Финифть

Дата публикации или обновления 01.05.2017
  • К оглавлению: Музей-заповедник Ростовский Кремль
  • Финифть

    В розовом доме у Часобитной башни, в небольших уютных залах экспонируются произведения уникального, чисто местного, ростовского искусства — финифти. Экспозиция была открыта в 2000 году.

    Искусство расписной эмали появилось в Ростове, как показывают современные исследования, не ранее середины XVIII века и существует до сих пор, причем современная ростовская финифть представляет значительное явление среди художественных промыслов страны. Изделия современных мастеров благодаря многообразию и красоте сюжетов, высокому техническому качеству и художественным достоинствам получили мировую известность. Мастера нынешней финифти используют в своих работах традиции, заложенные мастерами прошлого.

    За свою более чем двухсотлетнюю историю ростовская финифть проделала довольно сложный путь с периодами взлета и падения, о чем убедительно свидетельствует экспозиция. Изделий раннего этапа, зарождения и становления ростовской финифти в музее не сохранилось, но можно предположить, что они мало чем отличались от вещей, показанных в экспозиции. Работы же, относящиеся ко второй половине XVIII столетия, представляют собой пестрое собрание вещей самых разных по художественному достоинству, уровню мастерства исполнителей, живописной и образной выразительности. Но все они исполнены в одной манере, характерной для барочного искусства того времени, их объединяет общность тематики, обусловленной назначением финифти.

    Назначение ее было исключительно церковное. При той пышности и богатстве интерьеров церквей, украшенных фресками и иконами, богатстве одеяний церковнослужителей и торжественности богослужений изделиям из финифти отводилась значительная роль. Они украшали иконостасы, митры, храмовые сосуды — потиры, дарохранительницы, напрестольные кресты, оклады Евангелий и своим сверкающим многоцветием обогащали вещи, наконец, сам интерьер.

    В этой связи, естественно, и сюжеты финифтяных изделий были исключительно церковные: образы святых, евангелистов, библейские и евангельские сцены. Образцами для них служили иконы, фрески, гравюры, композиционно переработанные мастерами.

    Ранние ростовские миниатюры роднит еще одно общее качество: заметно отсутствие у мастеров достаточно хороших профессиональных навыков в рисунке. Это и понятно. Ведь ростовские художники нигде не обучались, они учились друг у друга, у миниатюрщиков старшего поколения. Производство финифти в Ростове было делом семейным. Ею занимались горожане и крестьяне близлежащих сел у себя на дому. Каждый мастер трудился со своими домочадцами, осуществлял все виды работ — от создания заготовок до выпуска готового изделия. При такой постановке дела, естественно, на сотню изделий низкого художественного уровня приходилось всего несколько произведений высокохудожественных. Однако и те и другие пользовались огромным спросом: финифтяные миниатюры заказывали многочисленные ростовские церкви и монастыри, скупали тысячи богомольцев, посещавших святыни Ростова.

    Ранние ростовские миниатюры очень близки по духу к произведениям народного искусства, в них больше земного и жизненного, чем церковного, хотя написаны они на сугубо религиозную тематику.

    В экспозиции показано большое количество миниатюр 70—90-х годов XVIII столетия. В свое время все они служили украшением различных церковных предметов, поэтому представляют собой небольшие овальные, круглые или прямоугольные вставки, именуемые дробницами. Иногда миниатюры выполнены в виде крестов и относительно большого размера иконок. Сохранившиеся оклады Евангелий и митры — замечательные образцы изделий церковного назначения, убедительно показывают ту роль, какую играла финифть в их художественном оформлении.

    В работах 70-х годов XVIII века, в большинстве своем, заметен невысокий уровень профессионализма исполнителей. Фигуры на них, как правило, непропорционально укороченные, большеголовые, лица прорисованы тонкой черной линией, что придает им некоторую схематичность. Живопись миниатюр не отличается многообразием. В одеждах применяются всего несколько цветов: синий, зеленый, красный, которые художники варьируют в разных сочетаниях, тяжелые складки одежд условны.

    Здесь же мы видим несколько дробниц с потира (Спас, Богоматерь, Иоанн Предтеча, поцелуй Иуды и другие), исполненных около 1777 года и отличающихся от предыдущих большим мастерством исполнения. Фигуры на них пропорциональны, одежды моделированы пластично, без резких сухих складок, присущих предыдущим работам. Живопись их тоньше, прозрачнее, привлекает нежными чистыми тонами.

    Хороши по исполнению пять дробниц с оклада Евангелия. На более крупной мы видим Спаса, на остальных, мелких, — четырех евангелистов. Оплечные фигуры на них довольно крупные, «плотно» вписаны в овальные пластинки. Лики написаны с хорошим знанием анатомии, теплыми, насыщенными красками с холодноватыми рефлексами в тенях. Небольшие иконки «Богоматерь на троне» и «Спас на троне» интересны тем, что в них очень сильно проявились отголоски господствовавшего в искусстве того времени стиля барокко. Это выразилось в рисунке усложненных форм тронов и пышных ломаных складок одежды.

    К лучшим работам конца XVIII века можно отнести миниатюры известного мастера А.И. Всесвятского. Их в экспозиции довольно много, и все они объединены общим колоритом, характерным только для А. Всесвятского. В его живописи мы не встретим черных, коричневых, серых красок. Она очень многоцветна, краски ее нежные, чистые; большую роль играет белый блестящий фон эмали.

    Всесвятский был большим мастером композиции, о чем свидетельствует крупная овальная дробница «Воскресение и сошествие во ад», где изображено большое количество фигур в сложных движениях. Красиво исполнены развевающиеся складки одежд. На другой сложной по композиции дробнице «Тайная вечеря» большая группа действующих лиц — апостолов — хорошо вписана в сложную по конфигурации эмалевую пластинку.

    Особенной живописностью отличаются маленькие дробницы с напрестольного креста (одна из них подписана Всесвятским, и проставлена дата: 1796 год). Они выполнены нежными переливающимися красками. Также очень легки и многоцветны по живописи прямоугольные вертикальные дробницы с дарохранительницы. На них изображены разнообразные композиции из цикла «Страсти Христа» («Моление о чаше», «Несение креста», «Бичевание Христа» и другие). Фигуры на этих дробницах написаны очень объемно, с красивыми многоцветными рефлексами и прозрачными тенями.

    Определенную связь с ростовскими фресками обнаруживает миниатюра «Предста Царица», где на троне чрезвычайно сложной архитектуры изображен Спас в короне и белом архиерейском одеянии, а рядом с ним стоящие Богоматерь и Иоанн Предтеча. Фигуры их, как на фресках, сильно вытянуты, изящны, проработаны они тонкими складками, но уже не во фресковой или иконной манере, а в стиле станкового искусства XVIII—XIX веков. Особенно профессионально моделирована одежда центральной фигуры, складки которой прекрасно передают объем и перспективу модели.

    Уже в этой миниатюре и некоторых других заметен отход художников от барочной манеры письма. С начала XIX века мастера финифти все более приобщаются к станковой академической живописи, используя ее законы композиции и светотеневой моделировки в финифтяных миниатюрах. Они становятся крупнее по размерам, более организованными по композиции, в них заметно свободное владение рисунком и кистью. В рисунке фигур художники применяют многообразные и сложные ракурсы, однако композиционно всегда обусловленные формой финифтяных пластинок. Колорит миниатюр по-прежнему основывается на контрасте ярких красочных пятен, но более тонко и живописнее разработанных, с более тщательной передачей световоздушной среды. Примером этому может служить изображение на сильно вытянутой по горизонтали пластинке «Троицы Новозаветной». Фигуры на ней свободно вписаны в пространство, красиво задрапированы крупными, без излишней детализации складками, написанными мягкими полутонами, без резкого подчеркивания теней. В полной мере новое направление проявилось в представленных в экспозиции шести крупных клеймах с Царских врат (архангел Гавриил, Мария, евангелисты Иоанн, Лука, Марк, Матфей). Фон клейм фиолетовый, светлее к центру, к фигурам и более темный по краям пластин. Фигуры евангелистов свободно и легко вписаны в овальную форму клейм.

