Сухово-Кобылин Александр Васильевич

Дата публикации или обновления 05.01.2016
  • К оглавлению: Русские писатели

  •   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Я


    Сухово-Кобылин Александр Васильевич родился 17(29).IX.1817 г. в Москве в старинной дворянской семье — драматург.

    Получил хорошее домашнее образование.

    С 1834-38 учился на физико-математическом отделении философского факультета Московского университета. В студенческие годы увлекался театром, поклонялся лучшим мастерам московской сцены. По окончании университета уехал за границу.

    С 1838—42 слушал лекции по философии в Гейдельбергском и Берлинском университетах. Философией интересовался в течение всей жизни: переводил Гегеля, писал философские трактаты. Рукописи их сгорели во время пожара в имении драматурга в 1899.

    В конце 40-х гг. служил в канцелярии московского гражданского губернатора.

    В ноябре 1850 на Александра Васильевича пало подозрение в убийстве француженки Луизы Симон-Деманш, которая была его гражданской женой. Будущему писателю пришлось много пережить за 7 лет следствия.

    В 1857 крепостных Сухово-Кобылина, прислуживавших Деманш, оправдали, оправдали и его самого, приговорив только «для очищения совести» к церковному покаянию «за любодейную связь». Мытарства по разным чиновно-бюрократическим ведомствам и тюремное заключение дали Александру Васильевичу богатейший материал для его знаменитой трилогии. Советские исследователи, опираясь на документальные данные, доказали его полную невиновность «Дело» состряпали судейские чиновники в надежде получить от богатых Сухово-Кобылиных взятку. Сам он писал, что с него требовали взятку в 50 тыс. руб.

    С 1852-54 написал первую комедию — «Свадьба Кречинского». Премьера ее состоялась лишь после смерти Николая I — 28 ноября 1855 в Малом театре в Москве.

    Над 2-й частью трилогии, драмой «Дело», драматург работал около 5 лет (с 31 августа 1856 по апрель 1861). Цензура запретила ее. 25 экземпляров «Дела» драматург напечатал в Лейпциге.

    Последняя часть трилогии, «комедия-шутка» «Смерть Тарелкина», появилась в печати в 1869. Тогда же трилогия под заглавием «Картины прошедшего» была напечатана в Москве. Около 50 лет драматург вел борьбу с цензурой, чтобы провести пьесы на сцену.

    Признание заслуг к нему пришло поздно: в 1902 он был избран почетным академиком по разряду изящной словесности.

    В политических взглядах Сухово-Кобылина оставался на позициях дворянского либерализма, защищавшего культурный прогресс страны, но решительно выступавшего против революционного переустройства общества. Непониманием путей изменения общественного устройства объясняется мрачный колорит последней части его трилогии.

    В историю русской литературы он вошел как «литературный однодум» — автор замечательной драматической трилогии.

    В «Свадьбе Кречинского» остроумно и безжалостно высмеяны пороки русского дворянства предреформенной эпохи, запечатлены обреченность патриархальных устоев (на примере семьи Муромских). Типична ситуация — попытка героя женитьбой поправить свое материальное положение. Драматург показал порочность Кречинского, эгоизм и двуличие которого не имеют границ и опираются на его большое самообладание. Осмеянию подвергнуты не только авантюрист Кречинский, но и хищник-холоп и угодник Расплюев, нравы дворянско-чиновничьего общества. В комедии всесторонне охарактеризован Муромский — интеллектуально узкий, мыслящий слишком практично, но честный человек. Всей системой образов комедии драматург стремился вскрыть характернейшие явления русской действительности. И хотя в «Свадьбе Кречинского» Сухово-Кобылина уже наметил контуры деградации помещичьей среды, все же Муромские обрисованы им с известной долей идеализации. В последующих частях он усилит это, в приукрашенном виде показывая их взаимоотношения с крестьянами. Нарастание напряжения в развитии действия, мастерская сценическая интрига, стройность композиции обеспечили комедии успех у зрителя.

