Колокола звонницы

Успенского собора

Дата публикации или обновления 01.11.2017
  • К оглавлению: Города
  • История Ростова Великого
  • Гостиница «Дом на погребах» на территории Ростовского кремля.
  • Успенский собор в Ростове Великом
  • Ростовская звонница
  • Колокола и звонницы Ростовского музея
  • Колокольные звоны Ростова Великого
  • Колокола звонницы Успенского собора
    Ростова Великого.

    Ростов Великий, Ростовский Кремль. Колокола звонницы.
    Колокола звонницы.

    Еще в XIX столетии исследователи признавали, что лучшие по тону колокола в России находятся на звоннице Успенского собора в Ростове Великом. Звоны там названы по именам учредителей: Ионинский, по имени митрополита Ионы Сысоевича, который с 1652 года по 1691 год в течение 39-и лет правил Ростовской митрополией; Георгиевский, особенно хороший, как говорят знатоки, принадлежал архиепископу Георгию Дашкову, правившему Ростовом уже по уничтожении митрополии с 1718 года по 1731 год; Иоакимовский, по имени архиепископа Иоакима, 1731-1741 год. Известны и другие ростовские звоны, например, Ионафановский. Колокола висят в линию и различаются весом: первый в 2.000 пудов, второй в 1.000, третий в 500 и т.д. до 20 пудов и менее. Всех колоколов в то время было тринадцать. Сейчас на звоннице находятся пятнадцать колоколов. Многие из них уникальны по своей истории, технике литья, а главное - по своему звучанию.

    Колокол "Сысой".

    В 80-е годы XVII века стараниями мастеров ростовского митрополита Ионы Сысоевича (1652-1691) рядом с кафедральным Успенским собором была возведена звонница палатного типа с набором из двенадцати колоколов. Самый большой колокол весит две тысячи пудов (32 тонны), лил его в 1688 году московский мастер Флор Терентьев. Имя своё "Сысой" он получил в память об отце владыки Ионы, схимонахе Сысое. Язык этого колокола-гиганта весит около полутора тонн, раскачивают его два звонаря. Диаметр отверстия, или поперечник основания, сего колокола - 5 аршин и 3/4 вершка. Диаметр его вершины внутри 2 аршина 7 1/4 вершка. Высота колокола внутри от основания до верху, не считая ушей, 3 аршина 13 1/2 вершка. Толщина звуковой части, или вала, где ударяют языком, у сего колокола 7 вершков. Число простых колебаний, которые производит сей колокол в течение секунды, при 12° Реомюра, = 130,92. Колокол имеет скромное убранство. Около его главы и краев проходит рельефная надпись, выполненная вязью на церковно-славянском языке. Из текста надписи мы знаем, что отливал "Сысой" мастер Флор Терентьев.

    Вверху, вокруг главы написано: "Лета 7197 г. Ноемврия в 11 день. При державе Великих Государей, Царей и Великих Князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и Великия Государыни и Благоверныя Царевны и Великия Княжны Софии Алексиевны всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцев", а внизу, вокруг краев написано: "и при Благоверных Государынях Царицах и Великих Княгинях Наталии Кириловне, Параскеве Феодоровне, Марфе Матфеевне и при Великом господине Святейшем Кир Иоакиме Патриархе Московском и всея России, тщанием и радением Преосвященного Ионы митрополита Ростовского и Ярославского лит сей колокол в Ростове к соборной и апостольской церкви Успения Пресвятыя Богородицы и великих Ростовских Чудотворцев Леонтия, Исаиа, Игнатия епископов; а лил колокол мастер Флор Терентьев; а весу в сем колоколе две тысящи пудов". Помимо надписи колокол украшает довольно сложный орнамент. Над текстом расположен ряд изображений серафимов (благодаря искусству литейщика они составляют как бы волнообразную линию). Под надписью проходит узкая полоса цветочного орнамента и ряд из шестикрылых херувимов.

    Тон этого колокола соответствует ноте "До", находящейся на второй добавочной снизу линии нотной системы с басовым ключом и весьма близко подходит к малой терции нормального диапазона простых колебаний. Колокол этот имеет то особенное достоинство, что, кроме основного тона "До", дает еще верхний гармонический тон, составляющий чистую большую терцию, соответствующую ноте "Ми", находящейся между третьей и четвертой линиями нотной системы с ключом басовым. Этот верхний тон - большая терция "Ми" - становится особенно слышною тогда, когда мы удаляемся от сего колокола, во время благовеста в него. При совместном звучании с двумя менее крупными колоколами ростовской звонницы - "Лебедем" (500 пудов) и "Полиелейным" (1000 пудов), отлитыми знаменитым мастером Филиппом Андреевым соответственно в 1682 и 1683 годах, звон их образует до-мажорное трезвучие, и слаженность, необходимая для этого, поразительна. Низший обертон "Сысоя" совпадает с основным тоном "Полиелейного".

    Колокол "Полиелейный".

    Следующий по величине колокол - тысячепудовый "Полиелейный", отлитый шестью годами раньше "Сысоя", в 1682 году, московскими мастерами Филиппом Андреевым и его сыном Киприаном. "Полиелейный" в переводе с греческого означает "многомилостивый". Колокол украшен двумя широкими орнаментальными поясами, между которыми расположена надпись. Верхний пояс орнамента составляют изображения шестикрылых херувимов с восьмиконечными розетками между ними. Нижний пояс состоит из двух рядов орнамента. Один из них это сложный цветочный узор, близкий по рисунку такому же орнаменту на "Сысое". К сожалению, мы не можем оценить всей его красоты из-за не совсем качественного литья - часть рисунка скрыта под натеками металла. Под цветочным орнаментом расположен ряд из фигурок фантастических крылатых существ с кистью-ламбрекеном вместо хвоста. Вторую пару крыльев им заменяют завитки ввиде буквы С. Фигурки чередуются с такими же восьмикнечными розетками, что и херувимы в верхнем поясе орнамента. Такие мотивы орнамента (в виде цветочного узора и крылатых фигурок с ламбрекенами) Филипп Андреев позже будет использовать и в других своих работах. Например, они украшают колокола этого мастера на колокольне Иван Великий в Московском Кремле: "Ростовский" на первом ярусе, и два колокола 1687 года на втором и третьем ярусах.

    Колокол "Лебедь".

    Колокол "Лебедь" весом в пятьсот пудов был отлит Филиппом Андреевым одновременно с "Полиелейным" в 1682 году. "Лебедем" его прозвали за красивый полётный голос. Это третий по величине колокол ростовской звонницы. По характеру убранства он типичен для своего времени. Наиболее нарядно украшена верхняя часть колокола. Здесь в поясе с текстом изображен Галгофский крест, под надписью проходит растительный орнамент из восьмилепестковых розеток, вьющегося стебля с цветами, бутонами и плодами. Очень сходный по рисунку с этим орнаментом декор был использован мастерами Василием и Яковым Леонтьевыми для украшения колокола под названием "Широкий" 1677 года. Он сейчас находится возле звонницы собора Святой Софии в Новгороде. Под ним расположен ряд с изображениями четырехкрылых существ с хвостами-ламбрекенами. Оба этих мотива очень напоминают декор "Полиелейного" колокола. Литье также было выполнено с некоторыми изъянами: мелкие детали почти не проработаны.

    Рядом с "Лебедем", в третьем пролёте звонницы находятся ещё три колокола - "Красный" (30 пудов), "Козел" (20 пудов) и "Набатный". Другие четыре безымянных колокола расположены между третьим и четвёртым пролётами.

    Колокола "Красный", "Козел" и "Набатный".

    Колокол "Красный", вес которого составляет примерно 30 пудов, не имеет датировки, однако особенности его орнамента находят наиболее близкие аналоги среди колоколов конца XVII - начала XVIII века. Верхний фриз колокола разделен на три пояса. Первый состоит из тщательно проработанных ажурных трилистников, соединенных дугообразными стеблями. Под ним проходит гладкий пояс в обрамлении валиков. Наконец, внизу помещены изображения крылатых существ (ангелов?) с замысловатыми хвостами из плодов и листьев.

    Такой мотив известен нам на примере колоколов, отлитых мастерами из династи Моториных. Это колокола Федора Моторина: 1683 года на колокольне собора Покрова на Рву и 1685 года, отлитый для колокольни Никольского собора в Москве. Из колоколов работы Ивана Моторина это - "Семисотный" 1704 года на Успенской звоннице Московского Кремля, "Набатный" 1714 года, ныне находящийся в экспозиции Оружейной палаты Московского Кремля, и "Новгородский" 1730 года на первом ярусе колокольни Иван Великий. Стоит также отметить, что изображения ангелов на колоколе "Красный" по рисунку ближе аналогичным изображениям на колоколах Ивана Моторина (особенно "Семисотном"). Крылатые существа на колоколах Федора Моторины выглядят иначе, хотя точнее было бы охарактеризовать изображение крылатых существ на колоколе "Красный" как некий синтез особенностей подобного орнамента на разных колоколах.

    Колокол "Козел" (его вес -20 пудов) лишен какой-либо орнаментации. Он был отлит в конце XIX века на ярославском заводе Оловянишникова. По рекомендации о. Аристарха Израилева, согласно которой любой орнамент пагубно сказывается на звучании колокола, колокол "Козел" изготовили с совершенно гладкой поверхностью. Однако особенного благозвучия эта предосторожность колоколу не принесла. После того, как он был поврежден, колокол совсем перестали использовать в звонах.

    Колокол "Набатный" больше известен по другому своему названию - "Ионафановский". Его изготовили в 1894 году на заводе Оловянишникова, как и предыдущий колокол. Отливка "Иоанафановского" колокола была своеобразным подарком по случаю торжественного события - пятидесятилетнего служения в церкви архиепископа Ярославского и Ростовского Иоанафана. Об этом свидетельствует довольно пространная гравированная надпись в верхней части колокола. Поле с надписью ограничено валиками и обрамлено двумя широкими рядами орнамента. Верхний пояс выполнен в виде ромбовидного узора, а нижний в виде стилизованной плетенки. Благодаря высокому качеству литья, оба орнамента выполнены достаточно четко. Такое решение орнамента, лишенное какой-либо символики, было типично для этого времени.

    "Безымянные" колокола.

    Как уже было сказано выше, четыре безымянных колокола расположены между третьим и четвертым пролетами ростовской звонницы. С исторической точки зрения интерес представляют три из них. Орнамент одного из них представляет собой два пояса из ажурных трилистников, соединенных между собой дугообразными стеблями. Два ряда орнамента являются как бы зеркальным отображением друг друга. Между орнаментальными поясами проходит широкая гладкая полоса, обрамленная валиками. Судя по характеру рисунка трилистника, тщательности проработки орнамента и высокому качеству литья, колокол этот может быть датирован концом XVII века. Так же можно предположить, что он был отлит московским мастером. Некоторое время на звоннице находились еще два колокола с подобным орнаментом. В настоящее время похожий декор можно видеть на колоколе "Ясак".

    Еще два безымянных колокола имеют практически одинаковое оформление. Их декор представляет собой два пояса растительного орнамента, состоящего из вьющегося стебля с цветами, бутонами и плодами. По своему рисунку он очень напоминает растительный орнамент больших колоколов ростовской звонницы "Сысоя" и "Полиелейного" (особенно "Сысоя").

    Из пяти колоколов, расположенных в четвертом пролете звонницы, сохранились три древних колокола: "Баран", отлитый московским мастером Емельяном Даниловым, и два зазвонных. Кроме них в этом пролете находится еще колокол "Голодарь" XIX века и небольшой колокол "Ясак", предназначенный для того, чтобы подавать сигнал к началу звона.

    Колокол "Голодарь".

    Колокол "Голодарь" весом 171 пуд изготовлен в 1856 году на заводе Ярославского купца Чарышникова. Когда-то на месте этого колокола висели "Голодарь" 1-й и "Голодарь" 2-й , которые были разбиты. Название свое колокол получил от того, что в него благовестили во время Великого Поста. Для декоративного убранства "Голодаря" характерно большое разнообразие элементов. Вверху и внизу на его поверхности воспроизведена надпись гражданским шрифтом о создании колокола, ограниченная валиками и жемчужником. В верхней части над надписью даны изображения шестикрылых херувимов, чередующиеся с картушами, внутри которых помещен орнамент из виноградных плодов и листьев. Ниже надписи проходит кайма растительного узора, состоящая из завивающихся стеблей и листьев аканта, рядов жемчужника и мелких пальметт. Эта кайма в четырех местах прерывается прямоугольными клеймами с рельефными изображениями иконы Владимирской Богоматери и святых Николая Чудотворца, Александра Невского и Леонтия Ростовского.

    Все изображения ограничены рамами из растительного орнамента, жемчужника и веревочки. По сторонам клейм расположены фигуры коленнопреклоненных ангелов на облаках. Между клеймами помещены лики ангелов с распущенными крыльями. Рельеф разнообразен по высоте и тщательно проработан. Возможно, поводом для отливки колокола послужило восшествие на престол императора Александра II. Подтверждением этому служат рельефные изображения патрональных святых государя и его отца: князя Александра Невского и святителя Николая Чудотворца.

    Колокол "Баран".

    Колокол "Баран" самый древний на Ростовской звоннице. Вес его 80 пудов. Отлил колокол в 1654 году известный московский мастер Емельян Данилов для звонницы-предшественницы нынешней. В его украшении использованы различные орнаментальные мотивы и довольно длинная надпись. В верхней части колокола размещена кайма из трилистников, соединенных дугообразными стеблями, под ней - текст надписи, выполненный такой нарядной вязью, что сам является украшением колокола. Под ним находится полоса орнамента, основной мотив которой - львинообразные маски в обрамлении побегов и листьев аканта. Этот мотив получил название "маскароны". На ветвях аканта изображены фантастические птицы. Завершается орнаментальный пояс узкой полосой из дугообразных стеблей и свисающих с них трилистников. Орнамент отличается тщательностью проработки и высоким качеством литья. Довольно похожий по рисунку, хотя и отличающийся некоторым своеобразием орнамент украшает колокол 1692 года, находящийся ныне на звоннице Спасо-Евфимиева монастыря в Суздале.

    Зазвонные колокола.

    В четвертом пролете ростовской звонницы кроме двух упомянутых колоколов находятся два небольших зазвонных колокола и колокол "Ясак". Один из зазвонных колоколов практически лишен какого-либо декора. "Ясак" - не участвует в звонах, а только подает сигнал к их началу. Его орнамент весьма традиционен - это два пояса трилистников в зеркальном отображении. По стилю их рисунок очень схож с декором одного из "безымянных" колоколов третьего проема.

    Второй зазвонный колокол очень интересен с точки зрения своего декоративного оформления. Наряду с традиционной каймой из дугообразных стеблей и ажурных трилистников, на нем выполнен орнаментальный фриз, в рисунок которого входят изображения фантастических птиц в обрабрамлении вьющихся побегов с пышной листвой и плодами. Датировка этого коколола основана на близких аналогах. В музее Ростова Великого хранится колокол 1685 года из села Первитина Ростовского района. Его орнамент практически идентичен декору зазвонного колокола. На колокольне собора Покрова на Рву есть колокол 1692 года, работы Ивана Моторина, орнаментальные мотивы которого несколько схожи с ним, но имеют гораздо более сложный рисунок и тщательную проработку.

    Звоны на ростовской звонницы уникальны по своему звучанию и гармонии. Во время звона звонари становятся так, что могут видеть друг друга и соглашаться в такте, что является одним из условий гармоничного и слаженного звона. Митрополит Платон приезжал слушать эти звоны и хотел учредить у себя такие же в Вифании. Но ему сказали: "дайте такую же колокольню и такие же колокола".

    Далее    Наверх
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Навигация
    Rambler's Top100