Благотворители

и щедродатели

Дата публикации или обновления 01.02.2017
  • История Покровско-Васильевского мужского монастыря.
  • К оглавлению: «Купующий царство небесное».
  • Христолюбивые благотворители и щедродатели

    Тема купеческой благотворительности применительно к Русской Православной Церкви очень интересна, но, к сожалению, мало исследована. Попробуем хотя бы частично восполнить этот пробел.

    На Казанскую Вышневолоцкую обитель жертвовали Санкт-Петербургский статский советник Евгений Никифорович Сивохин и благочестивый купец, староста московского храма Адриана и Наталии, Григорий Германович Германов. Оба были из ярославских крестьян.

    Знали нужду, богатство с копейки наживали. Ведали ли они, что полтора столетия спустя в опекаемой ими обители упокоятся две великие старицы нашего времени — блаженная Любушка Сусанинская и схимонахиня Мария Самарская?

    На средства Сивохина был выстроен храм Ефрема Сирина и мученицы Неониллы. Когда в 1996-97 гг. в Вышневолоцкой обители жила странница Любушка, тогда это была единственная действующая церковь. Здесь блаженная молилась, приступала к Святым Тайнам, здесь ее и отпели. Такие вот промыслительные совпадения, где «сеющий жнущий вместе радоваться будут» (Ин. 4, 36).

    Традиция пожертвований на общеполезные учреждения была сильна на Урале, особенно в купеческой среде. В Яранске такими жертвователями были купцы Анна и Василий Беляевы, много послужившие Пророчицкому монастырю. Именно в их оградке был похоронен преподобный Матфей. Теперь там часовня.

    Мало кто помнит сегодня имена братьев-подвижников пермских купцов Феодора Козьмича и Григория Козьмича Каменских, а ведь их добрые дела способствовали спасению многих душ.

    До 50-летнего возраста они были крепостными, затем получили права свободных граждан и приписались к Пермскому купеческому сословию. Оставляя себе лишь прожиточный минимум, всю прибыль братья отдавали на дела христианской благотворительности.

    Первым отошел ко Господу Феодор Козьмич. Переживший брата Григорий Козьмич к концу жизни удалился от коммерческих дел, предоставив это сыновьям, и всецело стал размышлять о «едином на потребу» (Лк. 10, 42). Ежедневное посещение храма Божьего было единственным его утешением. В последние годы жизни по благословению архипастыря раб Божий Григорий принес иноческие обеты и принял тайный постриг. Блаженнопочившие братья — подвижники Каменские покоятся в могильном склепе, устроенном ими еще при жизни.

    Также совершенно забыто имя храмоздателя Александра Петровича Березина. Рано оставшись без отца, мальчик познал крайнюю нужду, одно имя Христа его одевало и питало. Мать учила его не произносить этого, освящающего уста Имени, без молитвы о благодетелях.

    С девяти лет Саша стал подрабатывать пастушком. Однажды, когда он пас стадо и очень устал, возроптал на свою сиротскую долю. Вдруг его душу озарил внезапный свет, слух отверзся и он услышал глас: «Господь тебя на труды поставил; не тужи, молись Богу и будешь богат».

    В 1747 г. Александр отправился в Петербург на заработки. Мать дала ему на дорогу немного денег, но мальчик сумел сэкономить 20 копеек и вернул ей на покупку соли. Одну гривну мать отослала сыну обратно со словом материнского благословения: «На разживу».

    Впоследствии эта гривна хранилась в потомстве купца Березина, как сокровище.

    Сделавшись купцом 1-й гильдии, Александр Петрович выстроил в своем родном городе Мышкине храм во имя святителя Николая. Желая воздать благодарение Господу за откровение, данное ему в отрочестве и так поддержавшее его в трудную минуту, он выстроил на месте гДе когда-то пас скот, храм в честь Вознесения Господня. Местные жители приходили благодарить его за щедрый дар, а также одни за выкупление сына от солдатчины, другие за освобождение из темницы, третьи за уплату недоимок. «Отец ты наш родной, тебя ли мы видим, — восклицали все. — Дай тебе Господи много лет здравствовать!»

    В Петербурге Березин принял на себя обязанность ктитора церкви Вознесения на Вознесенском проспекте. Он выстроил на свои деньги дом под первую в России народную школу и пожертвовал ее обществу. За это Александру Петровичу был положен чин, но он отказался: «Надобно его в карете возить, а пешком тяжело».

    Умирая, он с казал дочери: «Запомни последние мои слова: дающая рука никогда не оскудеет».

    Такой образ жизни в нашем православном Отечестве когда-то был нормой. То, что сегодня кажется диковиной, подвигом, чем-то из ряда вон выходящим, еще сто лет назад являлось естественным состоянием души русского человека, испытывающего настоятельную внутреннюю потребность делиться с ближними, менее обеспеченными и удачливыми, чем он. Такими щедродателями процветала и богатела в Боге Святая Русь. В истории культуры яркий след оставили благочестивые купцы-меценаты — Третьяков, Рябушинский, Мамонов, Морозов, пожаловавшие Отечеству собрания картин, антикварные ценности, уникальные коллекции. Купеческий сын из старообрядцев Павел Васильевич Щапов (1848-1888), знаток-библиофил старопечатной старины, подарил грядущим поколениям редчайшее по ценности книжное собрание, которое хранится ныне в Российской исторической библиотеке.

    Далее: Сладость милостыни
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос