Елизавета Федоровна

Романова

Дата публикации или обновления 01.11.2016
  • К оглавлению: Жития святых
  • История Марфо-Мариинской обители.
  • Рассказ о поездке в Марфо-Мариинскую обитель.
  • Оглавление.

    Замужество Елизаветы Федоровны. Переезд в Россию.

    Со своим будущим мужем Великим князем Сергеем Александровичем Романовым Елизавета Феодоровна познакомилась в детстве. Когда-то он приезжал в Германию со своей матерью, императрицей Марией Александровной, также происходившей из Гессенского дома (она была дочерью Великого герцога Гессенского, принцессой Максимилианой-Вильгельминой-Августой-Софией-Марией). В то время юная Элла считалась одной из самых красивых невест Европы, и многие пытались добиться ее расположения. Тогда говорили, что во всей Европе было только две настоящие красавицы: Елизавета Австрийская, жена императора Франца-Иосифа, и Елизавета Феодоровна. Однако мало кто знал, что Елизавета Феодоровна дала перед Богом обет девства.

    Причиной этому, насколько можно предполагать, послужила смерть ее матери и младшей сестры Мей от дифтерии, а также гибель маленького брата Фридриха, разбившегося насмерть при случайном падении с балкона. Вид смерти и осознание того, что жизнь человеческая может в одночасье оборваться и разрушить все казавшееся столь прочным счастье и все надежды близких друг другу людей, произвели на Елизавету Феодоровну неизгладимое впечатление. Краток век человека на земле - и нужно так многое успеть сделать, утешая плачущих и облегчая страдания скорбящих… И женихи получали отказ. Однако к Сергею Александровичу она уже давно питала расположение. У них состоялся откровенный разговор, из которого Елизавета Феодоровна узнала, что Великий князь также дал тайный обет воздержания. Только после этого последовало ее согласие и было принято решение, что после свадьбы они будут жить как брат с сестрой.

    Вся большая семья Гессенов сопровождала Елизавету Феодоровну на свадьбу в далекую Россию. Примечательно, что именно в этот приезд двенадцатилетняя принцесса Аликс познакомилась с цесаревичем Николаем Александровичем, будущим императором России, и полюбила его.

    Таинство браковенчания состоялось в церкви Спаса Нерукотворного Зимнего дворца в Санкт-Петербурге. Затем последовало венчание по протестантскому обряду в одном из его дворцовых залов. По вероисповеданию Елизавета Феодоровна была протестанткой. Замужество за Великим князем не требовало от нее обязательного перехода в православие. Тем не менее, ее живое христианское сердце мучительно переживало этот диссонанс. По характеру своему Великая княгиня была цельной натурой, и в таких кардинально важных вопросах, как вероисповедание, она всей душой стремилась достичь полного согласия с совестью. Сергей Александрович, в свою очередь, ни на чем не настаивал, предоставив жене полную свободу духовного выбора.

    После свадьбы новобрачные некоторое время жили в подмосковном имении Великого князя Ильинское. Это село было знаменитым. Там в разное время находились писатели С.Т. Аксаков, И. И. Лажечников, поэт Н. М. Языков и литератор П. В. Киреевский. Впоследствии село стало собственностью императора Александра II и его супруги Марии Александровны. Затем право на его обладание перешло к Великому князю Сергею Александровичу.

    В имении у супругов часто бывал Великий князь Константин Константинович, друг семьи, человек высокой духовной культуры, разносторонних дарований и талантливый тонкий поэт. Он посвятил Елизавете Феодоровне строчки, которые по праву могут рассматриваться на уровне пушкинской лирики с точки зрения образности и глубочайшего проникновения в суть женщины-христианки и тайны ее необыкновенной красоты как следствия ее внутренней чистоты и духовности:

    Я на тебя гляжу, любуюсь ежечасно:
    Ты так невыразимо хороша!
    О, верно под такой наружностью прекрасной
    Такая же прекрасная душа!

    Какой-то кротости и грусти сокровенной
    В твоих глазах таится глубина;
    Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна;
    Как женщина, стыдлива и нежна.

    Пусть на земле ничто средь зол и скорби многой
    Твою не запятнает чистоту,
    И всякий, увидав тебя, прославит Бога,
    Создавшего такую красоту.

    Елизавета Феодоровна полюбила Россию, ее добрый и открытый народ, суровую, но такую прекрасную природу, неповторимую архитектуру русских городов. Но особенно ей полюбилось русское православное богослужение и благолепие храмов. То самое благолепие, которое другие протестанты подчас ставили и до сих пор ставят православным в укор, утверждая, что богатое убранство и драгоценности, которые люди жертвуют на храмы, можно было бы использовать на дела социального служения и оказания помощи бедным. Однако Елизавета Феодоровна правильно поняла суть церковного благолепия в России - она увидела в нем свидетельство искренней любви людей к Богу, когда человек, в том числе и бедный, отдает добровольно, от всего сердца порой самое последнее, что имел, дабы украсить святое место и внести свою лепту в традиционное общественное богопочитание.

    Великая княгиня в совершенстве выучила русский язык и говорила на нем без всякого акцента. Она посещала православные службы, долго размышляла об особенностях православной веры и постепенно осознавала, что они становятся понятными только через личное опытное переживание. Как человек любознательный и искренний, она стремилась познать православие, которое было полнотой Истины для любимого ею человека. А он, Сергей Александрович, оказывал на супругу поистине огромное духовное влияние. Не убеждениями, не словесными доводами, не богословскими спорами, а исключительно чистым и возвышенным образом своей жизни.

    Это был тот самый случай, когда истинность веры не доказывается, а показывается через человека. Посмотри на его лицо - говорят тебе - и ты все увидишь и поймешь, и все тайное и сокровенное откроется тебе в должной мере. И действительно, когда ты, наконец, встречаешься с таким человеком и видишь его лик, то четко и до конца вдруг осознаёшь, что именно здесь, в нем присутствует настоящий Бог.

    Когда она стояла с мужем на службе и видела его одухотворенное лицо, когда она наблюдала за его преображением во время Святого причащения, то все больше и больше убеждалась в том, что все утверждения о «старомодности» и «консервативности» православия есть не что иное, как обман, и что в нем, в православии, заключена какая-то великая истина, полная, никем не искаженная и необъятная, но вполне доступная и открытая каждому непредвзято мыслящему верующему человеку.

    Далее: Переход в православие        Наверх

    В начало

     
    Rambler's Top100