История

Воскресенского собора

Дата публикации или обновления 04.11.2016
  • К оглавлению: книга Воскресенский собор города Шуя.
  • История Воскресенского собора города Шуя.

    Вскоре после переименования в соборную, вместо прежней деревянной церкви с помощью городских жителей был воздвигнут пятиглавый каменный Воскресенский собор. Однако история храма, как и история города, продолжала изобиловать бедствиями и испытаниями. В XVIII столетии соборная церковь, в которой хранился Шуйский образ Богородицы, неоднократно подвергалась пожарам. Но сама икона оставалась цела, невредимою спасаясь из огня.

    Так, 12 июня 1710 года в Шуе случился пожар, от которого «соборныя и приходския церкви каменныя обгорели, и в них святыя иконы, и дейсусы, и всякая утварь». После этого пожара на посаде сохранилось всего 13 дворов, все прочие были сожжены дотла. Тем не менее, чудотворная икона уцелела.

    В 1766 году 7 мая в Шуе вновь разгорелся пожар, опустошивший три улицы, но пощадивший храмы, ни один из которых серьезно не пострадал. Намного сильнее повредил Шуе пожар 12 мая 1770 года, после которого город пришлось заново распланировать и отстроить. Во время этого пожара сгорели памятная часовня и крест в ней, сооруженные в память морового поветрия 1654 года. Наконец, пожаром на Покров, в 1792 году, город опять был истреблен. И вновь чудотворный образ оказался спасен от огня.

    После этого последнего пожара было начато строительство новой соборной церкви в честь Воскресения Христова на месте прежней, разрушаемой ветхостью и пожарами. Постройка была закончена в 1798 году, и 19 сентября 1799 года епископ Владимирский и Суздальский Виктор освятил собор, сохранившийся до настоящего времени. Этому новому собору предстояло хранить чудотворный образ еще более столетия.

    В 1831 году жители Шуи снова, как и в XVII веке, были испытаны Божественным судом. В конце апреля город постигла эпидемия холеры. Особенно сильно стала она ощущаться со 2 мая, быстро нарастала смертность.

    Умерших хоронили в общих могилах, вырытых за городскою чертой в урочище Рыкове Не находя средств к прекращению заболевания, жители города возложили свою надежду на помощь Божию и молитвы Богоматери, столько раз уже спасавшие их от бед. Они добровольно наложили на себя недельный пост и при наступлении праздника в честь Смоленской иконы совершили со своей святыней крестный ход вокруг всего города, вверяя его заступничеству Пречистой Девы. После этого болезнь пошла на убыль и в скором времени прекратилась, унеся жизни трехсот горожан.

    В память об избавлении от холеры был установлен ежегодный крестный ход, совершавшийся вокруг территории старого города 28 июля и собиравший до 5 тысяч человек. Это был второй по значению общегородской крестный ход после так называемого Большого, установленного, по преданию, в 1655 году и проводившегося в первое воскресенье Петрова поста. Этот ход собирал до 30 тысяч человек из разных мест. Он начинался после Божественной Литургии и продолжался не менее двух часов. Для участия в нем собиралось все городское духовенство с хоругвями и чтимыми иконами, при звоне колоколов всех городских церквей. При этом в пяти местах города делались остановки, во время которых служили молебны. Третий крестный ход совершался в Заречной части города, согласно желанию живших там горожан.

    В 1848 году Шую и уезд, как и другие города России, вновь постигла эпидемия холеры. И снова народ обратился к милостивому заступлению Богоматери. С иконой ходили крестным ходом по городу, носили ее в села Дунилово и Горицы, где также свирепствовала болезнь. На этот раз холера унесла жизни 196 жителей города.

    Несмотря на эти кратковременные бедствия, город рос и богател, осеняемый предстательством Пресвятой Владычицы и оберегаемый сохраняемым в нем Ее чудотворным образом. Население его к концу XIX столетия достигло 18 тысяч человек, процветали производство и торговля, украшались храмы. Особенно благолепен был Воскресенский собор, хранивший драгоценную святыню Шуи. Его подробному описанию посвящена выпущенная в 1884 году в Шуе книга священника Евлампия Правдина «Описание города Шуи и Шуйских церквей». Перечисляемые им богатства, составлявшие великолепное убранство храма, сегодня кажутся неправдоподобными.

