Православная жизнь в городе Сталинграде

Дата публикации или обновления 11.02.2016
  • Храмы Волгоградской области

  • Страницы:   1   2   3

    Православная жизнь в городе Сталинграде - окончание.

    Обновленцы раболепствуют перед властью, пытаясь доказать ей свою лояльность и значимость. 4 ноября 1927 года самочинный митрополит Константин (Спасский) подписывает «от лица 261-й церковно-религиозной общины» поздравление Сталинградскому губисполкому по случаю 10-летия революции. Оно завершается словами: «Верим и надеемся, что рано или поздно, но и заграничные наши братья поймут, наконец, бесспорно колоссальное значение Российского Октября и освободившись от цепей капитализма, связующих их мысли и волю, единою семьёй выйдут для строительства мировой жизни под знаменем братства, равенства и свободы». Этой словесной эквилибристике могли бы позавидовать партийные пропагандисты.

    Власть же тем временем то и дело принимает решения о передаче зданий храмов под школы. Для исполнения этих решений нужно было получить санкцию Москвы, но безбожники не ждали разрешения и самовольно занимали здания. Чтобы не лишиться церквей, верующие несли в них ночные дежурства. К апрелю 1929 года административный отдел Сталинградского горисполкома рапортовал: закрыто 4 церкви, снято 5879 пудов 39 фунтов колокольного металла. В учебные планы школ ставят уроки по безбожию, в планы политической работы на производстве — антирелигиозные занятия.

    19 мая 1929 года в городе проводится антирелигиозная демонстрация, слабо подготовленная и с треском провалившаяся. Но власти продолжили свои репрессии по отношению к верующим. К 10-летию освобождения Сталинграда от белогвардейцев на храмах не осталось ни одного колокола.

    В 1931 году принимается постановление горкома ВКП(б) об организации безбожных киосков, в планах атеистов — создание антирелигиозного университета, радиоуниверситета и музея. В городе работали антирелигиозные четырёхмесячные педагогические курсы всеобуча, власти выписали 600 экземпляров газеты Союза воинствующих безбожников и 400 журналов. Активно собирались деньги на подлодку «Безбожник». Число членов союза увеличилось с 15750 до 22600 человек, количество ячеек — с 214 до 300. За 9 месяцев было прочитано 70 массовых лекций.

    Но значительная часть этих мероприятий проходила формально. Члены Союза воинствующих безбожников грабили свои кассы, на заводах думали лишь о производственных планах и к антирелигиозным играм относились со снисхождением — как к неизбежной трескотне.

    К 1931 году в городе осталось лишь 18 священников. Число их несколько возросло с приходом архиепископа Петра (Соколова), за время его правления епархией прибавилось ещё 16 иереев. Доход в патриарших храмах Сталинграда увеличился с 350 до 800 рублей. Службы велись в сталинградских церквах круглосуточно.

    Священники специально получали антиминсы для служб на квартирах. В сообщениях информаторов НКВД отмечается, что в 30-е годы священники объединяются в своеобразные бригады и выезжают в те места, где имеются общины верующих, но храмы либо закрыты, либо в них некому служить. Участники этих бригад проводят инструктивные совещания с членами церковных советов, душеспасительные беседы с верующими. В каждом месте они остаются до трёх дней. Две таких поездки были зафиксированы в 1931 году в село Рынок, три — в Верхнюю Елынанку.

    Несмотря на все репрессии страшного 1937 года, верующие продолжают хранить верность Церкви. В протоколе №151 заседания бюро Сталинградского горкома ВКП(б) «О состоянии антирелигиозной работы в городе» от 15 апреля этого года отмечается, что в городе до сих пор действует пять церквей: три в Ворошиловском районе, по одной — в Дзержинском и Тракто-розаводском. Некоторые студенты педагогического и медицинского институтов, учащиеся школы № 8 Ерманского района открыто заявляли о своём религиозном мировоззрении.

    В 1938 году власти ввели в области «десятидворку»: назначали ответственного за антирелигиозную пропаганду в каждых 10 дворах.

    2 марта 1939 года секретарь Сталинградского горсовета Демидов сообщает, что всего по городу закрыто 14 церквей, из них под кинотеатры и клубы используются четыре здания, по одному — под музей, библиотеку, поликлинику, школу, одна церковь разбирается. В остальных пяти находятся магазины, общежития, мастерские.

    Во время Великой Отечественной войны Церковь молится о победе над фашизмом, за русское воинство. В ноябре 1942 года под Сталинградом на другом берегу Волги митрополит Николай (Ярушевич) совершил молебен перед Казанской иконой Божией Матери. Среди солдат и офицеров, воюющих в Сталинграде, было немало верующих. В 1942 году возрождается Сталинградская епархия.