    В драме «Дело» Александр Васильевич еще смелее обличает самодержавно-чиновничью машину. Содержание ее — показ того, как бездушный чиновничий мир, используя донос полицейского, загоняет Муромского в «капкан». Драматург значительно расширил круг жизненных явлений. Бездушие и жестокость бюрократического аппарата он воплотил в фигуре Князя. Но рядом с ним стоит и им управляет взяточник Варравин. А вместе с этим — Тарелкин, отличающийся от Варравина только тем, что следует принципу: взял взятку — сделай дело. Суть пьесы — в сатирическом осмеянии «армии чиновников». «Я эту челядь наказал кнутом»,— писал драматург. В драме развертывается необычайно острый конфликт — борьба между «начальствами» и «силами», с одной стороны, и «ничтожествами, или частными лицами» — с другой. Муромский борется за свое человеческое достоинство и право любящего отца. Но, столкнувшись с жестокой, неумолимой чиновничьей машиной, он отстаивает справедливость вообще. Его устами драматург обличает неправую власть и судопроизводство. Муромский, как и сам Александр Васильевич , подвержен монархическим иллюзиям. Сословными предрассудками драматурга объясняется и некоторая фальшь в образе Ивана Сидорова Разуваева, радеющего о добром барине. В этом сказались классовые позиции Сухово-Кобылина. С одной стороны, Иван Сидоров — преданный своему господину крестьянин, выручающий его в трудную минуту. Он — носитель народной мудрости, остроумия, практицизма. В нем как бы воплотилась вековая ненависть народа к армии чиновников, в которых он видит не только своих врагов, но и врагов государства. Но, с другой стороны, он — воплощение смирения и покорности, хотя обстоятельства, казалось бы, должны настроить его на борьбу с этим злом. Поднимая единичный случай беззакония до высот большого обобщения, Сухово-Кобылин жертвует частностями, иногда оставляя в тени внутренний мир персонажей. Драматург выпукло изображает хищников-чиновников. Пластически осязаемы эти живцы, чибисовы, ибисовы, герцы, шерцы, шмерцы. Комически рифмующиеся имена подчеркивают их родство и распространенность. Особенно удачен образ Живца — ревностного служаки, хищного, наглого, гнусного. Жестокость и тупое безразличие к судьбе обращающихся с прошениями высказывают все представители власти, начиная с «Весьма важного лица», перед которым «безмолвствует и сам автор», и кончая частным приставом Охом. Все они мертвой казуистикой или тупым равнодушием сломили и растоптали порядочного человека, героя войны 1812. С чудовищной настойчивостью стремятся они к обогащению. Зловеща фигура Варравина. Подобно Иудушке Головлеву, он оплел Муромского паутиной слов, обманул посулами, а потом начисто ограбил. Рядясь в тогу ревностного слуги правосудия, он лицемерно паясничает перед стариком и вынуждает его дать взятку, а взяв деньги, обвиняет его в подкупе, тут же придумывает версию о сумасшествии Муромского. Кульминация пьесы — в сцене бунта Муромского, разоблачающего не только своих мучителей, но и всю самодержавно-бюрократическую машину: «...здесь... грабят. Я вслух говорю — грабят!!!» Муромский умирает, но моральная победа, безусловно, остается на его стороне. Автор углубляет образы, данные в первой части трилогии.

    В «Деле» дальнейшее развитие получили образы Муромского, Лиды, Атуевой, Нелькина. Связь «Дела» с первой частью трилогии не только в общности персонажей, но и в продолжении некоторых сюжетных мотивов. Так, «Свадьба Кречинского» кончается традиционно: полицейский чиновник явился покарать мошенников и грабителей. Но как внесценический персонаж чиновник перешел в «Дело», являясь здесь носителем зла,— его донос на Лидию стал причиной трагедии для семьи Муромских. В «Деле» большое место занимает образ Лиды, пренебрегающей сословными предрассудками, разочаровавшейся во внешнем лоске света и увидевшей его гнилость. Способность искренне переживать и страдать ставит Лиду выше окружающих ее людей.

    Над «Смертью Тарелкина» Александр Васильевич работал 11 лет (с перерывами). Драматург считал эту пьесу своим лучшим произведением. Добиваясь постановки ее на сцене, он писал в 1882: «Я ее изменил, исправил, сделал новый конец по указанию цензуры, но ничего не помогло».

    Десять лет спустя, в 1892, он снова писал, что переделал пьесу, чтобы обойти «возмущающую цензуру места». Он даже изменил заглавие, назвав пьесу «Веселые расплюевские дни». Выбросил сцену пыток и заключительный монолог. И все же цензура запретила пьесу. Смело используя гиперболу и фарсовые приемы,драматург главный удар направил против полиции, явившейся опорой шайки грабителей-чиновников. Но фарсовость, гротесковость только помогли драматургу передать правду действительности. Правда жизни, данная в заостренной, анекдотической форме, приобретала еще большую силу. В гоголевской традиции драматург изобразил мнимую смерть Тарелкина, долженствовавшую избавить его от кредиторов и стать источником обогащения. Жизнь такова, что важны не сами люди, а бумажки, документы. В среде, окружающей Тарелкина, давно утеряно представление о нравственности. Волчьи законы господствуют в ней. Похитив письма, компрометирующие Варравина, Тарелкин превращается в надворного советника Копылова, только что умершего. В острой и беспощадной борьбе Варравина с Тарелкиным побеждает первый — за его плечами больший опыт мошенничества и преступлений. Этой интригой драматург раскрыл чудовищность и преступность полицейского механизма самодержавного государства. В качестве следователя по делу Тарелкина выступает Расплюев. Остро, с едким сарказмом изображен драматургом Расплюев, почувствовавший себя в должности следователя в своей стихии: он «арканит зверя», загоняет его в «темную», звенит кандалами, дает указания палачам, использует авторитет медицины, заставляя доктора Унмёглихкейта (нем.— невозможность) подтвердить гуманность допросов. Первым в русской литературе Александр Васильевич показал на сцене картины полицейского допроса «с пристрастием» — пытки полотенцем, пытки «темной», пытку жаждой и другие. Мрачная действительность самодержавной России определила безотрадность картины, нарисованной драматургом в «Смерти Тарелкина». Варравины и расплюевы блаженствуют на свете! И хотя расплюевщине противопоставлен только убийственный смех, комедия несла в себе революционный заряд. Царский министр Валуев назвал ее «сплошной революцией».

    Сухово-Кобылин объединил общим замыслом три разные по жанру пьесы: социально-бытовую комедию («Свадьба Кречинского»), сатирическую драму («Дело») и сатирический фарс («Смерть Тарелкина»). Главную мысль трилогии можно сформулировать так: при господстве армии чиновников жизнь стала отвратительной трагедией. Эту идею пыталась заглушить цензура. Образы главных героев в трилогии даны в движении: меняется Кречинский, крепнут нравственные качества Муромского, мужает Лида, еще ниже падают Расплюев, Тарелкин, Варравин. Увлекавшийся в молодости Гоголем, Сухово-Кобылин творчески использовал его сатирические традиции. От Гоголя идут гротесковость, гиперболизм образов, сатирические фамилии персонажей, водевильные элементы.

    По сатирической манере Сухово-Кобылин близок и Щедрину. Гротесковость и публицистичность некоторых моментов 2-й и 3-й частей трилогии, обличительный реализм ее сродни великому сатирику. Тяготение к фольклору – народному фарсу и балагану, острым народным шуткам — существенная особенность трилогии драматурга. Яркий, образный язык отличает все части трилогии. Неповторимо индивидуален он у Кречинского, Расплюева, Тарелкина, Муромского, Атуевой, Сидорова, Живца и других.

    Александр Васильевич выбрал колоритные средства для характеристики каждого персонажа, подчеркивая его социальную принадлежность, психический склад, степень интеллектуального развития. Удивительны оттенки в языке Варравина: то он ошеломляет просителя бессмысленными фразами, пуская в ход арсенал профессиональных судейских терминов, то переходит к мягкому и вкрадчивому говору ханжи и лицемера. Мастерски использованы пословицы и поговорки, каламбуры и афоризмы, присловья, игра слов.

    Высокую оценку пьесам драматурга дали М. Горький, А. В. Луначарский, Вл. И. Немирович-Данченко и другие.

    Луначарский говорил советским драматургам: «Нельзя пройти мимо уроков, которые дают Островский, Сухово-Кобылин». Продолжив лучшие традиции Гоголя, Островского, Салтыкова-Щедрина, Сухово-Кобылин Александр Васильевич создал блестящий образец реалистической сатирической драматургии. Сатирическую художественную силу трилогия сохранила и в наше время.

    Умер 11(24).III.1903 г. в Болье на Ривьере во Франции.

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Rambler's Top100