Храмы Пскова

Дата публикации или обновления 04.11.2016
  • Храмы Псковской области
  • Псковская епархиальная Ильинская община сестёр милосердия (не существует)

    Псков

    В ноябре 1866 года по воле Императрицы Марии Александровны, супруги Императора Александра II, и по распоряжению митрополита Московского Филарета в Псковскую губернию была командирована начальница Санкт-Петербургской Покровской общины сестер милосердия игуменья Серпуховского Покровского (Владычного) монастыря Московской губернии Митрофания.

    Она ознакомилась с деятельностью общины сельских сестер милосердия Марии Магдалины в селе Буриги Порховского уезда и предложила учредить в Пскове общину сестер милосердия, чтобы она в последующем могла стать главенствующей по отношению к общине в Буригах и тем, которые могли возникнуть в других местах губернии. Архиепископ Псковский и Порховский Феогност высказался за учреждение общины в ведении епархиального начальства по образцу Покровской в Санкт-Петербурге. Готовность принять на себя начальство над учреждаемой общиной выразила настоятельница Псковского Иоанно-Предтеченского монастыря Агния. 16 апреля 1868 года последовало определение Святейшего Синода, разрешавшее передать учреждаемой общине церковь Святого Пророка Божия Илии (Ильинскую) и приступить к организации общины.

    Значительные средства, пожертвованные учреждаемой общине, позволили купить два дома и участки земли вокруг Ильинской церкви, отремонтировать церковь, построить необходимые службы и начать строительство двухэтажного здания для больницы с операционной, отделением для грудных детей, аптеки и лаборатории. Ко дню открытия общины в ней было 65 человек, из них 12 человек пожелали вступить в общину для получения звания сестер милосердия, в школе общины обучались 20 девушек старшего возраста, 12 детей обоего пола в возрасте от полутора до семи лет. К общине были прикомандированы монахиня и 9 послушниц Серпуховского Владычного монастыря Московской губернии и 10 сестер Покровской общины Санкт-Петербурга.

    Псковская епархиальная Иоанно-Ильинская община сестер милосердия начала свою деятельность 14 ноября 1868 года. Такое название она получила от церкви, при которой учреждалась, и по названию монастыря, в ведение которого поступала. В этот день утром состоялся крестный ход из Иоанно-Предтеченского монастыря с присланной в благословение создаваемой общине от Пантелеймонова монастыря на Афоне иконой Святого Великомученика и Целителя Пантелеймона, хоругвями всех псковских церквей.

    В Ильинской церкви общины при большом стечении народа, в присутствии товарища (заместителя) обер-прокурора Святейшего Синода Юрия Васильевича Толстого псковским архиереем была совершена литургия и благодарственный молебен с возглашением многолетия Императору Александру II, покровительнице общины Императрице Марии Александровне и всем благотворителям. Ильинская церковь, бывшая до этого приписной к церкви Святых Космы и Дамиана и не имевшая своего штата священнослужителей, с 1868 года стала самостоятельной, со штатом, содержавшимся на средства общины сестёр милосердия.

    С первых дней существования община ставила своей задачей помощь в духе христианского милосердия, труда, самоотвержения и нравственности всем бедным жителям г. Пскова и ближайших местностей, оказывать им медицинскую помощь, бесплатно отпускать лекарства, воспитывать и давать образование бесприютным младенцам и детям обоего пола без различия сословий. Община брала на себя подготовку сестер милосердия на уровне фельдшерских знаний, «дабы они в мирное время могли с пользой употребляться для дежурства в общественных больницах, а в военное время служили бы раненым больным воинам на поле брани и доставляли бы им нужные медицинские пособия».

    Ко дню открытия общины приняты на воспитание 35 беспризорных детей, устроена школа для детей из бедных семейств, в 1869 году открыто училище для девиц, готовившихся к принятию звания сестер милосердия, приёмный покой с аптекой для бедных больных, которым помощь оказывалась в любое время и бесплатно отпускались лекарства, устроен дом для причта; в отдельном двухэтажном доме, который предназначался для операционной, амбулатории и воспитания грудных детей, заканчивалась отделка помещений. Община завела сад и огород. Как отмечалось, «все эти учреждения устроены и содержатся заботами благопопечительнейшей о судьбе бедных и бесприютных ближних учредительницы общины матери игуменьи Митрофании, настоятельницы Серпуховского Владычного монастыря, на жертвуемые разными благотворителями деньги» и пособия от казны. В 1868 году община явилась новым и единственным учреждением в России и находилась под постоянным вниманием и попечением Императрицы Марии Александровны.

