Княгиня Ольга

Дата публикации или обновления 15.12.2016
  • К оглавлению: Жития святых
  • Княгиня Ольга Святая.
  • Житие святой равноапостольной княгини Ольги, во святом крещении Елены.
  • Сказание о княгине Ольге.

    Княгиня Ольга. Галерея икон Щигры.
    Икона Княгини Ольги. Галерея икон Щигры.

    Соберемся все вместе, правоверные люди русской земли, все сословия и все возрасты, и восславим Бога, даровавшего нам великую княгиню Ольгу, от которой началось наше обращение к Богу. Произвела ее Плесковская земля, область великой Русской земли. Происходила княгиня Ольга из села Выдубцы на границе с немецкой землей, из народа варяжского, не от княжеского рода, не из вельмож, а от простых людей. Вот что рассказывает некое древнее предание.

    Однажды князь Игорь, тогда еще совсем юный, в Псковской земле тешился охотой и увидел на другой стороне реки хорошую добычу, и не мог он перебратиться через реку, не было у него лодки. И увидел он, что кто-то плывет по реке на лодке, и позвал лодочника, и велел перевезти себя через реку. И когда плыли они, взглянул на гребца того и увидел, что это девица (а это и была блаженная Ольга) юная, красивая и отважная. И разгорелась в нем страсть, и обратился он к ней с бесстыдными словами.

    Она же, пресекая его непристойные речи, сказала ему, проявив не юношескую, но мужскую мудрость, обличая его: «Зачем напрасно позоришь себя, о князь, склоняя меня на срам? Не обольщайся, видя меня, молодую девушку, совсем одну, и не надейся—не возьмешь меня силой. Подумай о себе, откажись от своего помысла. Пока ты юн, блюди себя, чтобы не победило тебя неразумие, чтобы самому не пострадать. Если ты станешь рабом постыдных побуждений, как же ты сможешь другим запрещать неправедные поступки и праведно управлять державой своей? Знай, что если ты не перестанешь соблазняться моей беззащитностью, то глубина реки поглотит меня—и я избегну позора, и ты не впадешь в соблазн из-за меня».

    Это первое благое достойное удивления проявление благоразумия и целомудрия блаженной Ольги, еще не знавшей Бога и заповедей Его. Удивился князь Игорь зрелому разуму и благоразумным ее речам. И отказался от своего юношеского порыва, и, устыдившись, в молчании перебрался через реку, запечатлев все это в сердце своем до времени, и вернулся в Киев. Когда же пришло время, повелел он, чтобы нашли ему невесту; и стали ему подыскивать невесту, как это было в обычае у властителей. И многими он пренебрег и вспомнил Ольгу, отвагу и красоту которой видел и из уст которой слышал речи разумные и целомудренные, нрав которой узнал. И послал за ней родича своего князя Олега, и взял ее в жены с подобающей честью, и сочетались они законным браком.

    Князь Игорь много воевал. После смерти родича своего, князя Олега, воевал Игорь с греками. И наконец царь Роман, послав лучших своих бояр, чтобы умилостивить Игоря, стал давать ему дань больше, чем раньше давал Олегу. И так самодержствуя, жил Игорь-князь в мире со всеми странами. И родился у них с Ольгой сын Святослав.

    Однажды пошел Игорь-князь на Деревскую землю за данью, и удвоил он дань с древлян. Древляне же задумали злое: «Он снова вернется. Давайте убьем его, а супругу его, премудрую Ольгу, возьмем за нашего князя Мала, а сына его Святослава убьем и освободимся от дани». И когда Игорь отправил собранную дань в ладьях в Киев, а сам остался с небольшой дружиной, убили его древляне около города Искоростеня и там и погребли его. И послали послов к княгине Ольге.

    Горько плакала княгиня Ольга: «Увы мне, великий самодержец, великий государь русский! Увы мне, свет мой! Куда ты скрылся от очей моих! Лучше бы мне прежде тебя умереть! Не слышала бы я о твоей гибели не от супостатов-врагов, а от людей земель твоих! К кому мне горькую печаль обратить? Сын мой еще дитя, кто будет наставлять его и кто сбережет ему державу его?» И так плакала она, и никто не мог ее утешить, и все люди плакали с нею. А как кончилось оплакивание, собралась княгиня Ольга с силами, оставив женскую слабость, мужским умом вооружилась и решила, хак отомстить за кровь мужа своего, как покарать убийц.

    И послала она за древлянскими послами. И спросила их хитроумно:

    «Хорошо, что вы пришли, о мужи. Говорите же зачем пришли?»

    «Послала нас Деревская земля. Твой князь отяготил нас данью, и все ему было мало. Из-за этого он убит. А наши князья добрые. Выходи за нашего князя Мала».

    И сказала Ольга:

    «По душе мне ваши речи. Мужа моего не воскресить. И я не могу восстановить господство над вами моего мужа, которого вы убили. Идите теперь в ваши ладьи. Завтра я пришлю за вами. А вы скажите посланным за вами: «Пешком не пойдем, на конях не поедем, несите нас в лодках». И когда понесут вас, получите великую честь пред моими людьми».

    Назавтра Ольга послала за ними. Древляне, гордясь, сидели в лодках и говорили, как их научила Ольга:

    «Несите нас на головах своих вместе с ладьями. Киевские люди смеялись над глупостью и, как бы повинуясь, сказали: «Князя у нас нет, а княгиню вы берете за своего князя, и теперь нет нашей воли».

    И понесли их на тюремный двор. А Ольга смотрела из терема. И бросили их в заготовленные там ямы, говоря: «Люба ли вам честь такая?» Они же, ввергнутые в глубокую яму, вопили: «О горе нам!» И засыпали их живыми. И снова послала Ольга к древлянам: «Если хотите взять меня в жены вашему князю, пришлите мне лучших людей, пойду к вам с великими почестями, если не удержат меня киевские люди».

    Древляне послали восемь избранных мужей, самых знатных в Деревской земле. И пришли они в Киев. Ольга велела им, прежде чем к ней идти, вымыться в бане. Их заперли в бане и сожгли. И снова послала Ольга к древлянам: «Иду к вам. Приготовьте многие меды у того города, где убили вы моего мужа. Я хочу поплакать над его могилой и совершить тризну». И пришла Ольга с войском на Деревскую землю.

    Пришла на могилу Игоря и плакала над ним плачем великим: «О свет мой, о жизнь моя! Самодержцем всей русской земли ты был, а ныне ты мертв и землей покрыт и никем не владеешь! Где власть твоя самодержавная, где слава и красота мира сего—все это миновало, и соединился ты с землей! И я тебя, жизнь моя, лишена, и сиротой вдовицей с единственным сыном осталась! Много таких забот предстоит—как смирить врагов, как вражду прекратить, мирные дни обрести и истинный путь найти! И как мне преуспеть против врагов наших, убийц своего князя! Пусть примут они месть, чтобы и другим было неповадно, чтобы прекратилась на Руси дерзость помышления против самодержцев!»

    И еще много горестных слов она говорила. Велела же насыпать курган над Игорем и тризны творить, как это принято у язычников. И древляне сели пить. Ольга велела своим людям служить им, но самим не упиваться. А когда древляне напились, тогда воины ее зарубили пять тысяч древлян. И возвратилась Ольга в Киев.

    И вновь собрала Ольга войско и пошла на древлян с сыном своим Святославом. И были побеждены древляне. Они, отступив, затворились в городах, но и так не спаслись: были взяты Святославом города их. А Ольга устремилась на город Искоростень и осадила его. Древляне крепко бились, не хотели сдаваться. Год стояла Ольга около города и не могла взять его. И послала она к горожанам, говоря: «Все города уже сдались мне и платят дань, и возделывают нивы свои. А вы от голода умрете, если не согласитесь платить дань». Древляне сказали: «Мы рады бы заплатить, да боимся твоей мести». Сказала им Ольга: «Мы уже вам отомстили. Вы истощены, и я не стану утяжелять вашу дань, как мой князь. Я знаю, что у вас сейчас нет ни меда, ни шкур, я возьму с вас то, что вы имеете: дайте мне от каждого двора по три голубя и по три воробья».

    Собрали они со своего города воробьев и голубей и послали к ней с выражением покорности. Она же, принимая дань, сказала: «Ну вот, вы покорились мне и моему сыну. Идите в город. А я не сегодня, так завтра отступлю от города». И все в городе, узнав об этом, возрадовались. А Ольга, раздав этих птиц воинам, повелела к каждой привязать серу с трутом, увязав их в тряпочку. Вечером, когда стемнело, велела отпустить воробьев и голубей, поджегши трут. И полетели они в свои гнезда, и запылал весь город. Люди не смогли погасить пожара и побежали из города. И велела Ольга одних ловить и убивать, а других воинам отдала в рабство, а иных оставила платить дань. И всю Деревскую землю покорила она, и возложила на древлян дань тяжелую.

    Пошла Ольга с сыном своим и со всем войском по Деревской земле, устанавливая порядок дани и места охоты. Потом возвратилась в Киев. Через год, оставив сына в Киеве, пошла к Новгороду, стала устанавливать по Мете погосты, определять от лугов и охотничьих угодий дани и оброки, устанавливать по Днепру места для ловли птиц и села, и по Десне, и по всей земле ловища, и знаки, и места, и погосты. Установив повсюду порядок и осмотрев все, возвратилась в Киев. Кто не подивится мудрости, мужеству и целомудрию блаженной Ольги? Не будучи крещеной, управляла страной. Лишившись мужа, не захотела выйти замуж за другого! Убийцам же супруга своего месть воздала по обычаю властителей. Ибо заботилась о том, чтоб установить к добру и пользе царскую власть в русской земле, отеческое наследие сыну своему, а сына своего она очень любила.

    Особенно заботилась она о духовном. Ибо коснулось ее сердца слово спасения, приводя к истинному богоразумию, которого блаженная Ольга возжаждала и о котором привыкла размышлять, а она была мудрее всех людей. Премудростью уразумела она, что все люди ее земли, не зная о существовании Бога, неразумно кумирам, не являющимся богами, бездушным идолам, напрасные жертвы приносили. Прельщенные дьяволом, они угодное дьяволу и творили.

    Но всемилостивый Бог не забыл творение рук своих и не оставил заблудший народ, но помиловал нас, и дал нам того, кто повел нас к спасению—не от иной страны, не из чужой земли, а из дома и отечества русского—богоразумную равноапостольную княгиню Ольгу. Подвиг ее в том состоял, что познала истинного Бога. Не зная закона христианского, жила чистой и целомудренной жизнью и жаждала она стать христианкой по свободной воле, сердечными очами путь познания Бога обретая, и шла по нему без колебания. И так говорила себе: «Если окажусь угодной Богу, то сам Господь, который все знает, не лишит меня моего желания. Если Он захочет, Он наставит меня на истину». Не было тогда в Русской земле учителя благочестия.

    И захотела Ольга пойти в Царьград, сама хотела увидеть красоту церковную, услышать слово благочестия, разумом познать православную веру. Без всякого сомнения хотела креститься. Ее добрые дела и милостивый нрав способствовали принятию Бога.

    А в это время сын ее Святослав воевал с болгарами, и взял восемьдесят городов по Дунаю, и жил в Преславце, господствуя над болгарами. И с Царьграда подати и дани брал.

    И пришла блаженная княгиня Ольга в Царьград, ища, как хороший купец бесценный жемчуг, Христа, и нашла Его. Царь принял ее с подобающей честью. И увидел царь, как красива она, как разумна в беседе, разумом украшена, премудростью в избытке наделена, и подивился царь ее великому разуму и светлости благообразия, и полюбил ее сильно, и возжелал ее. И стараясь склонить ее к своей любви, уловить загадками и лестью, хитря в беседе, как древняя египтянка, пытавшаяся соблазнить целомудренного Иосифа. И говорил он так:

    «Хорошо, что ты пришла к нам, прекраснейшая из жен, чтобы увидеть честь и красоту нашей державы. Твоя красота являет—достойна ты находиться здесь и сочетаться с моей красотой! Достойна назваться царицей, царствовать с нами и к нашей вере приобщиться».

    Ибо царь был очень хорош собой. А богомудрая Ольга поняла, что замысел его рожден по навету диавола, который в древности вселился в змею и нашептал первозданным людям—так по-змеиному нашептывали соблазны уста царя-женолюбца. Но оперившись крылами богоразумия, чистым помыслом возвысившись, искусно стала переплетать сети суемудрого царева злоумышления. С молодых лет заботилась она о целомудрии более, чем о греческом царстве. И осенила благодать уста ее, и стала беседовать с царем смиренномудрыми словами, так говоря:

    «Некогда сладкая молва услышана была мною о вашем царстве и о вере христианской, ныне чудесное видение вижу очами — красоту безупречного закона божия, который тут у вас осуществляется. Ты, царь, говоришь, чтобы мне войти в чертог твой, и предлагаешь здесь царствовать. Я от этого не отказываюсь, но я — язычница. Язычник и сын мой, которому вы дани и подати платите. Ты мне советуешь прежде всего креститься, я и сама хочу этого от всей души. Для этого и пришла сюда И если ты, царь, истинное попечение о моем спасении проявляешь и хочешь, чтобы стала единомысленной тебе в истинной вере к Богу, то следует немедленно вместе с патриархом совершить надо мною дело Божией благодати, пока ничто мне не препятствует. Когда же буду крещена, то и все, о чем мы говорили, сбудется по закону христианскому».

    Царь тогда ни о чем другом не думал, как только скорее вступить в брак, заблуждаясь и думая, что все готово для этого брака. И вот святейший патриарх Фотий со всем собором спасительными словами огласил ее, при этом царь был восприемником, а патриарх совершил священное таинство крещения. И было наречено ей имя Елена. Патриарх благословил ее и сказал ей пророческие слова: «Благословен Христос Бог наш, освящающий всякаго человека грядущего в мир, избравший тебя из язычников русского народа! Благословенна ты среди жен русских, потому что тьму заблуждений оставила и свет вечной жизни возлюбила! Благословлять тебя будут все русские сыны в поколениях твоих внуков».

    И он беседовал с нею и наставление о православной вере дал. Она стояла, склонив голову, впитывая как губка морская росу учения божественных Писаний. И благословил ее патриарх. И блаженная княгиня Ольга, оставив богатые дары в соборной церкви, вернулась к себе, радуясь и благодаря Бога. Тем временем царь, полный своих низменных замыслов, хотя признавал закон благочестия, но неподобающие действия затевал. Позвал Ольгу и сказал: «Теперь настало время. Чертог готов. Выходи за меня. Будешь мне женой и всему нашему царству госпожой». Услышав все это, Ольга не смутилась и не растерялась (не будучи ученой, она была премудрой), ответила незамедлительно, пресекая душепагубные слова и обличая неподобающие поползновения, посрамив своими словами:

    «Я из языческой страны потрудилась придти сюда, чтобы узнать о Боге и о заповедях Его. А разве есть у христиан обычай, чтобы отцу жениться на дочери? Ведь ты меня от святой купели воспринял и дочерью меня своей назвал. Я не о тленной благодатию заново родилась, а ты меня в тленный чертог зовешь ко временному царствованию. Я стала невестой бессмертному жениху Христу, чтобы царствовать с Ним вечно. Вы же сами говорите, что всем любящим Бога суждена вечная жизнь в небесном царствии. А земное царство—мне достаточно великой русской земли, где самодержствует со мною мой сын, а дани и подати он получает от многих стран, в том числе и от вашего царства. Не позорь себя, прекратим беседу, чтобы не без смущенья вернуться к себе».

    Царь, обличаемый совестью и стыдом, пришел в чувство и о непотребстве своих слов раскаялся. И подивился великой премудрости ее, и благоразумию ее, и мужеству нрава. И устроил царь пир великий, и одарил Ольгу великими и бесценными дарами, и с великою честию проводил, называя своей дочерью по крестному родству. Перед отъездом Ольга пришла к патриарху, прося благословения на путь. И так сказала она, заливаясь слезами:

    «Что могу твоему преосвященству воздать, о вселенский патриарх? Как могу выполнить все, чему здесь научилась? Люди моей страны в нечестии язычества живут, как и сын мой. Лишь меня одну, заблудшую овцу, Господь благодаря твоему предстательству и молитве привел к незаблудшим овцам. А теперь я лишаюсь твоего чадолюбия и премудрости. Дай же мне вместо себя одного из твоих священников, и пусть он будет мне пастырем и наставником. И даруй спутникам молитву твою — прощальное благословение».

    Патриарх благословил ее, помолился о ней со всем собором, одарил ее щедро: даровал ей крест честный и святые иконы, дал ей священника и священные вещи, и книги. И сказал:

    «О чадо, угодившее Богу, знаменитая среди царствующих, прими эту святыню, это вечное благословение. Ты залог спасения русского народа, потому ты веруешь и вещи священные принимаешь с верою». Получив наставление и благословение патриарха, блаженная Ольга вернулась с миром в свою землю, неся с собой из Царьграда божественную благодать, которая больше любого богатства.

    И жила блаженная Ольга в Киеве. Тем временем царь прислал ей письмо, говоря: «Ты обещала прислать мне воздаяние, то, чем богата твоя земля. Исполни же обещание». Блаженная Ольга составила ответ, который передал царю его посланец:

    «Я, царь, была в Царьграде и сподобилась просветиться святым крещением. Ты же, несмотря на мой возраст, склонял меня ко браку, которого я не хотела. Ты от святой купели меня воспринял, но благодатного родства со мной не признал, как бы став отступником законов христианских—отцом по благодати крещения нарекшись, захотел стать моим мужем. Когда ты замышлял это неподобное дело, пренебрегал просить у нас потребного для твоего царства; ты покушался на то, чего получить не можешь.

    Благодатью Христовой из уст моих недостойных коварство твое разрушилось. Едва придя в разумение, обличаемый совестью, ты примирился со мной, одарил и с честью отпустил в мою землю. А теперь воздаяния требуешь. Ты, видно, насмехаешься, если думаешь получить просимое. Ничего ты не получишь. Если бы ты хотел получить от нас помощь душевного ради союза и ради чистой любви, тебе бы следовало прежде совесть свою уцеломудрить. А потом потрудиться самому придти к нам, постоять в нашей реке Почайне, посетить нас с воинством духовной любви, как и я у вас была, и в сосуде святой купели стояла. Тогда и получишь двойные почести, достойные твоего царства, и многочисленные дары». И отпустила посланников с миром к царю.

    Ольга жила среди бесчисленного множества язычников, помраченных тьмой идолопоклонства. Были же они как дикие звери, одна сияла она среди них, глубокую тьму неверия отгоняя и предвозвещая русским людям светлый день православия. Все ее старания были направлены на то, чтобы просветить людей верою Христовой. И сына своего Святослава много раз побуждала креститься. Люди дивились ее речам, подобных которым никогда не слышали.

    Некоторые приняли из уст ее слово божие и крестились. А сын ее, великий князь Святослав, зверю подобен был по привычкам своим, не прислушивался к ее словам, как и вельможи его. Хотящим креститься тогда не препятствовали, но над крестившимися смеялись язычники, ибо неверующим вера христианская безумием кажется. Они, во тьме ходя, не желали видеть славу Господню. Очень уговаривала Ольга сына своего принять крещение:

    «Не ослушайся меня, матери твоей! Знай, дитя мое, что тот, кто не покоряется родителям, также как и доброму наставлению учителя, погибели своей ищет. Послушай меня, сынок, приими веру истинную и спасен будешь. Не медли, пока погибель тебя не застала».

    Но казалось Ольге, что сеет она на воде, потому что холодно отнесся он к ее словам и ответил уклончиво:

    «Знаю я, что лучше бы мне тебя послушаться. Но если б я и хотел креститься, мои люди не последуют за мной. Если я один приму закон христианский, мои бояре и сановники вместо повиновения смеяться будут надо мной. И зачем мне самодержство, если из-за чужого закона все меня оставят и я никому буду не нужен?»

    «Не говори так, сын мой. Если ты крестишься, и люди твои за тобой пойдут, единомысленно примут участие в такой великой благодати и двойную славу и честь ты ото всех получишь».

    Но он не слушал ее речей, даже прогневался на святую свою мать. Как сказал пророк: «В душу неразумного не войдет премудрость». Ольга же, видя суровую непроницаемость души его и слыша безумные ответы, скорбела и плакала и непрестанно молилась со слезами ко Христу, чтобы просветил Он русских людей светом своей веры.

    На реке Великой среди дубравы было видение блаженной Ольге: она видела, что место освещено тремя лучами пресветлыми несказанного света. Она возблагодарила Бога за знамение, предрекающее нисхождение благодати крещения на русскую землю.

    «На этом месте,— сказала она, пророчествуя о городе Пскове,— будет церковь по имя Пресвятой Троицы. И будет здесь город великий и славный». И молилась она на этом месте, и поставила там крест, который и доныне стоит.

    Княгиня Ольга послала много золота на Плескову реку для постройки храма св. Троицы на том месте, где видела трисиятельные лучи. Потом тут возник большой город. Великое попечение имела Ольга о русской земле. А сын ее Святослав любил жить в Болгарии в городе Переславце на Дунае. А дети его, Ярополк, Олег и Владимир, в Киеве жили, и заботилась о них их бабушка, святая Ольга. Печенеги однажды коварно напали на Киев, как неводом его охватили и едва не взяли. Но Божий промысел сохранил город от всякого зла молитвами святой Ольги — поспел придти к городу воевода Святослава Претич, с небольшим войском. А печенеги думали, что пришел великий князь, и разбежались.

    Княгиня Ольга любила своих внуков, но крестить их не решалась, боясь, как бы не учинил чего-нибудь неподобающего непокорный сын Святослав. Но она молилась о них, и Бог внял ее молитве. Внук ее, великий князь Владимир, через некоторое время принял крещение, и всех людей своей земли привел к крещению.

    После ухода печенегов послала Ольга на Дунай к Святославу, сообщив ему, что учинили печенеги в земле его. Он вернулся, прогнал печенегов в степь и настал мир. В Киеве Святослав сказал матери своей и боярам:

    «Не хочу жить в Киеве, а хочу в Переславце на Дунае, потому что он находится посередине моей земли и туда все блага сходятся». Блаженная Ольга с плачем сказал ему:

    «Зачем, сын мой, оставляешь меня? Куда идешь, чужого желая? А свою землю кому поручаешь? Дети малы, а я стара, и уже смертельно больна. Ты не послушал моих советов, погрузился в смрадное кумирослужение, из-за слепоты неверия ты спотыкаешься во тьме. Ты не сотворил Бога помощником себе, но возложил упование на тленное людское множество, которое быстро истощается. Но сейчас не уходи, пока не умру и меня не похоронят. А потом иди, куда хочешь. Но со мной поступи так: после моей смерти не делайте ничего по языческому обычаю, но пусть мой священник погребет тело мое по обычаю христиан, засыпав его вровень с землею. Кургана пусть никто не дерзнет насыпать или творить тризну. Пошли золота в Царьград к патриарху, пусть он совершит моление о моей душе и нищих ободрит».

    Святослав, хоть и не веровал во Христа, но по сыновней любви обещал ей все исполнить.

    Через три дня наступила ее последняя болезнь. И настал час, когда от телесного союза захотела душа ее отделиться и к вышнему чертогу переселиться. Причастилась святая Ольга тела и крови Христовых и перешла в обители вечные, удостоившись небесного чертога вместе с мудрыми девами. Преставилась она в год 6477 (969) 11 июля, быв в супружестве 42 года; после смерти мужа через десять лет приняла она крещение и прожила в благочестии пятнадцать лет; всего лет ее жизни было около восьмидесяти. Великий князь Святослав, сын ее, и внуки ее, и все бояри и горожане, провожая, плакали великим плачем.

    Когда понесли ее хоронить, то собрались все, сколько там было христиан, и язычники, и приезжие из многих стран, и все о ней плакали. Для князей и сановников она была мудрейшей правительницей, горожане находили у нее прибежище и упокоение, вдовы и сироты приют, насыщение и одежду—все получали от нее просимое. Когда настал конец этого многолюдного плача, принесли тело на то место, где святая Ольга завещала себя похоронить. Священник совершил отпевание и благоговейно похоронил ее; все было сделано так, как она завещала.

    За свою праведную и богоугодную жизнь святая и блаженная великая княгиня Ольга, во святом крещении Елена, получила от Бога воздаяние—царствие небесное и нетленное блаженство. Честные мощи ее находились в земле около тридцати лет и были обретены нетленными. И от них произошло много чудес и исцелений.

    В начало

     
    Rambler's Top100