Историческое описание ныне существующего храма иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» на Большой Ордынке

Дата публикации или обновления 04.11.2017
  • Храм иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» на Большой Ордынке в разделе Православные храмы Москвы.
  • К оглавлению: Страницы истории храма иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» на Большой Ордынке.

  • После возведения на месте деревянной Преображенской церкви каменного храма с приделами прп. Варлаама Хутынского и иконы Богородицы «Всех скорбящих Радость», западную половину храма (теплую) с колокольней было решено переделать в годах на средства первостатейного купца Афанасия Иванова Долгова. Долгов жил в приходе церкви иконы Богородицы «Всех скорбящих Радость» на Ордынке; его дом находился по другую сторону улицы. А. И. Долгов был родственником известного русского зодчего В. И. Баженова, поэтому разработка проекта была поручена этому мастеру. Дом Долгова также был построен по проекту Баженова. Дом сохранился.

    В 1781 году была дана Храмозданная Грамота следующего содержания: «Божиею Милостию, смиренный Платон, Архиепископ Московский. Били челом нам царствующего града Москвы Замоскворецкого сорока церкви Преображения Господня, что на Большой Ордынке, священник Александр Михайлов с приходскими людьми о дозволении им, состоящие при той церкви каменные два придела, первый во имя прп. Варлаама Хутынского Чудотворца, а второй Пресвятыя Богородицы Всех Скорбящих Радость, за теснотою и темнотою, а при том, как уже оныя приделы и впредь ненадежны, построить вновь каменным зданием по представленным планам и фасадам, в те же наименования. А по времени оных приделов и настоящей церкви точию осмерик поднять с одною главою и лучшею архитектурою, как на плане изображено. Сего ради, благословили мы помянутые приделы каменным зданием в прежние именования: прп. Варлаама Хутынского Чудотворца и Пресвятыя Богородицы Всех Скорбящих Радость, при означенной Преображенской церкви каменным зданием построить на восток, по подобию прочих святых церквей, доброю и благопристойною архитектурою по опробованным нами планам и фасадам, и в олтарях престолы поставить в указанную меру, а именно в вышину аршин шести вершков и со декою, а шириною по мере олтарей. Также и жертвенники тоя ж высоты, а шириною и длиною по мере олтарей, а по совершении тех приделов и настоящей Преображенской церкви осмерик поднять с одною главою. А потом, как оную церковь, так и приделы убрать святыми иконами, и прочим церковным благолепием украшены и всем удовольствованы будут, тогда о освящении просить нас, с приобщением именных реестров церковной утвари, яко то: ризницы, сосуд, книг церковных и прочих вещей, к отправлению священнослужения принадлежащих. О чем им, просителям, сия наша Архиерейская Храмозданная Грамота дана, в царствующем граде Москве в доме нашем. 1781 года Декабря 21 дня». План и билет на построение выданы были просителям Мая 30 дня 1782 года.

    По проекту Баженова выстроили обширную, с двумя внутренними столбами трапезную и многоярусную колокольню.

    Четырехколонные ионические портики украсили наружные стены трапезной. На большие окна её были установлены интересные по рисунку решетки. Иконы Скорбященского иконостаса написал в 1788 году иеромонах Вонифатий из Саровской пустыни.

    В 1790 году в октябре месяце был освящен придел во имя Богоматери «Всех Скорбящих Радость», а в 1791 году — придел во имя прп. Варлаама Хутынского. Восточная же часть — Преображенская (настоящая, холодная) еще 40 лет оставалась от 1683 года. Окончание строительства трапезной было ознаменовано помещением при входе в храм памятной доски, которая и поныне сохранилась: «Промыслом Всевышнего 1783 года мая 20 дня заложена Замоскворецкого сорока при церкви Преображения Господня, что на Большой Ордынке, трапеза с двумя приделами во имя Пресвятыя Богородицы Всех Скорбящих Радости и преподобного Варлаама Хутынского, чудотворца, в благополучное царствование Великия Екатерины II.

    Первый придел Всех Скорбящих Радости Божия Матери в 790-м году октября 24 дня по великолепном внутреннем украшении освящен, святейшего, правительствующего Синода членом преосвященнейшим митрополитом Московским и Калужским и Свято-Троицкия Лавры, Священно Архимандритом Платоном соборне. А в 791-ом января 26 дня освящен и второй придел преподобного Варлаама Хутынского чудотворца преосвященным Серапионом Епископом Дмитровским соборне и сие все здание и внутреннее украшение строено рачением московского первой гильдии купца Афанасия Иванова сына Долгова, коштом же от подаяния и образу Божия Матери а большею частию подаянием одного купца Долгова под присмотром того сорока Благочинного церкви святыя великомученицы Екатерины, что на Всполье протоиерея Симеона Ставровского. А сия надпись учинена по данной малой грамоте наказному протоиерею от онаго Митрополита Платона за собственноручным его высокопреосвященства надписанием таковым: 1790-го году октября 25 дня усердному и благочестивому всего того рачителю и строителю Афанасию Ивановичу Долгову желание наше есть чтоб в пристойном месте в сей церкви иждивением церковным поставлена была таблица с надписанием на оной его имени и рачения для знания и подражания будущим родам. На оной подписано тако: Платон Митрополит Московский. При настоятеле сей церкви Александре Михайлове. Гравер Лаврентий Флоров».

    В 1808 году, 17 марта Московская Духовная Консистория сообщила в Московскую Управу Благочиния о том, что поступило прошение Замоскворецкого сорока Скорбященской церкви, что на Ордынке, от протопресвитера Василия Иванова с прихожанами построить вместо настоящей церкви Преображения вновь церковь каменным зданием попредставленным плану и фасаду. На прошении Митрополитом Платоном была поставлена резолюция: «Разрешено. Бог благословит по плану и фасаду строить, да даст благополучно совершить». В том же году Управа предписала архитектору Соколову «скопировать с вышепоказанного плана и фасада копии, и сочинить месту тому, на котором предположено строить церковь, план, с нанесением на него линий по прожектированному плану для улиц и переулков и представить в Управу». 26 марта архитектор Соколов представил в Управу план расположения новой каменной Преображенской церкви. Далее вся документация Управою была представлена Московскому Военному Генерал-Губернатору Т.И. Тутолмину, от которого и последовало разрешение строить церковь по плану.