    По ее предложению игуменья Митрофания была оставлена в общине, чтобы помочь игуменье Иоанно-Предтеченского монастыря Агнии наладить новое дело и передать ей свой опыт. Большую помощь общине при ее становлении оказали псковские врачи, которые стали постоянными врачами общины: О. О. Гиргенсен, Ф. П. Сухоцкий, А. А. Маровский, Б. С. Озембловский, хирурги А.В. Зарин и Г. Е. Креберг, фармацевты А. К. Вейнберг и Г. И. Зоргенфрей. Они безвозмездно лечили больных, обучали сестер милосердия. Обучением девочек в школе занимались духовенство, монахини, сестры милосердия. В школе учились девочки в возрасте от 7 до 14 лет. Сестры милосердия и кандидаты принимали участие во всех хозяйственных работах, некоторые из них преподавали в школе.

    12 января 1870 года Император Александр II дал официальное разрешение на учреждение общины и предоставил ей право состоять под покровительством Императрицы Марии Александровны, законодательно закрепил за общиной пожертвованные дома и земли. Одна из девочек-сироток содержалась на средства императрицы, которая ежегодно вносила 120 рублей на ее содержание. Устав общины утвержден в 1870 году. По ходатайству игуменьи Митрофании Псковская городская дума выделила 10 десятин земли для разведения огорода, Министерства внутренних дел и финансов разрешили установить на всех станциях от Петербурга до Острова, в кассах Санкт-Петербургского Государственного банка, в почтовых отделениях и на телеграфных станциях Петербурга специальные кружки для сбора пожертвований. В 1870 году окончено строительство двухэтажного здания. В 1871 году открыто отделение для бесприютных грудных младенцев.

    При общине должно было состоять шесть врачей — трое в больнице и трое в приёмном покое. Врачи, трудившиеся в общине безвозмездно, пользовались правами государственной службы VI класса, на которую они определялись (назначались) по ходатайству епархиального архиерея Министерством внутренних дел. Безвозмездно трудившиеся в общине архитектор, письмоводитель и аптекарь, если они не состояли на службе, считались на государственной службе.

    В случае ареста кого-либо из служащих или прислуги полиция обязана была немедленно известить о том начальницу общины. Дела общины защищались в суде на тех же основаниях, что и дела о монастырской казне. В 1873 году отделение для грудных детей и школа упразднены, дети были возвращены родителям или распределены по монастырским школам. Амбулатория, аптека и операционное отделение действовали по-прежнему. Ильинская церковь указом Синода от 3 декабря 1873 года в связи с отсутствием у общины средств на ее содержание вновь приписана к церкви Космы и Дамиана, ее церковный причт получил назначение служить в другие церкви. Из затруднительного финансового положения общине помогли выйти монастыри и церкви Псковской епархии.

    В 1874 году, в ознаменование бракосочетания Великой княжны Марии Александровны, дочери Императора Александра II и покровительницы общины Императрицы Марии Александровны, церковные принты постановили ежегодно отчислять из церковных сумм на содержание общины 2500 рублей. Община вновь стала развивать свою деятельность по уходу за больными и ранеными. Помимо работы в амбулатории, аптеке и операционном отделении, сестры общины постоянно командировались в местный военный лазарет, губернскую земскую больницу, лазареты Кадетского корпуса и губернской гимназии, частные дома.

    В 1877 году в составе псковского подвижного санитарного отряда, отправленного на юг для ухода за ранеными, находилось 11 сестер Иоанно-Ильинской общины.

    В 1892 году 4 сестры епархиальной общины были командированы местным отделом общества Красного Креста в Саратов для ухода за холерными больными. Кроме того, сестер командировали для борьбы с эпидемиями в уездах Псковской губернии.

    С 1879 года сестрам стали читать лекции по программе, утвержденной главным управлением общества Красного Креста.

    На 1 января 1893 года в общине состояли 48 сестер — старших, младших и испытуемых, 5 врачей и фармацевтов.

    После смерти в 1880 году Императрицы Марии Александровны община перешла под покровительство её невестки, Цесаревны (с 1881 года Императрицы) Марии Федоровны.

    Церковь Святого Пророка Божия Илии хотя и была в 1894 году передана общине, однако по-прежнему оставалась приписной к церкви Святых Космы и Дамиана. 21 апреля 1898 года епископ Псковский и Порховский Антонин ходатайствовал перед Святейшим Синодом о передаче дома, занимаемого Псковским епархиальным женским училищем, Иоанно-Ильинской общине сестёр милосердия. Здание было построено общиной для своих нужд, затем в нем располагалось епархиальное женское училище. В случае возврата дома община должна была из поступавших от монастырей и церквей епархии 2 500 рублей в память бракосочетания Великой княгини Марии Александровны содержать училище в новом, построенном для него доме. Для ознакомления с положением дел в Иоанно-Ильинской общине Синод командировал ревизора П.И. Нечаева. В своем рапорте Нечаев предложил «совершенно изъять общину из ведения игуменьи Иоанно-Предтеченского монастыря, которой без того много работ по благоустройству своей обители», сделать ее более самостоятельной. Управление общиной он предлагал «поручить отдельной, вовсе не зависимой от местного женского монастыря начальнице. Ильинскую церковь отделить от церкви Космы и Дамиана, вернуть ей в собственность имущество и земли, учредить самостоятельный причт».

    17 октября 1899 года епископ Антонин сообщил обер-прокурору Синода К.П. Победоносцеву, что согласен с предложениями, сделанными синодским ревизором П.И. Нечаевым, предложил именовать общину епархиальной Ильинской общиной сестёр милосердия. В причте Ильинской церкви по предложению епископа Антонина должны были быть священник и псаломщик в сане дьякона. Зарплата причту должна была идти из средств Синода. Доход от земли, возвращенной Ильинской церкви, оставался на нужды церкви.

    Указом Святейшего Синода от 25 апреля 1900 года определено: изъять общину из ведения игуменьи Иоанно-Предтеченского монастыря и впредь именовать епархиальной Ильинской общиной сестер милосердия. Епископу Антонину предлагалось назначить в Ильинскую общину «способную и благонадежную начальницу», в помощь ей для заведования хозяйственными делами образовать комитет в составе: один член от духовной консистории, благочинные монастырей епархии и Псковских городских церквей, представители Министерств внутренних дел и военного, губернского земства и городского управления. Начальница общины имела право подобрать себе ближайших помощниц (казначею, экономку, кастеляншу и др.). В Ильинской церкви установлен причт: священник и псаломщик. На общину возложено полное обеспечение причта квартирой, отоплением, освещением, на содержание причта средства отпускались из казны. Поступавшие ежегодно от церквей и монастырей 2500 рублей в память бракосочетания Великой княгини Марии Александровны решено обратить в память того же события на содержание Псковского епархиального женского училища в новом доме, общине передать прежний дом училища.

    Первыми членами комитета общины стали: старший чиновник особых поручений при губернаторе коллежский асессор Князев, но вскоре он был переведен в другую губернию, и от Министерства внутренних дел назначен старший чиновник особых поручений при губернаторе титулярный советник Лапин. От города Пскова — гласный городской думы псковский домовладелец Виктор Иванович Рушанов, от земства — председатель губернской земской управы Василий Павлович Горбунов, который был бессменным членом комитета до смерти в 1906 году.

    В 1902 году община открыла специальное лечебное заведение для лечения глазных болезней. Вначале это был амбулаторный прием больных. На пожертвования Псковского губернского земства, города Пскова и княгини Н.С. Васильчиковой община смогла содержать 6 бесплатных кроватей в глазной лечебнице, однако содержать на свои средства глазную больницу община была не в состоянии, и в 1903 году глазная лечебница была передана от общины Псковскому отделению состоявшего под покровительством Императрицы Марии Федоровны попечительства Императрицы Марии Александровны о слепых. На начальницу Ильинской общины монахиню Макарию были возложены обязанности попечительницы глазной лечебницы.

    В сестры милосердия принимались вдовы и девицы любого звания, православного вероисповедания после удостоверения в их нравственности и представления ими начальнице общины документов, удостоверявших их личность, и свидетельств об образовании, если оно у них было. Принятые в общину в возрасте после 20 лет проходили один год испытательного срока, в возрасте от 15 до 20 лет проходили испытательный срок до достижения ими 21 года. Не прошедшие испытательного срока из общины увольнялись и получали свои документы обратно.

