Троянский конь обновленчества

Дата публикации или обновления 10.10.2017
  • К оглавлению: Журнал «Церковный строитель»
  • К оглавлению раздела: Обзор православной прессы
  • Троянский конь обновленчества
    в царстве церковного зодчества

    Как любой троянский конь, обновленчество в церковном зодчестве, прежде не очень заметное, ускорилось далеко не вдруг. И... быстрехонько прикатилось на своих колесиках именно теперь, когда объемы храмового строительства позволяют говорить о коммерческой привлекательности «новой ниши» в проектировании.

    Модернизм так активно рядится в красивые одежды прогресса и креатива, что любой, кто хочет ему противостать, зачастую оказывается вынужденным, словно школьник, оправдываться, доказывать свою правоту, ссылаться на авторитеты.

    Если бы проблема сводилась к тому, чтобы сгладить взаимное непонимание светского и церковного подходов к храмоздательству, она могла бы со временем разрешиться средствами дополнительного образования «светских» зодчих. Делу помог бы спецкурс, проведенный в профессиональной среде, где зачастую предпочитают «общаться с Богом без посредников», писать письма в поддержку Pussy riot и вообще придерживаться «самых широких взглядов на религию». Однако же я полагаю, что образование - лишь верхушка айсберга.

    Зри в корень, как говаривал Козьма Прутков, а в корне этом - мировоззренческое противоречие между светским и церковным подходами в понимании архитектурного творчества как такового. Не секрет, что для любого «нормального» (светского) архитектора естественно желание «быть в тренде», «наворотить что-нибудь эдакое», дабы все поняли, что родился новый архитектурный гений. Стать законодателем стиля, не выполнять, а самому утверждать правила для будущих зодчих - в этом и видится успех, а потому новизной, бесподобностью и изощренностью «креатива» измеряется масштаб личности архитектора в глазах коллег по цеху, заказчиков и общественности, представленной «продвинутыми» культурологами, критиками и журналистами, пишущими для глянца.

    Равнодушный формальный подход к храмоздательству, когда с неожиданно полученным заказом на разработку проекта храма обходятся так же, как с любым светским заказом, - вот корень проблемы! В итоге получаются «как бы и храмовые здания», которые, увы, сегодня «украшают» множество русских городов. Это немые свидетельства нашего невежества и нежелания долго и безропотно ходить, как это принято у иконописцев, в учениках, десятками лет копируя своих предшественников...

    Церковь и тому рада, что хоть что-то строится, с благодарностью принимает и такие здания, освящает, обживает их... Автор этих строк был свидетелем того, как некий московский батюшка, долго рассматривая на подрамниках творение коллектива авторов, которым «осчастливил» его уважаемый институт МНИИТЭП, охал, хмурился, кряхтел, но потом в качестве резюме произнес: «Ничего, хоть бы построили, а мы всем приходом как-нибудь обживем. - И потом, помолчав, добавил: - И его намолим, намолим с Божией помощью»...

    Система формирования зодчего до самой революции была такова, что даже блестящий Федор Осипович Шехтель получил право подписывать проекты собственным именем только на тридцать шестом году своей жизни.

    Это произошло лишь тогда, когда он приобрел славу одного из лучших специалистов по орнаментам, а также каллиграфа, отменно вычерчивающего виньетки в памятных альбомах и нарождающихся рекламных изданиях.

    Итак, где же выход из создавшегося, в общем-то, совсем не благостного положения дел в области современного храмоздательства и каковы пути, которые позволят нам качественно изменить ситуацию? Разумеется, жизнь течет, и со временем, сообща, соборно, будут найдены и новые организационные подходы, и пути решения проблемы. Вероятно, со временем и сама Церковь выйдет с предложениями об окормлении желающих работать в области храмоздательства. Предлагая нечто из сокровищ знаний, которыми она владеет, она сможет превратить архитектора в богослова, а плод его труда - в Дом молитвы, в овеществленное свидетельство о Христе, в Благую весть, воплощенную в камне, меди и золоте! Но все это - в неясной пока еще перспективе, и на это, вероятно, понадобится времени не меньше, чем уже прошло с тех пор, как стала заново складываться отечественная школа православного храмоздательства. Однако некоторые из принципов, которые, по моему мнению, было бы полезно положить в основу дополнительного образования по храмоздательству, вполне очевидны. Позволю себе высказать их.

    Принципы, которые можно положить в основу дополнительного образования по храмоздательству:

    1. Автором или руководителем авторского коллектива проекта православного храма должен являться по преимуществу православный христианин, интересующийся православной верой, архитектурой и культурой, изучающий ее и владеющий соответствующим понятийным аппаратом, знакомый с базовыми знаниями о духовных основах храмоздательства в объеме установленного минимума. (Подробнее см.: Кеслер М.Ю. Духовные основы храмоздательства: Учебно-методические материалы для специальности 2901 «Архитектура». М.: ЦПП, 2008.)

    2. Дополнительное образование архитекторов, осуществляющих свою деятельность в сфере церковного зодчества, должно включать в себя постоянное самообразование и посещение специальных курсов для углубленного изучения истории и символики Православия, истории церковного искусства, а также регулярное пополнение знаний в смежных областях, прежде всего геометрии пропорций, истории строительных технологий, техники реставрации зданий, современных технологий.

    3. Курс базовых знаний о духовных основах храмоздательства и иных специальных знаний предпочтительно должен быть организован в очной форме на базе учреждений высшего образования Русской Православной Церкви с выдачей соответствующего свидетельства об окончании Высших архитектурных курсов РПЦ. Дальнейшее регулярное повышение квалификации может быть организовано там же и на базе соответствующих кафедр светских учреждений высшего образования, осуществляющих обучение по специальностям «архитектура», «реставрация» и т.п., а также на базе профильных научно-исследовательских институтов ААС и АН РФ и негосударственных учебных заведений и академий. Подтверждением окончания таких курсов повышения квалификации мог бы являться соответствующий сертификат.

    4. Изучение духовных основ храмоздательства и иных базовых дисциплин и успешное окончание высших архитектурных курсов должно предшествовать практической работе в области архитектурного проектирования объектов церковной архитектуры.

    5. Обучение на таких же курсах, но с несколько измененной программой, на мой взгляд, должно быть предложено и всем потенциальным представителям заказчиков - соответствующим назначенным епархиями РПЦ (МП) должностным лицам, прежде всего епархиальным архитекторам или лицам, выполняющим их функции по должности.

    Конечно, все изложенные мною предложения не новы, большинство из них не единожды звучало с трибун от коллег-архитекторов, но полагаю, что пришло время переходить к реальным шагам по их воплощению. Кстати, случись это раньше, быть может, на недавно проведенных конкурсах мы увидели бы совершенно иные работы... Предвижу иные предложения и критику, а потому буду рад, если эти мои мысли побудят высказаться и других моих коллег.


    Член-корреспондент МАОН, главный архитектор АСК «АРКАДА» Александр Николаевич Шепелёв

    Журнал «Церковный строитель» № 42 (весна 2014 г.), издательский дом «Русиздат».

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Навигация
    Rambler's Top100