    В конце 1941 года произошло видение митрополиту Гор Ливанских Илии. Получив откровение от Божией Матери, он посылает обращение к И.В. Сталину, в котором просит его открыть в России храмы, освободить священников из лагерей и тюрем и обнести Москву, Ленинград и Сталинград чудотворной иконой Богородицы, что поможет одержать победу в войне.

    Немало книг из серии православной исторической литературы сообщают об облёте в 1942 году нашего города на самолёте с Казанской иконой на борту. Участники сражения под Сталинградом вспоминают о молебнах перед боями. Многие жители обходили свои дома с иконами в руках, устраивали крестные шествия и раздавали солдатам переписанные от руки молитвы. На берегу Волги, где наши гвардейцы выстраивались перед контрнаступлением, стояли портреты Александра Невского, Дмитрия Донского — выдающихся русских полководцев, святых, канонизированных Русской православной церковью. Участник Сталинградской битвы архимандрит Троице-Сергиевой лавры Кирилл (Павлов) вспоминал о находке в развалинах дома: «Это было Евангелие. Я шёл с Евангелием и ничего не боялся...». Диакон Костромского кафедрального собора Борис Васильев, ушедший на фронт, сначала командовал в Сталинграде взводом разведки, а после стал заместителем начальника полковой разведки. Разбив фашистов, он вернулся с войны протоиереем. После Сталинградской битвы начал посещать храмы маршал В.Н. Чуйков.

    Оборонявшие знаменитый Дом Павлова бойцы вспоминали об одном эпизоде. В подвалах рядом с солдатами находились мирные жители, среди них — Евдокия Андреева с только что родившейся дочкой Зиночкой. С каждым часом девочке становилось всё хуже, надежд не оставалось. Кто-то из солдат начал копать могилку девочке.

    Вдруг лопата звякнула о металл. Боец достал из земли медальон с изображением Христа и Богородицы. На обратной стороне было что-то написано по-церковнославянски. С трудом разбирая буквы, солдаты прочитали, что это «икона чудес» (скорее всего, там стояла какая-то молитва). Медальон отдали матери: «Может, поможет». Девочка постепенно стала выздоравливать. До сих пор живёт в городе Зинаида Петровна Андреева, дитя Сталинграда.

    Патриарший местоблюститель митрополит Сергий в ночь на 2 февраля 1943 года находился в Ульяновске и, как рассказывал его келейник архимандрит Иоанн (Разумов), пересилив недуг, попросил поднять его с постели. «Встав с трудом, он положил три поклона, благодаря Бога, и затем сказал: «Господь воинств, сильных в брани, низложи восстающих против нас. Да благословит Господь людей своих миром! Может быть, это начало будет счастливым концом». Утром радио передало сообщение о полном разгроме немецких войск под Сталинградом».

    Но происходили в это время и случаи иного рода.

    В ноябре 1942 года Сталинград посетил главный безбожник СССР Емельян Ярославский (Губельман) и, как вспоминал в своих мемуарах известный писатель-фронтовик Виктор Некрасов, оружейники 1047-го полка 284-й стрелковой дивизии должны были за ночь изготовить для гостя «какой-то особый кинжал». Тем временем саратовские клирики и миряне в 1943 году внесли на восстановление Сталинграда 131 тысячу рублей.

    Фашисты, захватив часть города, вывезли некоторых священников в тыл своих войск, где они служили в местных храмах. Так, по сведениям чернышковского краеведа М.Н. Луночкина, из Сталинграда в Тормосино был отправлен иерей Дмитрий Михайлович Днепровский. После освобождения территории Чернышковского района от захватчиков он собирал средства на танковую колонну «Дмитрий Донской», внёс большую сумму на её строительство. Но когда пошла речь о награждении его за эти заслуги, власти вычеркнули фамилию Днепровского из списков за то, что он находился на оккупированной территории.

    Расскажем теперь подробнее о строительстве царицынских церквей. О первой полковой мы уже знаем, что она разбирается после строительства новых каменных храмов. Находилась церковь примерно там, где сейчас стоит дом № 5 по Аллее Героев. Краеведы сообщают, что сначала она была полотняной, а потом переделывается в деревянную. Простояв 50 лет, храмы ветшает и разбирается. Трудно сказать, являются ли эти сведения фактом истории или возникли в результате размышлений о нашем прошлом, т.е. фактически являются плодом фантазии.

    В сохранившихся документах и книгах содержится немало противоречивых сведений об истории многих царицынских церквей. О каждой из наиболее известных мы расскажем в отдельной главе, менее известным храмам и новостройкам последних лет посвятим общее описание в двух главах.



    По материалам книги «Православие на волгоградской земле: храмы Царицына - Сталинграда - Волгограда». Иванов С.М., Супрун В.И. Издательство ВГИПК РО, Волгоград, 2003 г., с сокращениями и изменениями.
    В начало

     
    Rambler's Top100