Искушение молодости

Дата публикации или обновления 01.02.2017
  • История Покровско-Васильевского мужского монастыря.
  • К оглавлению: «Купующий царство небесное».
  • Искушение молодости

    «От юности моея мнози борют мя страсти...»

    Образование Василий Иванович получил домашнее, грамоте и чтению учился по Часослову и Псалтири. Глубокое религиозное чувство он унаследовал от родителей и с малых лет являл себя боголюбивым отроком.

    Составительница жития святого праведного Василия О. Я. Лабзина свидетельствует, что «Грязнов с детства был мальчик умный, кроткий, добронравный; с малых лет усердно любил молиться; уже с 8 лет встречал Великий пост с особливой радостью».

    В юности он поступил работать на фабрику и соприкоснулся со средой фабричной молодежи. Дух мира сего стал тревожить его неокрепшую душу, дурное сообщество фабричных подростков толкало на путь порока, навыки добродетельной жизни, усвоенные в семье, стали ослабевать. Заработанные деньги Василий стал употреблять по своему произволению, начал пить вино. Голос совести в душе звал его к покаянию; он оплакивал свои грехи, но вновь невольно падал и просил прощения у Бога. В скорби от сознания греховности своей жизни он сам прозвал себя Грязным, и это прозвище осталось за ним навсегда.

    Вот как пишет об этом О. Я. Лабзина: «...Но враг нашел, чем его искусить: сотоварищество с порочными фабричными мальчишками внушило ему, что он теперь может и свои заработанные деньги употребить, как он хочет сам, и он стал пить вино, и благое рассуждение стало его по временам оставлять. Но и тогда душа его искала Господа, и он купил себе... балалайку (!). ему хотелось в печальных звуках (балалайки) изливать перед Богом то, что чувствует душа... пример недобросовестных мальчиков, хулящих Бога, смеющихся, когда Василий начинал читать духовные книги, как поток бушующих вод, уносил его, бедного, помимо своей воли, в бездну бушующих страстей. Он плакал, но невольно опять падал; при падении вновь плакал, вновь рыдал, вновь просил прощения у Бога и у родителей своих, — и тогда, в порыве сознания и огорчения, он сам прозвал себя Грязным. Почему он впоследствии сам себя прозвал Грязновым и это прозвище осталось у него навсегда...»

    То, что Василий не оставлял молитвы и чтения духовных книг, часто становилось предметом насмешек со стороны его товарищей. Не разделяя и не понимая его покаянной настроенности, беспечные товарищи спрашивали его: «Что с тобой, Вася? О чем ты так плачешь?» «Загробная жизнь должна быть предметом наших дум», — отвечал он.

    Милосердный Господь, видя мучительную раздвоенность души юноши и зная, что жизнь Василия по покаянии будет направлена к славе Божией, во спасение его души и душ многих, которые будут притекать к нему за утешением, молитвой и советом, привел его на путь спасения и возвратил заблудшую овцу в ограду церковную.

    «...Рассуждая о жизни Грязнова, мы смело можем сказать, что над ним сбылись слова пророка Давида (Пс. 36, 24): «Егда падут — не разобьются». — Через падение ему предназначено было возвыситься... Читал духовные книги; попадались еще и раскольнические; он любил вникать в их безумные учения, опровергал их. Между ними попала ему одна рукописная такого содержания, но она не могла его привесть в такое сомнение: он очень хорошо знал догматы нашей православной церкви и с никакими мудрецами не сообщался. Читал их книги только с любопытством, но другим из своей семьи читать не давал...

    Однажды один из товарищей (не упоминается, какой и когда) в присутствии Грязнова стал произносить хулу на святыню, осмелился оскорбить икону Матери Божьей, и ... в этот же момент... скоропостижно скончался. Тут Грязнову послышался голос, сказавший ему: «если ты вполне не исправишься, то и тебе предстоит такая же смерть». С тех пор Грязнов «усилил молитву и, — подобно пророку Давиду, — ложе свое слезами орошал...» (О. Я. Лабзина).

    Зов Божий вывел Василия на правую стезю, и его первым следствием было коренное изменение жизни, принявшей к тому времени недобрый уклон. Подобно преподобному Силуану Афонскому, он был мгновенно исторгнут из греховной жизни Божественной благодатью за молитвы Царицы Небесной. Семен Антонов, таково мирское имя старца Силуана, с детства искал Бога, и много молился с плачем. В 19 лет благодатное состояние отступило от него, и он стал водить дружбу со сверстниками, гулять с девушками, играть на гармонике, пить вино, даже драться. «Так в шуме молодой жизни начал уже заглушаться в душе Семена первый зов Божий к монашескому подвигу, но избравший его Бог снова воззвал его уже некоторым видением.

    Однажды, после нецеломудренно проведенного времени, он задремал и в состоянии легкого сна увидел, что змия через рот проникла внутрь его. Он ощутил сильнейшее омерзение и проснулся. В это время он слышит слова:

    «Ты проглотил змию во сне, и тебе противно; так Мне нехорошо смотреть, что ты делаешь»... По глубокому и несомненному убеждению Старца — то был голос Самой Богородицы. До конца своих дней он благодарил Божию Матерь, что Она не возгнушалась им, но Сама благоволила посетить его и восставить от падения. Он говорил: «Теперь я вижу, как Господу и Божией Матери жалко народ. Подумайте, Божия Матерь пришла с небес вразумить меня, юношу, во грехах».

    Вот и Василий Грязнов ощутил глубокий стыд за свое прошлое и начал горячо каяться перед Богом. В нем проснулось острое чувство греха, и в силу этого изменилось отношение ко всему, что он видел в жизни. Он стал часто и подолгу молиться и горько оплакивал грехи своей ранней юности.

    Господь иногда попускает праведнику пасть, дабы, познав свою человеческую немощь, тот покаялся и встал на путь исправления. Не была бесспорной и молодая жизнь преподобного Алексея Бортсурманского, которого должны были канонизировать до революции вместе со святым праведным Василием.

    Приняв священный сан, тот поначалу не отличался особой строгостью жизни, даже предавался пороку винопития. Его отрезвил следующий случай. К отцу Алексею приехали ночью звать к умирающему. Он рассердился, что его потревожили в столь неурочный час, и отослал посланного. Однако заснуть не мог, ворочался, совесть не давала ему покоя. Не выдержал — встал, оделся, поехал.

    Того, к кому его звали, он застал на лавке мертвым. Рядом стоял Ангел со Святою Чашей в руках. Отец Алексей опустился перед покойником на колени и всю ночь, плача, читал за него Псалтирь. Домой он вернулся совсем другим человеком. С тех пор, не щадя сил и времени, он отдавал свою жизнь на служение Богу и людям.

    Страшно не упасть, для смертного это естественно — страшно не покаяться, не устремиться к исправлению себя. Оступился — поднимайся, опять пал — опять поднимайся, и только так. Этому учат нас наши святые. Святые прокладывают путь, чтобы народ следовал за ними.

    Ведь что такое крест, который все мы призываемся нести? Скорби, беды — да, конечно. Но крест — это и пороки наши, немощи, болезни, борьба с самим собой. А она тяжела, очень тяжела, много времени пройдет, пока старое отомрет и на смену ему придет новое, духовное.

    Но если бы мы боролись только со своими плохими чувствами! Ведь мы искореняем самого диавола, который угнездился в нашем сердце. Тяга к спиртному — одно из его злых действий. Крест — это то, чем мы хотим угодить Богу, поэтому христианина без креста нет, легко и просто живут лишь не идущие вслед за Спасителем на Голгофу.

    Крест заключается еще и в том, чтобы за все благодарить Бога, чувствовать к Нему искреннюю благодарность за наши неудачи, за то, что, ввергнув нас в скорбные обстоятельства, Он очищает нас, как золото в горниле. Зачастую мы ропщем, но ведь так Господь убеляет нас. Он попускает искушению свершиться ко благу нашему.

    В одну из летних июньских ночей, совершая молитву, Василий услышал голос, повелевавший ему идти в Николаевскую Берлюковскую пустынь, дабы обрести там духовное исцеление. Вняв повелению свыше, он направился в указанную обитель.

    Далее: Николо-Берлюковская пустынь
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос