Анненков Павел Васильевич

Дата публикации или обновления 17.12.2016
  • К оглавлению: Русские писатели

  •   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Я


    Анненков Павел Васильевич, литературный критик, мемуарист, родился 19. VI (1. VII). 1813 г. в Москве в семье симбирского помещика среднего достатка. Умер 8(20). III. 1887 г. в Дрездене.

    Учился в Петербургском горном институте до специальных классов, затем был вольнослушателем на историко-филологическом факультете Петербургского университета.

    В 1833 начал служить в канцелярии министерства финансов коллежским секретарем, но решил оставить службу.

    С октября 1840 по март 1843 Павел Васильевич провел за границей, посетил Германию, Австрию, Италию, Швейцарию, Францию. Именно в эту поездку летом в Риме Анненков под диктовку Гоголя переписывал набело первый том «Мертвых душ». В «Отечественных записках» печатались его посылаемые с дороги «Письма из-за границы». Наряду с описанием красот и достопримечательностей Венеции, Рима, Неаполя, Парижа, картинных галерей Анненков походя сделал живые зарисовки университетской жизни Германии (лекции Шеллинга, Вердера), журнальной борьбы во Франции, дебютов левосоциалистического («Независимого обозрения»), издававшегося П. Леру, Ж. Сайд и Л. Виардо, первых успехов очерковых, натуралистических «Физиологии», возбуждения, вызванного выходом романа Э. Сю «Парижские тайны». Но взгляды Анненкова еще очень сбивчивы, релятивны, не устоялись.

    С 1843-45 Анненков П.В. жил в Петербурге. Он сблизился с Белинским (знакомы они были с 1839), его окружением, редакцией «Отечественных записок». Анненков теперь более отчетливо представил себе круг духовных интересов русских передовых людей. Он сам информировал их о книгах Фейербаха, Леру, Кабэ. Позднее, в мемуарных очерках:

    «Идеалисты тридцатых годов»,

    «Замечательное десятилетие. 1838—1848», Анненков с энциклопедической полнотой воспроизвел атмосферу страстных философских, политических и нравственных исканий Белинского, Герцена, Огарева, этапы борьбы вокруг Гоголя и «натуральной школы», битвы между западниками и славянофилами. В воспоминаниях Павел Васильевич нарисовал портреты многих современников, с которыми поддерживал связи и переписку (М. Бакунин, Н. Гоголь, В. Боткин, П. Кудрявцев и др.).

    Летом 1847 он сопровождал больного Белинского в заграничной поездке (Зальцбрунн, Париж) и был свидетелем создания критиком знаменитого «Письма к Гоголю». Об этом есть драгоценные страницы в воспоминаниях Анненкова. В 40-х гг. он вполне определился как либерал-западник, сторонник гоголевского направления в литературе.

    В начале 1846 Павел Васильевич снова едет за границу, в основном живет в Париже. В1846-1847 в «Современнике» публикуются его «Парижские письма», передающие возбужденную жизнь во Франции. Павел Васильевич дает меткие характеристики тогдашних деятелей, пропагандиста христианского социализма П. Леру, «неугомонного» коммуниста-утописта Э. Кабэ, заправил либерально-буржуазной прессы, таких, как Эмиль Жирарден, рассказывает о литературно-коммерческих тяжбах А. Дюма, о популярных лекциях в Сорбонне и Коллеж де Франс, в частности о лекциях Филарета Шаля, о шумных разоблачениях Прудоном собственности как «кражи», этой основы основ эксплуататорского общества, вызвавших гонения на автора «Философии нищеты», об успехах позитивистской философии О. Конта, о романах Ж. Санд, о толпах на парижских улицах и бульварах, словно ждущих какого-то взрыва.

    В марте — апреле 1846 в Брюсселе он познакомился с К. Марксом, вступил с ним в переписку по поводу взглядов Прудона, продолжавшуюся до конца 1847. Несмотря на глубокие разъяснения Марксом абстрактно-догматического подхода Прудона к критике буржуазной собственности, Павел Васильевич остался при своей поверхностной оценке успеха книги Прудона. Необычайно расширился круг интересов и знакомств А. (Леру, Прудон, Лелевель, Гейне и др.).

    Французская революция, в особенности самостоятельное выступление парижского пролетариата в июне 1848, сильно напугала Анненкова, свидетеля этих событий.

    В сентябре 1848 Анненков возвращается в Россию поправевшим, в значительной мере утратившим интерес к злободневным теоретическим и политическим проблемам.

    В 1849—53 он уединяется в своем симбирском имении, занимается хозяйственными делами, записывает свои бытовые, этнографические наблюдения (см. «Письма из провинции», «Современник»,1849-51).

    Литературные интересы Анненкова ограничиваются в это время подготовкой издания Сочинений Пушкина и собиранием первоисточников для его биографии.

    В 1855—57 выходит ставшее знаменитым по богатству привлеченных документов и проделанной текстологической работе «анненковское» издание Сочинений поэта, и в особенности «Материалы...» к его биографии, составившие целый том. Пушкин был излюбленной темой Анненкова— историка литературы. Его влек к себе «гармонический» гений поэта, которого Анненков все больше начинал рассматривать как «вечный» эталон «чистой» художественности. Он написал еще одну книгу — «А. С. Пушкин в Александровскую эпоху» (1874), статью «Общественные идеалы А. С. Пушкина» (1880), в которых оказались несколько приглушенными свободолюбивые мотивы творчества поэта

    К концу «страшного семилетия», в особенности после смерти Николая I, Павел Васильевич начал выступать в качестве литературного критика.

    В 50-е гг. Анненков вошел в «эстетический триумвират» (Дружинин, Боткин), стал склоняться к теории «чистого искусства», полемизировать с Чернышевским, осуждать «тенденциозность» его эстетики. Вначале своей критической деятельности он печатался в «Современнике» (1849—55), потом порвал с ним и перешел в дружининскую «Библиотеку для чтения», катковский «Русский вестник». Печатался в «Санкт-Петербургских ведомостях».

    С конца 60-х гг. Анненков печатался в умеренном «Вестнике Европы» Стасюлевича.

    В эпоху первой революционной ситуации в России Анненков — типичный представитель половинчатой, соглашательской либеральной партии. Он приветствовал реформу 1861 (письма к Тургеневу от 6 и 25 марта — «На другой день» и «Три недели спустя»). Возобновившиеся было в 1856—61 приятельские отношения с эмигрантами Герценом и Огаревым прерываются, как только издатели «Колокола» заняли критическую, осуждающую позицию по отношению к царской реформе. В «Русском вестнике» Анненков напечатал тенденциозную статью «Февраль — март в Париже 1848 г.» и реакционно-шовинистическое «Письмо из Киева» (1862). Он пересматривает с либеральных позиций исторические события во Франции как дурной прецедент, хотя ретроспективно полнее, чем в «Парижских письмах», характеризует борьбу партий того времени.

    Наиболее важные литературно-критические статьи Павла Васильевича следующие: «Заметки о русской литературе 1848 года» (первый обзор литературы в «Современнике» после смерти Белинского, как бы поддерживавший его традиции). Явная ревизия заветов великого учителя отчетливо наметилась в статье «Старая и новая критика» (первоначальное ее название «О значении художественного произведения для общества», 1856). Наметилась она и в статье «Романы и рассказы из простонародного быта в 1853-м году» (1854). Разбирая роман Григоровича «Рыбаки» и рассказы Писемского «Леший» и «Питерщик», он отказывается от критериев «натуральной школы»; его привлекает не демократический герой, а форма рассказа, он допускает изображение конфликтов лишь при условии их последующего примирения.

    В статье «Литературный тип слабого человека» (1858), содержащей оценку повести Тургенева «Ася», критик вступает в открытую полемику с Чернышевским как автором статьи «Русский человек на rendezvous» (1858), Анненков защищает мягкотелого либерала-интеллигента и даже провозглашает девиз: Россия не нуждается в «героическом элементе». Он предпочитал тихое процветание того порядка, который укреплялся в России после реформы. Героями времени он считал Калиновича из «Тысячи душ» Писемского и Потугина из «Дыма» Тургенева (статьи «Деловой роман в нашей литературе», 1859, и «Русская современная история в романе И. С. Тургенева «Дым», 1867). Павел Васильевич недоумевал., почему Щедрин все еще возвращается к критике крепостного права, отыскивает его следы в настоящем («Русская беллетристика и г-н Щедрин», 1863). Явным просчетом Анненкова были его критические нападки на недостатки «романического развития», передачи «духа времени», исторической и бытовой правды в толстовской эпопее «Война и мир» («Исторические и эстетические вопросы в романе Л. Н. Толстого «Война и мир», 1868). А. явно судит с позиций традиционного романа и не понимает глубокого новаторства Толстого.

    Но не следует целиком отождествлять Павла Васильевича Анненкова с другими теоретиками «чистого искусства». В составе «триумвирата» он занимал несколько особые позиции. В отличие от Боткина и в особенности от Дружинина Анненков прошел хорошую школу диалектической подготовки. Его исследовательское мышление не шло по нисходящей линии. Он ровно и спокойно, лишь с некоторыми отклонениями, служил тем принципам, которые у него сложились в 40 — 50-е гг. Недаром в конце жизни его влечет «замечательное десятилетие» в русском общественном развитии. Он никогда не расставался с общественно-историческими критериями в искусстве, какими бы умеренными в политическом отношении они ни были. Он продолжал предъявлять к литературе «нравственные» вопросы, оставался чутким к реалистическим исканиям. Именно А. впервые ввел термин «реализм», хотя и в несколько ограниченном толковании, как отображение бытовой правды («Современник», 1849, № 1). Анненкова интересовал сопоставительный анализ различных реалистических приемов, он провел тонкий разбор творчества Тургенева и Толстого в статье, первоначально называвшейся «О мысли в произведениях изящной словесности» (1854), позднее озаглавленной «Характеристики: И. С. Тургенев и Л. Н. Толстой». Он выступал в защиту «Грозы» Островского от нападок «Нового времени», подметил характерные детали в творчестве Помяловского. Но особенно много ценных наблюдений он сделал над произведениями Тургенева, общая гражданская и эстетическая направленность которых глубоко импонировала Павлу Васильевичу.

    Расстроенное здоровье заставляло Анненкова Павла Васильевича с середины 60-х гг. вместе с семьей подолгу жить за границей. В России он бывал лишь наездами. Он начинал «отставать» от идейных, политических запросов «нигилистического», разночинного этапа освободительной борьбы, не соглашался с ними. Главным его занятием становятся мемуары, к которым он приступил еще в 50-х гг. Центральными фигурами в его воспоминаниях были Гоголь, Белинский и Тургенев. Наиболее ценными его мемуарными произведениями являются следующие:

    «Н. В. Гоголь в Риме летом 1841 года» (1857),

    «Замечательное десятилетие» (1880),

    «Молодость И. С. Тургенева» (1884),

    «Шесть лет переписки с И. С. Тургеневым» (1885).

    Мемуаристом Анненкова разработаны и многие другие темы: в этюде «Идеалисты тридцатых годов» (1883) рассказывается о дружбе и ранних идейных исканиях Герцена и Огарева, имена которых было запрещено упоминать тогда в России. Целая монография, хотя и несколько идеализаторского характера, посвящена Н. В. Станкевичу (1857). По глубине проникновения в психологию творчества писателя, сильные и слабые стороны его творчества замечательны воспоминания Анненкова П.В. о А. Ф. Писемском «Художник и простой человек», 1882.

    В начало

     
    Rambler's Top100