Крест Христов –

наше спасение

Дата публикации или обновления 25.12.2017
  • К оглавлению: Газета «Православная Москва»
  • К оглавлению раздела: Обзор православной прессы

  • «Два православных храма пострадали в Москве в ночь на 4 октября - неизвестные спилили крест у алтарной апсиды в храме Святителя Николая Чудотворца в Покровском, а в храме Покрова Пресвятой Богородицы в Рубцове на алтарной части появилась кощунственная надпись». Это сообщение в тот же день появилось в сводке новостей нескольких средств массовой информации. И все же оно не стало главной темой дня газет, телевидения, интернет-сайтов - той самой темой, которая наконец-то заставила бы задуматься наших сограждан: куда же мы катимся, почему в современном российском обществе находится все больше и больше людей, которые глумятся над нашей верой, извращают нашу историческую память, попирают наши святыни?

    Нет, пресса вот уже несколько месяцев озабочена другим. Она с маниакальной настойчивостью обсуждает навязшую у всех в зубах тему: не слишком ли суровое наказание вынесло российское правосудие трем бесноватым женщинам, устроившим шабаш на амвоне Храма Христа Спасителя.

    Героинями и мученицами за свои убеждения пытаются представить трех кощунниц не только подписавшие в их защиту письмо наши никем не читаемые литераторы или актеры, чьи имена уже много лет не появляются на театральных афишах. В кампанию по защите богохульниц включился и западный артистический секонд-хенд - давно уже не востребованные в собственных странах певцы и музыканты, приезжающие в Россию, как говорится в богемной среде, «на чёс». То есть затем, чтобы сшибить с непритязательной российской публики побольше деньжат. Равнодушие к собственным святыням со стороны общества развязывает руки все новым преступникам. Антицерковный вандализм и раньше существовал в России, но особый размах он получил после начала процесса над московскими кощунницами. Украинские «феминистки» объявили начало акции «Крестоповал», и никто даже не попытался их остановить. А ведь они пилили мемориальный крест на глазах зрителей и собравшихся на это богохульное действо журналистов.

    Представители Московского Патриархата высказали свое мнение по поводу произошедшего «крестоповала». Председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Московского Патриархата протоиерей Димитрий Смирнов расценил действия «феминисток» как объявление войны Русской Православной Церкви. Богоборческое начало было положено.

    В конце августа спилили поклонный крест в Архангельской области, а также три деревянных креста в поселке Смеловский Челябинской области. В начале сентября на кладбище в Приозерске Ленинградской области неизвестные повредили девять могильных крестов. Также был срублен деревянный крест, установленный в память строителей Чуйского тракта на Алтае. Вандалы спилили поклонный крест в Александровском парке в Санкт-Петербурге. Мракобесие принимает все более извращенные формы и набирает силу. Пропорционально тому, как ото дня в день усиливается наше равнодушие к святотатцам. Корреспондент газеты «Православная Москва» встретился со священником Георгием Дехтяревым, клириком московского храма Святителя Николая Мирликийского в Покровском, где богоборцы надругались над православным крестом. Беседа касалась не только конкретного случая, произошедшего на территории этой церкви.

    - Отец Георгий, что произошло в ту ночь и как Вы узнали о святотатстве?

    - У нас в общине создана группа волонтеров, которые помогают в храме: убирают территорию, остаются на ночь, чтобы следить за порядком. Приблизительно часов в пять утра один из таких наших помощников совершал очередной обход вокруг церкви. Он обратил внимание, что креста, который стоял перед алтарем, нет.

    Спиленный крест лежал неподалеку от того места, где был установлен ранее. Сразу же позвонили отцу настоятелю - архимандриту Дионисию (Шишигину), на место происшествия приехали сотрудники органов милиции, был вызван участковый. С этого момента началось следствие.

    Это случилось в канун отдания праздника Воздвижения Креста Господня. В то печальное для нас утро мы отслужили в храме литургию, а после нее малым крестным ходом пошли вместе с прихожанами к месту кощунства. Здесь клирик нашего храма протоиерей Павел Кондраков совершил литию по усопшим православным христианам, над могилой которых еще вчера стоял поклонный крест.

    Поруганный крест для нас - особый. Это первый крест храма Святителя Николая в Покровском. Его установили в 1992 году, а чуть раньше Церкви передали бывший хлебозавод - тогда по очертаниям здания было чрезвычайно сложно определить, что это бывший храм. А потом, в 1995 году, когда уже над возрождающимся домом Божиим воздвигли купол, а приход собрал деньги на новый крест, тот, деревянный, самый первый, решили установить у алтарной части со стороны улицы. В ходе реставрационных работ вокруг храма были обнаружены останки многих людей. Когда-то на этом месте находился погост, здесь хоронили православных. Косточки с благоговением собрали, положили в один общий гроб и потом захоронили. И поставили над общей могилой крест. Тот самый крест, который безжалостно спилили в ночь на 4 октября. Для нас он не только символ возрожденного храма, но еще и могильный крест, который воздвигнут над останками наших предков.

    - А какова была реакция ваших прихожан на это злодеяние?

    - Какая реакция может быть у нормальных людей? Когда у кого-то из нас осквернят могилы наших родственников, что мы будем чувствовать? Это кощунство отозвалось в наших сердцах глубокой скорбью. А еще жалостью к тем, кто совершил такое святотатство. Я не заметил в наших прихожанах ни агрессии, ни злости, а именно жалость. Все в этой жизни подчинено Божественному закону, и люди, нарушая духовные законы, не ведают, какой катастрофой может обернуться для них подобный поступок.

    - Отец Георгий, как Вы думаете, почему такие богомерзкие выпады в отношении Русской Православной Церкви происходят особенно часто в последнее время?

    - Трудно ответить на этот вопрос однозначно. Понятно, что все события последнего времени объединены общими действиями, направленными против Православия. Но пока неизвестно, кем был спилен наш крест, какими побуждениями руководствовались люди, совершившие святотатство, кто стоял у них во главе или же это был богоборец-одиночка. Ведь наряду с этим событием произошло подобное еще в одном нашем храме, расположенном через дорогу. Той же ночью на алтарной апсиде церкви Покрова Пресвятой Богородицы в Рубцове была сделана кощунственная надпись, которая гласила: «Иудопоклонники, вон с Руси!» Если люди, которые оставляют подобные надписи на стенах храмов, радеют о Святой Руси, то почему они считают нормальным осквернять памятники России, ее духовные и исторические ценности?

    Мне кажется, что во всех ранее перечисленных инцидентах есть особая роль средств массовой информации. Они так внимательно и так скрупулезно освещали процесс над тремя кощунницами, устроившими пляски в Храме Христа Спасителя, что порой создавалось впечатление, будто, кроме этого, у нас в стране ничего не происходит. Я не думаю, что нейтрально поданная информация может как-то негативно влиять на умы молодого поколения, - все дело в том, как ее преподнести. Это как молоток. С его помощью можно построить дом, а можно и убить. Так же и с информацией -смотря как ею распорядиться.

    - В последнее время приходится наблюдать две крайности в оценке подобных поступков. Госдума, к примеру, предлагает принять закон об ужесточении наказания за оскорбление чувств верующих. Но у этой инициативы уже нашлись противники. Есть и такая группа людей, которые утверждают: избежать подобного негатива в обществе можно лишь только воспитанием. Какой точки зрения придерживаетесь Вы?

    - Истина, наверное, лежит посередине. Должно быть и наказание, и, конечно же, воспитание. Особенно молодежи. Но я не могу понять, чем руководствуются те люди, которые выступают против закона об ужесточении наказания за оскорбление чувств верующих. У каждого человека есть могилы его предков, и они дороги ему. Мне бы хотелось спросить у тех людей, которые пострадали от вандалов, но которые ныне противятся закону: неужели они не хотели бы, чтобы преступник понес наказание? Если же человек равнодушен к памяти своих дедов и отцов, можно ли говорить в таком случае, что он способен на душевные переживания, что он может сопереживать другим?

    - У противников принятия закона об ужесточении наказания, как правило, один аргумент: мы должны научиться прощать...

    - В стенах аудитории или офиса можно рассуждать как угодно. Но я более чем уверен: когда глумление коснется конкретного человека, оскорбят именно его, он вряд ли останется равнодушным и благостным. Я сомневаюсь в том, что, если на его глазах ударят его собственного ребенка, он подведет к обидчику свое второе дитя и скажет: «Давай уж, бей за компанию и этого». А если повалят памятник на могиле его родителей, он пригласит еще десятерых вандалов и предложит им: «А вы еще один памятник моих родственников разрушьте или потанцуйте на их могилах». Наверняка он даст подобным действиям отпор. Поэтому слова защиты в отношении кощунников, богоборцев, святотатцев - чистой воды демагогия.

    - Мы говорили о молодом поколении. А как воздействовать на современную молодежь, как ее воспитывать?

    - Приведу пример из собственной практики. Напротив нашей церкви есть автодорожный колледж, где обучаются в основном юноши. Священнослужители нашего храма часто приходят туда, чтобы поговорить с ребятами. При нашей воскресной школе буквально в сотне метров от Церкви и от колледжа имеется спортивный зал, где я обучаю ребят основам рукопашного боя. Пришел я как-то в колледж, пригласил подростков в наш спортивный кружок, вывесил расписание занятий с припиской: «Приходите в любое удобное для вас время». И что же? На другой день никто на занятиях не появился. В следующий мой приход в колледж я поинтересовался у парней, почему же они не пришли в спортзал. Все пожали плечами: «А зачем? Мы дома перед компьютером, играя в контр-страйк, с баночкой пива замечательно проведем время. А у вас надо заниматься, потеть. Ради чего?»

    - После такого ответа могут руки опуститься. И что же делать? Возможно ли до этих парней как-то достучаться? Или же не стоит тратить на них силы?

    - Почему же? Я заметил, что наши беседы все же приносят какие-то плоды. Все мы - и не только священнослужители, но и их родители, и их родственники - должны осознавать, что воспитание детей, какого бы возраста они ни были, - кропотливый и долгий труд, порой кажущийся неблагодарным, но в конце концов приносящий свои плоды.

    - Отец Георгий, а тот крест, который спилили святотатцы, восстановят?

    - Обязательно. Сейчас тот крест, который был спилен, находится в правоохранительных органах. Когда его вернут храму, наши специалисты решат, можно ли его реставрировать. Думаю, это им под силу. Потому что пострадавший крест нам дорог как память, как один из знаков истории нашего возрождающегося храма. Так что крест на прежнем месте обязательно будет стоять.

    В богослужении праздника Воздвижения Честного Креста Церковь прославляет его Божественную силу как залог победы над злом и вечной жизни. В светильне праздника говорится: «Крест, хранитель всея вселенныя; Крест, красота Церкве; Крест, верных утверждение; Крест, ангелов слава и демонов язва».

    И мы, православные, несмотря ни на что, должны помнить об этом всегда. Крест Христов - наше спасение.

    А. Хлуденцов


    Газета «Православная Москва», № 20 (518), октябрь 2012 г.

    Сайт газеты: http://orthodoxmoscow.ru

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Навигация
    Rambler's Top100