    Складки одежды евангелистов написаны очень пластично, с тонкими тоновыми переходами. Заметно богатство цвета одежд, они исполнены синей, желтой, фиолетовой, зеленой красками. Но нигде один и тот же цвет не повторяется дважды: в одежде Марка, например, зеленый цвет холодный, а в одежде Иоанна зеленый цвет теплого оттенка. Точно так же художник разнообразит тона и желтой краски, и синей. Лица евангелистов написаны объемно с очень тонкой, иллюзорной прорисовкой волос, но несколько суше, чем одежда. По возрасту евангелисты хотя и разные, но в результате выработанного мастером несколько однообразного приема рисунка глаз, носа и особенно губ, они становятся похожими друг на друга, образ их отвлеченный.

    Уровень мастерства ростовских художников по эмали был различен, что особенно заметно по миниатюрам второй четверти и середины XIX века. Большая часть из них представляет ординарные в живописном отношении композиции, образы иногда схематичны, зачастую переданные как будто и профессионально, но бездушно и холодно.

    На их фоне выгодно выделяются пять клейм с оклада Евангелия мастера П. Бурова, где изображены «Троица Новозаветная» и четыре евангелиста. Миниатюры написаны в лучших традициях академического искусства. Колористическая гамма их хорошо продумана, она построена на сочетании контрастных цветов — желтого и фиолетового, красного и зеленого. Фон дробниц плотный, темный, письмо ликов также плотное, очень сложное по цвету, общая цветовая гамма их теплая. Миниатюры выполнены в точечной технике, когда сила тона набирается не мазками, а едва заметными точками разного цвета. Здесь сочетание теплых и холодных полутонов и рефлексов придает изображениям материальность, воздушность, большую жизненность.

    Лики евангелистов Иоанна и Матфея написаны слабее, они сильно идеализированы, несколько отвлеченные, к тому же являются как бы зеркальным отражением друг друга. И напротив, лики евангелиста Луки и евангелиста Марка очень живые, в них переданы характерные черты реальных людей.

    В XIX веке финифтяные миниатюры приобретают самостоятельное назначение в виде икон. От простых одно-фигурных изображений, скажем, Богоматери или Николы Чудотворца, художники постепенно подходят к созданию очень сложных, многофигурных композиций, таких как «Никола в житии», «Воскресение с двунадесятыми праздниками», «Покров Богоматери». Образцы подобных произведений, очень разных, но исполненных с высоким профессионализмом показаны в витринах экспозиции.

    В середине и второй половине XIX века ростовские мастера начинают создавать произведения нового для себя жанра — светского портрета. Лучшими портретистами считались Н.А. Сальников, который обучался в Академии художеств и имел звание свободного художника, и И.К. Шапошников. Есть в экспозиции и несколько портретов неизвестных авторов.

    К наиболее ранним относятся довольно слабое по живописи изображение военного в мундире и портрет мужчины в гражданской одежде. Второй из них написан на высоком профессиональном уровне, в нем мастерски, живописными средствами передан живой и характерный образ молодого человека. Возможно, кисти Н.А. Сальникова принадлежит маленькая миниатюра с изображением неизвестного, которая, на наш взгляд, является одной из лучших в собрании Ростовского музея. Голова портретируемого написана в теплой цветовой гамме, чрезвычайно тонко по цвету и технике, в лучших традициях портретной станковой живописи второй половины XIX века.

    И.К. Шапошников очень много работал в технике гризайли. Образцом для таких миниатюр чаще всего служили литографии и фотографии. В экспозиции находятся четыре работы Шапошникова: портрет Петра I, автопортрет (предположительно) и два парных портрета пожилого мужчины и женщины. В них автор проявил свое превосходное владение рисунком, а с помощью точечной техники и тончайшей светотеневой моделировки форм тела сумел мастерски передать объем и подчеркнуть психологическую характеристику своих персонажей.

    Во второй половине XIX столетия художественное мастерство ростовских финифтянщиков начинает падать. При огромном спросе на финифтяные образки, жестокой конкуренции между многочисленными частными мастерскими, невероятно низкой стоимости изделий, мастера вынуждены были производить их до нескольких сот в день. В таких условиях художественная сторона миниатюр сводится до минимума, все изображение заключается теперь в контурном, сухом, слегка раскрашенном рисунке фигур.

    В результате общего упадка искусства ростовской финифти отдельные высокохудожественные произведения появлялись редко, но они все же были. К ним можно отнести прекрасную по своим художественным качествам миниатюру А.А. Назарова «Симеон Богоприимец». На ней мы видим красивую раскладку цветов, сделанную в традициях лучших мастеров финифти, мягкую светотеневую разработку форм, чрезвычайно тонкое письмо. Особенно приятен на миниатюре глубокий зеленый тон одежды Симеона. Тончайшим письмом лика отличается «Богоматерь» этого же художника, а в сложной композиции «Рождество Христово» завораживает световое сияние, исходящее от новорожденного младенца и горячо освещающее лики всех предстоящих.

    Еще более тяжелый кризис ростовский финифтяный промысел переживает в предреволюционные годы. Предпринимались попытки возродить былое искусство расписной эмали, но успеха они не принесли. В 1900 и 1911 годах в Ростове были открыты школы-мастерские по обучению молодых мастеров. В творческой деятельности художников наметился отход от церковной тематики, проводились опыты по применению финифти в украшении ювелирных изделий и предметов быта с разработкой пейзажа и орнаментальной декоративной росписи. В витрине можно увидеть образцы финифтяных изделий того времени: ларцы, тарелки, шкатулки с упрощенной, довольно пестрой по цвету росписью. На фоне упадка русского искусства, господства в нем эклектики, разностилья, искусство ростовской финифти окончательно зашло в тупик. Возрождение финифти в Ростове началось только после революции. В 1919 году здесь была основана артель, в которой работали мастера, прошедшие еще старую школу; рядом с ними под руководством АА. Назарова обучались живописному мастерству и молодые художники. Начавшийся еще до революции отход от церковной тематики был довершен полным ее запретом. В нелегких поисках новых сюжетов появились совершенно новые, неизвестные до этих пор в Ростове финифтяные изделия: значки, пудреницы, шкатулки, рамки для фотографий с декоративной, пейзажной и сюжетной росписью. Возродился и портретный жанр, причем лучшие достижения ростовских мастеров 20—30-х годов прошлого века связаны именно с ним.

    В экспозиции представлено несколько превосходных портретов выдающихся людей, причем они выполнены в технике, продолжающей традиции искусства XIX столетия. В этих миниатюрах авторам удалось достичь убедительной психологической характеристики своих героев с помощью прекрасной, очень профессиональной светотеневой моделировки лиц.

    В предвоенные годы наряду с портретной и пейзажной тематикой мастерами ведутся поиски и в области декоративной миниатюры. Часть росписей декоративного характера этого времени по манере исполнения была близка к росписи бытовых предметов конца XIX века, где преобладал растительный орнамент. Но более распространенным мотивом росписи становятся декоративные цветочные композиции, основанные на тщательном изучении и даже копировании живых форм растительности.

