Успенская церковь в Царицыне

Дата публикации или обновления 02.02.2016
  • Храмы Волгоградской области
  • Успенская церковь в Царицыне.

    На Руси с большим почтением относились к Успению Пресвятой Богородицы, строили в честь этого двунадесятого праздника (15/28 августа) лучшие храмы во многих городах. Вспомним хотя бы Успенский патриарший собор Московского Кремля, сооружённый по благословению митрополита Петра в 1326 году и перестроенный Аристотелем Фиораванти в 1475-1479 годах, или Успенский собор во Владимире, памятник русского зодчества XII века, в котором сохранились фрески, написанные Андреем Рублёвым и Даниилом Чёрным.

    Царицынский храм, конечно, был не столь величествен. Но рядом с его стенами происходили важные события истории нашего города. Сохраняется запись о том, что Успенская церковь ставится в 1683 году и освящается митрополитом Астраханским Савватием. Храм, видимо, строился как приходской, поскольку имеются упоминания, что первая царицынская соборная церковь именовалась Воскресенской. Но потом она куда-то исчезает, и соборным становится Успенский храм. Постепенно здесь собираются самые ценные святыни.

    К началу XVIII века церковь обветшала или, как считают некоторые краеведы, сгорела. И тогда она была перестроена, стала каменной, теплой.

    Новое освящение храма состоялось в 1718 году. Некоторые даже усматривали в этой новой царицынской церкви готическую архитектуру. В ней имелось два придела: правый, трапезный, в честь иконы Богородицы «Знамение» и левый — Рождества Богородицы. Наличие при храме ценной достопримечательности — Евангелия от 1681 года (по другим архивным источникам, даже 1656 года), пожертвованного в 1688 году бывшим царицынским воеводой думным дворянином Михаилом Ивановичем Глебовым в придел великомученика Федора Стратилата, — позволило историку Минху предположить существование в Успенском соборе еще и этого придела, но, скорее всего, он был в Воскресенском храме.

    А в 1777 году горожане просили епархиальные власти открыть при соборе еще один придел — «в честь и память св. Александра Невского». Но им отказали, «дабы без нужды и собор утеснен не был и престолы умножаемы».

    В храме собираются лучшие иконы города. Так, например, в Рождество-Богородицком приделе находится образ Нерукотворного Спаса, написанный в древнерусском стиле в 1686 году «по обещанию нижегородского посадского человека Феодора Бокова в город, нарицаемый Царицын в приклад, в церковь Николая Чудотворца». Эта небольшая Никольская церковь находилась неподалёку, отмечалась на старых планах, но потом исчезла, возможно, во время одного из оползней. Стояла она примерно там, где сейчас идёт эстакада от памятника Хользунову к речному вокзалу. Из Никольской церкви икона передается в собор.

    В этом же приделе находился поясный образ Николая Чудотворца с необыкновенной величины головой и лицом, к нему старообрядцы и калмыки любили ставить свечи.

    В храме имелась также икона Богоматери «Живоносный источник» в византийском стиле. На большой доске помещалась икона святого пророка Ильи древней живописи, каждый год в июле 20 числа её проносили по улицам города, а также вне города при молебствиях о дожде.

    В соборе хранилась икона великомученицы Параскевы, перед ней в девятую и десятую пятницы после Пасхи служились молебны с водосвятием. Вероятно, эти богослужения были связаны с паломничествами царицан в село Городище к чудотворной иконе Параскевы и к источнику, где её обнаружили.

    Весьма почитали жители города образ святых казанских святителей Гурия и Варсонофия, по преданию, считавшийся, как и вышеупомянутый образ святителя Николая, принесенным первыми насельниками из Казани; в те времена, как известно, Царицын подчинялся митрополиту Казанскому.

    В алтаре хранилась серебряная позолоченная крестообразная дароносица возрастом также за 200 лет. Из более поздних святынь отмечалась копия с иконы Иверской Божией Матери, писанная с подлинника на Афоне 18 июля 1869 года. Царицынский собор постоянно находился в центре всех событий, происходивших в городе. Как отмечают краеведы, звоном колоколов Успенской церкви 7 июня 1695 года царицане встречали Петра I, навстречу царю выносили образ Ильи Пророка, хор дьяков пел царю славословие, а иереи кропили святой водой воинов и принесённые знамёна. Возможно, в этом описании немало преувеличения. Известно, что во время похода царь именовался бомбардиром Петром Алексеевым, старался не слишком выделяться среди солдат Преображенского полка, в состав которого входила его бомбардирская рота.

