Дорога в рай (по рассказу Е. ЧеширКо)

Дата публикации или обновления 11.12.2017
  • К оглавлению: Газета «Пантелеимоновский Благовест»
  • К оглавлению раздела: Обзор православной прессы

  • Дорога в рай

    – Вы – кузнец?

    Голос за спиной раздался так неожиданно, что Василий даже вздрогнул. К тому же он не слышал, чтобы дверь в мастерскую открывалась и кто-то заходил внутрь.

    – А стучаться не пробовали? – грубо ответил он, слегка разозлившись и на себя, и на проворного клиента.

    – Стучаться? Хм... Не пробовала, – ответил голос.

    Василий схватил со стола ветошь и, вытирая натруженные руки, медленно обернулся, прокручивая в голове отповедь, которую он сейчас собирался выдать в лицо этой незнакомке. Но слова так и остались где-то в его голове, потому что перед ним стояла весьма необычная клиентка.

    – Вы не могли бы выправить мне косу? – женским, но слегка хрипловатым голосом спросила гостья.

    – Всё, да? Конец? – отбросив тряпку куда-то в угол, вздохнул кузнец.

    – Ещё не всё, но гораздо хуже, чем раньше, – ответила Смерть.

    – Логично, – согласился Василий, – не поспоришь. Что мне теперь нужно делать?

    – Выправить косу, – терпеливо повторила Смерть.

    – А потом?

    – А потом наточить, если это возможно.

    Василий бросил взгляд на косу.

    И действительно, на лезвии были заметны несколько выщербин, да и само лезвие уже пошло волной.

    – Это понятно, – кивнул он, – а мне-то что делать? Молиться или вещи собирать? Я просто в первый раз, так сказать...

    – А-а-а... Вы об этом, – плечи Смерти затряслись в беззвучном смехе, – нет, я не за вами. Мне просто косу нужно подправить. Сможете?

    – Так я не умер? – незаметно ощупывая себя, спросил кузнец.

    – Вам виднее. Как вы себя чувствуете?

    – Да вроде нормально.

    – В таком случае вам не о чем беспокоиться, – ответила Смерть и протянула ему косу.

    Взяв её в моментально одеревеневшие руки, Василий принялся осматривать косу с разных сторон. Дел там было на полчаса, но осо-знание того, кто будет сидеть за спиной и ждать окончания работы, автоматически продляло срок, как минимум, на пару часов.

    Переступая ватными ногами, кузнец подошёл к наковальне и взял в руки молоток.

    – Вы это... Присаживайтесь. Не будете же вы стоять?! – вложив в свой голос всё своё гостеприимство и доброжелательность, предложил Василий.

    Смерть кивнула и уселась на скамейку, опершись спиной о стену.

    Работа подходила к концу. Выпрямив лезвие, насколько это было возможно, кузнец, взяв в руку точило, посмотрел на свою гостью.

    – Вы меня простите за откровенность, но я просто не могу поверить в то, что держу в руках предмет, с помощью которого было угроблено столько жизней! Ни одно оружие в мире не сможет сравниться с ним. Это поистине невероятно.

    Смерть, сидевшая на скамейке в непринуждённой позе и разглядывавшая интерьер мастерской, как-то заметно напряглась. Тёмный овал капюшона медленно повернулся в сторону кузнеца.

    – Что вы сказали? – тихо произнесла она.

    – Я сказал, что мне не верится в то, что держу в руках оружие, которое...

    – Оружие? Вы сказали: оружие?

    – Может, я не так выразился, просто...

    Василий не успел договорить. Смерть, молниеносным движением вскочив с места, через мгновение оказалась прямо перед лицом кузнеца. Края капюшона слегка подрагивали.

    – Как ты думаешь, сколько человек я убила? – прошипела она сквозь зубы.

    – Я... Я не знаю, – опустив глаза в пол, выдавил из себя Василий.

    На несколько секунд Смерть замолчала. Затем, сгорбившись, вернулась к скамейке и, тяжело вздохнув, села.

    – Я никогда не убивала людей. Зачем мне это, если вы сами прекрасно справляетесь с этой миссией? Вы сами убиваете друг друга. Вы можете убить ради бумажек, ради вашей злости и ненависти, вы даже можете убить просто так, ради развлечения. А когда вам становится этого мало, вы устраиваете войны и убиваете друг друга сотнями и тысячами. И вы не можете себе в этом признаться! Вам проще обвинить во всём меня, – она ненадолго замолчала. – Ты знаешь, какой я была раньше? Я была красивой девушкой, встречала души людей с цветами и провожала их до того места, где им суждено быть. Это было очень давно... Посмотри, что со мной стало! – и она сбросила с головы капюшон.

    Перед глазами Василия предстало испещрённое морщинами лицо глубокой старухи. Редкие седые волосы висели спутанными прядями, уголки потрескавшихся губ были неестественно опущены вниз. Но самыми страшными были глаза. Абсолютно выцветшие, ничего не выражающие, они уставились на кузнеца.

    – Посмотри, в кого я превратилась! А знаешь почему? – она сделала шаг в сторону Василия.

    – Нет, – сжавшись под её пристальным взглядом, мотнул он головой.

    – Это вы сделали меня такой! Я видела, как мать убивает своих детей, как брат убивает брата, я видела, как человек за один день может убить сто, двести, триста других человек!.. Я рыдала, смотря на это, выла от непонимания, от невозможности происходящего, кричала от ужаса...

    Глаза Смерти заблестели.

    – Я надела капюшон, чтобы люди не видели моих слёз. Отдай мне мою косу! – Смерть развернулась и направилась к выходу из мастерской.

    – Можно один вопрос? – послышалось сзади.

    – Ты хочешь спросить, зачем мне тогда нужна коса? – остановившись у открытой двери, но не оборачиваясь, спросила она.

    – Да.

    – Дорога в рай... Она уже давно заросла травой.

    Подготовила Таисия Подмарёва


    По материалам газеты «Пантелеимоновский Благовест», приходского вестника храма во имя святого великомученика и целителя Пантелеимона в Жуковском, No 13/229, декабрь 2017.

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Rambler's Top100