    В 50—60-е годы одним из излюбленных мотивов в творчестве ростовских финифтянщиков становится пейзаж, причем, как правило, пейзаж архитектурный. Примером подобной живописи могут служить миниатюра с видом Московского Кремля Н.А. Карасева и миниатюра с изображением театра имени Ф.Г. Волкова в Ярославле М.М. Кулыбина. Художником А.М. Кокиным написана длинная горизонтальная пластинка с панорамой Ростовского кремля с видом озера Неро. Этот мотив, пожалуй, самый распространенный в творчестве ростовских художников по эмали. Миниатюра Кокина исполнена в манере очень близкой к реалистической станковой живописи. Силуэт кремля четко читается на фоне светлого неба, формы сооружений детально проработаны, хорошо передано пространство и цветовое многообразие различных планов.

    70—90-е годы прошлого века можно считать временем подлинного расцвета современной ростовской финифти. В нее приходят художники-профессионалы, досконально овладевшие принципами миниатюрного письма, сложной техникой этого искусства. Они внесли много нового в разработку определенного круга сюжетов. Наравне с цветочной росписью ведущее место в творчестве художников занимает портрет, но более всего — сюжетная живопись, причем тематика композиций усложняется. Вслед за сказочными сюжетами излюбленной темой теперь являются мотивы литературных произведений, народного быта, отечественной истории. Рисунок миниатюр становится цельнее, совершеннее. Значительно обогатилась, красочнее стала роспись, основанная на сложных цветовых отношениях, богатстве и разнообразии колорита.

    Миниатюры Заслуженного художника России Н.А. Куландина привлекают яркостью и многоцветием. Их праздничные краски переносят нас в мир сказок, былин, русской истории. Начинал Куландин с росписей станкового характера (портрет Л.Н. Толстого 1959 года). Но постепенно живопись его работ стала прозрачней, колорит богаче. Художник одинаково успешно работает во всех жанрах. В витрине можно увидеть замечательные по художественному исполнению и психологической выразительности портреты Петра I, A.B. Суворова, М.Н. Волконской, с чисто былинным размахом исполненные композиции на исторические темы («Князь Василько», «Куликовская битва»).

    Удивительно красив по исполнению триптих Куландина «Ростовские звоны». Эта символическая миниатюра отличается изящным, истинно «миниатюрным» рисунком и великолепным композиционным решением всех трех составных частей произведения.

    Одной из излюбленных тем творчества Куландина являются мотивы из народной жизни, которые он изображает с большой любовью и фантазией. Таковы его композиции «Свидание», «Гадание», «Чаепитие».

    Особым лиризмом отличаются миниатюры художника А. Г. Алексеева, написанные в мягких пастельных тонах. Уже в ранних работах художник заявил о себе как хороший рисовальщик и колорист. Композиции Алексеева цельные, рисунок предельно скупой, выверенный; для него характерны плавные, текучие линии, округлые формы, переходящие одна в другую. Колорит работ художника основывается на сложных цветовых отношениях. Именно так написаны Алексеевым композиции «Дедушкин дом», «Финифтяных дел мастер».

    Алексеев, как и большинство современных художников финифти, работает во всех жанрах. В цветочной росписи ювелирных предметов для него характерна сильная стилизация форм, предельная их обобщенность.

    Плодотворно работает Алексеев в портретном жанре (портрет Д.С. Дохтурова, портрет А.С. Пушкина — «Осенняя пора»), причем зачастую он пишет не просто статичный портрет человека, а создает портрет-картину, где живописными средствами воссоздает антураж, характеризующий сферу деятельности своего героя (портрет М.В. Ломоносова).

    Мягкой манерой письма, сложностью цветовых отношений привлекают внимание миниатюры лауреата Государственной премии России им. Репина А.А. Хаунова. Его очень тонко написанные пейзажи воздушны, красивы по цвету и состоянию. Особенно привлекательны росписи ювелирных изделий (браслет, лоток, брошь «Венок», колье «Подснежник»). Они блестяще, с тонким вкусом скомпонованы, в них зачастую живые формы цветов преобразуются в фантастически красивый растительный орнамент.

    Значительное место в творчестве Хаунова занимает портрет. Его портретам также присущ очень тонкий, выверенный рисунок, мастерское письмо их богато по цвету. Необычайно сложны по композиции и содержанию миниатюры художника Б.М. Михайленко. Его работы не броски по цвету: они строго выдержаны в определенной цветовой гамме — серо-зеленой, голубовато-зеленой. Каждое произведение Михайленко требует длительного рассматривания, во время которого зрителю открываются все новые детали, полнее раскрывающие содержание. Такова его работа «Зодчие», в которой обобщенно, символично показано такое протяжение по времени, выдающееся явление, как зодчество Древней Руси, такова его миниатюра «Андрей Рублев».

    В экспозиции представлено довольно много портретных работ Михайленко, что говорит о той роли, какую они занимают в творчестве художника. Портреты написаны с огромной любовью и живописным мастерством.

    Исключительно в портретном жанре работает художник А.Е. Зайцев. Его излюбленные персонажи — герои Отечественной войны 1812 года. В витрине можно увидеть изображения М.И. Кутузова, П.И. Багратиона, М.И. Платова и другие. Портреты очень выразительны, сочно написаны. Особенно выделяется своей характерностью портрет Багратиона, показанного в резком, стремительном повороте головы.

    Своеобразна и привлекательна живописная манера художника А.В. Тихова. Ранние его работы, такие как «Горихвостка», «Птица», очень декоративны, наполнены сказочными орнаментами. Со временем колорит его работ становится более сдержанным, цельным. Полны лиризма его мягкие пейзажи с тающими воздушными далями, пространство ландшафта в его работах очень глубокое, разработанное с помощью тончайших тоновых переходов.

    Своим лирическим настроением довольно близки работам Тихова миниатюры художника В.Д. Кочкина. Они также воздушны и нежны по тону, хотя значительно разнообразнее по колориту («Мелодия осени», серия «Времена года»). В работах Кочкина заметна большая детализация форм природы. Порой художник, изображая ее уголки графическими средствами, как бы плетет кружева. «Ростовские кружева» — так и называется одна из самых замечательных его миниатюр.

    Большой живописностью отличаются работы художника В.П. Грудинина. Излюбленная тема его росписей — былинные, сказочные мотивы. Таковы его миниатюры «Аленушка», «Свидание», «Лель», «Дивный град». Сказочным мотивам в полной мере отвечают яркие, чистые, порой «сказочные» краски росписи.

    Далекое прошлое Руси, ее история — тема, которая объединяет творчество художников В.И. Полякова (миниатюра «Слово о полку Игореве») и В.В. Сухова (миниатюра «Княгиня Мария Ростовская»). Композиционно эти работы довольно сложные, но мастерски, с большим вкусом разработаны авторами. Миниатюры сложны по цвету, можно сказать — многоцветны, и в то же время колорит их мягкий, сдержанный, здесь всё в гармонии.

    В творчестве ростовских художников по-прежнему значительное место занимают цветочные росписи ювелирных изделий. В этом жанре плодотворно работают художники Е.С. Котова, Т.С. Михайленко, Л.Д. Самонова, Н.В. Серова. Их фантастически красивые, виртуозно и со вкусом написанные композиции в большом количестве представлены в экспозиции. Обрамленные сканью, обогащенные тончайшим металлическим кружевом браслеты, серьги, кулоны, броши оставляют неизгладимое впечатление.

    Современные финифтяные миниатюры — явление редкостное. Ростов и поныне остается единственным центром производства расписной финифти в нашей стране. По своим художественным достоинствам она с полным правом может быть отнесена к лучшим традиционным художественным промыслам России. Мастерство ростовских художников неизменно совершенствуется, они являются участниками многих выставок в нашей стране и за рубежом. Их произведения, неповторимые по красоте, яркие, самобытные, постоянно пополняют экспозицию музея, что значительно обогащает ее, дает более широкое представление об этом красивом, уникальном искусстве.

    К оглавлению: Музей-заповедник Ростовский Кремль
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос