Избавление Москвы и России от поляков в 1612 году

Дата публикации или обновления 18.06.2016
  • К оглавлению: Газета «Пантелеимоновский Благовест»
  • К оглавлению раздела: Обзор православной прессы
  • Победа не силой, но духом

    4 ноября 2012 года исполнилось 400 лет избавления Москвы и России от поляков в 1612 году.

    Смутное время было не просто политическим кризисом, это была страшная угроза самому существованию государства, независимости и национальной самобытности русского народа.

    Наши современники редко задумываются: какая же сила позволила смятённой и обезглавленной России самоорганизоваться и воскреснуть из небытия? И здесь трудно переоценить роль православной веры и Русской Церкви.

    Символ будущей победы

    Когда города сдавались на милость интервентов, когда разрозненные войска терпели поражения и отступали, кто стал символом непоколебимой твёрдости? Иноки Троице-Сергиевой лавры! Выдержав шестнадцатимесячную осаду, насельники Сергиевой обители, сражавшиеся плечом к плечу с воинами и ополченцами, убедили колеблющихся в неизбежности русской победы.

    После отражения натиска интервентов Троице-Сергиева Лавра трудами её настоятеля архимандрита Дионисия превратилась в крупнейший центр помощи раненым и больным, в своего рода главный военный госпиталь и медицинский центр того времени.

    Решающая роль Первосвятителей

    В условиях, когда власть была в смятении, Православная Церковь стала силой, объединившей русское общество. Именно Церковь в лице её Первосвятителей не признала законность самозванцев и иностранных претендентов на российский престол. Патриарх Иов первым назвал Лжедмитрия I самозванцем, и, не побоявшись гонений и смерти, остался верен единственно законному на тот момент царю – Фёдору Годунову.

    После переворота он был насильно лишён Патриаршей кафедры, заточён в Старицком монастыре, прошёл через пытки и лишения, потерял зрение, но не отрёкся от своих слов.

    Подвиг святителя Иова вскоре увенчался первой победой – свержением Лжедмитрия I и его сообщников.

    Последователь Патриарха Иова, святитель Гермоген, стал живым хранителем устоев русской государственности. Это качество проявилось в нём ещё в годы царствования Василия Шуйского. Народ не любил этого царя. Но святитель Гермоген последовательно поддерживал его, часто идя наперекор общественному мнению, так как понимал, что мятежи и интервенция могут привести к гораздо худшим бедам.

    После провала мятежа 1609 года святитель Гермоген отправил в Тушино грамоты к сбежавшим и призвал их «оставить обиды, вспомнить Отечество и веру православную». В основе позиции Патриарха была идея объединения всех соотечественников.

    Когда летом 1610 года Василий Шуйский был всё таки свергнут с престола, а вслед за этим часть русской элиты призвала на царствование польского королевича Владислава, Гермоген, понимая, что ему не удастся воспрепятствовать этому, сделал всё от него зависящее, чтобы уменьшить последствия предательства. По его настоянию в грамоту об условиях призвания на царство было внесено требование об обязательном крещении Владислава в православную веру. Он настаивал также и на том, чтобы Владислав взял жёну православную – одну из боярынь в Москве.

    Это был, безусловно, компромисс. Однако Патриарх Гермоген чётко видел ту черту, за которой никакие компромиссы невозможны. Он делал всё возможное, чтобы не допустить разрушения духовной, национальной и культурной подлинности нашего народа, которое было бы неизбежным при иностранной иноверной власти.

    Польский же король Сигизмунд считал, что Россия уже лежит у его ног и обсуждать что либо нет смысла. Он требовал безусловного подчинения. И тогда святитель Гермоген дал понять, что за этой чертой нет места компромиссам – есть только сопротивление. Он написал грамоты, призвав народ к национально освободительной борьбе.

    Послания Патриарха вызвали в русских людях стремление встать на защиту веры и Отечества. К Москве подступило первое ополчение. В разгар этих событий Гермоген был брошен в тюрьму, где и принял мученическую смерть. Подвиг святителя стал той свечой, от которой возгорелось пламя национально освободительного движения.

    После кончины Патриарха Гермогена его служение подхватила Троице-Сергиева обитель, распространяя воззвания к русскому народу. И второе ополчение, начавшее свой путь с покаянной молитвы, освободило Москву и положило начало освобождению Руси.

    Из выступления Святейшего Патриарха Кирилла на Всемирном Русском Народном Соборе

    Анастасия Мухина


    По материалам газеты «Пантелеимоновский Благовест», приходского вестника храма во имя святого великомученика и целителя Пантелеимона в Жуковском, № 12 (164) ноябрь 2012 г.

    В начало

    Православный интернет-магазин
     
    Rambler's Top100