    В 1912—1913 годах храм был несколько расширен: вместо тесной трапезной появляется новая, обширная и светлая, и воздвигается трехглавие над западным входом. А до этого Воскресенский собор с главным престолом во имя Шуйской Смоленской иконы Божией Матери имел вид четырехугольника, увенчанного пятью главами.

    Храм отличался удивительным благолепием внутреннего и внешнего убранства. При входе в него, по воспоминаниям старых прихожан, «дух захватывало»: настолько прекрасно здесь все было. Стены храма были оштукатурены, выбелены и украшены лепниной. В храм вели три входа, и двери со всех трех сторон были тройными: первые — железные; вторые — дубовые, полированные, с зеркальными стеклами; третьи — окрашены под дуб, с бемскими стеклами. На южной стороне было красивое чугунное входное крыльцо, крытое железной кровлей и украшенное тремя чугунными вызолоченными крестами. Поддерживалось крыльцо десятью изящными чугунными колоннами. Между колоннами на четырех полуколоннах были утверждены четыре стеклянных фонаря с вызолоченными крестами сверху. Вверху, в середине фронтона, помещался Шуйско-Смоленский образ Богоматери, написанный на листовом железе по золотому полю в древнегреческом стиле.

    В церкви было три престола: главный — во имя Шуйско-Смоленской иконы Божией Матери, справа — придельный храм во имя Воскресения Христова и слева — во имя Успения Божией Матери. Престол в центральном алтаре был из цареградского кипариса в серебряном чеканном облачении.

    Возвышение у престола было из итальянского мрамора, за престолом находился деревянный крест с изображением на нем Распятия Господня. Пол в алтаре, на солее и амвоне был изготовлен из подольского мрамора, а подоконники во всем храме — из итальянского. Пятиярусный иконостас был украшен резьбой и колоннами, с царскими вратами из вызолоченного чеканного серебра. Чудотворная Шуйско-Смоленская икона Божией Матери находилась в иконостасе по левую сторону царских врат.

    Многие люди из разных мест приезжали поклониться этой святыне. Бывали в храме и государи. Поклониться и приложиться к чудотворной иконе приезжал Петр I, когда отправлялся в один из своих восточных походов. Когда-то он получил исцеление от болезни после молитвы перед списком с этого образа и дал обещание приехать в Шую. По преданию, он пожелал увезти икону с собой, но жители города слезно умоляли его не лишать их сего «многоценного сокровища», чудесного образа их «Всеблагой и Премилостивой Заступницы», и, тронутый их общей мольбой, царь поступил согласно их желанию.

    Побывала в соборе в 1729 году и будущая императрица Елизавета, тогда еще цесаревна и Великая княжна.

    После того, как Елизавета Петровна была встречена воеводой и гражданами при въезде в пределы города, она «изволила проехать в городской Воскресенский собор, где приложилась к чудотворной иконе Шуйской Смоленской Богоматери, к которой во время бытности в Шуе имела особое благоговение». Вообще, горожане вспоминали, что цесаревна «была весьма набожна». В. А. Борисов, историк Шуи, указывал, что «Великая княжна Елизавета Петровна во дни кратковременного своего пребывания в Шуе, как это доказывает один письменный акт, неоднократно обращалась в своих молитвах к заступлению Богоматери».

    В 1837 году жители Шуи были утешены посещением их города государем, наследником цесаревичем, Великим князем Александром Николаевичем, будущим императором Александром II, путешествовавшим в сопровождении своего воспитателя поэта В. А. Жуковского. Государь прибыл в Шую 12 мая и, при стечении множества встречавшего его народа, направился прямо в Воскресенский собор, где прикладывался к чудотворному образу. Настоятель собора протоиерей Василий Цветков поднес в дар августейшему гостю небольшой список с Шуйской иконы.

    В память о высочайшем посещении на южном столпе храма была установлена медная позолоченная табличка в бронзовой раме.

    Архитектурному ансамблю Воскресенского собора принадлежали также каменный храм во имя святителя и чудотворца Николая, две каменные часовни и колокольня. Никольская церковь выстроена с северной стороны в нескольких метрах от главного храма. Время основания этой церкви неизвестно, несомненно только то, что в начале XVIII столетия храм уже стоял, о чем упоминается в описи города, составленной воеводой Яковом Сытиным. Храм этот был теплым, и до 1867 года в нем совершалась служба в зимнее время.

    После того, как в главном соборном храме были установлены духовые печи, в Никольском храме сделали библиотеку и ризницу. Слева в нем был придел во имя святителя Митрофана, епископа Воронежского. Убранство храма, как сообщает церковный историк, ничем особенным не отличалось. Когда в городе квартировались войска, полковой священник совершал в Никольском храме службы для своего полка. Колокольня Воскресенского собора — сооружение уникальное по своему архитектурному облику, сделавшееся символом города. Возведение ее было связано с общим духовным подъемом первой четверти XIX столетия.

    После победоносного окончания войны 1812—1814 годов народ был преисполнен патриотических чувств и благодарности Господу за дарование победы, что и стремились выразить зодчие своей постройкой. Колокольня занимает второе место в России по высоте, которая составляет 106 метров: высота шпиля— 35 метров, а креста— 3,64 метра. В 1810 году началось ее возведение итальянским мастером Маричелли. Газеты того времени писали, что это был один из самых гениальных замыслов. Ему, однако, так и не удалось воплотиться, поскольку в 1819 году возведенная до третьего яруса колокольня обрушилась. Убытки составили 100 тысяч рублей — огромная по тем временам сумма!

    Трудно сейчас установить причину трагической аварии: либо она заключалась в плохом качестве кладки, либо в инженерном просчете. Спустя несколько лет строительство было возобновлено губернским архитектором Евграфом Яковлевичем Петровым и талантливым мастером-самоучкой из крестьян Михаилом Саватеевым, которым удалось довести постройку до конца к 1832 году.

    В шуйской колокольне собраны лучшие достижения архитектуры того времени. Гигантские размеры, лаконичная пластика форм, контрастное противопоставление стройной, «прозрачной», башенной части массивному основанию — все это делает колокольню выдающимся памятником церковной архитектуры.

    На третьем ее ярусе была установлена звонница с двенадцатью колоколами общим весом 2333 пуда. Главный колокол был гордостью шуян. Он был седьмым в России по тяжести и весил 1270 пудов, то есть более двадцати тонн. Для сравнения: Царь-колокол, отлитый в 17 34 году, весил 12 327 пудов; в Троице-Сергиевой Лавре были колокола 4000 пудов и I860 пудов, а в разрушенном после революции храме Христа Спасителя в Москве вес колокола составлял 1654 пуда.

    Благая мысль об устройстве колокола зародилась у почетного шуйского гражданина, фабриканта-миллионера Михаила Александровича Павлова, бывшего старосты Воскресенского собора. Причиной послужили события, произошедшие с царской семьей 17 октября 1888 года. В этот день царский поезд Александра III возвращался из Ливадии в Санкт-Петербург и потерпел крушение недалеко от Харькова.

    Чудесным образом вся царская семья с государем-императором Александром III осталась цела. Спаслись его супруга, государыня-императрица Мария Федоровна, наследник престола цесаревич Николай Александрович, Великие князья Георгий и Михаил Александровичи и Великие княжны Ольга и Ксения Александровны.

    Как только весть разнеслась по всей России, тотчас отовсюду понеслись к престолу царя сердечные выражения народной любви. Двери всех храмов были открыты, служились молебны. В память этого события возводились новые храмы и часовни. Не желала отставать в этом отношении от других городов и Шуя. В память чудесного события при соборе была устроена церковно-приходская школа и отлит новый большой колокол. Колокол имел одну особенность. На внешней стороне было рельефное изображение святых покровителей царской семьи: святого благоверного князя Александра Невского, святой равноапостольной Марии Магдалины, святителя Николая, святого великомученика Георгия, святого князя Михаила Тверского, преподобной Ксении, святой равноапостольной княгини Ольги и, конечно же, образ Шуйско-Смоленской Божией Матери. Вверху, кругом колокола, было вычеканено: «КТО БОГЪ ВЕЛИЙ, ЯКО БОГЪ НАШЪ, ТЫ ЕСИ БОГЪ, ТВОРЯЙ ЧУДЕСА», а внизу сделана надпись: «Сооружен к Воскресенскому собору гор. Шуи по благословению Высокопреосвященнаго Феогноста, Архиепископа Владимиро-Суздальского, усердием ктитора Михаила Павлова, прихожан и некоторых других шуйских граждан в память чудесного спасения жизни Государя Императора Александра III с Августейшим Его Семейством 17 октября 1888 года. Отлит он в лето от Рождества Христова 1890-е в 30 день месяца сентября при державе Благочестивейшего Государя Императора и Самодержца Всероссийского Александра III Александровича. В роды родов да возвещает глас сего колокола о той великой милости, которая явлена была Господом отечеству нашему в 17 день, октября 1888 года. г. Москва. Завод Финляндского. Весу 1270 пудов».