    Прошедшие испытательный срок, выдержавшие экзамены перед комиссией принимались в число испытуемых, получали церковное благословение по следующему обряду: одежда сестры милосердия, предназначенная для испытуемых, полагалась перед алтарем и после литургии окроплялась святой водой. Затем одежду принимала начальница общины и в особой комнате облачала в нее испытуемых, после чего возвращалась с ними в церковь, где совершался благодарственный молебен. После 5-летнего служения испытуемой и при достижении возраста не менее 30 лет, она утверждалась в звании сестры милосердия. После совершения таинства покаяния и причастия она произносила в церкви в присутствии начальницы общины и свободных от дежурства сестер слова обета. После этого священник возлагал на нее на фиолетовой муаровой ленте бронзовый темно-коричневого цвета крест с изображением на нем распятия и надписью на обратной стороне: «Иго Мое благо и бремя Мое легко есть», а под этими словами — «1868» — год основания общины.

    Крест давался сестре как наглядное постоянное напоминание любви Христа к роду человеческому, «а также в утешение, подкрепление и назидание как ей самой, так и вверенным её попечению больным и умирающим, в уверенности, что при частом благоговейном взирании на Распятого Господа она будет еще более возбуждаться к терпению, самоотвержению, любви и молитве». Затем выдавалось установленного образца свидетельство на звание сестры милосердия. Из этого правила было исключение. Если сестра милосердия достигла возраста 30 лет и выразила желание в военное время быть на поле брани, она удостаивалась такого креста и ранее 5-летнего срока.

    Испытуемые и сестры милосердия в общине и за ее пределами должны были всё время носить форму установленного образца. Испытуемые носили холщовое платье серого цвета с такой же пелериной, белым воротничком и черным передником, сестры милосердия носили коричневое шерстяное платье с такой же кофтой, белым воротничком и черным передником, головы были покрыты белым кисейным платком. Старшие сестры носили темно-коричневый капот с «полуширокими» рукавами, а на голове вместо платочков белый коленкоровый или шерстяной апостольник. Для выхода из общины всем полагались коричневый шерстяной платок и пальто из черной фланели на вате или на меху, в летнее время они должны были быть покрыты легкими шерстяными платками коричневого цвета.

    Главными качествами сестёр милосердия были «любовь к Богу и ближнему, милосердие, терпение и безусловное повиновение начальству и всем постановлениям общины». Они обязаны были помогать друг другу в успешном исполнении возложенных на них обязанностей. В обязанности входило: бескорыстный, неутомимый и усердный уход за больными; особое попечение о раненых воинах, «приготовление умирающих к христианской кончине, утешение скорбящих, за помощью и советами к ним прибегающим», добросовестное исполнение обязанностей сестры милосердия.

    Сестры, будучи сострадательны к больным, облегчая их страдания, должны были «вместе с тем ослаблять и скорби их душевные, утешать их, сколько возможно, сносить их слабости и научать употреблять в пользу души страдания телесные, приготовляя их к смерти». В мирное время сестры милосердия, по согласованию с военными и гражданскими властями, назначались на дежурства в военные госпитали, тюремные, городские и земские больницы, а во время эпидемий — во временные лазареты. В военное время сестры милосердия назначались в госпитали и перевязочные пункты.

    В свободное от дежурства время сестры милосердия и испытуемые должны были по указанию начальницы общины заниматься рукоделием в пользу общины. Сестры милосердия служили в общине безвозмездно, они снабжались одеждой и питанием. Деньги им выдавались только на разъезды и для исполнения данных им поручений. Покидали общину они только с разрешения начальницы и на определенный ею срок. Посетителей они принимали только в приёмной зале общины и с разрешения начальницы, в случае болезни им разрешалось принимать в своих комнатах родственников или близких людей. При неопасной болезни они лечились в своих комнатах, в случае серьёзного заболевания — в больнице общины, где им с разрешения начальницы разрешалось принимать своих родных, знакомых.

    В отличие от устава общин Российского общества Красного Креста, в котором не было записано положение о соблюдении постов, сестрам милосердия епархиальной общины устав предписывал «для подкрепления себя в богоугодном подвиге... говеть во все четыре поста. По многочисленным же их занятиям для говенья определяется три дня в том случае, если бы они не могли употребить на сие более дней».

    Уволиться из общины сестры милосердия могли по старости, по состоянию здоровья или по другим уважительным причинам. Сестра милосердия, уволенная из общины после многолетней усердной службы, по её желанию могла остаться жить в общине и на содержании общины, а также пожизненно носить крест и хранить свидетельство сестры милосердия. Если сестра милосердия покидала общину, она обязана была сложить с себя звание сестры милосердия епархиальной общины, вернуть крест и свидетельство. Никакого вознаграждения за труды от общины ей не полагалось. В случае, если сестра милосердия по уважительной причине переводилась на казенный счет в другое благотворительное заведение, с разрешения начальницы общины и епархиального начальства она могла оставить крест при себе.

    При пострижении в монашество она могла остаться жить в общине или с согласия общины и по разрешению епархиального начальства перейти в один из женских монастырей, сохранить свой крест, но носить не на фиолетовой, а на черной муаровой ленте. О сестре милосердия, имевшей крест и изобличенной в нехорошем поведении или компрометирующих поступках, начальница общины делала представление епархиальному начальству об исключении её из общины. Сестёр милосердия, не получивших еще креста, и испытуемых она исключала из общины своей властью. Исключенным из Ильинской общины возвращались представленные ими при поступлении документы, отбирались крест и свидетельство. Им запрещалось посещать сестер милосердия в общине «как могущих возмущать их дух, а неопытных сбивать с избранного ими пути». Обо всём этом каждая будущая сестра предупреждалась при поступлении в общину и при принятии ею звания сестры милосердия она давала об этом подписку.

    В отделении для детей женского пола в возрасте от 4 до 10 лет было 5 кроватей. По постановлению комитета общины и после утверждения постановления архиереем число кроватей можно было увеличить. Принимались бесприютные дети женского пола всех сословий, преимущественно сироты бедных священно- и церковнослужителей. При приёме необходимо было представить метрическое свидетельство о рождении и крещении ребенка. После достижения 10-летнего возраста воспитанницы из духовного звания бесплатно определялись архиереем в епархиальное женское училище. Для надзора за детьми назначалась одна из престарелых сестёр, она следила за их чистотой и опрятностью, учила их любви к Богу, послушанию властям, почитанию родителей и благотворителей.

    Питомицы детского отделения должны были вставать в 7 часов утра, умываться, одеваться и молиться под присмотром сестры-надзирательницы. При чтении молитв поминались учредители и благотворители общины, молились об их здравии или упокоении. В течение дня у детей было время для чая, обеда, ужина, отдыха и прогулок в зависимости от погоды и времени года. В воскресные и праздничные дни детей водили в церковь.

    Одежда у них была одинаковая — из холстинки, шоколадного цвета, с такими же пелеринками, белыми воротничками и черными фартуками. Раз в неделю детей водили в баню. В обед и ужин подавали два блюда. В воскресные и праздничные дни было по три блюда. В постные дни готовилась постная пища. В скоромные дни детям давался преимущественно суп с говядиной и жареная говядина, на ужин готовилась кашица на говяжьем бульоне. К чаю полагались молоко и белый домашний хлеб. Сестры в непостные дни могли выбирать: пища мясная и постная. Для больных питание готовилось по предписанию врача.

    Лечебница при общине была для больных обоего пола, в основном глазная. Плата за приём и медикаменты составляла 10 копеек. Врач имел право по своему усмотрению освобождать от платы за приём и лекарство 20% от общего числа посетителей. Комитет общины мог как увеличить плату за прием больных до 15 копеек, так и установить её в размере 5 копеек или сделать приём бесплатным, в зависимости от финансового положения общины. Общее заведование хозяйством лечебницы возлагалось на начальницу общины, общий надзор за лечебницей и забота о её материальном благополучии возлагались на почетную попечительницу лечебницы, представляемую на эту должность епархиальным архиереем и утверждаемую покровительницей общины Императрицей Марией Фёдоровной.

    Попечительница лечебницы участвовала в заседаниях комитета общины с правом голоса. В общине имелась аптека, в которой готовились лекарства по назначению врача. Аптекой заведовала сестра милосердия, назначенная начальницей общины и подчинявшаяся врачу.

    Непосредственное руководство сестрами и управление Псковской епархиальной Ильинской общиной возлагались на начальницу, назначавшуюся епархиальным архиереем из числа монахинь. Её обязанностью было внушать сестрам любовь к Богу и ближнему, «блюсти их как мать, укреплять их на поприще служения, помогать им словом утешения и назидания», а также внушать сестрам любовь, смирение и самоотвержение, с которыми они должны служить страждущим. Начальница следила за нравственностью испытуемых и сестёр, соблюдением сестрами установленных церковью постов, посещением сестрами церкви, особенно в праздничные дни. Все сестры, не занятые на дежурствах и послушаниях, должны были соблюдать утром и вечером общее молитвенное правило, т.е. утром читались утренние молитвы, главы из Апостола, одна глава из Евангелия и помянник. Вечером читались акафисты Спасителю, Богородице, избранным святым, канон ангелу, помянник о здравии и за упокой и молитвы на сон грядущий. В случае необходимости начальница обращалась за советом к духовнику общины за содействием в назидании или исправлении уклонившейся от своих обязанностей сестры. Обязанностью начальницы была своевременная заготовка одежды, обуви, белья и других предметов хозяйственного обихода.

    Для заведования хозяйственной частью она избирала себе помощниц из числа сестёр милосердия: казначею, экономку, кастеляншу, заведующую аптекой. Учет прихода и расхода денежных и материальных средств велся в специальных книгах, записи в которых она ежемесячно заверяла своей подписью. Опись церковного и хозяйственного имущества общины составлялась по правилам для женских общежительных монастырей. Как и сестры милосердия, начальница общины носила крест, но не на ленте, а на бронзовой цепочке. Из кассы общины она получала деньги только на дорожные расходы.

    Члены общины делились на почетных, благотворителей, действительных и соревнователей. Эти звания присваивались лицам обоего пола. Почетными членами были члены Императорского Дома, которые пожелали принять это звание, Псковский архиерей, духовные и светские лица, особо способствовавшие «успешному развитию деятельности общины». Звание благотворителей присваивалось лицам, внесшим значительные пожертвования в пользу общины.

    Желавшие получить звание благотворителя подавали письменную просьбу начальнице общины, которая сообщала об этом епархиальному архиерею, а тот через обер-прокурора Святейшего Синода обращался к покровительнице общины за разрешением на присвоение этого звания. Звание почетного члена и благотворителя присваивалось императрицей-покровительницей общины. Звание действительного члена присваивалось лицам, делавшим ежегодный взнос в пользу общины не менее 3 рублей или единовременно вносившим не менее 100 рублей. Они утверждались в этом звании епархиальным архиереем. Соревнователями именовались лица, платившие взнос в пользу общины не менее 1 рубля в год или внесшие единовременно взнос не менее 25 рублей. Соревнователями могли быть и те люди, которые не делали денежных взносов в фонд общины, но приносили ей пользу своим безвозмездным служением. Все члены общины могли быть представлены с соизволения императрицы-покровительницы к различным наградам на основе соответствующих законов.

    В помощь начальнице, преимущественно для заведования хозяйственными делами, был учрежден комитет, в состав которого входили один член духовной консистории, благочинные монастырей епархии и Псковских городских церквей, представители Министерств военного и внутренних дел, губернского земства и городского управления и попечительница лечебницы. Один из членов комитета безвозмездно исполнял обязанности секретаря. Комитет ежемесячно проверял финансовые документы и денежные средства общины, годовой отчет, обсуждал предложения начальницы общины о ремонте и других хозяйственных нуждах, вносил предложения по благотворительной деятельности и содействовал успешному достижению ее целей.

    Штат Ильинской церкви общины состоял из священника и псаломщика в сане дьякона, хор церкви состоял из сестёр общины. Службы совершались не менее трех раз в неделю. На колокольне звонила кто-нибудь из числа испытуемых в общине. Священник и псаломщик получали жалование от казны, жили в помещениях общины. Священник также являлся духовником сестёр милосердия, он утешал больных, исповедовал, особенно умирающих. Вместе с начальницей общины он разбирал и судил нравственные поступки, однако сестры могли обращаться к нему «в случае душевной скорби» наедине.

    Врачей для общины приглашала начальница с разрешения епархиального начальства. Врачи лечили больных в лечебнице, следили за санитарно-гигиеническим режимом, приготовлением лекарств в аптеке, читали лекции для сестёр общины. Один из врачей заведовал лечебницей. Им выплачивалось жалование, определяемое комитетом в зависимости от денежных средств общины, за оказанные общине услуги врачей представляли к наградам. Ежегодные средства общины составляли членские взносы, церковные доходы, проценты с вкладов в пользу общины, доход от недвижимых имений, ежегодные или единовременные взносы благотворителей, плата за дежурства сестер у больных в частных домах и больницах, кружечные сборы пожертвований.

    В 1914 году в епархии по предложению епископа Псковского и Порховского Евсевия проходил сбор пожертвований в пользу больных и раненых воинов, содержащихся в Псковских Ильинской и Алексеевской общинах сестёр милосердия. При Ильинской общине 21 октября 1914 года освящен лазарет для больных и раненых воинов на 32 кровати. Поскольку лазарет содержался на средства духовенства, он носил имя «Лазарет духовенства и монастырей Псковской епархии». Заведовала лазаретом врач Е. Д. Гвоздикова.

    В 1916 году сестрами милосердия общины являлись: Параскева Александрова, Ксения Алексеева, Екатерина Боброва, Елизавета-Васса Васильева, Александра Воротникова, Татьяна Ефимова, Ксения Иванова, Елена Кононова, Пелагея Кузьмина, Клавдия Никифорова, Александра Николаева, Анна Носковская, Агафья Петрова, Стефанида Прокофьева, Клавдия Терентьева, Ольга Трофимова, Анастасия Шетнева. Проходили испытание сестры: Надежда Загорская, Мария Иванова, Устинья Иванова, Ольга Кузьмина, Мария Курашева, Екатерина Невляни-нова, Мария Петрова, Елена Семенова, Анастасия Федорова, Александра Юзова. Воспитанницами общины были Антонина Герасимова, Мария Митрофанова, Александра Михеева, Мария Павлова, Екатерина Федорова, Наталья Шелкова, Анна Яковлева.

    С 1 сентября 1900 года священником общины был Алексей Александрович Фаворский. Он родился 10 марта 1861 года в погосте Орел Устюженского уезда Новгородской губернии, окончил курс Псковской духовной семинарии по первому разряду. Служить начал псаломщиком в Петропавловском соборе Пскова, затем служил в церкви Покрова Пресвятой Богородицы от Торга. В качестве священника с 1891 года служил в Николаевской церкви погоста Пруды Псковского уезда. На заседании Псковской духовной консистории 28 февраля 1917 года было рассмотрено отношение уполномоченного Российского общества Красного Креста князя Шаховского с просьбой разрешить и благословить возбуждение ходатайства о награждении протоиерея церкви Ильинской общины Алексея Фаворского орденом св. Анны 2-й степени за заслуги перед обществом Красного Креста. Протоиерей Алексей Фаворский являлся председателем комитета лазарета № 7 общины, был награжден орденом св. Анны 3-й степени. Консистория отметила, что с ее стороны «препятствий не встречается», и передала вопрос о разрешении ходатайства о награждении протоиерея на усмотрение псковского архиерея.

    25 января 1918 года Псковская духовная консистория заслушала прошение исполнявшей должность начальницы Ильинской общины сестер милосердия монахини Ев-лампии и казначеи монахини Евгении «об указании им места жительства», т.к. помещения общины и дела были захвачены лицом, назначенным революционным комитетом. Местом жительства монахинь Евлампии и Евгении впредь до особого распоряжения консистория определила Иоанно-Предтеченский монастырь. Предположительно после этого Псковская епархиальная Ильинская община сестер милосердия была закрыта. Точная дата закрытия общины в настоящее время не установлена.

    Прошли десятилетия, и теперь, к большому сожалению, остаются безвестны имена многих и многих сестёр милосердия, монахинь, врачей, всех людей, спасавших больных, раненых, помогавших им. Все они явили пример «растворения сердца в любви ко всем», той любви к ближнему, о которой сказано в Евангелии: она «долготер-пит, милосердствует... не завидует... не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадует-ся истине, все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит», той любви, что «никогда не перестанет, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится». (Первое послание Св. Апостола Павла к коринфянам. Глава 13, ст.4-8).

    Н.В. Коломьщева, Государственный архив Псковской области

    В начало

     
    Rambler's Top100