Свято-Духов монастырь в Царицыне

Дата публикации или обновления 10.02.2016
  • Храмы Волгоградской области

  • Страницы:   1   2   3

    Свято-Духов монастырь в Царицыне.

    Комитет по строительству обители собрался в Царицыне 16 мая 1903 года. Его почтил своим присутствием епископ Саратовский и Царицынский Гермоген (Долганёв). Задумав создать здесь собственное подворье, владыка приобретает на так называемой Сибирь-горе квартал № 771, ограниченный улицами Онежской (с северо-запада), Ладожской (с юго-востока — ныне маршала Рокоссовского), Печерской (с юго-запада — ныне Чапаева) и Невской (с северо-востока — ныне пр. Жукова). Его огораживают забором и возводят небольшую летнюю церквушку размером 12 на 12 м, рассчитанную на 100 человек, и домик пономаря «три шага длины, да полтора ширины», как вспоминал живший в нём первое время Илиодор.

    Церковь, вероятно, строилась по плану тогдашнего епархиального архитектора А.М. Салько.

    К 1 марта 1908 года, когда сюда перебирается иеромонах Илиодор, чтобы поселится на архиерейском подворье, храм так и не был освящён. Илиодора пригласил в епархию владыка Гермоген.

    Илиодор назначается епархиальным миссионером. Он носит посох в виде жилистого кулака, сжимающего крест. Духовенство же принимает новичка в штыки, уже тогда сумев разглядеть в нём авантюриста и властолюбца.

    28 июля 1908 года город вновь посещает епископ Гермоген, торжественно встречаемый процессией во главе с Илиодором. Ограда обители была вся увита венками, а в центре, напротив алтаря соорудили три триумфальные арки из живых цветов. Владыка подарил иеромонаху иконы Казанской Божией Матери, преподобного Серафима Саровского и священномученика Пантелеймона с мощами.

    Вероятно, тогда решается вопрос о расширении храма и включении его в сложную архитектурную композицию.

    Авторство проекта принадлежит Илиодору и епархиальному архитектору Василию Игнатьевичу Петропавловскому, ставшему на этот пост в октябре 1908 года.

    Поистине народная стройка развернулась в ноябре 1908 года. Верующие помогали, кто рублём, кто своим трудом, кто материалами. Строительство заканчивается в первой половине 1911 года. По воспоминаниям старожилов, правда, похожим на легенду, возле места постройки выкапывается глубокая яма, куда Илиодор призывал бросать деньги, вскоре наполнившие её до краёв.

    Обошедшийся в 300000 рублей монастырь приобрёл благодаря своему строителю всероссийскую славу.

    Современники оценивали его стоимость в миллион рублей и более. Храм Святого Духа расширяется — к летней церкви с запада пристраивают тёплую зимнюю размером 34 на 23 м. Теперь в ней вмещалось до 6000 человек.

    Главный вход находился с западной Онежской улицы и увенчивался шатровой колокольней.

    Сам монастырь был трёхэтажным. В нижнем этаже к северу от храма выделялось место для типографии, восточный корпус служил для гостиницы с наружным входом, южные — для аудиторий. Северный корпус включал также школу, рукодельную и кельи.

    Второй этаж имел выходы на хоры летнего храма. На первом этаже с юга располагалась братская кухня с кладовыми по сторонам, а помещения нижнего этажа с трёх сторон предназначались для странноприимного дома, богадельни и призрения бедных.

    Второй и третий этажи половины южного и всего восточного корпусов отводились под огромную трапезную с круглыми окнами с одной стороны и большими прямоугольными с другой. От трапезной направо шли в два этажа помещения для архиерейских покоев, занимая также половину южной стороны. Они имели выход к западной двери храма.

    Эти этажи предназначались также для келий и были рассчитаны на 180 человек. Они имели вход из общего коридора, окна их келий выходили на церковный двор и храм.

    Южный корпус общей длиной в 100 метров вмещал аудиторию в 40 метров длины, рабочие мастерские, келью настоятеля, кухню и несколько келий монахов. На его втором этаже по сторонам коридора располагались кельи. Келья Илиодора состояла из трёх небольших комнат и отличалась подчёркнутой аскетичностью: стол, два стула, лежанка, книги.

    С каждого этажа вёл особый выход на деревянную лестницу во двор. Сперва корпуса отапливались центральным водяным отоплением, но после 1911 года оно ломается, и монастырь переходит на печное.

    Пространство между церковью с северной стороны и зданиями составляло правильную четырёхугольную площадь, на которой вмещалось до 10000 человек. С юга от храма простиралась малая площадь для отдыха братии с цветником, фонтаном и бассейном посередине.

    Вокруг обители с завершением постройки сразу подорожала земля под частные дома с 50 до 3000 руб. У самого же монастыря земли или крупных капиталов не было. Община просила дать им обширную площадь, тянущуюся в сторону Волги, под сады, но городская дума решила отвести её под торговые заведения. У стен монастыря многие квартиры снимали паломники.

    На 1911 год в братии числились три иеромонаха, хор певчих из 10 послушников и только 4-5 монахов. Илиодор ввёл общее пение на службах, объяснял народу значение священнодействий. На богослужения, особенно праздничные, приходили до десяти тысяч православных. Литургия длилась до 4 часов, но и после неё не уходили, слушали Илиодора, и шли с пением тропарей к выходу. Но через один-два часа верующие вновь собирались на беседы с ярым проповедником. Он имел влияние даже на разбойников Вор-горы.

    Как описывают очевидцы служений Илиодора, на его акафистах в руках у людей горели мириады свечей, и храм напоминал звёздное небо. Учил этот иеромонах и детей, занимался с детьми типографских наборщиков, готовясь основать собственную типографию. Планирует Илиодор и выпуск своей газеты «Гром и молнии». 15 августа 1911 года под его руководством царицане жгли «гидру революции», сплетённую из соломы, длиной в 3 сажени с огненными крыльями, зубами и жалом. В овраге у монастыря зачитались её вины из 7 смертных грехов.

    После состоялось угощение из колбасы, кваса, конфет и винограда — столы накрывали на 900 человек. 17 сентября 1911 года от иконы Богоматери в Свято-Духовом монастыре происходит чудо истечения крови. Эксперт из Государственной Думы Розанов сомневается в действительности чуда, начинаются споры и драки.

    Обитель просила выделить ей во владение площадь под монашескую усыпальницу, но городская Дума снова отказала. Тогда 27 сентября 1911 года Илиодор начинает рыть пещеры и молит прихожан о пожертвовании провианта рабочим. Сотни добровольцев вносят свой вклад, тонны земли летят в овраг. За 4 дня до 1 октября весь двор и всё вокруг покрылось канавами до 3 саженей глубиной и 2,5 аршин шириною. Ходы уходили под храм и остальные корпуса. Усыпальницы были рассчитаны на 5000 человек, в них в награду отводились места для пещерокопателей. Над заполненной нишей усыпальницы писали имя захороненного и вешали лампаду, поддерживая неугасимый огонь. Подземелья обкладывались кирпичом, под потолком делались своды. Планы их держались в секрете.

    Харизматический настоятель оказывает на Царицын немалое влияние. Он участвует во многих событиях провинциальной и даже столичной жизни. В 1911 году бунтарь посещает Петербург по благословению епископа Гермогена для поисков украденной Казанской иконы Богородицы (он подозревает в воровстве Распутина, с которым к тому времени уже поссорился).

    Илиодор планировал выстроить у монастыря храм, превосходящий вместительностью московский храм Христа Спасителя: по новому проекту реконструкции он должен был вмещать ещё на 1000 человек больше. Иеромонах отправляет председателю Государственной Думы Акимову телеграмму, в которой клеймит Л.Н. Толстого как «великого духовного разбойника и богохульника», от имени совета Царицынского православного общества протестует против соболезнования городской Думы семье Толстого по случаю его смерти. Он пишет обличающий писателей труд «Победа истинно православных людей над дьяволом».

    Илиодор ругает мусульман и лютеран, интеллигентов и купцов, журналистов и драматургов. Либеральная местная пресса осуждает Илиодора за этот шаг. Оскорбляет он и гласных Думы. Известный писатель Валентин

    Пикуль рассказывает о чудачествах Илиодора и гостившего у него Григория Распутина, высматривавших с аэроплана очкариков и интеллигентов и после приземления мазавших их краской. Илиодор позже вспоминал о блудных похождениях Распутина по мятущимся царицанкам якобы для исцеления бесноватых. Но зная, что для царицынского бунтаря цель всегда оправдывала средства, эти «откровения» можно расценить как откровенную ложь.

    После ссоры с Распутиным лишившийся поддержки при дворе Илиодор по приказу П.А. Столыпина 20 января 1911 года направляется настоятелем в Новосильский Свято-Духов монастырь Тульской епархии. Но через 3 недели без разрешения Синода мятежник возвращается в Царицын и целых 20 дней находится в осаде в монастыре. Громадная толпа вместе с ним объявляет голодовку. Его приспешники — родные братья Аполлон и Михаил, послушник Савва, монахи Порфирий и Гермоген, священник Л. Благовидов, пристав Н.В. Попов — готовы вступить в бой за своего кумира.

    С большим трудом удалось избежать кровопролития. Под влиянием владыки Гермогена собрание царицынского духовенства просит царя простить Илиодора. Распутин также прощает его. Император Николай II разрешает иеромонаху вернуться в Царицын, удостаивает его аудиенции и даже обещает сделать его митрополитом. Императрица дарит Илиодору для раздачи в народе 30000 образков и крестиков.

    Илиодор вновь клеймит социалистов и молодёжь, проповедует на канонерских лодках и среди заводских рабочих, неприязненно встречает вновь посетившего Царицын Распутина и готовится к паломничеству по Волге. В июле братья Труфановы (Илиодор и Аполлон) с толпой почитателей плывут в Саров на пароходе «Великая княжна Ксения».

    Далее: Свято-Духов монастырь в Царицыне - продолжение

    По материалам книги «Православие на волгоградской земле: храмы Царицына - Сталинграда - Волгограда». Иванов С.М., Супрун В.И. Издательство ВГИПК РО, Волгоград, 2003 г., с сокращениями и изменениями.
    В начало

     
    Rambler's Top100