    Колокольный завод обязался не только отлить колокол и доставить его в Шую, но и установить его на колокольню. С этой целью колокол в Шую сопровождал командированный заводом специалист. Колокол был привезен в город в крещенские морозы. Было высказано сомнение, выдержит ли Большой мост его вес, и колокол решили переправить через Тезу по льду. На середине реки он затонул. Это было 4 января 1891 года.

    Нашелся человек, который нырнул в воду, продел в «уши» колокола канат, и его таким образом удалось вытащить. После всех злоключений 8 января 1891 года колокол был подвезен к соборной колокольне и стоял здесь, покрытый тесовым навесом, до тех пор, пока на колокольне шли подготовительные работы: устанавливались новые крепкие балки, менялись старые полы, переделывались лестницы.

    В день поднятия колокола, 19 мая, площадь настолько плотно была заполнена народом, что для наблюдения за порядком вызвали конную полицию. Собралось до 20 000 человек. Для специалиста — руководителя подъемом колокола — была установлена на площади деревянная вышка, с которой подавались команды. Подъем колокола осуществлялся посредством нескольких канатов, продетых через блоки ярусом выше и протянутых в разные стороны Соборной площади. К канатам были привязаны многочисленные веревочные ответвления. Другими канатами народ оттягивал колокол, не давая ему касаться колокольни.

    Перед подъемом был отслужен торжественный молебен. Колокол спокойно и быстро начал подниматься, через три минуты он был уже у третьего яруса и вскоре введен внутрь колокольни. Вся работа по подъему колокола продолжалась полтора часа, после чего стали пробовать звон. В четыре часа вечера шуйские граждане услышали благозвучный звон нового колокола к вечерне. Старые люди вспоминают, что звон колокола было слышно за тридцать верст.

    Такова история Воскресенского собора города Шуя, с середины XVII века хранившего в себе заветную святыню здешней земли — чудотворную Шуйско-Смоленскую икону Богоматери, прославленную избавлением жителей от смертоносной чумы 1654 года и многочисленными случаями бывших от нее исцелений. Любил и чтил свято сей образ народ, и не жалели шуйские купцы и рукодельники кропотливо и цепко собиравшихся своих капиталов на украшение любимого храма и чтимой святыни. Две богатые ризы украшали попеременно потемневший от времени образ скромного письма благоговейного иконника Герасима Тихонова, преставившегося в иноческом чине вместе со всей семьей в тот памятный чумою год, сразу по написании им спасительной для его земляков иконы. И во время многотысячных крестных ходов, совершавшихся в воспоминание чудесного прекращения губительных недугов, на несомой бережно богомольным народом иконе переливались яркие соцветия драгоценных камней и жемчугов — бремя усердия предприимчивых и рачительных шуйских коммерсантов.

    Да только не на веки вечные припасается золото и серебро, пудами мерившееся в утвари и иконных окладах Воскресенского собора. Вновь готовилось Руси привычное погорельское рубище. Время суровых испытаний, начавшееся для нашего отечества с установлением коммунистического режима, не могло не коснуться и Шуи. Как и многим другим городам и весям бывшей Российской Империи, православной Шуе также пришлось испытать на себе всю тяжесть атеистических гонений на верующих.

    Очередной этап этих гонений начался в 1922 году и был связан с ограблением Русской церкви, предпринятым большевиками под предлогом помощи голодающим жителям нескольких губерний Поволжья и Украины. В который раз уже отнималось у нашего народа богатство земное, чтобы тем яснее обнаружилось хранимое им сокровище веры и благодати, ради которого готов был он и на подвиг мученичества.

    Далее: Воскресенский собор и события 1922 года в Шуе.
    В начало

     
    Rambler's Top100