Фонвизин Денис Иванович

Дата публикации или обновления 11.03.2016
  • К оглавлению: Русские писатели

  •   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Я


    Сатирик и драматург Фонвизин (Фон-Визин) Денис Иванович родился 3(14).IV.1744 или 1745 г. в Москве в дворянской семье, умер 1(12).XII.1792 г. в Петербурге. Похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.

    Фонвизин Денис Иванович

    Первоначальное воспитание получил дома под руководством отца.

    С 1755 учился в гимназии для дворян при только что открытом тогда Московском университете.

    В 1762 по окончании гимназического курса был переведен в студенты, но в том же году оставил университет и определился на службу в Коллегию иностранных дел переводчиком.

    В 1763 перешел в канцелярию кабинет-министра И. П. Елагина, ведавшего «приемом челобитен» и управлявшего театрами. В это время Денис Иванович вступает в тесное общение с театральной средой и в особенности дружит с выдающимся актером И. А. Дмитриевским.

    С 1769 занял должность секретаря при руководителе Коллегии иностранных дел графе Н. И. Панине и в течение многих лет был его самым доверенным лицом в вопросах внешней политики.

    В 1777—78 совершил путешествие во Францию, где познакомился с писателями Мармонтелем и Тома, энциклопедистом Д'Аламбером, американским политическим деятелем и ученым Б. Франклином и был свидетелем «триумфа», устроенного по случаю приезда Вольтера в Париж.

    В 1782 вышел в отставку в связи с ухудшившимся состоянием здоровья.

    В 1784—85 ездил лечиться за границу — в Италию, а в 1786—87 в Австрию, но поездки эти не принесли ему пользы. Столь же безуспешным оказалось и путешествие в Прибалтику, предпринятое Денисом Ивановичем за три года до смерти.

    Интерес к литературе и к театру пробудился у Фонвизина еще в ученические годы. Самым ранним из дошедших до нас литературных опытов писателя является перевод «Басен нравоучительных» датского сатирика Л. Гольберга (перевод сделан не с подлинника, а с немецкого текста; при жизни сатирика трижды выходил отдельным изданием — в 1761, 1765 и 1787).

    Ряд его мелких переводов с немецкого и французского помещен в университетских журналах «Полезное увеселение» (1761) и «Собрание лучших сочинений к распространению знания и к получению удовольствия» (1762). Переводить он продолжал и по выходе из университета. Перевёл:

    «Геройская добродетель, или Жизнь Сифа, царя Египетского» политико-нравоучительный роман Террасона (1—4 ч., 1762 —1768),

    «Любовь Кариты и Полидора» роман Бартелеми (1763),

    «Торгующее дворянство, противуположенное дворянству военному»

    рассуждение Куайе (1766),

    «Сидней и Силли, или Благодеяние и благодарность» сентиментальную повесть Арно (1769),

    «Иосиф» поэму в прозе Битобе (1769),

    «Альзира» трагедия Вольтера осталась в рукописи,

    «Метаморфоз» Овидия не напечатан

    «О правительствах» трактата немецкого юриста Юстине не напечатан.

    Одновременно с работой над переводами развивалось и оригинальное творчество Дениса Ивановича «Весьма рано появилась во мне склонность к сатире, — писал сатирик, вспоминая свои ученические годы. — Острые слова мои носились по Москве... Меня стали скоро бояться, потом ненавидеть; и я вместо того, чтобы привлечь к себе людей, отгонял их от себя и словами и пером. Сочинения мои были острые ругательства: много в них было сатирической соли...» («Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях»).

    Стихотворные сатиры Фонвизин продолжал писать и по приезде из Москвы на службу в Петербург. В «Опыте исторического словаря о российских писателях» (1772) Новиков отмечал, что Денис Иванович «написал много острых и весьма хороших стихотворений». Из них в настоящее время известны лишь отрывки из двух посланий («К Ямщикову» и «К уму моему»), одна эпиграмма и ставшая знаменитой сатира в стихах «Послание к слугам моим Шумилову, Ваньке и Петрушке» (опубликовано в 1769). Обращенное к реальным лицам, оно, по существу, представляет собой не послание, а драматизированный разговор сатирика со своими слугами на тему о смысле бытия. Большого мастерства достиг он в обрисовке слуг, ответы которых на заданный им вопрос выявляют индивидуальные особенности характера каждого из них. Антиклерикальные тирады, произносимые Ванькой, и своего рода «вольтерьянство» Петрушки не выдуманы сатириком, но в то же время определенным образом перекликаются с мыслями и настроениями самого драматурга. Это делает его «Послание к слугам» прежде всего колоритнейшим памятником русского философского свободомыслия XVIII века. Однако философская тема, поставленная в этом произведении, перерастает в тему социальную, обнаруживающую умение сатирически отображать типические явления действительности. Начиная с 60-х гг. XVIII в. развитие капиталистических отношений в России сопровождалось дальнейшим усилением крепостнического гнета. Глубоко характерно поэтому, что Фонвизин, наряду с резким сатирическим изображением русского крепостнического уклада, с большой остротой показывает в своем «Послании к слугам» силу денег как основного фактора, определяющего человеческие взаимоотношения. Жизненная сила и обличительная направленность этого произведения впоследствии заслужили высокую оценку Белинского, утверждавшего, что «забавное» и «злое» послание сатирика «переживет все толстые поэмы того времени» (Полн, собр. соч., т. V, М., 1954, с. 537; т. VII, М., 1955, с. 119).

    Как драматург Денис Иванович впервые выступил со стихотворной комедией «Корион», поставленной на придворной сцене в 1764. В этой пьесе он пытался разрешить ту же задачу, что и другие современные ему драматурги (В. И. Лукин, И. П. Елагин, Б. Е. Ельчанинов), — задачу создания русской национально-бытовой комедии путем «склонения на паши правы», т. е. переделки, произведений западноевропейского театрального репертуара. Образцом для «Корион» послужила комедия французского поэта Грессе «Сидней». В целом пьеса лишена сколько-нибудь органической связи с русским бытом. Примечательно в ней лишь то, что Денис Иванович вывел на сцену одно отсутствовавшее во французском тексте действующее лицо — крепостного крестьянина, сетующего на свою горькую участь.

    Крупной удачей драматурга была его вторая комедия — «Бригадир» (написана между 1766 и 1769, напечатана в 1792—1795). По справедливому выражению современника, услышавшего пьесу в чтении самого автора, это была «первая комедия в наших нравах». В «Бригадире» Фонвизин жестоко высмеял невежество, взяточничество, ханжество и слепое раболепство перед иностранщиной, столь характерные для поместно-бюрократических кругов русского общества. Жизненная убедительность таких сатирических персонажей комедии, как Бригадир, Советник, Советница и Иванушка, достигнута драматургом без нарушения свойственных классицизму принципов изображения характеров. Зато в Бригадирше с большой силой проявились реалистические тенденции творчества Дениса Ивановича. Основным художественным достоинством пьесы был метко индивидуализированный язык действующих лиц: военный лексикон Бригадира, сочетание канцелярско-приказных и церковнославянских выражений в речи Советника, салонный русско-французский жаргон Иванушки и Советницы, народное просторечие Бригадирши. В противоположность отрицательным персонажам положительные образы комедии (Добролюбов, Софья) отличаются бледностью и схематичностью.

    Вершиной творчества Фонвизина и всей русской драматургии XVIII века явилась комедия «Недоросль» (1782, поставлена в том же году, напечатана в 1783). Содержащееся в этой пьесе обличение «злонравия» помещиков-крепостников, благодаря остроте художественно-сатирического обобщения, с невиданной ранее выразительностью раскрывает социальную сущность крепостничества. В «Недоросле» Денисом Ивановичем «впервые выведено на свет и на сцену растлевающее значение крепостного права и его влияние на дворянство, духовно погубленное, выродившееся и развращенное именно рабством крестьянства» (М.Горький, История русской литературы, М., 1939, с. 22). По своему общественному значению комедия оказалась неизмеримо шире той субъективной дворянско-просветительской цели, которую преследовал автор, призывавший к законодательному обузданию крепостников. «Недоросль» —комедия социально-политическая, поскольку заключенный в ней подтекст направлен против осуществлявшейся в эти годы Екатериной II политики укрепления крепостничества. Большое внимание уделил драматург в комедии традиционной в просветительской литературе проблеме воспитания. Однако по сравнению с тем как эта проблема разрешалась до Фонвизина, она значительно углубляется и получает в «Недоросле» социальное осмысление. Дурное воспитание Митрофанушки воспринимается как естественный результат всего крепостнического уклада. Сущность социального зла, против которого ополчается драматург, раскрывается не только посредством декларативных сентенций, произносимых положительными персонажами, но и в живых, запоминающихся образах. Одни из них заострены до гротеска, до карикатуры (Скотинин, Вральман, Кутейкин), другие отличаются большей внутренней сложностью. В образе Простаковой показаны не только черты тиранки-помещицы, но и любящей матери. Эта любовь облечена у нее в почти животную, примитивную и безрассудную форму. Такая любовь не может породить в Митрофанушке ничего иного, кроме невежества, лени и грубости, а воспитание, получаемое им, должно неминуемо превратить его в тирана-крепостника, подобного матери. Отрицательным персонажам, согласно законам драматургии классицизма, противопоставлены положительные (Стародум, Правдин, Милон). В их обрисовке Денис Иванович стремился избежать безличности и схематизма. Новым было и то, что в них нашли отражение реальные черты современников Фонвизина. Тем не менее, присущая им дидактико-моралистическая тенденция лишает их той жизненной конкретности, которой преисполнены отрицательные действующие лица. Недаром имена Митрофанушки, Простаковой, Скотинина, Вральмана, Кутейкина стали нарицательными.

    Если язык персонажей «Бригадира» служил для их социально-бытовой характеристики, то язык персонажей «Недоросля» одновременно отвечает задачам психологической характеристики. С особенным мастерством индивидуализирована опять-таки речь сатирических действующих лиц, превосходно передающая речевые особенности среднепоместной дворянской среды.

    «Недоросль» создавался в рамках драматургических правил классицизма. Однако воздействие эстетических принципов буржуазной драматургии (обилие дидактико-моралистического элемента, мотив сочувствия «страждущему человечеству») и реалистические тенденции вели к преодолению условностей классического комедийного жанра. В итоге, благодаря своей идейной сущности и тесной связи с народно-речевой традицией, «Недоросль» вполне оправдывает название «комедии народной», данное ему Пушкиным в «Послании цензору».

    Обе комедии — «Бригадир» и в особенности «Недоросль» — оказали исключительно большое влияние на дальнейшее развитие русской драматургии. По словам Белинского, «русская комедия начиналась задолго еще до Фонвизина, но началась только с Фонвизина» (Полн. собр. соч., т. III, М., 1953, с. 470).

    Гоголь ставил «Недоросля» рядом с «Горем от ума» Грибоедова, называя их «истинно общественными комедиями», в которых «раны и болезни нашего общества, тяжелые злоупотребления внутренние... выставлены в очевидности потрясающей» (Полн. собр. соч., т. VIII, 1952, с. 396, 400).

    Почти одновременно с окончанием «Недоросля» Денис Иванович написал замечательный по содержанию и форме политический трактат «Рассуждение о непременных государственных законах». Предназначавшийся для наследника русского престола, трактат этот должен был внушить будущему монарху сознание строжайшей ответственности перед лицом закона. Показывая, к чему приводит самодержавный произвол, драматург превращает свой трактат в острейший памфлет, бичующий Екатерину II и процветавшую при ней систему фаворитизма. Многое в этом «Рассуждении» непосредственно перекликается с идейной направленностью «Недоросля». Впоследствии, сокращенный и переработанный применительно к условиям общественной борьбы конца 10-х — 1-й пол. 20-х гг. XIX в., текст «Рассуждения» был использован в агитационных целях декабристами.

    В последнее десятилетие своей творческой деятельности Денис Иванович написал большое количество прозаических произведений, разнообразных по форме, но сатирических в своей основе. Таковы:

    «Опыт российского словника» (в это время он интересовался вопросами языка и составил для Российской академии проект «Толкового словаря славяно-российского языка»),

    «Челобитная российской Минерве от российских писателей»,

    «Поучение, говоренное в Духов день иереем Василием в селе П.», «Повествование мнимого глухого и немого» (все напечатаны в 1783),

    «Каллисфен» греческая повесть (1786).

    Большой общественный резонанс получили «Несколько вопросов, могущих возбудить в умных и честных людях особливое внимание» (1783), содержавшие прямые выпады против внутренней политики Екатерины II и вызвавшие с ее стороны крайнее раздражение и обвинение автора в «свободоязычии».

    В 1788 Денис Иванович подготовил к печати первую часть журнала, составленного сплошь из его собственных произведений, — «Друг честных людей, или Стародум», но издание было запрещено Управой благочиния. В состав первой части журнала должен был войти один из самых блестящих образцов политической сатиры не только в творчестве Фонвизина, но и во всей русской сатирической прозе XVIII века — «Всеобщая придворная грамматика». Материалы, предназначавшиеся для «Друга честных людей», появились в печати только в первой трети XIX века.

    Об огромном вкладе драматурга в развитие русской прозы свидетельствуют не только его сатирические произведения, но и письма — замечательный памятник эпистолярного стиля, а также его автобиографические записки «Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях» (опубликовано в 1830).

    Единственной сатирой в стихах, написанной, по-видимому, в последний период творчества, является басня «Лисица-казнодей» (напечатана в 1787), блестяще пародирующая стиль официальных панегириков монархам и беспощадно разоблачающая их сочинителей. Наряду с «Всеобщей придворной грамматикой» она показывает, что талант Фонвизина-сатирика достиг в это время своего наивысшего общественно-политического накала.

    Творческое наследие Дениса Ивановича оказало глубокое воздействие на дальнейшее формирование критического реализма в русской Литературе. Батюшков связывал с Фонвизиным «образование прозы».

    В суждениях А. Бестужева, Пушкина, Гоголя, Герцена подчеркивалась самобытность и народность его таланта. Преемственную связь между передовой русской драматургией, у истоков которой стоит Фонвизин, с театром Островского отмечал Гончаров.

    Жизненность сатирических персонажей драматурга в новых исторических условиях показал в ряде своих произведений Щедрин («Письма к тетеньке», «Господа ташкентцы», «Круглый год»).

    По определению М. Горького, Денис Иванович положил начало «великолепнейшей и, может быть, наиболее социально-плодотворной линии русской литературы — линии обличительно-реалистической» («История русской литературы», с. 25).

    «Недоросль» — единственная русская пьеса XVIII века, занявшая прочное место в репертуаре советского театра. Этот факт служит ярким свидетельством непреходящего значения творчества драматурга и сатирика.

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Rambler's Top100