплакивание». Из Описи митрополичьего дома 1691 г. известно, что некая «лицевая Библия» имелась в библиотеке митрополита Ионы. Вероятно, именно Иона указал мастерам западный образец, повлиял на характер его переработки и включил в цикл сюжеты, которые не иллюстрировались в гравюрах Библии Пискатора («Наложение печати на гроб»). О степени переработки западных образцов можно судить, в частности, по композиции «Раскаяние Иуды», подобно многим другим изображениям восходящей к Библии Пискатора. Однако иконография гравюры не вполне совпадает со стенописью: в гравюрах отсутствует мотив, ставший главным в стенописном изображении,— возврат сребреников, которые Иуда высыпает из мешка на стол перед фарисеями.

    Две других композиции нижнего яруса — «Распятие» и «Наложение печати на гроб» — помещаются друг против друга в западной части храмового пространства на участках стены, довольно протяженных по горизонтали. «Распятие» резко выделяется среди остальных сюжетов Страстного цикла изображением условного аркообразного небесного свода со светилами. Эта символическая деталь отчетливо контрастирует с многословным «историческим» иконографическим изводом. Во фреске использован тот вариант иконографии «Распятия», в котором изображается напоение распятого Христа уксусом и желчью, что находит аналоги в некоторых русских и греческих иконах XVI-XVII вв. Сюжет «Наложения печати на гроб» крайне редко встречается в иконографии Страстей Господних. В Библии Пискатора он отсутствует. Нам известны лишь три более ранних его изображения — в стенописи церкви Спаса в Дечанах (1335-1350 гг.), на иконе «Распятие с клеймами Страстей» XVI в. из Благовещенского собора Московского Кремля и в росписи церкви Троицы в Никитниках (1653 г.).

    В церкви Воскресения «Наложение печати на гроб» располагается на самом освещенном месте и занимает гораздо большую площадь по сравнению с другими композициями. Освидетельствование и запечатывание гроба должны были удостоверить истинность смерти и погребения Христа. При этом все обстоятельства Его погребения исключали возможность кражи тела, что особо подчеркивают литературные источники (кроме евангельского текста, это синаксарь, который читается на богослужении в Великую Пятницу, и распространившееся в XVII веке Сказание о Страстях Христовых). Эта сцена заостряет до предела сознание окончательности и непоправимости утраты. Вместе с тем, предваряя «Воскресение», она усиливает триумфальное звучание заключительного сюжета Страстей, поскольку по толкованию св. Феофилакта Болгарского наложение печати на гроб произошло «по Божию устроению, дабы Воскресение совершилось при засвидетельствовании сего врагами».

    Если композициям евангельского цикла в церкви Воскресения отведены плоскости стен, то другим группам декоративных и конструктивных элементов храма также соответствуют особые циклы изображений. Один из этих циклов связан с несущими архитектурными конструкциями — сдвоенными колонками и подпружными арками. Их поверхности заполнены фигурами небесных сил — херувимов и ангелов. На щеках подпружных арок шестикрылые фигуры изображены в профиль, как бы подпирая свод и осеняя пространство храма. Чередование фигур красного и зеленоватого цветов создает яркий декоративный эффект. Полуфигуры ангелов в медальонах помещены и в зенитах сводов этих арок. Стволы колонок разделены рельефными поясками на ярусы и на них изображены, чередуясь, херувимы и ангелы в белых одеждах. Фигуры небесных сил украшают даже постаменты, несущие пары колонок. С ними соседствуют изображения «земных ангелов» — преподобных.

    Особый цикл изображений располагается в откосах верхнего ряда окон, украшенных обвитыми цветущими ветвями медальонами с полуфигурами святых. В восточной паре окон в этих медальонах помещаются фигуры святителей, а в своде каждого из оконных проемов изображен Христос: в одном случае — Еммануил, в другом — Вседержитель. В средней зоне на откосах представлены преподобные, а в сводах проемов — херувимы.

    В западной паре окон изображения мучеников соотнесены с изображением креста, несомого ангелами. Таким образом, в оконных откосах изображается собор святых, сгруппированных по ликам в иерархическом порядке. Значительное место среди них отводится ростовским святителям и преподобным. Завершением этого цикла становится роспись единственного окна западной стены, где предстояние архангелов Нерукотворному Образу продолжают царь Константин и русские князья — князь Владимир, Борис и Глеб.

    Далее: Галерея церкви Воскресения в Ростове
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос