Настоятели и насельники Богоявленского Авраамиева монастыря

Дата публикации или обновления 15.12.2016
  • К оглавлению: Богоявленский Авраамиев монастырь
  • Богоявленский Авраамиев женский монастырь.
    10. Настоятели и насельники монастыря.

    Но как Церковь, по народному сказанию, существует «не в бревнах а в ребрах», так и история монастыря - это не история построек и архитектурное их описание, а история жизни ее насельников. Без них монастырские постройки - просто древние памятники, не имеющие того значения, которое им придает внутренняя жизнь ее обитателей. Правда такая история трудно поддается описанию, ибо жизнь вообще сложно описать, а тем более жизнь монашескую, которая по характеру своему, есть жизнь сокровенная, малодоступная взору и пониманию мира внешнего, любящего блеск, славу, захватывающие сюжеты.

    Все же история сохранила нам некоторые имена тех, которые вели жизнь монашескую в стенах Авраамиева монастыря так, что могут послужить примером для подражания. И, прежде всего, это те, кто прославился святостью своей жизни и подвижническими подвигами, выделившись этим из среды прочих. Так, в годину монголо-татарского ига, из ее стен вышел на епископское служение святитель Игнатий, Ростовский чудотворец, который по 1262 года был настоятелем монастыря. Родился он от благочестивых родителей и был воспитан в великой добродетели. Рано познав суету жизни, он отвергся мира и стал монахом. За свою добродетельную жизнь св. Игнатий был поставлен настоятелем Богоявленского монастыря в сане архимандрита, а затем в 1262 году Киевским митрополитом Кириллом II хиротонисан во епископа Ростовского. Ростовскую кафедру он занимал целых 26 лет и преставился ко Господу в 1288 году, «майя месяца в 28 день в пятницу, после вечерни». Как говорится в его жизнеописании неутешный плач был тогда от тех, кто остался без пастыря и учителя и от тех, кто лишился помощника и избавителя в болезнях и печалях.

    Вдовицы и сироты имели его как оборону и заступника; нищие и убогие - как кормителя и питателя; иерейский и монашеский чин, князи и вельможи, - как пример и учителя. Взявши его святое тело, понесли в церковь и за множеством народа не смогли внести. В то же время подошли две благоговейные черноризицы, одна именем Феодосия, другая именем Ксения. Те две и многие другие, которым Бог открыл, видели чудо, когда понесли святое тело к церкви, он восстал от одра в своем святительском виде и пошел по воздуху. Затем он поднялся и стал над церковью, откуда благословил людей. Потом он опустился на тот свод, что над жертвенником, под которым потом положили его тело. Это видение открыл Бог преподобным женам, прославляя этим Своего угодника. Когда поставили гроб перед церковью и пели канон за упокой, тогда сотворил Бог другое чудо. У архимандрита Стефана (преемника свят. Игнатия по настоятельству в Авраамиевом монастыре) палец на руке был скрючен к ладони от рождения. Когда он прикоснулся к святому телу епископа Игнатия, в том же часу палец простерся. После того как внесли в церковь тело святого, наутро сотворили обычную службу и пение. Святитель Игнатий - единственный святой, нетленное тело которого так и не было погребено. День памяти свят. Игнатия, епископа Ростовского отмечается 28 мая/10 июня.

    Другой епископ Ростовский Арсений, поставленный на свещнице Ростовской земли около 1370 года, тоже был настоятелем Богоявленского монастыря, в котором, потеряв жену и детей, принял постриг. Уже будучи епископом Ростовским, он в Григорьевском монастыре-затворе (ныне церковь св. Григория Богослова в Ростовском кремле) постриг и рукоположил во диакона преп. Стефана Пермского, просветителя зырян. Почил 20 декабря 1379 году и погребен в Успенском Соборе.

    По преданию настоятелем Богоявленского монастыря был и св. Григорий Лопот, хотя в Четьи-Минеях св. Димитрия Ростовского говорится, что великий Московский князь Василий Дмитриевич, сын Димитрия Донского, только желал сделать преподобного архимандритом Ростовского монастыря, но св. Григорий удалился, бегая славы человеческой.

    В бытность архимандрита Иосифа III, который упоминается в грамоте царя Михаила Феодоровича от 20 марта 1618 года, или бывшего до него архимандрита Феодосия в Авраамиевом монастыре на должности келаря некоторое время подвизался преподобный Иринарх, впоследствии затворник Борисоглебского монастыря. По преданию в те же годы в обители жил и преп. Пимен Затворник. Несмотря на то, что имя этого святого упоминается в рукописных святцах XVII-XVIII столетий, до сих пор остается почти неизвестным, кто был этот подвижник. Считается только, что подвигом его был затвор и ношение тяжелых вериг. В книге «Ярославские Ростовские угодники Божии» граф Михаил Толстой дает интересную интерпретацию, касающуюся преподобных Иринарха и Пимена. Рассказывая об известном эпизоде пребывания преподобного Иринарха в Богоявленском монастыре, автор говорит, что беседа с Пименом весьма облегчала Иринарха. И как он считает, вероятнее всего, что именно преп. Пимен внушил преп. Иринарху мысль избрать одинаковый с ним род подвижничества, ибо согласно жизнеописанию последнего, он надел вериги и заключился в затвор с того времени, как вернулся в Борисоглебский монастырь из Авраамиевой обители.

    До наших дней Церковь сохранила литургическую память о местночтимом подвижнике обители, преподобном Пимене. В списке всех русских святых 1987 года в сборнике богослужебных Миней этот подвижник упомянут в лике собора Ростово-Ярославских святых как Затворник и Верижник Ростовский. Здесь же сообщается и день его памяти - 26 августа. А в календаре, выпущенном Издательским советом Русской Православной Церкви в 2002 году, присутствует не только имя преподобного Пимена, но и Имя блаженного Афанасия.

    О нем известно только то, что он проживал в монастыре в период настоятельства архимандрита Ионы Сысоевича, будущего митрополита Ростовского. Впрочем, будучи юродивым Христа ради, он постоянного жительства на одном месте не имел, ночевал где приводилось. Но у митрополита часто бывал и даже имел с ним трапезу за одним столом. Сохранилось предание о том, как митрополит Иона, занимаясь постройкой Ростовских кремлевских церквей и зданий, один раз был очень расстроен невыполнением по его желанию каких-то работ, и в это время был у него юродивый Афанасий, который, видя Преосвященного весьма огорченным, сказал ему так: «Ах, Иона, Иона! Что ты хлопочешь? В твоих постройках и церквах по времени одни воробьи будут жить». Это предсказание блаж. Афанасия исполнилось в точности буквально через несколько лет.

    Период запустения Ростовского кремля начался почти сразу после его постройки, с 1788 года, когда г. Ярославль стал губернским городом. Без присмотра были оставлены и погибали древние книги и архивные документы, целые вороха бесценных свитков и рукописей валялись в башнях и переходах архиерейского дома. Кремлевские здания стали постепенно перестраиваться и приспосабливаться для других нужд. Сооружения, не использовавшиеся практически (особенно башни и храмы), быстро приходили в упадок. В начале XIX века ансамбль даже хотели снести, а на его месте построить огромный по тем временам гостиный двор. К счастью, этого не случилось, но разобрать успели верхнюю часть Часобитной башни и второй этаж Красной палаты. Ростовские купцы почти все кремлевские постройки быстро превратили в добротные склады. Красная палата, вызывавшая в свое время восхищение всех, стала мрачным лабазом, в котором хранились вино и соль: для удобства хранения этих товаров были даже выломаны стены, столпы и арки внутри нее, а настенная живопись уничтожена. В течение почти 100 лет Ростовский Кремль приходил в упадок, и только с 1883 года началась планомерная работа по его восстановлению и реставрации.

    Строитель знаменитого Кремля, митрополит Иона, родился ок. 1607 года в деревне Ангелово, что неподалеку от Ростова. Иноческие его годы прошли в Угличе, в Угличском Воскресенском монастыре. После чего он назначается настоятелем ростовского Белогостицкого монастыря, а с 1646 по 1652 годы уже в сане архимандрита управляет ростовским Богоявленским Авраамиевым монастырем, в котором, как уже говорилось выше, в 1650 году воздвигает каменный храм в честь праздника Введения во храм Божией Матери и под алтарем которого хоронит своего отца, схимонаха Сысоя, принявшего в этом же монастыре монашеский постриг.

    Затем 15 августа 1652 года патр. Никоном он хиротонисается во епископа с возведением в сан митрополита Ростовского и Ярославского. Ростовской кафедрой митрополит Иона управлял в течение 38 лет, до 1690 года, когда и скончался, выйдя незадолго до этого на покой. И здесь во всей силе раскрылся его строительский талант. Так в 1657-1658 гг. им построены храмы Благовещенский и Михаило-Архангельский в Георгиевском монастыре. А в 1665 году он уже приступает к грандиозному строительству Архиерейского дома. В результате, за короткий промежуток времени (до 1683 года) в Ростове создается огромный и уникальный по замыслу воплощению своему архитектурный ансамбль, называемый с XIX век Кремлем, запустение которого предсказывал блаж. Афанасий. Кроме того, в 1691 году митрополит Иона, построил каменный храм во имя Зачатия св. Анны в Спасо-Яковлевском Димитриевском монастыре, а так же церковь святителя Леонтия и архиерейские палаты в г. Ярославле. При Соборной церкви г. Ростова во имя Успения Божией Матери он же построил знаменитую Ростовскую звонницу и отлил для нее колокола, «первый две тысячи пуд, другой в тысячу пуд, третий в пятьсот пуд, и прочих мелких десять колокол», назвав самый большой из них именем своего отца - «Сысой». Об этом своем деле он сам так писал: «На своем дворишке лью колоколишки и дивятся людишки». Но удивление людей не ограничилось его временем. До сих пор дивятся «людишки», посещающие Ростовский Кремль и слушающие звоны Ростовской звонницы, той грандиозности и красоте, созданными некогда Ионою, митрополитом Ростовским и Ярославским.

    Кстати сказать, на монастырском кладбище весной 1901 года был похоронен выдающийся ростовский краевед и музыкант, протоиерей Аристарх Израилев, посвятивший изучению колокольных звонов Ростовского Кремля почти всю свою жизнь. Родился Аристарх Александрович Израилев 10 апреля 1817 года» в селе Петровском на реке Ухре Романово-Борисоглебского уезда Ярославской губернии, в семье диакона Александра Иосифовича Налетова. Завершив полный курс наук в Ярославской Духовной Семинарии, 10 июля 1841 года он был посвящен во диаконы к соборной Петропавловской Церкви города Петровска, а 10 мая 1842 года - во священника и определен к церкви Ростовского Рождественского девичьего монастыря. Службе в этой обители отец Аристарх отдал около 45 лет, одновременно с этим занимаясь изучением колоколов Ростовской звонницы, расположенной очень близко к монастырю.

    Одаренный тонким музыкальным слухом, он еще в гимназические годы пел в частных хорах, научился игре на фортепьяно, на гуслях, интересовался и другими народными музыкальными инструментами. Но самый большой интерес вызвали у него колокола. Перезвон всех ярославских колоколов, впервые услышанный юношей, произвел на него ошеломляющее впечатление. Ему казалось, что город буквально тонул в музыкальных звуках, издаваемых простыми по форме инструментами. Возможно, он даже и сам пробовал звонить, но его больше интересовала техническая сторона дела. Это было начало его обращения к вопросу о природе музыкального звука, о законах звучащих тел.

    Итогом работы отца Аристарха Израилева с колоколами Успенского собора явились его знаменитые камертоны звонов различных колоколов, а так же монография «Ростовские колокола и звоны», изданная в Санкт-Петербурге в 1884 году. В круг его интересов входила также духовная музыка древнего Ростова и различные исследования церковно-археологических памятников, результаты которых вылилось во множество статей, опубликованных в неофициальной части Ярославских Епархиальных ведомостей, и ряд отдельных монографий. В 1882 году отец Аристарх Израилев был избран Императорским обществом любителей естествознания, состоящим при Московском университете, в действительные члены по отделению физических наук. Скончался в 1901 году в г. Ярославле и по завещанию своему был похоронен в Богоявленском Авраамиевом монастыре. На его могиле поставлен и мятник из белого мрамора с вырезанной сценой моления о чаще финифтяной фотографией.

    Особую страницу в истории Авраамиева монастыря занимаю те ее настоятели, которые вместе назначением на настоятельство монастырь назначались и на должность ректора Ярославской Духовной Семинарии. В числе их можно отметить архимандрита, а впоследствии епископа Архангельского и Холмогорского, Неофита (Докучаева-Платонова) - первого из настоятелей Авраамиева монастыря ставшего ректором Ярославской Духовной семинарии с ноября 1816 года. Он отличался замечательным даром слова, так что за свои проповеди был прозван в Архангельском крае «северным златоустом». Следующим за ним настоятелем Авраамиева монастыря был преосвященный Нафанаил (Павловский), перемещенный с июля 1821 года из инспекторов Санкт-Петербургской Академии на ректорство в Ярославскую семинарию. Затем в 1830 году хиротонисан во епископа Полтавского и Переславского. По отзыву святителя Филарета, митрополита Московского, преосвященный Нафанаил был «наилучший архипастырь Русской Православной Церкви своего времени». Только жизнь его была слишком короткой. Козни врагов православия в Лифляндии тогда принадлежащей к Псковской епархии, смуты и казнокрадство самом местном духовном управлении, скорби от лжебратии сильно повлияли на ослабление телесных сил еп. Нафанаила и сокращение самой его жизни, хотя и не ослабили его высоких душевных качеств оставленных в пример потомкам.

    Нельза обойти стороной и архиепископа Херсонского и Одесского Иустина (Охотина), оставившего по себе добрую память в нашем монастыре тем, что в период своего настоятельства здесь составил подробное «Описание Ростовского Богоявленского Авраамиева второклассного мужеского монастыря», которое вышло отдельной книжкой в 1862 году. Родился он 12 ноября 1823 года в семье священника Нижегородской губернии в г. Арзамасе. Окончил Нижегородскую Духовную Семинарию и Санкт-Петербургскую Духовную Академию. 20 мая 1853 года пострижен в монашество, а 13 сентября уже рукоположен во иеромонаха. 18 апреля 1855 года утвержден в степени магистра богословия и назначен инспектором Ярославской Духовной Семинарии. 2 апреля 1857 года возведен в сан архимандрита, а 26 мая 1858 года назначен на должность ректора Ярославской семинарии и настоятельство в Авраамиев монастырь. За время своего пребывания на этой должности с 1860 по 1871 год в Ярославских ведомостях регулярно помещались его слова, поучения, речи и разные статьи. С 25 мая 1871 года он был хиротонисан во епископа Острожского, викария Волынской епархии. А затем последовательно был епископом Харьковским и Ахтырским, Подольским и Рацлавским, Курским и Белгородским, архиепископом Херсонским и Одесским. Скончался 25 мая 1907 года. Непрерывное труды на благо паствы, заботливость об улучшении всех частей епархиального управления попечение о материальном и нравственном преуспеянии духовно-учебных заведений, заботы о благолепии церковного богослужения, ревностное попечение о народном образовании в духе церковности и православия и, наконец, широкая христианская благотворительность - таковы отличительные черты обширной и полезной деятельности архиепископа Иустина.

    Стоит еще упомянуть преосвященного Нафанаила (Леандрова), которого называют основателем новой самостоятельной кафедры Русской Православной Церкви - Екатеринбургской. Именно епископ Нафанаил начал череду екатеринбургских самостоятельных архиереев, быв до этого викарием Пермской епархии. Несомненно, что самостоятельный статус Епархия получила благодаря авторитету и усилиям Владыки Нафанаила. Родился епископ Нафанаил 30 ноября 1813 года в семье священника Рыбинского уезда Ярославской губернии. Как большинство детей духовного сословия, был отдан на обучение в Ярославскую Духовную Семинарию, которую закончил в 1834 году. В этом же году, в праздник Рождества Пресвятой Богородицы, был рукоположен в сан священника к Преображенской Церкви г.Романо-Борисоглебска Ярославской епархии и в течение 19 лет был приходским священником. После чего еще 18 лет исправно служил в Придворном ведомстве, что по обычаям двора выразилось в награждении его орденами Святой Анны 3 степени, Святого Князя Владимира 4 степени и Святой Анны 2 степени. В феврале 1873 года он был назначен на настоятельство в Авраамиев монастырь прямо из протоиереев и около 6 лет управлял монастырем. Его труды на этом поприще были отмечены в 1877 г. орденом Святого Равноапостольного Князя Владимира 3 степени.

    В 1878 году архим. Нафанаил хиротонисан во епископа Сарапульского. С 1882 года он стал еп. Екатеринбургским. По свидетельству очевидцев преосвящ. Нафанаил - человек доброй души отличавшийся редким христианским смирением. Никто из его паствы не мог сказать, что Владыка кого-то чем-нибудь обидел. Он неусыпно молился о своей пастве и ради ее блага совершал далекие поездки по епархии зимой. Прямотой характера, мягкостью и доступностью в обращении, он всегда и везде приобретал всеобщую любовь и уважение своей паствы.

    Последним настоятелем Богоявленского Авраамиева монастыря был архимандрит, а впоследствии епископ Неофит (Коробов), причисленный к лику святых в числе новомученников и исповедников Российских. Родом он был из Борисоглебского уезда Ярославской губернии, а иноческую жизнь свою начинал в Валаамской обители, в которой и был пострижен в монашество в 190 году. С 1920 года - настоятель Авраамиево-Богоявленского монастыря, а с 1923 года - настоятель «Авраамиево-Богоявленского религиозного общества». 25 апреля 1927 года его хиротонисали во епископа Городецкого, викария Нижегородской епархии. После ареста Ветлужского епископа Григория (Козлова) владыка Неофит был переведен в августе 1929 года в г. Ветлугу. По характеру своему владыка был нищелюбцем и после каждой службы, выходя из храма, раздавал милостыню. И не было никого среди его многочисленной паствы, кто был бы им обижен или кем бы он пренебрег. Будучи ревнителем церковного благочестия, он паству свою призывал к исполнению церковных правил.

    - Я буду отвечать за вас как ваш пастырь, - говорил он в церковных проповедях. - Наступает такое время, когда правил исполнять не будут, но среди вас есть многие незаметные ныне христиане, которые в свое время первыми пойдут мучениками в тюрьму.

    Близилось время и его собственных страданий. На преподобного Серафима Саровского 19 июля/1 августа епископ Неофит стоял среди певчих на клиросе. И как отец детям перед разлукой, вдруг сказал:

    - Ну вот, родные мои, я скоро умру. Вы за меня здесь помолитесь, а я за вас там помолюсь.

    - Что вы это, преосвященнейший владыко, помирать собираетесь, - стали возражать певчие, зная, что никогда владыка ничем серьезным не болел.

    - Да, да, - повторил епископ, - я скоро умру.

    Не прошло и недели, и 6 августа 1937 года епископ был арестован и расстрелян. О последних годах и днях жизни владыки достаточно подробно повествует иеромонах Дамаскин (Орловский) в своей книге «Новомученики и исповедники Российские».

    Далее

    В начало

     
    Rambler's Top100