Аресты в Шуе

Дата публикации или обновления 04.11.2016
  • К оглавлению: книга Воскресенский собор города Шуя.
  • Аресты в Шуе.

    Следствием этого письма была серия процессов в нескольких городах страны, таких как Москва, Петроград, Смоленск, в ходе которых духовенство и активные миряне подверглись очередным жестоким репрессиям. В Иваново-Вознесенск в тот же день, по прочтении в Политбюро ленинского письма, Молотовым была направлена особая телеграмма следующего содержания:

    «19.03.22 г. Секретарю Иваново-Вознесенского губкома РКП. Ввиду событий в Шуе, прошу своевременно сообщать дальнейшие сведения о политическом положении в губернии и принимаемых мерах. Для выяснения в Шую 19 марта выедет комиссия ВЦИК». На заседании Политбюро 20 марта при участии Каменева, Сталина, Молотова, Троцкого, Цюрупы и Рыкова решено было в тот же день послать в Шую комиссию для расследования в составе П. Г. Смидовича, Н. И. Муранова и И. И. Кутузова. К 23 марта комиссия составила заключение о происшедшем, признав действия вицинской комиссии правильными и согласованными с распоряжениями центра, а действия местных властей против собравшейся у храма толпы — «правильными, но недостаточно энергичными». Комиссия предложила «губерниям и уездным властям принять меры к тщательным расследованиям <.. > самое дело передать для окончательного разбора и примерного наказания в Ревтрибунал».

    Делом занялось Иваново-Вознесенское ГПУ. Из Москвы был отряжен в качестве следователя по особо важным делам Верховного трибунала ВЦИК Яковлев. Следствие в соответствии с инструкцией Ленина—Троцкого с самого начала пыталось доказать наличие заговора священнослужителей, ставивших своей целью сопротивление изъятию церковных ценностей. Были придирчиво допрошены администрация и рабочие Шуйской мануфактуры и установлено с непреложностью, что заговора не было.

    Распоряжением ВЦИК стали производиться массовые аресты. Еще 17 марта был вызван для допроса и арестован отец Павел Светозаров. Изъятие ценностей из Воскресенского собора происходило уже без него 23 марта. Обвинение в сопротивлении изъятию церковных ценностей было предъявлено четырем священникам: Павлу Светозарову настоятелю Крестовоздвиженского храма в Палехе отцу Иоанну Рождественскому, шуйским священникам Иоанну Лаврову и Александру Смельчакову старосте шуйского собора Александру Парамонову и двадцати мирянам. После окончания следствия к суду были привлечены девятнадцать человек.

    Священник села Палех Иоанн Степанович Рождественский родился в 1872 году в селе Пармос Судогодского уезда Владимирской губернии. Был женат, но детей у них с матушкой не было, и все силы и время он отдавал прихожанам и храму. Двадцать пять лет ревностно служил отец Иоанн в Крестовоздвиженском храме, и прихожане любили его. Арестован он был за то, что в воскресенье 19 марта по своей прямой обязанности и долгу огласил послание Патриарха Тихона прихожанам.

    По прошествии воскресенья в Шуйское ГПУ поступило донесение, что священник Иоанн Рождественский «в виде проповеди огласил воззвание Патриарха Тихона». 24 марта у отца Иоанна был произведен обыск и изъято послание Патриарха; на другой день он был арестован и обвинен в чтении послания. Вызывавшиеся для допроса свидетели — прихожане, иконописцы, бывшие в тот день на службе, говорили, что отец Иоанн увещевал не препятствовать изъятию ценностей. Прихожане Крестовоздвиженского храма 2 апреля 1922 года подали прошение властям об освобождении отца Иоанна, утверждая, что его арест — недоразумение, поскольку «политических тем священник Рождественский не касался за всю свою двадцатипятилетнюю деятельность» и последний раз призывал к спокойствию. Но истина была властям безразлична — судебному процессу придавалось большое пропагандистское значение.

    К тому времени обвиняемые были доставлены из Шуи в Иваново-Вознесенск.

    Суд по первоначальному плану должен был проходить в здании бывшей женской гимназии, но по малости места слушание дела было перенесено в местный театр. Судебное заседание назначили на 21 апреля. Судила Выездная Сессия Верховного Трибунала ВЦИК. Председателем был назначен зампред Верховного трибунала Галкин, членами — Немцов и председатель Иваново-Вознесенского губернского революционного трибунала Павлов, обвинителем — Смирнов.

    Судебные заседания проходили с 21 по 25 апреля. После окончания судебного следствия председатель Галкин стал настойчиво предлагать обвиняемым средство к освобождению — самооговор и сотрудничество с судом. Отец Павел виновным себя не признал, также как и священник Иоанн Рождественский и мирянин Петр Иванович Языков.

    Петр Иванович Языков родился в 1881 году в городе Шуя Владимирской губернии, воспитывался в благочестивой семье, с детства ходил в церковь и пел на клиросе. В юности обучился профессии литейщика и работал на шуйской фабрике объединенной мануфактуры сначала рабочим, а затем заведующим литейной мастерской. Поводом к его обвинению послужило то, что он заметил нетрезвое состояние членов комиссии по изъятию ценностей и возмутился присутствием в храме вооруженных нетрезвых людей.

    Обвинитель Смирнов потребовал расстрела для четверых обвиняемых, и 25 апреля в 18 часов 15 минут был оглашен приговор, присудивший к расстрелу священников Павла Светозарова и Иоанна Рождественского, и мирянина Петра Языкова. Остальные участники процесса были осуждены на разные сроки тюремного заключения.

    Было возбуждено ходатайство перед ВЦИК о помиловании осужденных на расстрел. Обеспокоенные прихожане Палеха 26 апреля послали в Верховный Трибунал телеграмму с просьбой не приводить приговор в исполнение до решения ВЦИК. В тот же день ВЦИК затребовал к себе копию приговора и заключение следователя.

    Рассмотрев дело, Президиум ВЦИК принял решение о помиловании приговоренных к расстрелу, и Калинин обратился за разрешением на помилование в Политбюро.

    Сталин распорядился опросить членов Политбюро относительно предложения о помиловании. Ленин, Троцкий, Сталин и Молотов проголосовали за расстрел, и 4 мая на заседании Политбюро смертный приговор был официально утвержден. На следующий день Президиум ВЦИК, следуя распоряжению Политбюро, утвердил приговоры к расстрелу. Председатель Иваново-Вознесенского трибунала Павлов отправил срочную телеграмму председателю Верховного Трибунала Крыленко о том, что «приговор над Светозаровым, Языковым, Рождественским приведен в исполнение 10 мая 1922 года в 2 часа утра». Так закончился процесс, вошедший в кровавые советские хроники как «Шуйское дело».

    Рассказывают, что перед расстрелом священники совершили отпевание по себе и мирянину Петру и держались мужественно. Место их захоронения в настоящее время продолжает оставаться неизвестным.

    Икона новомучеников Шуйских из Воскресенского собора.
    Икона новомучеников Шуйских из Воскресенского собора.

    Священномученики Павел Светозаров и Иоанн Рождественский, мученики Петр Языков, Авксентий Калашников, Сергий Мефодьев, Николай Малков и девица Анастасия были прославлены в лике святых новомучеников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе в августе 2000 года.

    Далее: Последующая судьба Воскресенского собора.
    В начало

     
    Rambler's Top100