    Но проект строительства новой каменной Преображенской церкви был отложен в связи с началом Отечественной войны 1812 года. Во время неприятельского нашествия 1812 года храм сильно пострадал от пожара. Часть внутреннего убранства храма была разграблена или сгорела во время московского пожара. После окончания войны «... опись церковному имуществу вновь была сделана в 1813 году, протоиереем сей церкви Василием Симеоновым».

    В 1820-х годах по прошению пресвитера церкви «Всех скорбящих Радость» Николая Васильева и церковного старосты московского купца Александра Дмитриева, на средства прихожан Александра Андреевича Долгова, трех сыновей первой гильдии купца Алексея Куманина, а также титулярного советника Симеона Ивановича Ягодкина, Московского купца Ивана Никитича Абазина, московского купца Ивана Тимофеевича Ремезова храм ремонтировался, возобновлялась живопись, были сделаны ризы серебряные на Спасителя и Божию Матерь в приделе преподобного Варлаама Хутынского, исправлялись пришедшие в ветхость столярные двери и рамы в окнах.

    И, наконец, в 1831—1836 годах настоящий Преображенский храм был заново возведен архитектором Осипом Ивановичем Бове на средства прихожан храма братьев Куманиных и Александра Долгова: «По ветхости старой, иждивением дворян и кавалеров Константина, Александра и Валентина Алексеевичей Куманиных, при участии онаго прихода прихожанина Надворного Советника Александра Афанасиева Долгова в 1836 году вновь построена настоящая холодная Преображенская, и в оном году Сентября, 20 дня освящена Его Преосвященством, Святейшего Правительствующего Синода Членом, Высокопреосвященнейшим Митрополитом Московским и Коломенским, Свято-Троицкие Сергиевы Лавры Священно-Архимандритом Филаретом и разных орденов Кавалером».

    Замоскворецкий купец Александр Алексеевич Куманин за участие в постройке старейшего московского храма государевым указом был пожалован дворянским титулом.

    Старая Преображенская церковь XVII века была заменена ротондой с повышенным куполом. Ее автор, архитектор Осип Бове бережно сохранил уцелевшие элементы Баженовской постройки. Внутри храма сохранялись древние иконы и предметы XVII века, уцелевшие после московского пожара 1812 года.

    «...Церковь Богоматери «Всех Скорбящих Радость» - одна из лучших в Москве. В главном храме Преображения, начиная от чугунного пола с прекрасными рисунками и до величественного купола, от иконостаса с превосходной резьбой и до подсвечников, — все носит на себе печать изящного вкуса». На правой стороне иконостаса в храме находилась замечательная икона Алексия Божия человека, писанная на меди. «В храме пелся молебен в каждое воскресенье пред иконой Богоматери с каноном: «Скорбных наведения обуревают смиренную мою душу, и напастей облацы мое покрывают сердце, Богоневестная; но свет рождшая Божественный и Превечный, возсияй мне свет радостный». Самое написание этого канона вызвано глубоким раскаянием и верою в милостивое заступление Покровительницы рода Христианского. Он написан греческим Императором Феодором Ласкаром в Сидандронском монастыре, что в Магнезии, после того, как он в 1258 году оставил престол и предпочел простую ризу отшельника великолепию царских одежд».

    Главный алтарь церкви посвящен Преображению Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, приделы: правый — преподобному Варлааму Хутынскому (ум. 1192), левый — прославленной святыне, чудотворной иконе Богоматери «Всех скорбящих Радость». Престольные праздники храма совершаются соответственно 6/19 августа, 6/19 ноября и 24 октября/6 ноября.

    «В храме сохранились иконы старого русского письма, — сообщал в конце XIX века в отчете Императорскому Московскому Археологическому Обществу псаломщик Скорбященской на Ордынке церкви Валентин Ляпидевский, — две из них, Богоматери «Всех Скорбящих Радость» и икона прп. Варлаама Хутыского, были столь ветхи, что для сбережения были положены на кипарисные деки. Эти иконы остались от деревянного храма, штиль письма строгий. Другие перенесены из храма, построенного в 1683 году, бывшие в нем местными. На кресте величиною около 2-х сажен есть надпись, что крест писал иконописец Тихон Иванов сын Филатьев.

    Штиль письма величиною и чрезвычайною, вовсе не аскетическою полнотою тела изображения святых, совершенно противоположен вышеупомянутым двум иконам. Достойно примечания, что на Спасителе вместо царского венца написана папская тиара. Упомянутая в предыдущем отчете икона Богоматери «Всех Скорбящих Радость» есть икона Чудотворная. Сила чудотворения открылась исцелением сестры Патриарха Иоакима в 1688 году».

    В трапезной и колокольне в стиле классицизма Баженов впервые применил тип невысокой и широкой, почти квадратной в плане трапезной со скругленными углами, который впоследствии получил широкое распространение в Москве. Мягким очертаниям трапезной отвечает круглая колокольня - редкий тип в Московской архитектуре. Ионические колоннады двух ее нижних ярусов перекликаются со стройными портиками трапезной. Хотя колокольня поставлена в глубине квартала, а не на красной линии улицы, она стала заметной вертикальной доминантой в застройке Замоскворечья.

    Ротонда церкви создана Бове в стиле позднего ампира. Ее мощный круглящийся объем усиливается куполом на низком барабане. В ней доминирует гладкая стена, с которой контрастирует изящный лепной орнамент, покрывающий широкий фриз и наличники огромных окон. В этом нарочитом сочетании уже можно уловить оттенок гротеска, предвещающий близкий закат московского классицизма. Однако благодаря мастерству и художественному чутью зодчих самостоятельные части разного времени и разных стилей соединились в неразделимое целое, покоряющее гармонией и изяществом. Столь же торжественно и монументально решен и интерьер церкви. Барабан покоится на 12-ти ионических колоннах, повторяющих пропорции наружного ордера. Великолепен строгий ампирный иконостас и рельефные чугунные плиты пола, выполненные по рисунку Бове.

    Внутреннее убранство, иконостасы, иконы и стенная живопись храма, выполненные в разные времена известными мастерами и художниками, привлекали ценителей церковного искусства разнообразием стилей. «Здание Скорбященской церкви на Ордынке имеет две части, отличающиеся одна от другой по характеру архитектурной обработки. Западная — зимняя церковь имеет два сплошь золоченых иконостаса, по стенам и столбам повешены прямоугольные золоченые рамы с изображениями на библейские темы. В средине между иконостасами широкая арка ведет в летнее отделение церкви. По бокам арки имеются простенки, обработанные архитектурными деталями из белого мрамора. В средине каждого простенка помещена икона. К иконам ведут по две закругленных в плане лестницы из того же мрамора. Образованные между лестницами площадки ограждены художественно выполненными бронзовыми золочеными решетками. В самой арке имеется деревянная, застекленная сплошь стенка.

    Восточная часть церкви представляется круглой в плане с коническими искусственного мрамора белыми колоннами, расставленными внутри на некотором расстоянии от наружных стен, под стенами верхнего барабана. Фриз карниза над колоннами богато украшен художественным лепным орнаментом. Великолепного рисунка и исполнения колонны иконостаса выполнены из белого искусственного мрамора, и все скульптурные украшения и детали колонн вызолочены. Художественно выполненные Царские врата украшены 4-мя круглыми медальонами с изображением Евангелистов и Благовещения. По бокам Царских врат размещены иконы в рамах, наверху которых имеются скульптурные украшения. По верху всего иконостаса, сплошь вызолоченного, проходит поясок с аттиком над ним, а фриз под пояском украшен лепным орнаментом. Над пояском по бокам Царских врат находятся скульптурные вызолоченные изображения ангелов, стоящих на коленях. А над самими вратами имеется скульптурное изображение голубя в облаках и с сиянием вокруг, в виде 8-конечной звезды. С северной и южной сторон, ближе к колоннам, поддерживающим центральный барабан, имеются клиросы.

    В алтаре, в середине подвешен круглый в плане балдахин, состоящий из орнаментального фриза, отделяющегося легким пояском от плоского полукупола. Все сплошь вызолочено. Вниз от фриза спускается фестонами материя под цвет золота, а сверх купола находится изображение креста с коленопреклоненными по сторонам двумя ангелами. За основными колоннами, по наружной стене и в куполе выше карниза имеется художественная роспись. В этой части перед иконостасом висит художественная, современная зданию ампирная высеребренная люстра».

    Скорбященская церковь никогда не была особенно богатой, в том плане, что близость к Большому посаду и Московскому Кремлю, а следовательно, довольно плотная застройка, не давали возможности иметь в собственности храма большого количества церковной земли, а значит и церковных строений, которые могли бы приносить доход. При церкви имелось приходских дворов, вместе со священно-церковнослужительскими, в разные времена от 14 до 16-ти, «в них мужеска пола 155 душ, женска — 168». В приходе церкви иконы Богоматери «Всех скорбящих Радость» на Ордынке, кроме церковных проживали дворяне, статские (чиновники), купцы, мещане, крестьяне, военные. Прихожанами храма были купцы Долговы, Куманины, Зубковы, Ягодкины, Абазины, Ремизовы, Чернухины, Лесниковы, Чулковы, дворяне Сабуровы, Воейковы. На плане владения храма 1782 года показана смежная часть двора вдовствующей княгини Александры Петровны Голицыной.

    В храме находится медная надгробная дека величиною около полутора аршин с надписью, и с гербом над нею: «1770 года Сентября 11 дня по полуночи в 9-ом часу приставился раб Божий Генерал-Майор и ордена св. Анны Кавалер Петр Петрович Ваейков. Родился в 1719 году Генваря 16 дня, от роду жития его было 51 год, 7 месяцев и 26 дней. Женат был в 1745 году Июня 3 дня на болярыне Анне Алексеевне Есиповой и с нею прижил две дочери. В службе находился с 1731 года в полевых полках, а с 1732 года в Лейб-Гвардии Преображенского полку, с 1751 года — Капитаном, с 1761 — секунд Майором и Ордена Святой Анны Кавалером, в 1763 году отставлен с чином Генерал-Майора и погребен на сем месте возле брата своего большаго Генерал-Майора Михаила Петровича Ваейкова». Место, где находится надгробие, было кладбищенское, но при устройстве нового придела во имя Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» было взято под церковь.

    Воейковы — русский дворянский род, происходящий, по преданию, от Терновского владельца, приехавшего в Москву в 1384 году. В XVI и XVII веках Воейковы были воеводами, думными дворянами, послами, стряпчими, стольниками. Из них более известны: Иван Васильевич Меньшой — строитель Верхотурья (1598); Андрей Матвеевич, победитель царя Кучума, думный дворянин, убитый в 1607 году по приказанию самозванца Петрушки; Сергей Матвеевич, в иночестве Серапион, храбрый защитник Троице-Сергиевой лавры в 1609-1610 годах, во время польской осады, во времена Смуты.

    При церкви было древнее кладбище. О нем упоминается в писцовой книге 1657 года. В ней сказано, что «по тесноте кладбища, находящегося при церкви, под кладбище взято место (земля) священника и просвирни». Из этого видно, что церковь и кладбище при ней существовали давно, так как место, назначенное для погребения усопших, было всё занято. «Когда нива Божия,— так обыкновенно называли в старину кладбище,— увеличивалась, то погост или место при церкви, занимаемое кладбищем, распространяли присоединением к нему соседней земли; для чего иногда сносили жилые строения. При церквах в Москве нивы Божий широко разрастались. Поэтому указом Петра I от 1722 года на старых кладбищах при церквах запрещалось хоронить и предлагалось «прежние кладбищи в городе и в предместьях оставить площадьми к благолепию церквей, содержать в чистоте, обнесть оградами и обсадить деревьями». В 1723 году Государь издал указ, чтоб в Москве и во всех прочих городах были погребаемы при церквах только знатные персоны, а прочие чтобы похороняемы были в монастырях и при приходских церквах вне города. Впрочем, этот указ не получил силы, поскольку Государь вскоре, а именно 27 января 1725 года умер, и вековой обычай хоронить покойников при приходских церквах остался без изменения. При преемниках Петра I, государе Петре II и государыне Анне Иоанновне в Москве кладбища оставались в прежнем положении, то есть при церквах. В 1748 году новая государыня Елисавета Петровна, пребывая в Москве, дала указ, чтоб при московских церквах кладбища при проезжих дорогах полициею сравнивались с землею. Для погребения приходских людей тех церквей, при которых запрещено погребать, государыня велела отвести за городом кладбище «и выстроить там на ея кошт церковь». Так было положено начало обустройства за чертой города новых городских кладбищ, с кладбищенскими при них церквами.

    Земли церковной, вместе с погостом, при храме иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Ордынке, по оценочным ведомостям значилось 3421 квадратная сажень. Дома священника и диакона были собственные деревянные, выстроенные на церковной земле. Дьячок, пономарь и просвирня домов собственных не имели, «потому как церковной земли на их часть не было выделено». Занимали они часть богаделенного дома, построенного на церковной земле госпожою Любовниковою в 1770 году. В другой части размещались 10 престарелых богадельных женского пола из прихожан.

    В 1812 — 1814 годах богадельню капитально отремонтировали: «В 1812 году Ноября 26 дня из ассигнованных по случаю разорения Москвы неприятелем, в силу именного Его Императорского Величества указа выдано из Консистории на ремонт богаделенного церковного дома 2801 рубль 28 копеек». Вначале храму «Всех скорбящих Радость» на Ордынке принадлежало только это 1-этажное каменное строение. Остальная же незастроенная церковная земля сдавалась причтом в аренду городским обывателям под жилое строительство.

    С 1828 по 1834 годы, по прошению священника с причтом Скорбященского храма, в Московской Духовной Консистории производилось дело о самовольном застроении церковной земли: «А именно из двора священникова, что находится под двором господ Чулковых, под двором Титулярного Советника Патакина, Московского мещанина Новикова; из погоста — под двором купца Копяева, Московского мещанина Новикова; из двора диаконицы — под двором господ Чулковых, под двором Титулярного Советника Патакина. ...Просим о побуждении вышеозначенных владельцев к очищению застроенной ими церковной земли».

    «С 1837 года производилось в Магистрате дело о земле в 186 кв. сажен, которая отыскивалась церковью у смежных владельцев: но решением Магистрата, утвержденным Гражданскою Палатою, церкви в ея иске отказано. В 1847 году прихожанами Куманиным, Долговою и Ягодкиным представлен при прошении Духовному Начальству билет на имя неизвестного в 2485 рублей серебром в удовлетворение за спорную землю под домом Бедринова, о которой производится дело, с тем, чтобы проценты, следующие на сей капитал, выдавать священнику, диакону и причту; когда же решится дело в первой инстанции, переложить жертвуемый капитал на вечное время, и уже на имя церкви. Билет сей по окончании дела, вследствие указа Консистории от 24 Февраля 1857 года, переложен на имя церкви на вечное время, а в 1860 году, с прочими церковными капиталами, переведен на один непрерывно-доходный билет».

    В середине XIX века приходская богадельня была перестроена в двухэтажное каменное строение. В основу планировки здания была заложена простейшая двухкамерная система — две палаты с сенями посередине, к юго-западному углу примыкала лестничная клетка. В одной части богадельни безмездно проживал священник, определенный для служения ранних литургий, дьячок, пономарь и просвирня. Вторую половину занимали, как и прежде, десять призреваемых женщин: «На содержание богаделенок ежегодно получается по двум непрерывно-доходным билетам процентов 159 рублей и 46 копеек серебром». Здание богадельни разобрано в 1994 году.

    Раньше причетники возводили для своего проживания жилые и нежилые строения на церковной земле за свой счет. По их смерти или после выхода за штат эти постройки должны были обязательно продаваться новым священнослужителям, замещавшим штатные места в храмовом клире. В XIX веке Московская Духовная Консистория начала поощрять приобретение в собственность храмов частных домов священно-церковнослужителей, состоящих на церковной земле. На это разрешалось тратить средства так называемых «кошельковых денег» приходской казны и пожертвования мирян.

    Таким образом, приходской настоятель и диакон стали размещаться в деревянных домах на церковной земле, выкупленных в разное время у местных протоиерея и диакона благотворителями-прихожанами в собственность храма. Еще два дома — каменный с верхним деревянным этажом и деревянный с мезонином, состоящие на церковной земле, сдаваемы были в аренду под квартиры. Каменный с деревянным этажом дом был «куплен в 1864 году прихожанином, Московским Гражданином Дмитрием Петровым Котельниковым в пользу церкви, и в 1866 году возобновлен. Под домом земли состоит 326 кв. саженей и 5 аршин». Это здание (Дом причта) сохранилось. Строгий прямоугольный объем Дома причта, опоясанный вверху гладкой лентой фриза, имеет отчетливо ампирный облик, которому придают нарядность крупные лепные орнаменты над окнами парадных помещений. Его главным фасадом является восточный, торцовый, обращенный к церкви; обработка интерьеров здания не сохранилась

    Свободные помещения в церковных домах сдавались внаем. Доход с с церковных помещений поступал в пользу храма. На ремонт и украшение храма поступали и деньги от прихожан и посторонних дателей: «От 1837 года Ноября 1 дня на имя сей церкви на вечное время на украшение престолов имеется положенный в Сохранную Казну от неизвестного билет в 10000 рублей, на серебро — 2857 рублей и 14 копеек, с процентами по четыре со ста, на серебро — 1 рубль 14 копеек со ста рублей».

    Священно-церковнослужители жили на приходские пожертвования и ежегодные проценты с банковских билетов, положенных в разное время на вечное хранение прихожанами и сотрудниками храма в пользу причта: «На содержание священно- и церковнослужителей получается по билетам Сохранной Казны, хранящимся в церковной ризнице, числом восемь: 1) Гликерии Долговой от 1806 года Июня 1 дня, в тысячу рублей; 2) Алексея Алексеевича Куманина от 1818 года Марта 7 дня, в тысячу рублей; 3) Василия Максимовича Блохина от 1835 года Февраля 28 дня, в тысячу рублей; 5) Татианы Федоровны Наевскои от 1835 года Сентября 10 дня, в сто рублей; 6) бываго заштатного при Скорбященской церкви священника Казьмы Иванова от 1837 года Майя 5 дня, в пятьсот рублей; 7) Филиппа Иванова Виноградова от 1839 года Майя 2 дня, в пятьсот рублей; 8) Марии Васильевны Забарыкиной от 1842 года Октября 27 дня, в 857 рублей и 14 копеек серебром, с назначением одной полвины процентов на церковные потребности. Всего процентов двести восемьдесят пять рублей». К концу XIX века процентная сумма на содержание священно-церковнослужителей храма «Всех скорбящих Радость» на Ордынке составила 524 рубля 50 копеек. Содержание их, считалось, достаточное.

    В начале XX века все строения, находившиеся на церковной земле и состоявшие в собственности храма, были перестроены. В 1908 году вновь перестроена каменная богадельня. К ней были пристроены две двухэтажные пристройки — жилая и нежилая, что дало возможность церковному причту обустроить новые квартиры, для сдачи внаем. В перестроенном 2-этажном здании богадельни также размещались комнаты призреваемых женщин и квартиры заштатных престарелых священнослужителей «ли их вдов. В каменно-деревянном доме, в подвальном помещении размещалась дворницкая, а в 1 и 2 этажах — квартиры приходских псаломщиков.

    В другом 1-этажном смешанном строении (частью каменном, частью деревянном), располагавшемся по улице Большой Ордынке, находилась квартира церковного старосты. Во дворе, между погостом церкви и Ордынским тупиком находился деревянный дом с мезонином и 2-этажной галереей, в котором проживал приходской диакон, а в мезонине помещалась квартира приходской просвирни. Приходской священник нанимал себе квартиру вблизи церкви за деньги, получаемые храмом со своих наемных квартир.

    По церковному погосту, а также в глубине двора размещались хозяйственные постройки, участок земли под склад материалов и пустой участок земли, предназначенный для аренды.

    В 1909 году по заявлению в Городскую Управу священника церкви «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке Иоанна Розанова, псаломщиков Николая Никитского и Ивана Свитинского, церковного старосты потомственного почетного гражданина Александра Федоровича Шемшурина, доход с двух новых квартир, помещавшихся в здании богадельни, был исключен из оклада городских повинностей, поскольку «сход с двух дворов вновь выстроенных небольших квартир предназначен священнику при оной церкви на наем себе квартиры, и церковь не получает никакой прибыли от них».

    В XIX веке, в рамках высочайше утвержденной государственной программы народного образования, при приходских церквах стали массово открываться церковно-приходские школы, библиотеки, аудитории для собеседований со старообрядцами, миссионерские кружки, народные чтения. В густо населенных районах Москвы городские власти устраивали бесплатные начальные школы и народные училища. Учительские должности в этих учреждениях проходили, часто безмездно, священно-церковнослужители ближайших приходских церквей. К служителям церкви предъявлялись высокие требования, в плане их образованности. Священники храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» являлись высокообразованными людьми, проходившими обучение в Московской, Спасо-Вифанской и других губернских духовных семинариях, Московской Духовной Академии, часто имевшими ученые степени. Низшие церковные чины получали начальное образование в уездных духовных училищах Спасо-Андрониевском, Высоко-Петровском, Перервинском, с непременным продолжением образования в духовных семинариях. В 1837 году, по воле приснопамятного митрополита Филарета, настоятелем храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» становится священник Воскресенской в Кадашах церкви Павел Стефанович Ляпидевский. Именно он положил начало 80-летнему служению в этом храме династии священников Ляпидевских. Впоследствии его дело продолжили сын — протоиерей Сергий и внук — священник Симеон. Некоторое время псаломщиком при Скорбященской на Ордынке церкви был средний сын о. Павла, Валентин Павлович Ляпидевский. Протоиерей Павел Стефанович Ляпидевский — магистр богословия, профессор словесности, возглавлял приход с 1837 по 1891 годы. Он приходился дядей Московскому Митрополиту Сергию, в миру Николаю Яковлевичу Ляпидевскому.

    Будущий митрополит Сергий (Ляпидевский) родился в Туле, в семье священника, 10/23 февраля 1820 года. Окончил семинарию и Московскую Духовную Академию и был пострижен в монашество с наречением имени Сергий. С 11 января 1880 года — архиепископ Казанский и Свияжский. С 12 января 1881 года — архиепископ Херсонский и Одесский. С 15 мая — член Священного Синода. С 9 августа 1893 года — становится Митрополитом Московским и Коломенским и Свято-Троицкой Сергиевой Лавры Священно-архимандритом. Владыка Сергий управлял митрополией 5 лет; скончался 11/24 февраля 1898 года в Санкт-Петербурге. Отпевание состоялось в Чудовом монастыре, в Москве. Погребен в Троице-Сергиевой Лавре, рядом с митрополитом Леонтием. Как отмечали его современники, «митрополит Сергий был глубоко проникнут верою в вечную Истину вечной Церкви, где ничего нельзя ни прибавить, ни убавить без искажения целостной Истины. Подобно митрополиту Филарету он хранил церковность как святыню. Любимым наставлением его было правило, что нужно достигать торжества Православия, а не огорчения противника». Глубокий знаток Православия, он обладал тонким умом. Всегда спокойный, владеющий своим разумом, думая только о торжестве Истины, а не об огорчении противника, митрополит своими меткими замечаниями поражал оппонентов. Уже будучи митрополитом Московским и Коломенским, владыка на свои средства решает построить в родном ему городе приют для детей-сирот. Вскоре на приобретенном участке земли под руководством священника Михаила Рождественского по благословению митрополита Сергия было построено здание приюта для 120 детей, три церковно-приходские школы, слесарная мастерская, лечебница для приходящих больных, которую вскоре назвали именем митрополита Сергия. Все эти учреждения были обеспечены его денежными вкладами. Но венцом долгой и многотрудной деятельности его является построенный для приюта величественный храм с колокольней во имя прп. Сергия Радонежского, — небесного покровителя владыки.

    Вышепомянутые черты характера владыки Сергия, — природная скромность и удивительная работоспособность — были присущи вообще фамилии Ляпидевских, о чем свидетельствует обширный послужной список настоятеля Скорбященского храма, отца Павла. Павел Стефанович Ляпидевский родился в 1809 году в семье священника Богородице-Рождественской церкви города Тулы. В 1828 году окончил курс Тульской Духовной Семинарии. «Со способностями превосходными, прилежанием примерным и поведением отличным обучался в оной семинарии наукам: Богословским — превосходно, Церковной истории, Философским — отлично, Математическим — очень хорошо, Словесным — отлично, Всеобщей истории — очень хорошо, языкам: Латинскому — преизрядно, Греческому — отлично, Еврейскому — очень хорошо, Французскому — отлично».

    В том же году Павел Ляпидевский поступил в Московскую Духовную Академию «и совершил в оной высший учебный курс при способностях очень хороших, прилежании постоянном и поведении очень хорошем. По окончании испытаний оказался в науках Богословских, Философских, Словесности церковной, Истории всеобщей, церковной и гражданской — очень хорошо; в языках: Еврейском — хорошо, Греческом, Французском — очень хорошо. И принадлежит к первому разряду Академических воспитанников. Сего 1832 года августа 29 возведен на степень Магистра. Комитетом Духовных училищ определен Профессором Словесности и Французского языка в Казанскую семинарию».

    В 1833 году Павел Стефанович был направлен в Вифанскую семинарию на класс словесности. 13 сентября 1835 года профессор Вифанской Духовной Семинарии Павел Ляпидевский митрополитом Филаретом рукоположен во священника к Воскресенской, в Кадашах, церкви.

    По воле того же приснопамятного святителя отец Павел через два года был переведен на место настоятеля при Скорбященской, на Ордынке, церкви. Столь скорое и неожиданное перемещение, совпавшее с днем празднования иконы Пресвятой Богородицы «Знамение» (27 ноября/8 декабря н.ст.), получило в глазах о. Павла особенное значение, как очевидное и осязательное доказательство того, что судьбами жизни человеческой распоряжается невидимая десница промысла Божия. Знаменательно также то, что его дед, Емельян Ильин, и отец, Стефан Емельянов служили в церкви Рождества Пресвятой Богородицы, знаменитой двумя глубоко чтимыми иконами Божией Матери «Знамение» и «Всех скорбящих Радость». Там же служил зять о. Павла, протоиерей Иаков Родионов Каркадиновский, отец будущего митрополита Сергия (Ляпидевского). Потому о. Павел решил остальные годы своей жизни посвятить служению в храме, сохраняющем в своих стенах драгоценную святыню — чудотворную икону Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость», и не искал себе лучшего прихода, хотя, по отзывам современников, по своему образованию и заслугам имел бы на то право. С того времени и самый день 27 ноября стал в семействе о. Павла домашним праздником, в который ежегодно в его дом приносилась чудотворная храмовая икона для совершения пред нею молебна.

    В 1847 году о. Павел назначен помощником благочинного, а с 25 мая 1858 года по 29 июня 1889 года был благочинным Скорбященского благочиния Замоскворецкого сорока. С разрешения духовного начальства, объявленного ему указом Консистории от 6 февраля 1842 года, принял на себя безмездно обучение Закону Божию воспитанниц Симоновской школы Благотворительного общества.

    «Счастливая во всех отношениях Симоновская школа имела лучшего из всех школьных законоучителей — священника Скорбященской церкви, магистра VIII курса Московской Академии Павла Стефановича Ляпидевского. Он умел преподавать Закон Божий и Священную историю до такой степени применяясь к понятиям детского возраста, что даже маленькие девочки свободно отвечали на вопросы, поясняя заученный урок своими словами. Это удивляло всех на годовых экзаменах, введенных во всех школах». За усердие и заботливость в обучении Закону Божию воспитанниц Симоновской школы о. Павел награжден в 1846 году набедренником, в 1849 году — камилавкою. В 1850 году Ее Высочество Великая княжна Ольга Николаевна, посетив Симоновскую школу и проэкзаменовав девочек, сказала: «В Петербурге нет ни одного такого законоучителя, ни в одном из женских учебных заведений». По царскому слову императора Николая Павловича «нужно непременно наградить его», 15 сентября 1850 года митрополит Филарет возвел отца Павла Ляпидевского в сан протоиерея без доклада Святейшему Синоду, как по именному Высочайшему повелению. В 1854 году за усердное прохождение должностей депутата, помощника благочинного и за безмездное преподавание в Симоновской школе протоиерей Павел Ляпидевский был награжден наперсным крестом.

    В 1882 году, по случаю исполнившегося 50-летия священнического и всего служения в Епархиальном ведомстве, о. Павел Всемилостивейше награжден золотым наперсным крестом, выданным из Кабинета Его Императорского Величества.

    В день празднования духовенство двадцати семи приходских и домовых церквей Скорбященского благочиния, вместе с прихожанами Скорбященской церкви, решили как можно торжественнее отпраздновать этот благознаменитый день, на что его Преосвященством, Преосвященным Амвросием, епископом Дмитровским дано было разрешение «в признательность и уважение отлично усердных и полезных по службе трудов о. протоиерея Ляпидевского». Многие церковные периодические издания посчитали долгом, в этот памятный день, поместить на своих страницах заметки о деятельности о. Павла. 29 августа прихожане храма поднесли юбиляру икону св. ап. Павла. На торжестве присутствовал Преосвященнейший Амвросий, епископ Дмитровский, в округе которого находилось Скорбященское благочиние. Преосвященный Амвросий обратился к юбиляру с сердечною речью, причем упомянул, что он, преосвященный, будучи 14 лет от роду, учился у юбиляра и затем, впоследствии, в продолжении 22-х лет, находился под непосредственным его начальством... «И за все время, как помню, я вас, — говорил Владыка юбиляру, — я сохранил о вас самые добрые воспоминания». Когда преосвященный Амвросий окончил свою приветственную речь, к юбиляру обратился с поздравлением от имени прихода местный церковный староста, Московский купец Е. Я. Саватюгин, и при ассистентах, из почетнейших прихожан, поднес ему на блюде золотой, украшенный изумрудами и бриллиантами наперсный крест, который и возложен был Его Преосвященством на виновника торжества.

    А 27 ноября 1887 года широко праздновался полувековой юбилей служения протоиерея Павла Стефановича Ляпидевского в Скорбященском храме. Торжества начались 26 октября в 18 часов праздничным всенощным бдением в приделе иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», которое, при пении восьмидесяти человек певчих известного хора СВ. Васильева, совершил юбиляр в сослужении своего сына о. Сергия — протоиерея Космодамианской церкви, что близ малого Каменного моста и священника Спасской в Наливках церкви о. Николая Копьева. После благодарственного молебна своды Скорбященского храма огласились громогласным и стройным пением концерта Бортнянского «Милости твоя, Господи».

    Этот концерт исполнил Васильев по желанию и выбору юбиляра, отличного знатока партесного пения. А прихожане поднесли отцу Павлу две иконы Пресвятой Богородицы — «Всех скорбящих Радость» и «Знамение». 53 года служил протоиерей Павел Стефанович Ляпидевский, «церковный старец», как его называли замоскворецкие жители, настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». 53 года трудного, ответственного и благородного пути. Протоиерей Павел Стефанович Ляпидевский умер 14 (27) февраля 1891 года.

    В 1885 году в Москву, уволившись по болезни из Грузинской Епархии, где напряженно трудился на благо укрепления и распространения Православия на Кавказе, вернулся протоиерей Сергий Павлович Ляпидевский. По окончании Московской духовной академии отец Сергий преподавал вначале в Черниговской духовной семинарии, затем в Кавказской духовной семинарии по классу словесности, был настоятелем Николаевского Бакинского собора, законоучителем православного исповедания в Бакинской реальной гимназии, состоял членом Испытательного Комитета при Управлении Попечителя Кавказского округа, законоучителем Тифлисского женского училища. Проходя службу на Кавказе, о. Сергий был возведен в сан протоиерея в 1870 году. Затем, приглашен Его Императорским Высочеством Михаилом Николаевичем и государыней Ольгой Федоровной исполнять должность законоучителя Августейших детей их, а также священнодействовать при дворе Его Высочества, церкви. По ходатайству Его Императорского Высочества, князя Михаила Николаевича, за отличные и полезные труды в области преподавательской деятельности, о. Сергий Ляпидевский был награжден золотым наперсным Крестом, украшенным драгоценными камнями.

    Вернувшись в Москву в 1885 году, отец Сергий Его Высокопреосвященством Иоанникием, Митрополитом Московским и Коломенским, был назначен настоятелем Космо-Дамианской, что в Кадашах, церкви и законоучителем 2-й московской Классической гимназии. В 1886 году Сергий Павлович был избран духовником половины церквей Благочиния. В 1888 году о. Сергий был утвержден редактором духовного журнала «Кормчий».

    После увольнения за штат по состоянию здоровья о. Павла, протоиерей Сергий Павлович Ляпидевский, по прошению переведен к Преображенской на Ордынке церкви, 21 сентября 1890 года.

    Отец Сергий, как и его уважаемый родитель, был достойным продолжателем семейных традиций фамилии Ляпидевских в области просветительской и миссионерской деятельности на благо Церкви и Отечества, в связи с чем он был удостоен многих церковных и государственных наград. 2 декабря 1901 года Сергий Павлович Ляпидевский скончался. 4 декабря состоялось погребение тела почившего на Даниловском кладбище. Заупокойную литургию совершал преосвященный Нафанаил, управляющий Спасо-Андрониевым монастырем, соборне с многочисленным духовенством.

    По резолюции Высокопреосвященного Владимира, Митрополита Московского, 1 января 1902 года к церкви «Всех скорбящих Радость» на Ордынке был назначен третий представитель славной династии Ляпидевских, внук протоиерея Павла Стефановича и сын протоиерея Сергия Павловича, — священник Семен Сергеевич Ляпидевский. А в 1909 году он был утвержден в должности настоятеля этого храма.

    Семен Сергеевич родился в Ставрополе, на Кавказе. Обучался в реальном училище. Проходил священнические должности в храмах Ставропольской Епархии, занимался педагогической работой. В 1896 году о. Симеон поступил на службу в Военно-духовное ведомство и назначен к церкви Артиллерийских частей и учреждений г. Москвы. В 1897 году Протопресвитером военного и морского духовенства переведен на вакансию священника, к церкви Московской военной тюрьмы.

    В трапезной Скорбященского, что на Ордынке храма при о. Симеоне, с 1903 по 1904 годы планировалась реставрация стенной живописи. По этому поводу для осмотра храма прибыла Комиссия Императорского Московского Археологического общества во главе с художником A.M. Васнецовым, которая заключила, что «со стороны Общества не встречается препятствий к реставрации стенописи в Скорбященской по Большой Ордынке церкви, при условии, что роспись будет произведена в одном характере со стенописью в ротонде или холодном храме, причем рисунки росписи должны быть сперва представлены на разсмотрение Императорского Московского Археологического общества». Поскольку отношение к стенной живописи Скорбященского храма было в то время неоднозначным, дело по реставрации ее представлялось весьма ответственным. Дело в том, что со времени построения трапезной архитектором Баженовым многое в интерьере и стенной живописи ее изменилось коренным образом. Ее стены и столбы постепенно украсили большие картины-панно. Картины эти не были подчинены определенной богословской идее, как это было в византийских и древнерусских храмах. Стиль этих «вставок» живописный, заимствованный у западной традиции, берущей свое начало с эпохи Возрождения. И когда стал вопрос о реставрации стенной живописи трапезной Скорбященского храма, произошло, по видимому, столкновение доводов и аргументов сторонников западной и русско-византийской традиций. Поэтому Комиссия собиралась несколько раз. В присутствии Благочинного 2 отделения Замоскворецкого сорока Протоиерея Николая Копьева и членов причта Скорбященской, на Ордынке церкви священника Симеона Ляпидевского, священника Иоанна Розанова, диакона Сергия Богословского, псаломщиков Иоанна Сви-тинского и Николая Никитского, церковного старосты Московского купца Александра Федоровича Шемшурина и мастера живописных работ Волкова, члены Археологического Общества, художники Васнецов и Иванов осмотрели почерневшую и местами облупившуюся стенную живопись, и заявили, что в выборе сюжетов для священных изображений они предоставляют полную свободу, но чтобы новая живопись была написана на цинковых досках и поставлена на места, занятые потемневшими от времени картинами, с сохранением последних в полной неприкосновенности. Мастер живописных работ Волков заявил, что для него весьма затруднительно представлять рисунки росписи на предварительное рассмотрение Археологического Общества, что на их изготовление потребуется и продолжительное время, и значительные расходы на уплату за них мастерам.

    Церковный же староста г. Шемшурин со своей стороны добавил, что Скорбященская церковь не имеет средств на уплату за работы по возобновлению в трапезе стенописи, и что весьма значительные расходы он готов произвести за свой собственный счет, не желая в то же время увеличивать таковых на изготовление предварительных рисунков стенописи для Археологического Общества. Выслушав все мнения собравшихся, «о. Благочинный указал средний путь решения проблемы: 1) составить, согласно указанию г.г. Васнецова и Иванова, рисунков уборки, применительно в холодном храме не на весь купол, а на какую-либо часть его; 2) во избежание трат времени и лишних расходов, вместо предварительного изготовления рисунков священных изображений, требуемых Археологическим Обществом, представить на рассмотрение Общества сборник священных изображений Воскресения Христова и Двунадесятых праздников, превосходно иллюминованных красками, изданных с разрешения Святейшего Правительствующего Синода Московскою Синодальною Типографиею. Указанные изображения, как получившие санкцию Святейшего Синода, являются подходящими для Скорбященского храма. Это не чета тем нелепым изображениям Шнорра и Доре, которым подражали до последнего времени наши малосведующие в церковной живописи мастера, пример чему встречается даже в трапезе самого Скорбященского храма: в левом алтаре справа изображение явления воскресшего Господа Фоме, целиком списанное с Шнорра». В отношении священных изображений в куполе, то есть «Символ веры», Благочинный Н. Копьев предложил оставить их, прописав вновь в том же тоне, в каком они исполнены. «...Имея же в виду желание причта и старосты Скорбященской церкви написать вместо потемневших и облупившихся картин на северной и южной стенах храма, по две на стене, изображения Святителей Московских Петра, Алексия, Ионы и Филиппа, — написать таковые на цинковых досках в размере помянутых картин по выработанным Академиком Маковским образцам, каковые в фотографиях представить в Археологическое Общество». На средства ктитора храма г. Шемшурина стены были вновь украшены мрамором и лепной работой, часть икон отреставрирована, иконостасы и ризы на иконах вновь вызолочены.

    Однако замена старых стенных росписей (14 картин) на новые, на цинковых досках, с оставлением старых, по-видимому, не была исполнена, поскольку ныне существующие росписи написаны на холсте и их иконография соответствует не типовым изображениям праздников и святых из альбомов, выпущенных Синодом, а характерна для западной академической живописи начала XIX века. Их создание, по-видимому, относится ко времени постройки ротонды О. Бове, когда все интерьеры храма были переделаны. Вероятно, в начале XX века росписи были лишь обновлены, как это предписывалось произвести с росписью купола. Эти росписи реставрировались во второй половине сороковых годов XX века. Об этом говорит разница в их состоянии (некоторые, особенно при входе сильно потемнели, другие же — Введение и Сретение — выглядят более яркими).

    В 1915 году в день храмового праздника Скорбященский храм на Ордынке удостоился посещения Предстоятеля Церкви, Митрополита Макария. «В сем памятном году храмовой праздник в честь святой чудотворной иконы Богоматери «Всех скорбящих Радость», что на Большой Ордынке, справлялся с особенной торжественностью. И всегда, и прежде храмовый праздник в Скорбященском храме справлялся благолепно. С верою и религиозным подъемом притекали к святой иконе Богоматери верующие, притекали со всех концов древлеправославной Москвы... Праздник явления чудотворной иконы Богоматери «Всех скорбящих Радость», 24-го октября, справлялся всегда в течение целых трех дней и сопровождался в эти дни торжественным праздничным богослужением, как в первый день, так и в третий; и во все эти дни много было богомольцев.

    Ныне Первосвятитель Церкви Московской, Высокопреосвященнейший Митрополит Макарий, осчастливил Скорбященский храм своим святительским служением в храмовый праздник 24-го октября. Не раз отмечалось в повременных и периодических изданиях духовной и светской печати, что Владыка Митрополит любит совершать божественную службу, творить молитву в многочисленных храмах Москвы по собственному почину. Так было и здесь. И голос архипастыря о желании его молиться в этом храме был принят причтом и прихожанами. Накануне праздника всенощную и вечерню совершал местный о. благочинный, протоиереи Н. И. Мя чин с настоятелем храма о. С. С. Ляпидевским, о.о. С. Ф. Богословским, Н. И. Смирновым и Ф. И. Введенским при диаконах о.о. н. в. Балдине, Н. Д. Рождественском и А. И. Румянцеве. Храм был убран зеленью, живыми цветами и снаружи иллюминован. Во время всенощной о. Ляпидевский прочитал сказание о явлении иконы Богоматери «Всех скорбящих Радость». Пела Губонинская капелла в полном составе...»

    Отец Симеон Ляпидевский продолжил начатое его отцом издание духовно-народного журнала «Кормчий». Особенно популярны были приложения: «Народное обозрение», «Листки иллюстрированные на все воскресные и праздничные дни», «Современные вопросы при свете христианства», «Жития святых», «Правда Божия», «Святая Русь — светоч Православия». В 1917 году о. Симеон был посвящен в сан протоиерея.

    Сохранились сведения о месте захоронения представителей славной духовной фамилии Ляпидевских... Но где и когда закончился путь Симеона Сергеевича, нам, к сожалению, не известно. Память о деятельности священников Ляпидевских на благо процветания и укрепления Русской Православной Церкви и Российского государства навсегда останется в сердцах благодарных потомков, нынешних и будущих прихожан храма иконы Богородицы «Всех скорбящих Радость» на Ордынке.

    Сергий (Ляпидевский), Митрополит Московский и Коломенский, родился 10 февраля 1820 года, ум. 11 февраля 1898 года, похоронен в Троице-Сергиевой лавре.

    Ляпидевский Павел Стефанович, протоиерей, ум. 14 февраля 1891 года, похоронен на Даниловском кладбище.

    Ляпидевский Сергий Павлович, протоиерей, ум. 2 декабря 1901 года, 62 лет, похоронен с П.С. Ляпидевским на Даниловском кладбище.

    Вспомним в своих молитвах приснопамятных настоятелей святого храма сего протоиерея Павла, протоиерея Сергия, протоиерея Симеона.

    Далее: Скорбященский храм после 1917 года. Закрытие храма.
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос