Поход Андрея Боголюбского на волжскую Болгарию

Дата публикации или обновления 15.12.2016
  • К оглавлению: Жития святых
  • К оглавлению: «Свято-Боголюбский монастырь»

  • Святой благоверный великий князь Андрей Боголюбский.
  • Возвращение в Ростово-Суздальскую землю.
  • Деяния и труды благоверного князя Андрея.
  • Мученическая кончина святого князя.
  • Поход на волжскую Болгарию

    Одной из поставленных перед собой государственных задач кн. Андрей видел завоевание Великого Волжского пути, проходившего через территорию Руси и связывавшего страны Скандинавии с восточными государствами. Волжская Болгария со времен походов князя Святослава (ум. 972) на хазар представляла серьезную опасность для Русского государства. Святой кн. Андрей Боголюбский стал продолжателем дела Святослава.

    Сокрушительный удар по врагу был нанесен в 1164 году, когда русские войска сожгли и разрушили несколько болгарских крепостей. Святой Андрей брал с собой в этот поход Владимирскую икону Божией Матери и двухстороннюю икону, на которой были изображены Спас Нерукотворный на одной стороне и Поклонение Кресту на другой (в настоящее время икона находится в Третьяковской галерее).

    Великое чудо было явлено русскому войску от святых икон в день решающей победы над болгарами 1 августа 1164 года. После разгрома болгарского войска князья Андрей, брат его Ярослав, сын Изяслав и другие вернулись к «пешцам» (пехоте), стоявшим под княжескими стягами у Владимирской иконы, и, поклонившись иконе, «хвалы и песни возддвдюще ей». И тогда все увидели ослепительные лучи света, исходящие от лика Богородицы и от Нерукотворного Спаса.

    В тот год по повелению святого Андрея было установлено 1 августа (14 августа н.ст.) празднование Всемилостивому Спасу и Пресвятой Богородице (почитаемый русским народом «медовый Спас») — в память о крещении Руси святым равноапостольным Владимиром и в память победы над болгарами. Вскоре князь учредил праздник, дотоле неизвестный ни латинскому Западу, ни греческому Востоку: праздник Покрова Божией Матери (совершается 1/14 октября), воплотивший в себе веру святого князя и всего русского народа в принятие Богородицей Святой Руси под Свой омофор. Покров Божией Матери стал одним из любимейших русских национальных церковных праздников. И первым храмом, посвященным ему, был храм Покрова на Нерли, воздвигнутый мастерами св. князя Андрея в 1165 году в устье Нерли так, чтобы князь мог всегда его видеть из окон своего Боголюбского терема.

    После разгрома болгар, как считают некоторые исследователи, князь Андрей наложил на них контрибуцию: они должны были поставлять белый камень для строительных работ во Владимире и Боголюбове. По легенде, каждый десятый камень из всего количества оставляли около устья реки Нерль при впадении ее в Клязьму, именно в том месте, где через год после победы князя Андрея суждено было появиться архитектурному чуду Русской земли — церкви Покрова на Нерли. Храм этот, по преданию, был воздвигнут в ознаменование победы над Волжской Болгарией. Кроме этого он был задуман как памятник Изяславу, старшему сыну Андрея, умершему вскоре после завершения похода.

    В тексте жития Андрея Боголюбского о строительстве церкви говорится так: «Сего же лета (1165) сын его первый Изяслав Андреевич ко Господу отьиде... Сей же великий князь Андрей еще печалию о скончавшемся сыне объят был, и скорбяще... на реке Клязьме, в лугу, нача здати церковь во имя пресвятые Богородицы честнаго ея Покрова, на устьи реки Нерли... оную церковь единым летом соверши и обитель монашествующую при ней содела».

    Князь Андрей принимал непосредственное участие в создании службы Покрову Божией Матери, сказания об установлении праздника Покрова «Слова на Покров». Им написано «Сказание о победе над болгарами и установлении праздника Спаса в 1164 году», которое в некоторых старинных рукописях так и называется «Слово о милости Божией великого князя Андрея Боголюбского».

    Кроме того, участие князя заметно в составлении Владимирского летописного свода, завершенного после смерти князя его духовником попом Микулицей, который включил в него особую «Повесть о убиении святого князя Андрея». Ко времени правления князя Андрея относится и окончательная редакция «Сказания о Борисе и Глебе», так как князь был их особым почитателем: главной домашней святыней Андрея Боголюбского были шапка и меч святого мученика князя Бориса. Памятником молитвенного вдохновения святого князя осталась «Молитва», внесенная в летопись под 1906 годом, после «Поучения Владимира Мономаха».

    Желая создать в новой столице Руси — стольном граде Владимире — епископскую кафедру, князь Андрей обратился в Царьград к патриарху с просьбой об учреждении особой митрополии для северо-восточной Руси. С соответствующей княжеской грамотой в Византию отправился избранный князем кандидат в митрополиты — суздальский архимандрит Феодор. Патриарх Хризоверг согласился посвятить Феодора, но не в митрополита, а лишь во епископа Владимирского. В то же время, стремясь сохранить расположение князя Андрея, наиболее могущественного среди владетелей Русской земли, он почтил епископа Феодора правом ношения белого клобука, что было в древней Руси отличительным признаком церковной автономии, — известно, как дорожили своим белым клобуком архиепископы Великого Новгорода. Очевидно, поэтому русские летописи сохранили за епископом Феодором прозвание «Белый Клобук», а позднейшие историки называют его иногда «автокефальным епископом».

    В 1167 году умер в Киеве святой Ростислав, двоюродный брат Андрея, умевший вносить умиротворение в сложную политическую и церковную жизнь того времени, а из Царьграда был прислан новый митрополит Константин П. Новый митрополит потребовал, чтобы епископ Феодор явился к нему для утверждения. Святой Андрей вновь обратился в Царьград за подтверждением самостоятельности Владимирской епархии и с просьбой об отдельной митрополии. Сохранилась ответная грамота патриарха Луки Хризоверга, содержащая категорический отказ в устроении митрополии, а также требование принять изгнанного епископа Леона и подчиниться Киевскому митрополиту.

    Святой князь Андрей убедил епископа Феодора с покаянием поехать в Киев для восстановления канонических отношений с митрополитом. Покаяние епископа Феодора не было принято. Без соборного разбирательства митрополит Константин, в соответствии с византийскими нравами, осудил его на страшную казнь: Феодору отрезали язык, отрубили правую руку и выкололи глаза. После этого он был утоплен слугами митрополита (по другим сведениям, вскоре умер в темнице).

    Не только церковные, но и политические дела южной Руси потребовали к этому времени решительного вмешательства великого князя Владимирского. 8 марта 1169 года войска союзных князей во главе с сыном Андрея Мстиславом овладели Киевом. Город был разгромлен и сожжен. Участвовавшие в походе половцы не щадили даже церковные сокровища. Русские летописи рассматривали это событие как заслуженное возмездие: «се же здеяся за грехи их (киевлян), паче же за митрополичью неправду».

    Город был взят приступом «на щит», чего прежде русские князья никогда не делали по отношению к Киеву. Победители два дня грабили его, не было ничему и никому помилования. «Были в Киеве тогда, — говорил летописец, — на всех людях стон и тоска, плач неутешный и скорбь непрестанная».

    В том же 1169 году князь Андрей двинул войска на непокорный Новгород, но они были отброшены чудом Новгородской иконы Божией Матери Знамения (празднуется 27 ноября ст.ст.), которую вынес на городскую стену святый архиепископ Иоанн (ум. 1186, память 7 сентября ст.ст.). Но когда вразумленный великий князь преложил гнев на милость и миром привлек к себе новгородцев, благоволение Божие вернулось к нему: Новгород принял условия, поставленные святым Андреем.

    Таким образом, к концу 1170 года Андрей Боголюбский сумел добиться объединения Русской земли под своей властью. Признанный всеми старшим князем, войска которого взяли Киев, Андрей, однако, не пожелал сесть на его золотом столе. Он перевел сюда брата своего Глеба из Переяславля, а сам остался жить в далеком и мало еще известном Владимире на Клязьме.

    Н.Н. Воронин считал, что Боголюбскому удалось стать «подлинным «самовластцем», подобным королям Запада, слава о котором проникала в далекие страны. В Грузии этого владимирского князя называли «государем Андреем Великим», а в Армении - «царем русских».

    «Князь Андрей Георгиевич как умный и дальновидный политик, почти не выезжая из своего Боголюбова, сумел в короткое время своего княжения осуществить идею самодержавия. Князья: киевские, смоленские, черниговские, рязанские и муромские, даже волынские князья, а в конце концов, и вольный «господин Новгород», ходили по его великокняжеской воле.

    С необычайной энергией, рядом мудрых и решительных мер Великий Князь Владимирский достиг своей цели. Князь твердо верил, что только при единодержавии возможно достижение благоденствия народа, что только таковое - монархическое управление может привести страну к расширению и процветанию.

    Но идея самодержавия со смертью вдохновителя ее не умерла. Через сравнительно не долгий период времени она появилась в полной силе в собирателях Русской земли, в московских князьях и царях. Самодержавие, рожденное в Боголюбове, выросло и окрепло в Москве». - писал в 1915 году в своей статье «Село Боголюбово на реке Нерли — родина и колыбель Самодержавия в России» член Владимирской Ученой Архивной комиссии протоиерей Павел Ильинский.

    Далее: Мученическая кончина святого князя
    В начало

    Православный интернет-магазин
     
    Rambler's Top100