Тюрьма и узники

Дата публикации или обновления 01.05.2017
  • Оглавление: Петропавловская крепость
  • Петропавловская крепость. Тюрьма и узники.

    Пройдя через Никольские ворота за Никольскую куртину, вы увидите Кронверкский пролив, на противоположном берегу которого во всей своей мощи предстает здание оборонительного арсенала. Справа и слева от здания арсенала, у концов металлических решеток, хорошо видны два небольших гранитных моста. Правый мост переброшен через исток окружающего кронверк рва, левый — через его устье. Небольшой пирамидальный купол, который можно увидеть за арсеналом, стоя у Никольских ворот, венчает здание, построенное до революции для Народного дома императора Николая II Петербургским городским попечительством о народной трезвости.

    Это здание — ближайшее к крепости памятное ленинское место: В. И. Ленин дважды — в 1917 и 1919 годах — выступал в нем с большими речами. Справа от кронверка стоит здание Ортопедического института; слева от кронверка видны сооружения и постройки Ленинградского зоопарка. При выходе из Никольских ворот слева от вас будет бастион Зотова. Его правый плечевой угол и начало отходящего от этого угла орилиона восстановлены в том виде, какой они приобрели по окончании перестройки этого бастиона из земляного в каменный. В частности, здесь восстановлена сортия.

    Вдоль правого фаса бастиона Зотова вы можете пройти к неширокому проезду в батардо, соединяющему исходящий угол этого бастиона с полуконтргардом, прикрывающим его левый фас. Пройдя через этот проезд, вы вскоре окажетесь между Васильевской куртиной (в центре которой находятся Васильевские ворота) и расположенным внутри Алексеевского равелина полуциркульным в плане двухэтажным зданием (в этом здании, построенном в 1893—1895 годах, до революции размещался архив канцелярии и нескольких главных управлений Военного министерства). Отсюда хорошо видны находящиеся правее Васильевских ворот бастион Трубецкого и батардо этого бастиона. За батардо — Нева, на противоположном берегу которой стоит Зимний дворец и высятся башня Главного Адмиралтейства и Исаакиевский собор. Вблизи собора и Адмиралтейства, возле памятника Петру I, 14 декабря 1825 года стояли отряды восставших...

    Алексеевский равелин, бастион Зотова и бастион Трубецкого, находясь дальше всего от Петровских ворот, до революции являлись в крепости не только ее самой "непарадной", но и ее самой мрачной — преимущественно тюремной — частью. Характерно, что первоначальные названия бастионов Зотова и Трубецкого ни разу не менялись, в то время как из четырех остальных бастионов у трех названия были изменены на новые, "парадные", в те годы, когда на престол вступали Екатерина I, Петр II и Анна I.

    На месте здания, где до революции размещался архив, в одноэтажном треугольном в плане — как и равелин — каменном Секретном доме (снесенном в 1893 году), находилась в 1797—1884 годах одна из самых страшных политических тюрем царской России. Название "Секретный дом" появилось у нее не случайно. "Последний декабрист" Д. И. Завалишин, морской офицер, близкий к организаторам восстания 14 декабря 1825 года, который пережил всех, кто участвовал в восстании или знал о его подготовке, писал о том, что Секретный дом представлял собой "крепость в крепости, или, по простонародному выражению, каменный мешок", так как попадавшие туда "известны были уже не под своими именами, а под номером комнаты, в которой содержались". Здесь находились в заключении, помимо декабристов, петрашевцы, народовольцы, анархисты. В Секретном доме в 1882 году скончался С. Г. Нечаев — человек, весь как бы сотканный из вопиющих противоречий.

    Необычайно мужественный, полностью отдавший себя борьбе с царизмом, он обладал колоссальной энергией и столь редким талантом влиять на людей, что стал единственным заключенным Секретного дома, который сумел привлечь на свою сторону солдат охраны, согласившихся попытаться помочь ему бежать. На докладе об этом пораженный император Александр III мог написать лишь: "Более постыдного дела для военной команды и ее начальства, я думаю, не бывало до сих пор". Вместе с тем Нечаев был полностью лишен каких-либо моральных принципов, считал возможным идти на любую провокацию и любой обман. Его методы оттолкнули от революции многих, в том числе бывшего узника того же самого Секретного дома — знаменитого русского писателя Ф. М. Достоевского, арестованного за участие в собраниях петрашевцев. После того как методы Нечаева стали достоянием гласности на первом в России открытом политическом процессе, проходившем в Петербурге в 1871 году, Достоевский написал свой знаменитый роман "Бесы".

    Нечаевские методы были осуждены и русским революционным движением в целом, а К. Маркс и Ф. Энгельс категорически отвергли как "казарменный коммунизм" проповедовавшийся Нечаевым строй, главными чертами которого должны были стать неограниченное господство кучки вождей и палочная дисциплина для всех остальных. Пройдя через Васильевские ворота, построенные в 1954 году по чертежам ворот, возведенных здесь в 1792—1794 годах и разобранных в середине XIX века, вы попадаете на узкую улочку между Васильевской куртиной и задней стороной Монетного двора. Если пойти по этой улочке налево, она приведет вас к внутреннему двору бастиона Зотова. В фасах этого бастиона и в его аппарели устроены казематы, до революции не раз служившие местом заключения подследственных по политическим делам. Так, в казематах бастиона Зотова находились в заключении во время следствия некоторые участники восстания 14 декабря 1825 года. О событиях, происходивших в этот день в Петербурге, напоминают три пушки у левого фаса. Орудия такого типа правительственные войска использовали при подавлении восстания.

    Если же вы, пройдя через Васильевские ворота, пойдете по узкой улочке направо, она приведет вас к воротам находящегося внутри бастиона Трубецкого внешне ничем не примечательного двухэтажного здания. Это другая тюрьма Санкт-Петербургской крепости, пользовавшаяся не менее страшной славой, чем Секретный дом. Здание Арестантского отделения при Санкт-Петербургской крепости (как официально называлась эта тюрьма) было построено в 1870—1871 годах. В плане тюрьма представляет собой пятиугольник, повторяющий конфигурацию бастиона, внутри которого она построена. Четыре наружные стены здания выходят к внутренней стороне фасов и фланков и отстоят от них всего лишь на три-четыре метра; пятая наружная стена с воротами обращена к углу Монетного двора. Внутри тюрьмы — небольшой дворик, в центре которого — маленькая одноэтажная арестантская баня.

    Во дворике был также разбит сад для прогулок заключенных. Во дворик выходили только окна коридоров, а преднамеренно расположенные на разной высоте окна всех без исключения шестидесяти девяти одиночных камер и двух карцеров выходили к глухим бастионным стенам. В той части тюремного здания, которая обращена к углу Монетного двора, находились лишь служебные помещения. Это здание, не имеющее никакой архитектурно-художественной ценности, бережно сохраняется потому, что оно напоминает о многих выдающихся деятелях революционного движения в России. Сюда заключали как подследственных по особо важным политическим делам, так и "политических преступников, осужденных к лишению всех прав состояния и ссылке в каторжные работы".

    Осужденные находились здесь более или менее длительный срок после вынесения приговора, до отправления их в другую тюрьму, к месту ссылки или на казнь. Главным средством бесчеловечного психологического давления на заключенных в тюрьме бастиона Трубецкого была их полная изоляция друг от друга в условиях строжайшей тишины в сочетании с непрерывным наблюдением за ними. «До вас,— вспоминал впоследствии знаменитый вождь и теоретик европейского анархизма, князь П. А. Кропоткин, попавший в эту тюрьму в первые годы ее существования,— не долетает ни единый звук, за исключением шагов часового, прокрадывающегося, как охотник, от одной двери к другой, чтобы заглянуть в дверные окошечки, которые мы называли "иудами". В сущности вы никогда не бываете один, постоянно чувствуется наблюдающий глаз,— и в то же время вы все-таки в полном одиночестве».

    Перестукивание было единственным средством, при помощи которого заключенные пытались вступить в контакт со своими соседями. Но делалось все, чтобы лишить узников и этой возможности. Тяжелое впечатление производит демонстрируемая в одной из камер изощренная многослойная звукоизоляция тюремных помещений. Конструкция здания, усиленная охрана внутри и снаружи исключали возможность побега из этой тюрьмы.

    Особенно тяжело чувствовали себя здесь женщины. Некоторые из них не выдерживали жестокости установленного режима и кончали жизнь самоубийством. Так, в 1897 году одна из заключенных, двадцатишестилетняя М. Ф. Ветрова подожгла на себе одежду, облив ее керосином из стоявшей в камере лампы, и через несколько дней скончалась от тяжелых ожогов.

    В. И. Ленин писал: "Память об убитых и замученных в тюрьмах героях-товарищах удесятерит силы новых борцов и привлечет к ним на помощь тысячи помощников". Эти слова выбиты на мемориальной гранитной стеле, установленной во дворе тюрьмы, у ворот.

    Ряд узников Петропавловской крепости оставили свои воспоминания, которые помогают нам понять, что они переживали, оказавшись отрезанными от всего мира, как пытались бороться с обстановкой, убивавшей не только тело, но и душу. Д. Д. Ахшарумов, один из участников собраний у М. В. Буташевича-Петрашевского, так вспоминал о своем пребывании в Секретном доме: "Главное, что желал бы я описать и разъяснить,— это мучительное душевное, болезненное состояние безвыходно и долго одиночно-заключенного, чувство жестокой темничной тоски, мрачные мысли, преследовавшие меня безотвязно, и по временам упадок сил до потери голоса и изнеможения. Я дни и ночи говорил сам с собою и, не получая ниоткуда впечатлений извне, вращался в самом себе, в кругу своих болезненных представлений". "Страшно хотелось,— писал узник тюрьмы бастиона Трубецкого, один из первых пролетарских революционеров А. С. Шаповалов,— разбить эти ненавистные стены, вырвать решетку и снова очутиться на воле. Но крепки стены. Толсты решетки. Зорка стража. Все бесполезно. Нельзя отсюда вырваться".

    Один из организаторов убийства Александра II, исключительно смелый и находчивый и вместе с тем безукоризненно честный и очень скромный, М. Ф. Фроленко, проведший в Секретном доме два с половиною года и перенесший здесь вместе со своими товарищами жесточайшую цингу, сведшую многих из них в могилу, вспоминал: "Явилась особенная, обостренная боязнь за жизнь каждого, особенно за тех, про которых ничего нельзя было узнать... В каждом шорохе, в каждом необычном звуке чудилась мне смерть других, насилие, ужасы. Являлось неодолимое, мучительное желание проникнуть туда, дать умирающему хоть минуту провести с близким человеком... Среди гробовой тишины вдруг раздался отчаянный крик погибающего человека. За криком последовала короткая возня — борьба, и слышно было, как что-то тяжелое пронесли по коридору. Что такое? Бьют кого? Или сошел кто с ума? От сознания своего бессилия слезы заполнили глаза... Являлось желание ломать руки, кричать, неистовствовать, разбить себе голову... Но какая польза?". В 1883—1884 годах в тюрьме бастиона Трубецкого находилась замечательная русская женщина, член Исполнительного комитета партии "Народная воля" В. Н. Фигнер.

    Спустя более четырех десятилетий она рассказывала в своих воспоминаниях: «Необычайность обстановки и положения, когда все привычное, внешнее обрывается и исчезает,— мышление, со всей силой возбуждения, обращается внутрь,— и мне, как, вероятно, большинству лиц, попадающих в тюрьму после долгой революционной деятельности и, благодаря ей, не имевших досуга для самоуглубления, пришлось впервые восстановить в памяти всю мою жизнь — с момента, когда появилось отчетливое сознание, и до последней минуты свободы; припомнить все влияния, все этапы развития моей личности, а затем обозреть годы участия в революционном движении с 76 по 83-й год. Эта напряженная сосредоточенная умственная работа по своей новизне и содержанию была увлекательна, интересна и плодотворна. Она запечатлена в записке, написанной мной вместо показаний; она сохранилась в архивах и помогла мне создать книгу "Запечатленный Труд" (один из интереснейших источников по истории общественной жизни России 1870-х — 1890-х годов. — К. Л.)».

    В Петропавловской крепости находилось немало противников царизма, являвшихся в то же время яркими представителями русской культуры, стремление которых к творческой деятельности не смогли убить бесчеловечные условия одиночного заключения. Ф. М. Достоевский, находясь в Секретном доме, написал повесть "Маленький герой". Знаменитый литературный критик и автор многочисленных статей по экономическим и политическим вопросам, убежденный сторонник утопического социализма, Н. Г. Чернышевский, которого даже самые ярые его противники называли "существом с самою чистою душою", арестованный в 1862 году по обвинению в составлении антиправительственного воззвания, обращенного к русским крестьянам, пробыл в Секретном доме до своей гражданской казни в 1864 году.

    Н. Г. Чернышевский создал в тюрьме широко известный роман "Что делать?", рисующий полные глубокого оптимизма картины счастливой будущей жизни, главной чертой которой является мирный, радостный и разумный труд, формирующий физически и нравственно совершенных людей. Этот роман оказал громадное влияние на революционную молодежь России 1860-х — 1870-х годов. В 1862 году в крепость был заключен один из самых решительных представителей развернувшегося в это время в России стихийного протеста против существующего строя, публицист и литературный критик Д. И. Писарев. На Крепостном острове он провел более четырех лет. Сопротивляясь отчаянию, нахлынувшему на него в одиночке, Писарев добился возможности не только писать, но и публиковать свои произведения еще до выхода на свободу.

    Он создал в крепости больше половины своих работ, и именно здесь он выработал теорию "строгого и последовательного реализма", определяемого как "экономия умственных сил". Еще одной яркой личностью, бодрость духа и интеллектуальную энергию которой не сломил Секретный дом, был член организации "Народная воля" Н. А. Морозов. В Секретный дом Н. А. Морозов был помещен в 1882 году после суда, приговорившего его к пожизненному пребыванию в крепости. «В первое полугодие заточения в равелине,— вспоминал он,— нам не давали абсолютно никаких книг для чтения, а потом... стали давать религиозные. Я с жадностью набросился на них... Это была область еще совершенно неведомая для меня, и я сразу увидел, какой богатый материал дает древняя церковная литература для рациональной разработки человеку, уже достаточно знакомому с астрономией, геофизикой, психологией и другими естественными науками... Тогда же сложились у меня сюжеты и моих будущих книг: "Откровение в грозе и буре", "Пророки" и многие из глав, вошедших в I и II томы моей большой работы "Христос"».

    После начала первой русской революции 1905—1907 годов в тюрьму бастиона Трубецкого заключили несколько видных русских ученых, писателей и общественных деятелей, пытавшихся не допустить совершившегося в Петербурге 9 января 1905 года расстрела мирной рабочей демонстрации. Одним из них был имевший уже мировую известность писатель М. Горький, составивший вечером 9 января воззвание "Ко всем русским гражданам и общественному мнению европейских государств".

    Горький был выпущен на свободу через несколько недель, благодаря развернувшейся в России и за рубежом широкой кампании в его защиту. А. Франс писал в эти дни: "Дело Горького — дело наше общее. Такой талант, как Горький,— принадлежит всему миру. Весь мир заинтересован в его освобождении". В тюрьме Горький создал трагикомедию "Дети солнца", показывающую, как далека была от понимания действительных нужд народа русская "слепая, опьяненная не делом, а только красивыми словами и мыслями" интеллигенция. В 1907 году, после закрытия царскими властями выходившего в Петербурге с января 1906 года знаменитого журнала "Былое", посвященного истории русского освободительного движения (и опубликовавшего, кстати, много сведений об узниках "русской Бастилии"), один из его издателей, историк и литературовед П. Е. Щеголев более чем на два года был заключен в Петропавловскую крепость. В крепости он завершил свое большое исследование "Дуэль и смерть Пушкина".

    Далее: Петропавловская крепость. Бастион Нарышкина
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос