Служение Богу и людям

Дата публикации или обновления 01.11.2016

Ташла - Святой уголок России моей

Как же благоустроилась и украсилась православная Ташла к 90-летнему юбилею явления чудотворной иконы Божьей Матери «Избавительница от бед». В голубом убранстве с синими куполами и позолоченными крестами величественно возвышается старинный Свято-Троицкий храм в окружении кирпичной ограды с голубыми маковками, за которой виднеется подворье с садом и новостройками: добротной кирпичной гостиницей для паломников, с ажурным кружевом ставенок церковная лавка, радующая взор изобилием духовной литературы и церковной утвари.

Деревянная красавица-церковь устремилась в поднебесье, словно сливаясь своими синими куполами с лазурью неба. За кружевом ограды приветливо встречает голубая купель святого источника. Кажется, будто сам Господь окропил землю каплями Святой Благодати, застывшими голубыми куполами. Цветы и светильники украшают теперь это когда-то глухое место. Ровные дорожки, двухэтажная гостиница, церковная лавка...

Все здесь олицетворяет любовь Пресвятой Богородицы и творение рук человеческих во имя этой любви.

Святой уголок России! Это благодаря усердным заботам и горячим молитвам настоятеля Свято-Троицкого храма протоиерея Николая Винокурова ты стал всероссийским местом паломничества со всех городов и весей России и дальнего зарубежья.

Пока этот Божественно-райский уголок в ожидании юбилейного торжества, мы прикоснемся с вами к истории прошедших десятилетий, когда 18 мая 1934 года на праздник Пресвятой Богородицы «Неупиваемая чаша» в селе Новые Алгаши, Цильнинского района, Ульяновской области в многодетной семье Ивана Фомича и Степаниды Илларионовны Винокуровых родился мальчик. Имя ему выбрали Николай, радуясь, что Николай Угодник станет его защитником, а Божия Матерь покровительницей.

Своим родительским сердцем они словно предчувствовали, что немало скорбей выпадет на его долю и именно небесные покровители станут для него духовной опорой на всем его трудном, но светлом жизненном пути.

В 1938 году скоропостижно от болезни умерла мать, и все женские обязанности по дому и по воспитанию сестренки Елены и братишки Коли легли на плечи старшей пятнадцатилетней сестры Агафьи (ныне покойной монахини Ангелины).

Когда же с фронта вернулся отец тяжело контуженным, то уже все заботы и тяжкий труд взрослой деревенской жизни легли на всех детей, приучая их с раннего возраста к трудолюбию и ответственности за семью. Неожиданно пришла новая беда: загорелся их дом. Сбежавшиеся на пожар люди успели их всех спасти, вытащив на руках Ивана Фомича. Только Лена, бросившаяся вновь в дом, чтобы спасти что-то из вещей, сильно обгорела. Хорошо, хоть сумели найти ее, задохнувшуюся от дыма и огня в сенцах. И только успели вывести, как рухнула кровля. Их приютила соседка Параскева Савкина, добрейшей души женщина. Хотя у нее самой было трое детей, но нашлось в ее доме для погорельцев и место, и тепло, и внимание. Жили дружно, словно одна семья. А летом из самодельных саманов построили небольшую мазанку, в которой хоть и было тесновато, зато это был свой угол. Но радость омрачилась новым горем: видно, не выдержав всех потрясений, умер отец. Осиротевшие, без материнской и отцовской заботы и любви, они стояли на пороге самостоятельной жизни. И теперь уже четырнадцатилетнему Николаю пришлось стать мужской опорой для сестер, благо от отца к нему перешло плотницкое мастерство. И на какой бы колхозной работе они ни работали, добрая слава о детях Винокуровых шла за ними по пятам.

Вернувшись из армии, Николай вновь устраивается плотником в колхоз и вместе с плотницкой бригадой строит дома. Вскоре появится у него с сестрами новый дом, выстроенный собственными руками да с помощью друзей. Казалось, жизнь стала налаживаться, но все чаще и чаще стал задумываться Николай о своем дальнейшем пути. Его все сильнее и сильнее тянуло к церкви, посещение которой для него с раннего детства было большим и светлым праздником. И теперь его, повзрослевшего парня, трогают до умиления церковные службы, песнопения церковного хора, когда он с сельчанами ездит в соседние церкви, так как в родном селе церкви не было. Из маленькой искры православной веры в его душе все ярче и ярче разгорается любовь к Богу и Пресвятой Богородице. А по вечерам он зачитывается священными книгами.

Однажды они с троюродным братом Аркадием, ныне покойным, отправились в село Туруново, где добрые люди посоветовали им съездить в Чебоксары и посмотреть на сильнейшего духовника и добрейшей души человека — Владыку Мануила. Проведя первую неделю поста при Туруновской церкви, они едут в Чебоксары, чтобы воочию посмотреть архиерейские службы.

Однако, приехав в соборный храм, они узнают от секретаря Иоанна, что Владыка служил уже целую неделю и теперь отдыхает. Увидев их расстроенные лица, секретарь советует им сходить к Владыке домой. Но, заметив их растерянность, он успокаивает, сказав, что батюшка очень любит молодых людей и непременно примет их. И действительно, парней очень радушно встретили в архиерейском доме. Вместе с Владыкой Мануилом они потрапезничали, а затем он с большим интересом стал расспрашивать их о жизни. На просьбу простить все их прегрешения он, отечески улыбнувшись, ответил: «Я вас прощаю, а теперь приходите на исповедь».

Счастливые и одухотворенные они уходили от светлого старца, не ожидавшие такого теплого участия в их судьбе. Несколько дней они прожили у келейниц, приходя домой к Владыке исповедоваться.

Прозорливо видя в Николае крепкую веру, он с какой-то, ему только ясной уверенностью, сказал: «Будешь хорошим батюшкой», словно видя уже его дальнейший священнический путь. После воскресной литургии Владыка Мануил с кафедры храма, взглянув в их сторону, напутствовал: «Идите туда, куда Господь вам назначил».

«Мы вновь пошли в архиерейский дом, чтобы попрощаться», вспоминает с теплотой отец Николай. «Посидели за столом, затем Мануилушка, светлой радостью светясь, подарил нам настольные календари, молитвословы и благословил на обратный путь».

Прошло еще десять лет. За это время отец Герасим, будущий схиархимандрит Серафим, настоятель Казанского храма чувашского села Хармалы, куда часто ездил Николай, становится его духовным отцом, посвящая смиренно любознательного юношу во все тонкости священнослужения.

И совсем неожиданно в его жизни произошло еще одно важное событие, изменившее всю дальнейшую личную жизнь, когда однажды в городе Канаши в Никольском храме его внимание привлекла симпатичная девушка Лида, певшая на клиросе. В 1966 году они венчаются, и Николай увозит молодую жену в свой просторный дом в Алгаши. Так началась их молодая семейная жизнь. Да только думы все сильнее и сильнее одолевали его, и он уже понимает и умом и сердцем, что не может жить без церкви.

Николай поверяет свои мысли духовнику. Сильный молитвенник, подвижник и благороднейший человек, схиархимандрит Серафим по-отечески радостно благословляет чудотворной Чебоксарской иконой Божьей Матери со святыми мощами его решение служить Богу и Церкви.

Так исполняется предсказание Владыки Мануила. На праздник Введения во Храм Пресвятой Богородицы в 1969 году в Самарском Кафедральном Соборе Покрова Божией Матери отца Николая рукополагают в дьяконы, а через 10 дней в священники. Владыка Иоанн Снычев (будущий митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский) назначает его в Ташлу, хотя уполномоченный по делам религий хотел направить его в Ореховку.

И здесь же в Покровском Соборе произошла памятная встреча, о которой отец Николай рассказывает так: «Когда вошли в первый раз в храм, как раз пели «Отче Наш». В это время простая женщина со светлой улыбкой подходит к нам и говорит: «Вас ждут, вас ждут, вас ждут». А кто ждет, не говорит.

Когда меня рукоположили, я Крест, как новопосвященный, преподносил народу. Эта женщина вновь, посмотрев на меня и на икону «Тайна вечеря», произносит: «Вам будет все дано, все дано». С тем и отошла. И третья встреча с незнакомкой, когда я подал ей 5 рублей на милостыньку, и она, словно узнав мои мысли, спрашивает: «Вы кого ждете? Отца, Иоанна?».

Больше я эту женщину никогда не видал. Внешне такая смиренная, простая женщина. И мне, недостойному, почему-то кажется, что это была сама Матерь Божия, чтобы наставить и направить на правильный Божий путь. С тех пор я иду по жизни под покровом Нашей Заступницы».

По пути в Ташлу отец Николай с матушкой Лидией заехали в Ульяновск к отцу Даниилу, который раньше служил там. Тот успокаивающе сказал: «Народ там спокойный, да и место благодатное». И посоветовал заехать в Тольятти к Пелагее (будущей монахине Серафиме), которая радостно встретила их, оставив ночевать. До полуночи проговорили с прозорливицей, сказавшей тогда: «В последние времена Тагила прославится». Утром доехали до Узюкова, а дальше из-за бездорожья им пришлось идти пешком. У церкви их встречал дедушка Григорий и прибежавшая с хлебом и солью староста Клавдия Прокофьевна Захарова.

Так началась их жизнь в Ташле и первая служба отца Николая в полуразрушенном храме на светлый праздник Рождества Христова. Не было за его плечами семинарий и академий, но зато жила в его сердце великая вера да любовь к людям, трудолюбие да житейская мудрость, что с Божией помощью помогала и сруб сложить, и колокольню восстановить, и крышу перекрыть жестью, крыльцо восстановить, обивку храма обновить, сделать новую ограду.

Когда отмечали 200-летие храма в 1975 году, позолотили иконостас, враз преобразивший своим Божественным благолепием намоленную церковь. А на 1000-летие Крещения Руси получив земельный надел, разбили сад, возвели новые служебные и жилые здания. Тогда же им разрешили, наконец, благоустроить святой источник: поставили емкости, землю привезли для засыпки глины, чтобы на ней разбить цветники. Положили асфальт.

Но с каким трудом все это давалось тогда! Ведь советская власть не приветствовала возрождение веры. Сколько их было проверок по малейшему доносу: «Где взяли доску?», «Откуда бревна?». А сколько было предупреждений отцу Николаю, чтобы отвадить людей от источника, на что батюшка твердо отвечал:

«Я никогда этого делать не стану».

Но благодаря чудотворной иконе «Избавительница от бед» и заступничеству Божией Матери, все пережито, и постепенно все устроилось. А за великие труды к отцу Николаю пришло уважение и любовь прихожан. О чем хорошо сказал благочинный Центрального района г. Тольятти, настоятель Богородично-Казанского храма протоиерей Николай Манихин: «Это человек глубокой веры и большой преданности церкви. Отец Николай из простых людей пришел в церковь, и эта простота, искренность сделали его таким, каким он есть сейчас. Пройдя свою своеобразную школу, он познал опыт истинного Православия, истинного Богослужения, а самое главное — опыт молитвы.

Когда батюшка был назначен в Троицкий храм, это был самый слабый приход, мало кому известный. И он, смиренно предавшись воли Божией, стал служить Божией Матери, которая помогала ему все эти годы сделать то, что сегодня мы имеем. Ташла практически прославлена на всю Россию, благодаря его духовным и подвижническим трудам.

Слава Богу, за все! Слава Богу, за скорбь и за радость!»

И Господь в эти минуты всегда приходит к нему на помощь.

Далее: Матушка Лидия
В начало

 
Rambler's Top100