    А вот в 1722 году во время Персидского похода в наш город прибывает уже прославленный император со своей супругой. Если в июне на пути в Персию остановка в Царицыне была краткой, Пётр I и Екатерина могли и не зайти в Успенский собор, то на обратном пути в ноябре царь провёл в нашем городе 8 дней, и, зная характер Петра, мы вправе предположить, что он тщательно осмотрел Царицын, побывал во всех храмах, прежде всего, конечно, в соборе.

    Прошли годы, и вот уже один из соборных священников Никифор Григорьев неоднократно тайно встречается с самозванцем Ф.И. Богомоловым, а при подходе бунтарей к Царицыну в июне 1772 года попадает на гауптвахту из-за подозрений коменданта в провоцировании мятежа в крепости. Вот как это происходит.

    Крестьянин графа Р.Л. Воронцова Федот Иванович Богомолов ещё мальчиком бежал из Саранского уезда в Саратов. Он ходил на купеческих судах по Волге, жил потом у немецких колонистов, служил в Калмыцкой орде за казака Панчилина, работал по хуторам. Наконец Федот поступил в легионную команду в Дубовке под именем Казина. Было ему тогда 25 лет.

    Вскоре между казаками стали ходить слухи, что среди них пребывает император Петр III. Многие указывали на Казина, несмотря на то, что другие не находили сходства его с Петром III. В Спиридоне Долотине, который также появился в Дубовке неясным путём и постоянно находился рядом с Казиным, кто-то признал государственного секретаря, что укрепило веру в лжеимператора.

    Тем временем один из офицеров дубовской команды сказал несколько обидных слов в адрес казака Буренина.

    Это стало причиной недовольства, казаки решили связать всех офицеров и объявить Казина-Богомолова императором Петром III.

    30 марта 1772 года мятежники схватили офицеров, но один из них, Савельев, проявил смелость и решительность. Он арестовал самозванца, заковал его в кандалы и вместе с Долотиным отправил в Царицын. Здесь их поместили под караулом в помещении местной артиллерийской команды. Сидя в царицынской тюрьме, Богомолов продолжал твердить, что он император и даже показывал посетителям какие-то знаки на груди.

    К Богомолову стал наведываться священник собора Никифор Григорьев. Когда артиллерийский офицер, находящийся при арестантах, спросил его: «Зачем тебе это нужно?», Никифор ответил, что он арестованного «вразумевает и ведет беседу о Боге». Но это оказалось не так. Вскоре открылось, что прихожанка собора жена капрала Авдотья Яковлевна Васильева на базаре подбивала жителей на освобождение Богомолова, уверяя: «Это настоящий, вот те крест, император Петр III».

    25 июня в Царицыне вспыхнул бунт, толпа с камнями, палками, баграми шла освобождать самозванца. Тогдашний комендант крепости Иван Еремеевич Цыплетев, о котором мы упоминали в первой главе, приказал перевести Богомолова на городскую гауптвахту, но по пути царицане хотели его отбить. Власти приказали стрелять. Бывший в то время в Царицыне астраханский губернатор Бекетов велел ночью отправить Богомолова в Черный Яр. Потом самозванец снова содержался в Царицыне.

    Между тем волнения казаков не утихали; главный руководитель мятежа Семенников будет схвачен только через год. Из-за этого власти спешили завершить дело Богомолова. 31 декабря 1772 года в Царицыне исполнили приговор суда над самозванцем: его наказали кнутом в присутствии всего народа, вырезали ему ноздри и, поставив на лице клейма, посадили в погреб; а затем ночью Федота отправили в Сибирь на каторгу. По дороге он умер. Священника Никифора Григорьева расстреляли «за непристойные разговоры в пользу самозванца».

    На суде Богомолов заявил, что «императором Петром III объявил о себе в пьянстве своем, без дальнего замысла». Дело о нем велено «предать забвению и запечатать». После бунта астраханский губернатор приказал немедленно переменить в Царицыне гарнизон.

    А по прошествии ещё одного века, в 1871 году, собор посетил Александр II, император поцеловал напрестольный крест, о чем на нем была сделана надпись. Несколько позже во время путешествия по Волге в Успенский собор приходила государыня Мария Александровна с детьми Николаем, Александром, Сергеем, Павлом и Марией.

    Примерно в 1870 году собор посетил армянский католикос Кверкос, подаривший часть мощей святителя Николая с грамотой, подтверждающей их подлинность. Главу армянской церкви торжественно встретил протоиерей собора Иоанн Росницкий, благочинный царицынских церквей, который преподнес ему крест, священнослужители пели храмовый тропарь, по всем церквам разносился колокольный звон. Мощи Николая Чудотворца впоследствии заложили в его образ. В безбожные времена мощи потерялись, как и все остальные святыни Успенского собора.

    С развитием городского самоуправления в соборной церкви Царицына стала проходить церемония присяги бургомистра и ратманов (выборная должность): они клялись на Библии честно и добросовестно служить городу и горожанам.

    В 1864 году в храме служит протоиерей Иоанн Росницкий, который является благочинным царицынских церквей.

    В это же время ему сослужат священники Иоанн Г. Еланский и Иосиф В. Софийский, дьякон Семён Я. Алеев, пономарь Фёдор Лопастейский, 17 октября 1865 года рукоположенный в дьяконы. Первый из отмеченных священнослужителей с 1866 года занимает должность увещевателя в присутственных местах и вместе со вторым служит также с того же года в Царицынском тюремном замке. Церковным старостой на 1866 год пребывал купец Козьма Сокин.

    В 1873 году священник Иоанн Еланский награждается набедренником, через два года он избирается помощником уполномоченного на епархиальный и окружной училищные съезды, а в 1876 году становится катехизатором.

    В 1871 году умирает священник Пётр Бенедиктов, который, вероятно, служил в соборе, и его оставшимся сиротам собирается помощь в 42 рубля. Другой священнослужитель храма — Пётр Лебедев, 3 января 1871 года назначается протоиереем в Камышин. В собор на должность причетника присылают безместного священника Василия Миролюбива, а чуть позже — дьякона Александра Орлова. Пономарём здесь служит Иван Воробьёв.

    В мае 1873 года дьякон Александр Орлов переводится в Аткарск.

    В 1855 году вместе с отцом Петром служил священник Роман Разумовский. Причетник собора Василий Дилигенский в 1843 году составил калмыцкий букварь для обучения детей и взрослых. Академик Шмидт отозвался о нём как «о составленном ясно». Школа для крещёных калмыков открылась в Царицыне ещё в 1838 году. А пятью годами раньше владыка Иаков (Вечерков) присутствовал при крещении калмыков в Царицыне.

    Тогда крестились даже гелюнги — калмыцкие священники.

    В 1871 году купец 2-ой гильдии СюЕ. Треумов передаёт храму бархатные зелёные ризы, епитрахильный пояс, поручи, стихарь и орарь. Побывавшего в июне 1873 года с пастырским визитом в Царицыне епископа Саратовского и Царицынского Тихона (Покровского) соборное духовенство особо просит найти первого дьякона с «голосом солидным» и выделить ему особое помещение и жалованье. Владыка кладёт соборному певческому хору сумму в 200 рублей в год.

    В 1874 году дьякон Успенского собора Симеон Клиентов по болезненному состоянию уезжает в Саратов.

    В 1875 году купец Константин Воронин жертвует в собор четыре позолоченных ризы на иконы Спасителя, Божией Матери, Благовещения и Успения, а также паникадило и свечи на общую сумму в 2817 рублей 6 копеек. А гласные городской Думы, как обнаружил краевед А.В. Материкин, на своём заседании 31 августа 1884 года решают выделить из муниципальных средств 2000 рублей на достройку колокольни Успенского собора. Успенский собор имел в Царицыне достаточно благоустроенные жилые владения — дома для протоиерея, одного священника и двух псаломщиков, но земли при нем не было (по данным А.В. Материкина, причт собора в ноябре 1873 года просит выделить им место бывшей тюрьмы близ кладбищенской церкви). Один из домов располагался на Троицкой улице. Храм окружала крепкая ограда, в линии которой напротив алтаря располагалась довольно ветхая деревянная торговая лавка, которая портила общий вид.

    Первоначально к храму приписывается каменная часовня во имя святого благоверного князя Александра Невского, стоявшая на Базарной (Александровской) площади.

    К собору некоторое время относилась и церковь во имя благоверного князя Александра Невского в селе Верхняя Ельшанка, освященная 17 сентября 1895 года.

    В каменном здании сторожки при Успенском соборе, построенной в 1894 году, размещалась церковно-приходская школа. В 1902 году ею заведовал протоиерей Владимир Волковский, а Закон Божий преподавали священники Пётр Павильонов и Симеон Кузьмин.

    Церковно-приходское попечительство существовало с 1885 года. По количеству приписанных к храму верующих можно проследить, как увеличивалось население Царицына и росло количество церквей в городе. Так, если в 1800 году при церкви насчитывалось 890 душ мужского и 643 женского пола, то в 1895 году уже было 810 дворов и соответственно 2247 и 2309 (всего 4556 человек).

    В 1912 году к собору были приписаны 1723 прихожанина, а также 69 иудеев, 8 баптистов, 10 старообрядцев австрийского толка, 12 беглопоповцев, 14поморцев. Священники храма окормляли в тот год церковно-приходскую школу и три училища.

    В 1895 году царицынский купец Михаил Тараканов пожертвовал в собор позолоченную серебряную икону Успения Богородицы, которая оценивалась в 1400 рублей.

    В 1901 году при посещении Царицына великий русский подвижник Иоанн Кронштадский служит в соборе, подробнее об этом мы расскажем в отдельной главе.

    В 1902 году в соборе служат протоиерей Владимир Дмитриевич Волковский, священники Пётр Никифорович Павильонов и Симеон Иванович Кузьмин, дьякон Иван Иванович Мегарский, проводивший уроки пения в церковно-приходской школе, псаломщики Василий Алексеевич Половинкин (служащий с 1891 года) и Александр Стефанович Мансветов (служил с 1888 по 1907 годы).

    С 1906 года дьяконом служит Павел Иванович Беляков. В 1907 году приступает к работе псаломщик Фёдор Иванович Кочетов.

    С 1911 года богослужения проводит священник Виктор Алексеевич Разсудов (умерший в 1912 году), а на следующий год — протоиерей Владимир Николаевич Пашин, священник Михаил Фёдорович Жуков и псаломщик Константин Васильевич Зверев.

    В 1911 году в соборе побывала чудотворная Седмиезерная икона Богородицы. В январе перед ней был проведён молебен в честь 10-летия служения епископа Саратовского Гермогена, а 7/20 марта её проводили из собора в Балашов и оттуда в Казанскую губернию.

    25 августа 1917 года скончался от разрыва сердца дьякон Успенского собора П.И. Беляков. Погребение совершил протоиерей Яков Горохов, прощальное слово произнёс протоиерей Владимир Пашин. Похоронили Павла Ивановича в соборной ограде. Отец Яков сказал речь на могиле, напомнив, что дьякон Беляков служил здесь с 1891 года, а в Царицыне — 22 года, и после него осталось семеро детей.

    Протоиерей Пашин выступал от духовенства на так называемом «празднике свободы» — многотысячном шествии с иконами и хоругвями, организованном в Царицыне на Скорбященской площади 10 марта 1917 года в честь Февральской революции. Он говорил о «защите Отечества от немецкого рабства», «единении всех русских людей». Большинство горожан поддержало патриотические речи священника, но вскоре, вследствие большевистской пропаганды, Царицын превратился в кипящий котёл.

    Тяжёлые испытания приходятся на долю протоиерея Якова Петровича Горохова, управлявшего собором с 1915 года.

    С октябрьским переворотом в судьбе храма, его прихожан и клира начинаются притеснения и жестокости.

    В апреле 1922 года производится изъятие из храма золотых и серебряных вещей под предлогом борьбы с голодом, хотя прихожане жертвуют около 90000 рублей в фонд помощи голодающим Поволжья.

    Был арестован и отправлен в Москву Епископ Нифонт.

    28 декабря 1931 года выходит распоряжение Сталинградского горсовета о создании комиссии для осмотра церковных оград с целью изъятия их в качестве металлолома. В списке храмов, вокруг которых находится такая ограда, значился и Успенский собор.

    2 апреля 1932 года президиум Сталинградского горсовета вынес приговор Успенскому собору — «передать в Горко на слом».


    По материалам книги «Православие на волгоградской земле: храмы Царицына - Сталинграда - Волгограда». Иванов С.М., Супрун В.И. Издательство ВГИПК РО, Волгоград, 2003 г., с сокращениями и изменениями.

    В начало

    Православный интернет-магазин
     
    Rambler's Top100