Просвещение русского народа

Дата публикации или обновления 01.02.2017
  • К оглавлению: Газета «Липецкие епархиальные ведомости»
  • К оглавлению раздела: Обзор православной прессы
  • Житие святителя Тихона Задонского
  • Задонский Богородицкий монастырь и просвещение русского народа

    Задонский Богородицкий монастырь и просвещение русского народа Как известно, Задонский Богородицкий монастырь расположен в так называемом Верхнем Подонье. Край этот с глубокой древности был многострадальной землей. Историк Костомаров подчеркивал: «Ни одна земля русская не терпела тогда столько разорений... Ее беспрестанно разрушали то татары, то москвичи». Поэтому и население здесь было нравственно диким, грубым, непокорным и воинственным.

    В течение многих веков дух бунтарства и сопротивления определял взаимоотношения окраинного придонского населения с центральными русскими княжествами. Враждебно воспринималось все, что привносилось извне и могло нарушить сложившиеся устои. Своенравный, мятежный Дон собирал вокруг себя тождественное по духу население.

    Постепенно Промысел Божий преображает этот край. История есть особая книга, в которой под покровом внешних событий сокрыты знаки Божественной заботы о человечестве.

    В 1395 году на Русь приходят полчища Тамерлана. Именно здесь в верхнем подонье, под Ельцом, Матерь Божия явилась грозному завоевателю и повелела ему оставить русские пределы.

    Люди русские запомнили это навсегда. Своим явлением Пресвятая Дева как бы освятила эти места, согрела земли у Дона теплом Своей материнской любви, наполнила этот край благословением Своего Божественного Сына. И теперь этот край для русичей должен был восприниматься не как часть враждебного «дикого поля», а как неотъемлемая часть Святой Руси - места родные, дорогие святыми воспоминаниями древности, а значит, исконно русские, данные Богом. Так была заложена духовная основа государственной колонизации этого края. Оставалось только укрепиться русским людям на этой земле. И это постепенно происходило.

    В середине XVI века московское государство начинает неуклонное продвижение на юг от Оки в области «дикого поля», устраивая здесь ряд укрепленных пунктов: Орел, Курск, Воронеж, Ливны, Елец, Белгород, Оскол, Валуйки.

    И вот в начале XVII века «под Елец», на берега Дона, в места, освященные явлением Богоматери, пришли два старца-монаха из Сретенского Московского монастыря с копией Владимирской иконы и основали Задонскую обитель. Не случайно Задонский Богородицкий монастырь был основан у Дона на пути из Ельца в поле, этим как бы благословлялось свыше распространение Православия на юг. Цепь замкнулась. Прояснилась незримая суть происходящего. Некогда избравшая это место Богородица теперь видимым устойчивым образом освящает его созданием святого монастыря, чтобы стал этот край оплотом Православия, источником истинного света и благодати для жаждущих спасения человеческих душ. Она же, Дева Пречистая, приведет сюда и великого праведника - святителя Тихона, святой жизнью которого особенно просияет Задонский край.

    Через святую жизнь насельников монастыря нравственно дикий, грубый, непокорный край Дона должен был согреться Евангельской любовью, научиться смирению, послушанию, благородству, жертвенности, созиданию человеческого братства. Если монах в своем жертвенном служении должен быть духовным подобием Христа, то монашеская община должна стать в идеале подобием Святой Троицы. В такой общине каждый живет не для себя, не своей жизнью, а жертвенно служит каждому и всем, любит всех, молится за всех. Не случайно в XVII-XVIII веках именно казаки войска Донского особенно любили посещать Задонскую обитель, учась служить Отечеству, приобретая Отечество, из своевольных людей превращаясь в служителей Бога и Родины.

    Однако сами монашествующие вступают в монастырское братство из обычной мирской жизни и несут сюда свои духовные болезни, различные недостатки, греховные склонности. Монастырь есть духовная врачебница, больница. И человек, зачастую лишь проживя в монастыре длительное время, очищается, просветляется и становится способным служить примером для приходящих в монастырь мирян.

    Так и братия Задонского Богородицкого монастыря медленно, не без трудностей училась жить по заповедям Христа. История XVIII века сохранила сведения о конфликтах настоятелей монастыря с монастырскими крестьянами, о некоторых значительных нравственных недостатках самих настоятелей.

    Господь с любовью заботился о Задонской обители, и вот архимандриту Варсонофию (управлял в 1750-63 годах) было некое откровение, сохраненное в преданиях монастыря. Этот настоятель «с лишком месяц в великой был болезни; наконец трое суток сидел в креслах, едва дыхание испущал», в это время ему было особое видение и таинственный голос возвестил: «Сие место прславится некиим угодником Моим». Нет сомнения, что речь в этом предсказании шла о святителе Тихоне Задонском, который вскоре (1769 год) найдет последнее земное пристанище в стенах Задонского монастыря.

    Каждый человек может найти в святителе Тихоне что-то близкое, созвучное,родное,настолько полно отразил в себе Задонский святой все самые лучшие человеческие качества, настолько глубоко уподобился совершенному Человеку - Богочеловеку Христу. В нем истинная человечность проявилась во всей своей многогранной красоте. Федор Михайлович Достоевский свидетельствовал о себе, что «давно с восторгом принял в свое сердце» образ святого Тихона Задонского и именно в его личности увидел образец прекрасного человека. «Почем мы знаем, — писал Достоевский, — может быть, именно Тихон-то и составляет наш русский положительный тип, который ищет наша литература, а не Лаврецкий, не Чичиков, не Рахметов и прочие». Близок святитель Задонский для каждого из нас, так как не только своими бессмертными сочинениями, но всей своей жизнью дает нам ответ на главный вопрос о смысле нашего бытия, о подлинной духовной красоте.

    До святителя Тихона в придонье было лишь несколько выдающихся подвижников (Ксенофонт и Иоасаф Дивногорские, схиигумен Евсевий Задонский). Их подвиг был явлением единичным и обособленным, они не дали начало какому-либо духовному движению. В целом монашество в этом регионе до святителя Тихона не смогло существенно возвыситься над общим достаточно низким духовным уровнем местного населения. Монашеская жизнь не поднялась выше первой ступени обычного уставного замкнутого быта, поэтому иночество весьма мало могло влиять на улучшение народных нравов.

    «С именем св. Тихона не только в жизни местного, придонского, но и всего вообще русского монашества, соединяется нарождение особого направления. Св. Тихон и его друзья явились в монастыре представителями старчества. Они стали, так сказать, на рубеже между миром и монастырем, поставивши и свои кельи на границе монастырской усадьбы, один (св. Тихон) у выхода из монастыря, а другой (схим. Митрофан) за монастырской стеной. И сами... преодолевши монастырский искус, они возвысились до того состояния, когда нравственная сила неудержимо переливается в души простолюдинов».

    С гонением, воздвигнутым монастырскими властями на друзей и учеников святителя Тихона после его кончины, старческое направление в Задонском монастыре, казалось, замерло лет на двадцать. Однако это направление уже успело пустить глубокие корни. Память о Задонском Святителе, укреплявшаяся рассказами о его подвигах, не позволяла замереть преданиям старчества. Люди, приходившие в обитель, привыкли греться в лучах любви Задонских старцев, находить здесь не только продолжительное богослужение, но совет, утешение, молитвенную и даже материальную помощь. Волна богомольцев, год от года увеличившаяся в Задонском монастыре, требовала духовных руководителей и наставников. Многие стремились подражать Задонским праведникам в их молитвенных подвигах и служении милосердия. Так изначально грубое, невежественное, своенравное население придонья все более проникалось истинно христианским духом жертвенного служения Богу и ближним.

    Старчество возродилось в Задонском монастыре лет через 20 после смерти схимонаха Митрофана, преемника святителя Тихона в старческом служении. Это возрождение совпало по времени с оживлением монашеских идеалов в области Дона. Скрытая закваска, заложенная в толще народной, молитвой, примером, наставлениями, добрыми делами святителя Тихона, стала одной из главных причин мощного всплеска аскетизма, старчества, подвига милосердия в придонье. Это произошло в первой трети XIX столетия. Задонское старчество было одним из очагов общего аскетического возрождения в России в XIX столетии. Другие важнейшие очаги - Саров, Глинская пустынь, Оптина пустынь. Это духовное движение было внутренне единым. Не случайно святитель Тихон имел общение с Саровскими старцами Ефремом и Пахомием, преподобным Федором Санаксарским, который был близок с учениками преподобного Паисия Величковского.

    Итак, святитель Тихон передал эстафету старческого служения схимонаху Митрофану, схимонах Митрофан стал учителем иеросхимонаха Агапита, отец Агапит наставил затворника Георгия, а тот в свою очередь передал старчество иеросхимонаху Нафанаилу. Таковы звенья непрерывной цепи старческого преемства, живые звенья, передающие духовный опыт из поколения в поколение.

    С Задонскими старцами были теснейшим образом связаны преподобные Иларион Троекуровский и Иоанн Сезеновский, Дария Сезеновская, Елецкая затворница Мелания и сестры Елецкого Знаменского монастыря, а также другие Елецкие подвижники - юродивый Каменев, священник Иоанн Елецкий, и Задонские подвижники -старицы Матрона Попова и Евфимия Попова, блаженный юродивый Антоний Алексеевич.

    Близ Задонска возникло целое гнездо монастырей в местах, связанных с памятью святителя Тихона. Келейник и племянник святого Иван Ефимов основал Усманский девичий монастырь.

    Таким образом, Задонская обитель стала как бы центром мощного всплеска жизни согласно Евангелию. Этот расцвет духовности оказал, бесспорно, сильнейшее влияние на русский народ, о чем свидетельствует, в частности, огромное стечение паломников (триста тысяч) на торжество канонизации святителя Тихона.

    Мы уже говорили о влиянии личности святителя Тихона на Достоевского. Задонский подвижник стал прообразом для весьма значительных героев романов Достоевского «Бесы» и «Подросток». Особо стоит сказать о неоднократно переиздававшемся собрании писем затворника Задонского Георгия. Это собрание стало настольной книгой святителя Игнатия (Брянчанинова), называвшего затворника Георгия «мужем, достигшим христианского совершенства», «украшением и славой позднейшего монашества». Книга писем затворника была излюбленным чтением Н.В. Гоголя.

    Таким образом, Задонская обитель стала одним из центров русского духовного возрождения в XIX веке, наряду с Саровым, Глинской и Оптиной пустынями. Она оказала огромное влияние на нравственность русского народа, на духовную жизнь русской интеллигенции.

    Не случайно в наши годы именно епископ Никон, ученик Глинских старцев, духовно близких старцам Задонским, возглавил возрождаемую Задонскую обитель. И сейчас братия Задонского монастыря продолжают служить обществу через дела милосердия, литературное творчество, книгоиздательство, миссионерство, просветительскую деятельность в сфере образования - и тем самым продолжают традицию Задонского и Глинского старчества, традицию жизни согласно Евангелию.

    Иеромонах Гавриил (Мельников), насельник Задонского Рождество-Богородицкого монастыря.


    Газета «Липецкие епархиальные ведомости», № 12 (70), декабрь 2010 года

    Издается по благословению епископа Липецкого и Елецкого Никона

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос