Возрождение храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове

Дата публикации или обновления 04.11.2017
  • К оглавлению: Благословение преподобного Сергия.

  • Судьба храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове стала одной из тем, в обсуждении которых в обществе началось пробуждение исторической совести и нащупывание духовной почвы. Может ли быть правильным общество, которое не хранит память о своих предках-героях? Что лежит в основе интересов того государства, которое может соизмерять временные экономические выгоды и духовные ценности, без которых общество обречено на распад и деградацию? В целом общество блуждало в потемках, уже предчувствуя многое, но еще не имея мужества назвать все своими именами. Важно, что легко обозначилась общая направляющая для самых разных подходов к самоопределению - историческая память. Самой читаемой литературой, например, в 90-е годы стала историческая беллетристика. Приглашения помочь в выходные дни на реставрируемых памятниках, которые организовывала шефская секция Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК), собирали жителей Москвы в любую погоду, потому что давали возможность прикоснуться своими руками к тому, что пережило невзгоды, преодолело время.

    Хотя судьба Богородицерождественского храма и места погребения героев Куликовской битвы имели большое значение в общественных дискуссиях и литературных публикациях того времени, однако несравненно сильнее воздействовал храм на души тех, кому приводилось бывать в эти годы в его реставрируемых стенах. С 1983 года для многих москвичей открылась возможность приложить хоть малый труд к делу возрождения храма. В то время шефской секцией ВООПИК в Москве руководил В. Д. Ляпков, а первые субботники в помощь реставраторам на территории завода «Динамо» удалось организовать Вере Васильевне Маркиной. Особенности организации общественных работ определялись тем, что храм находится в самой середине территории действующего завода, считавшегося оборонным с вытекающими из этого режимными ограничениями. Каждая рабочая встреча требовала предварительного согласования, представления заверенных списков и т.д.

    Поскольку примерно со второй половины 1985 года общественные работы в храме происходили почти все субботние и воскресные дни, то довольно быстро определился круг людей, для которых храм Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове стал значительной частью жизни. Таким образом, родилась Старосимоновская дружина, как сами себя называли люди разных профессий и возрастов, работавшие на восстановлении храма. Безусловным лидером дружины был Павел Сергеевич Жилкин, один из старейших в этой общине, солдат-разведчик, инвалид войны, чудом оставшийся в живых после тяжелейшего осколочного ранения, человек очень сильной воли и веры.

    Надо заметить, что православные люди из старшего поколения старосимоновцев открыто никогда не поднимали в разговорах тему веры. Все общественные движения в то время держались под контролем, и проявления «чуждой идеологии» могли стать препятствием для организации работ. Лишь по прошествии многого времени стало известно, что кто-то причащается и постится. У Павла Сергеевича, например, было свое келейное правило, которое он начал исполнять еще со своей мамой, ежедневно читая акафисты Пресвятой Богородице и Николаю Чудотворцу. Павел Сергеевич читал преимущественно акафист Владимирской иконе и знал его, как и акафист Николаю Угоднику, на память. Родился Павел Сергеевич в 1923 году в железнодорожном поселке Быково по Казанской дороге, в доме, построенном еще его дедушкой - путейским инженером и основателем самого поселка.

    Семья его была очень тесно связана с церковью на соседней станции НИШ «Удельная». Когда начали закрывать одну за другой церкви, то дошла очередь и до Удельнинской. Ее и закрыли бы, если бы не самоотверженные хлопоты жителей - прежде всего мамы и тети Павла Сергеевича, собиравших подписи, возивших письма М. И. Калинину. Ушел Павел Сергеевич на фронт сразу по окончании служил в разведке, много раз ходил через линию фронта. Вернулся инвалидом, с осколком в позвоночнике. Самым важным качеством в человеке Павел Сергеевич считал верность. И важнее всего для него были дела верности и не только память о своем происхождении, о предках, истории Отечества, но и исполнение своего долга перед ними.

    До начала отступления безбожной власти в Старосимоновской среде было принято не говорить о своей церковной принадлежности, во избежание помех общему делу. При этом подавляющее большинство добровольцев были люди внецерковные, а молодые - так и вовсе некрещеные. Разное и многое привело этих людей в стены умолкнувшего и даже униженного, казалось, храма Божьего: кого привел интерес к истории, кого - обида за поруганную национальную святыню, кого - детский интерес к тайнам. И только Господь ведает, каким образом открывались духовные очи пришедших.

    Придел во имя святителя Николая Чудотворца.
    Придел во имя святителя Николая Чудотворца.

    Вера - это дар Божий. Своей волей человек способен только на верность. Старосимоновский храм учит верности: и иноки Сергиевы, и все те, кто строил храм, украшал и хранил его все предшествующие столетия, - учат верности. Камни храма свидетельствуют, что отступничество, предательство сеют разрушение, мерзость запустения и духовную пустоту. Господь открывает очи и зарождает веру в сердцах, пожелавших быть верными. Дух, идеже Хощет, дышет (Ин. 3, 8).

    Вряд ли можно отыскать человека, прошедшего в те годы через храм Рождества Богородицы в Старом Симонове и не почувствовавшего изменения в своей душе. Сами стены храма Рождества Богородицы учили тому, о чем молчали люди. Многие из тогдашних Старосимоновских детей, старшеклассников и студентов, - теперь отцы и матери крепких православных семейств, кто-то трудится при храме, кто-то носит иноческое одеяние, кто-то служит Господу у престола. А в те, еще очень недалекие от нас годы казалось невероятным, что на этом месте возобновится богослужение. Сохранение памятника, музей - это представлялось реальным и близким, хотя вокруг все было неприглядно — обветшавшие стены завода, полуразобранные пристройки, торчащие на полтора метра из земли железобетонные фундаменты компрессоров, то же и внутри - ямы, короба, вода, сочащаяся из крана под живописью, изображающей сцену Благословения преподобным Сергием Великого князя и его воинов... Удивительно, как просто, почти без усилий рухнула вся безбожная идеология, духовный гнет которой казался вечным, тем, к.чему следует приспосабливаться, как к вечной мерзлоте или жару пустыни. Но с другой стороны, когда под отлетевшим от удара отбойного молотка куском бетона открывалась очередная косточка, принадлежавшая когда-то, быть может, собеседнику святого Феодора, или воину, стоявшему когда-то на Куликовом поле рядом с Ослябей или Великим князем Димитрием, - у самого обычного человека не могло не возникнуть ощущение противоестественности, а значит, незаконности окружающего порядка жизни. Кровь праведников почиталась святыней во все времена и у всех народов. На мощах праведников строились храмы... Если общество строится на законах, противных естественному порядку, - его век недолог.

    Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущие. Аще не Господь сохранит град, всуе бде стрегий (Пс. 126,1).

    Временами Старосимоновская дружина производила достаточно большие и ответственные работы, участвуя в разборке надстройки над трапезной, северной и западной пристроек. В толще бетона и кирпичной кладки трансформаторной подстанции был найден и расчищен с использованием отбойного молотка фрагмент стены колокольни и почти полный белокаменный периметр ее фундамента. Но самой главной всегда была работа внутри храма.

    Местоположение надгробной сени легко определялось по со хранившимся планам и фотографиям, хотя надземных следов каких-то старых конструкций не сохранилось. Фундаменты компрессоров располагались по бокам от этого места, а по свидетельству заводских ветеранов, грунт над захоронением никто не тревожил. Рассказывали, что компрессоры в трапезной храма ставились во время войны, и работы велись только самые неотложные на относительно небольшой глубине. После разборки фундаментов компрессоров и устройства полов над местом захоронения камень не монтировался. Здесь и был сооружен помост, который накрыли покровом, вышитым руками женщин дружины, - получилась рака над мощами препо-добномучеников. Это событие можно условно считать временем возобновления общественного богослужения, хотя и неуставного.

    Вслух молитвословия старосимоновцами здесь не произносились. И даже православный крест на покрове, хранящемся сейчас в храме Рождества Пресвятой Богородицы, прочитывался только в общем рисунке вышитого стиха. Зажигались электрические лампадки и ставились живые цветы.

    По окончании общественных работ перед трапезной дружина собиралась в храме у надгробия Пересвета и Осляби.

    Только к лету 1988 года была выгорожена территория вокруг храма и устроен проход с мостом со стороны Нового Симонова; 18 июля было торжественное открытие филиала Исторического музея в храме. Каменное надгробие преподобномучеников Пересвета и Осляби было выполнено Вячеславом Михайловичем Клыковым и освящено архимандритом Иннокентием Просвирниным. Таким образом, первая со времени закрытия храма уставная служба была совершена отцом Иннокентием 1 июня 1989 года - в день общецерковного празднования памяти святого Димитрия Донского, Великого князя Московского. В настоящее время на старом месте восстановлена резная деревянная сень по сохранившимся изображениям.

    Резная деревянная сень над мощами святых иноков Александра и Андрея.
    Резная деревянная сень над мощами святых иноков Александра и Андрея.

    Как только затеплилась надежда на возвращение нормальной череды богослужебной жизни в храме Рождества Пресвятой Богородицы, Старосимоновская дружина стала к этому готовиться. В стране происходили какие-то тектонические сдвиги, и события разворачивались с неожиданной быстротой. Уже 10 июля 1989 года советская власть зарегистрировала общину верующих на территории завода «Динамо», а 22 июля храм Рождества Пресвятой Богородицы вернулся в лоно Русской Православной Церкви. Это был первый в Москве, а может быть, и в стране возвращенный в послехрущевские времена храм. Настоятелем храма был назначен иерей Владимир Силовьев. Его ближайшим помощником и старостой храма стал Владимир Евгеньевич Сидоров, поэт и журналист. Как поющий поэт, писавший прекрасные песни и на свои собственные стихи, и на стихи Пушкина, Тютчева, Полонского, Рубцова, Тряпкина, Бернса, он был известен в Москве еще со времени своей учебы в университете. Михаил Лобанов, известный литературный критик и публицист, очень удачно определил стихи Владимира Сидорова как лирическую молитву.


    Силой дождя и снега,

    Мечным сияньем дня,

    Ликом прекрасным – небо

    Падает на меня!


    К милой земле прижали

    Ясные небеса,

    Туч грозовых скрижали,

    Звездные словеса.


    Вот у воды склоняюсь:

    Над головой - дерева,

    Над деревами - аист...

    Кружится голова!


    Небо деревья держат,

    Огнь грозовой маня.

    Стержень ищу я, стержень!

    Ты - не жалей меня!


    В землю уйду по пояс,

    В небо по пояс уйду.

    Скоро умру. Опомнюсь –

    Деревом прорасту.


    Силой дождя и снега

    Приподнимусь в высоту...

    Падает, падает небо!

    Или так быстро расту?


    Интересно, что мелодичность и даже музыкальность многих стихотворений Владимира Евгеньевича не противоречит свойственному духу поэта переживанию сопричастности событиям и связанности с судьбами людей, со временем. Тому, что можно назвать чувством ответственности, долга. Вообще-то в поэзии эти два качества — музыкальность и гражданственность - очень редко соединяются гармонично. В стихотворении «Всесвятское — "Сокол"» Владимир Сидоров пишет:


    Я целую икону, шепча:

    «Вы простите меня, все святые!»

    Сам я должен гореть, как свеча.

    Перед ликом любимой России.


    Одного не оставьте меня

    Посреди мировой заварухи.

    Вы родней, чем бывает родня,

    Вы - и эти, в платочках, старухи.


    Как журналист Владимир Евгеньевич писал о сохранении культурного наследия и сам бывал на субботниках, но главное - он был вполне церковным человеком, что оказалось существенно важным для дружины. Свой опыт во-церковления новоначальных, какими была в то время не только община храма Рождества Пресвятой Богородицы, но и вся страна, он выразил в маленькой книжечке «Первые шаги в Православном храме»15. Это была, видимо, первая книжка такого рода, и она мгновенно разошлась, однако и сейчас можно оценить редкую емкость ее слов и какую-то особенную дружественность обращения к читателю.

    Владимир Евгеньевич Сидоров, позднее ставший отцом Владимиром, священником нашего храма, был по благословению настоятеля и первым директором Старосимоновской воскресной школы. Высокий, крепкого сложения и мягкий по натуре человек, он был прирожденным учителем, и многие особенности Старосимоновской школы сложились под его влиянием. Рано ушедший из жизни (1948-1993), отец Владимир навсегда остался в храме Рождества Пресвятой Богородицы, в котором он скончался у святого Престола. А для многих своих учеников и собратьев он остался не только в рассказах о православной природе русского языка, всего уклада жизни русского человека, но и в надежде на его теперь уже непрестанную о нас молитву.


    Ты не плачь, что все дальше увозит автобус.

    Погляди за окошко - какие поля!

    Не в разводах смешных ученический глобус,

    А родимая наша с тобою земля.


    Там за пыльным стеклом, как во сне, проплывают

    Города и деревни, леса и мосты...

    Солнце крест золотит... Разве лучше бывает?

    Это Русь - никуда не уехала ты!


    То не храмы ли Лаврские с чудною силой

    Все живое сумели в дни Смуты собрать!

    Быстро крестится мать. Восклоняется милый.

    На тебя оглянулся - что хочет сказать?


    Это наша любовь - наша боль и награда,

    Наказанье и радость - как их разделить?

    Не реви, говорю, слышишь, плакать не надо.

    Это наша судьба. Надо ждать, надо жить.


    Надо верить и ждать - хоть до смертного часа:

    Смолкнет сердце, и выпадет Книга из рук,

    И расплещется свет ослепительный Спаса,

    И не будет ошибок, не будет разлук!


    О, как ясно в душе! Ты сжимаешь ресницы,

    И под ними журчит световой ручеек.

    Догорает заря. Но задремлешь - приснится

    Не закат воспаленный, а нежный восток.


    Ты несешься во тьму. И несутся навстречу

    Из ночной темноты села, рощи, холмы.

    Никому не отнять то, что с нами навечно.

    Это наша земля. Это мы, это мы!


    Первым в храме был освящен придел во имя преподобного Сергия Радонежского. Это состоялось 16 сентября 1989 года. Освящал придел митрополит Ростовский и Новочеркасский Владимир (ныне митрополит Киевский и всея Украины) в сослужении со множеством московских священников. Большинство из них участвовало в чине освящения престола впервые, несмотря на большую богослужебную практику. В дни подготовки к освящению престола произошло знаменательное событие: в храм вернулась икона из прежнего собрания, на которой изображены преподобный Сергий Радонежский в окружении своих учеников - святителя Феодора Симоновского, архиепископа Ростовского, и преподобного Кирилла Белоезерского.

    Именем преподобного началось восстановление законного порядка православной жизни на святой земле Старого Симонова. Это действительно во всех отношениях особенное место. Первые христиане совершали богослужения на местах захоронений мучеников, и от этого порядка ведет свое начало святой антиминс. Земля Старого Симонова - это огромный мощевик, хранящий под спудом не только мощи преподобномучеников Александра и Андрея, но и многих десятков героев-воинов, множества иноков, собратьев святого Феодора, святого Кирилла, святого Ионы, имена которых ведает Господь. Люди через забвение и небрежение могут способствовать запустению благодатного места, через злую волю - его внешнему уничижению, но святыня непоругаема и Дух Божий не отступает от нее.

    16 декабря 1989 года был освящен придел во имя святителя Николая. Главный престол в честь Рождества Пресвятой Богородицы освятил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II уже в 1993 году, 3 июня.

    Несмотря на огромный временной отрезок, отделяющий время восстановления храма от времени рождения, несомненно, что многие традиции, заложенные его основателями, определяют и происходящее в нем ныне. Представляется неслучайным, что при возобновлении церковной жизни в стенах восстанавливаемого храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове вокруг него собралось немало людей искусства - писателей, поэтов, художников, искусствоведов. Во многом поэтому при возрождении внутреннего убранства храма было определено следовать самым глубоким традициям времен основания храма, а не простому соответствию исторически последнему варианту его организации.

    Новые иконостасы проектировались и выполнялись под руководством искусствоведа, специалиста по иконописи XIV-XV веков Валерия Николаевича Сергеева его учениками, молодыми иконописцами С. Бурлаковым и Г. Лощицем. Была выбрана тябловая конструкция иконостаса, когда он представляет собой сплошные ряды икон, вплотную стоящие на опорных брусах. Такой тип построения, обычный во времена святых Сергия и Феодора, в послепетровские столетия был почти полностью вытеснен сложными архитектурными конструкциями с богатой лепниной или резьбой. Вероятно, впервые в новейшей истории в Старосимоновском храме была применена древняя форма алтарной преграды, столь ясная и простая. В год прославления преподобномученицы Елисаветы Феодоровны и обретения мощей святителя Тихона их образы были установлены в деисусном ряду иконостаса Сергиевского придела, что не менее закономерно, чем присутствие в местном ряду Петровского образа Пресвятой Богородицы. В Москве времен митрополита Алексия и преподобного Сергия образ Пресвятой Девы, написанный митрополитом Петром, был главной иконой города, какой позднее стала Владимирская икона. Со временем традиционное для Москвы почитание Петровской иконы угасло, и вот теперь оно восстанавливается в возрождаемом древнем храме.

    Закономерно, что в храме стоят рядом вновь написанные образы святого Феодора Симоновского и патриарха Тихона. Известно, что когда по возвращении из Америки святителя Тихона (Белавина) поставили на Ярославскую кафедру, одним из первых его дел стало восстановление в Ростовском соборе составленной уже в стародавние времена, но почти забытой службы с акафистом, посвященной святому Феодору, архиепископу Ростовскому. В храме Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове много усилий прилагается к сохранению, реставрации и написанию вновь икон. Особенное почитание прихожане оказывают чудотворной Тихвинской иконе Пресвятой Богородицы, которая после 1917 года хранилась в Государственном Историческом музее, резной Влахернской иконе Божией Матери, иконе «Положение Ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне» с частицей Ризы, иконе преподобного Сергия Радонежского с мощами.

    Известен в Москве Старосимоновский храм и своим богослужебным пением.

    Правым хором многие годы руководит регент Галина Николаевна Власова. И кроме того, в богослужениях участвует хор, составленный из нынешних и бывших учащихся Старосимоновской воскресной школы, руководимый регентом Анной Владимировной Бурениной. Одна из особенностей этого хора, часто выступающего и вне храма, в освоении богатой музыкальной культуры разных периодов развития богослужебного пения в России.

    Одно из центральных мест в жизни храма составляет Старосимоновская воскресная школа, которой руководит Елена Михайловна Шмитько. Школа имеет уже более чем десятилетнюю историю и была также одной из самых первых в Москве. Определяющими особенностями жизни Старосимоновской воскресной школы, которая сохраняется с самого ее основания, являются работа в ней практически всех клириков храма, включая настоятеля, а также отсутствие возрастных ограничений. Со своими преподавателями и батюшками почти в одно и то же время общаются и совсем малыши, и их родители. Родители же готовят своим детям трапезу и все вместе ходят в паломничества, - также часто со своими батюшками.

    Община Богородицерождественского храма помогает в восстановлении богослужебной жизни в храмах на Куликовом поле, в приобретении церковной утвари, колоколов, а также и в обустройстве школы села Монастырщина, собирая для нее оборудование, компьютерную технику, книги. Традиционная для храма связь е русской армией проявляется сейчас в создании при Старосимоновской воскресной школе военно-патриотического клуба «Пересвет М». Можно также вспомнить, что игумен Савва Молчанов, известный сейчас своими трудами по восстановлению и укреплению православного духа в российской армии, был рукоположен и начинал как молодой священник отец Константин в храме Рождества Пресвятой Богородицы на Старом Симонове.

    В часовне во имя иконы Пресвятой Богородицы «Неупиваемая Чаша» в наркологическом диспансере на Шарикоподшипниковской улице священниками Богородицерождественского храма служатся молебны Матери Божией с акафистом, проводятся уроки Закона Божиего в Учебно-воспитательном комплексе № 1804.

    Будучи древнейшим и одним из красивейших храмов Москвы, являясь хранителем великих национальных святынь и имея своими основателями великих подвижников, храм Рождества Богородицы в Старом Симонове всегда жил очень скромной негромкой жизнью. Он терпел вместе со всем русским народом и нашествия иноплеменных, и периоды оскудения веры, и натиск безбожной силы, и в то же время служил оплотом укрепления его в надежде и вере. Так и ныне с Божией помощью храм Рождества Пресвятой Богородицы - по молитвам своих святых основателей - собирает под свои своды московский люд и учит его вере, терпению и любви. Детей учит любить своего Создателя и свое прекрасное Отечество, взрослых - сострадать и помогать, а всех вместе - как опять стать русским православным народом, у которого одна вера, одна надежда и одна любовь.

    Далее: Житие преподобномучеников Александра и Андрея Радонежских.
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос