Туринская плащаница

на заре новой эры

Дата публикации или обновления 15.12.2016

Туринская плащаница на заре новой эры.

Много веков в Туринском соборе хранится драгоценный плат — древняя льняная ткань с золотистыми следами. Ее называют Туринской плащаницей и тщательно оберегают как полотно неизмеримой ценности. Сердца христиан ясно подсказывают, Кто и при каких обстоятельствах оставил Свой неповторимый образ на полотне.

Туринская плащаница
Туринская плащаница.

Научным исследованиям уникальной Плащаницы сто лет. За это время изменились методы изучения, открыты подробности, немыслимые на закате XIX века, но главным по-прежнему остается следующее: является ли Туринская плащаница той истинной Плащаницей, которой Иосиф из Аримафеи обвил снятое с Креста пречистое тело Богочеловека и в которой Он воскрес? Стремлением ответить на эти вопросы стали многолетние исследования, краткий рассказ о которых вы держите в своих руках.

Предисловие.

Как появилась эта книга?

Не за горами Вербное... Стояла весна, и Великий пост близился к концу. Уже веял тонкий аромат зеленеющих почек, по-летнему блистало солнце. Душу будоражил запах свежей земли, а холодные пласты слежавшегося, посеревшего снега напоминали об ушедших холодах. Еще нет листьев, но упругие ветви полны новой жизни, и сквозь пожухлую траву пробиваются первые ярко-белые весенние цветы.

В дни Великого поста, во время расцвета весны к нам стали заходить прихожане и спрашивать, когда в церкви выносят для целования Туринскую плащаницу. Вопрос звучал необычно: ясно, что сочетаются воедино разные понятия... Мы старательно объясняли, что в Великий пяток, постом, торжественно выносят на поклонение образ Спасителя во весь рост, нарисованный или вышитый на холсте.

Торжественная минута вечерни Страстной пятницы... При пении «Благообразный Иосиф, сняв с древа пречистое тело Твое, обвил чистой плащаницей и, покрыв благоуханиями, положил в гробе новом» священнослужители поднимают плащаницу, износят ее северными дверьми из алтаря и полагают на особо приготовленное для этого случая возвышение, украшенное цветами. Вселенская Церковь совершает чин выноса один раз в год; это древнейший благочестивый обычай.

В Италии есть город, где несколько веков сохраняется удивительная ткань — древнее льняное полотно с золотистыми следами. Ее называют Туринской плащаницей и тщательно оберегают: за последние сто лет реликвию разворачивали и показывали всего три раза. Полотно это неизмеримой ценности. У большинства людей нет сомнений что перед нашим взором ткань, которой обвили тело Христа и в которой воскрес Богочеловек...

Символ двадцатого века — проверить гармонию алгеброй. Кто-то называет сокровище в Турине «пятым Евангелием», кто-то говорит - средневековое творчество. Споры, дискуссии... Наука и религия... За чем их противопоставлять друг другу? Почти две тысячи лет сердца христиан ясно чувствуют — Кто и при каких обстоятельствах оставил неповторимое изображение...

С первых детальных осмотров Туринской плащаницы про нее узнали в России, а публикациям, осуществленным с благословения Священного синода, почти сто лет... За это время изменились методы изучения, открыты подробности, немыслимые на рубеже двадцатой века, но главным по-прежнему остается следующее. Является ли Туринская плащаница той истинной Плащаницей, которой Иосиф и: Аримафеи обвил снятое с креста пречистое тело Богочеловека и в которой Он воскрес? Вопрос с таким подтекстом мог родить только скептичный двадцатый век, а стремлением ответить на него стал многочисленные исследования, краткий рассказ о которых Вы держите в своих руках.

Первый взгляд на Плащаницу.

Если Вам приходилось бывать в Эрмитаже Санкт-Петербурга, то Вы непременно посетили те залы музея, где находится богатейшая коллекция египетских древностей. Чувства обостряются ощущается невольный трепет, когда после осмотра мелких статуэток проходишь мимо защищенного стеклом саркофага, на которое изображены яркими красками загадочные иероглифы и рисунки Невольно проникаешься уважением к этому древнему деревянному коробу, изготовленному за двадцать веков до нашей эры.

Предметы древности — это следы давно ушедших эпох и поколений, следы истории. В них есть что-то торжественное. Крупицы прошлого, маленькие осколочки времен, которые промчались задолго до нашего рождения. Они достаются нам чаще всего благодаря случайным находкам, реже путем планомерных археологические раскопок. Из этих разрозненных древностей мы по крупицам вое создаем туманный облик глубокой старины.

История человечества беспощадна. За тысячи лет уничтожались не только деревянные, металлические и тканые предметы древности но погибали бесследно целые цивилизации. То, что дошло до нашего времени — это разбросанные по всему миру черепки, монеты скульптуры, доски, ткани, предметы искусства. Жизнь многогранна… Некоторые уникальные реликвии сохранились благодаря тому, что о них мало знали или не признавали за подлинные. К таким старинным и, бесспорно, неповторимым тканям относится Туринская плащаница, получившая название по городу Турин в Италии, где она хранится с XVII века. Однако есть все основания утверждать, что ее древность простирается не на три, а на двадцать веков... Разум отказывается верить, но сердце затрепетало. Кому принадлежит этот материал, Кто оставил на нем торжественные отпечатки? Углубитесь в наше повествование: мы постараемся поведать Вам, что известно о том прекрасном льняном полотне.

Мир велик, но не найдешь человека, который не слышал бы о маленькой высеченной из камня гробнице за городской стеной Иерусалима. Первые лучи восходящего солнца, влажная роса на земле... Только-только отворились запертые на ночь ворота древнего города. Тишину величественного масличного сада пронизывают трели птиц. Мимо больших каменных глыб вьется узкая тропинка к погребальной пещере... Смерть — где твое жало, ад — где твоя победа? Светися, светися, новый Иерусалиме, слава бо Господня на тебе возсия... Христос воскресе! Пустая гробница, плат, особо свернутый, плащаница — безмолвные свидетели воскресения... В торжественном молчании эти погребальные пелены открывают великую тайну — тайну будущего века.

Где то полотно, которого коснулась предвечная Истина? Быть может, Туринская плащаница и есть та самая ткань, в которой воскрес Богочеловек?

Приготовьтесь слушать, мы поговорим о ней...

Начнем с простого. Плащаница — слово древнерусского происхождения, которому соответствует «простыня» современной речи по-гречески — «саван» (sindon). Славянский, русский, греческий... Что выбрать? Возьмем самый родной... Говоря словами Церкви, плащаницей называется большое, во весь рост, изображение тела Господа Иисуса Христа в том виде, как оно было снято с креста и положено во гроб. Руки человека создали на ней художественное изображение, кто-то трудился маслом, кто-то иглой. В храмах и музеях Вы можете увидеть бесценные шедевры. Гениальные люди выражали свою веру красками на холсте. В их блестящих работах много различий — в стиле, композиции, художественном мастерстве, но эти произведение объединяет созданность, рукотворность. Прикоснемся к бездне веков Откроем сокровищницы мира и взглянем на постаревшие материи.. Из древних полотнищ лежащая в Турине золотисто-желтого цвета льняная ткань с очевидными отпечатками человеческого тела - единственная, которой не касалась рука живописца.

С душевным трепетом посмотрим на «заветные пелены»... Туринская плащаница — это отрез старинного полотна, чуть больше четырех метров в длину и метра в ширину, на котором проступают во весь рост две фигуры обнаженного мужского тела, расположенные симметрично друг к другу, голова к голове. Изображение не яркое, но детальное, золотисто-желтого цвета; можно различить черты лица, бороду, волосы, губы, пальцы. Сколько написано плащаниц, сколько их вышито! В окрестностях Турина почти в каждом храме можно видеть живописные копии таинственного полотна, но подлинник превосходит последние, как величественное море — нарисованные волны... Простой пример — художественное изображение Положения во гроб обязательно содержит раны на руках, ногах и груди; однако никакому иконописцу не приходило в голову употребить вместо краски настоящую человеческую кровь. На писанных плащаницах раны изображены тщательно, аккуратно, и они очень небольшие; Туринская плащаница не соответствует этим правилам. Ее поверхность обильно впитала кровь с тела. Вглядитесь — и Вы увидите многочисленные ранения: следы кровоподтеков на голове от шипов тернового венца, обильные пятна крови в запястьях и ступнях ног, пробитых гвоздями, удары бичей на груди, спине и ногах, большое кровавое пятно из раны в левом боку... Перед нами великая тайна.

Слияние в лик.

Мягкий свет льется в окна средневекового храма. Вот величественный алтарь и массивная решетка над ним... Откроем деревянную раку, облицованную серебряными пластинами изумительной работы с сиянием украшений из драгоценных камней, и вынем Туринскую плащаницу из красного шелка... До недавнего времени это делалось редко — уникальную ткань старательно берегут. Веками она хранилась намотанной на обшитый бархатом валик, а потом аккуратно обернутой куском красного шелка, в раке над алтарем собора Иоанна Крестителя.

Бережно развернем святыню. На желтоватом фоне ткани вдоль нее по центру мы увидим расплывчатые золотисто-желтые пятна. Немного непонятно? Уложим мягкое полотно плащаницы и отойдем на несколько метров: неуловимые переливы оттенков соберутся воедино, откроется изображение совершенного Человека. Картина неизъяснимая! Перед нашим взором проявятся два золотистых отпечатка во весь рост — образ спереди и образ сзади, с расстоянием между ними 15 см в области темени. Отпечатки расположены головой к голове... Почему? При положении Распятого во гроб полотно покрывало голову и тело Замученного, ниспадая спереди и сзади ниже Его ступней; иными словами, тело лежало в погребальной пещере на одной половине плащаницы, а другая половина, обернутая через голову, покрывала его сверху.

С тех дней минуло много лет... Ушедшие века оставили новые следы, не всегда благотворные — по обе стороны от золотисто-желтых отпечатков тела, в небольшом отдалении от них, мы видим две резко выделяющиеся темные полосы: это места обгоревших сгибов ткани на пожаре 1532 г. Явственно проступают следы воды, обильно изливаемой во время тушения; заплатки на прожженных местах, пришитые два года спустя, и более древние ожоги в виде буквы «Г». Наклонимся к развернутой плащанице. Вблизи отпечатки на мягкой ткани — неуловимые и расплывчатые пятна золотисто-желтого цвета без видимых границ. Издали неопределенность приобретает удивительную гармонию и ясность: отойдя на 2 метра, мы видим слитное изображение. Отчетливо прорисовываются очертания тела и лица прекрасного золотистого оттенка, анатомические и физиологические подробности которых удивительно детальны.

Такой образ нельзя написать кистью. Значит... Перед нами нерукотворное изображение. Ум отказывается верить — неужели... возможно?! Кто нерукотворный Художник? Кто Творец? Кто даровал нам Свой образ?

Золотистое свидетельство.

Когда мы заходим в старинный величественный храм, первое, что вводит в душу торжественность — смотрящие со всех стен лики. Икона — это книга о вере. Изображенный на ней лик получает имя через надписание, и этим икона усвояется тому, кто на ней изображен, возводит к своему первообразу и становится причастной его благодати. Всмотримся в лик Спасителя... На огромной древней иконе сквозь века проступает величественный образ. От середины широкого чела по обеим сторонам лика спускаются направо и налево темные волосы, которые, закрывая уши, соединяются с бородой. Брови черные, глаза блестящие, проницательные, взгляд укоризненный, но добрый. Нос прямой, немного длинный, но пропорциональный. Иконография величественная, сверхъестественная, и современное живописное искусство не может ей подражать...

Перенесемся в Турин. На огромном столе простерлось золотистое полотно. Включаем яркий свет и пристально вглядываемся в образ на ткани... Легкий трепет, волнение, благоговейный страх охватывают душу. На льняном полотнище предстает во всем реализме жестоко истерзанный, обнаженный Человек с бородой, усами и ниспадающими к плечам длинными волосами, после принятой Им страшной смерти... Правый глаз закрыт, левый слабо приоткрыт, над бровью капля крови. Нос восточной расы, глаза близко стоят друг к другу. Подбородок ярко очерчен, особенно слева. Справа на нем пятно от крови или глубокой раны. Длинные волосы, сплетенные в косичку, усы, короткая борода, раздвоенная посредине. Изображение лиц; асимметрично. На лице многочисленные повреждения: разбитые брови, порванное правое веко, большая припухлость ниже правого глаза, поврежденный нос, ушиб на правой щеке, травма на левой щеке и на той же стороне подбородка. Господи, как Его мучили!

Полотно совпадает с евангельским повествованием... Издевательства в претории... На правой щеке длинный кровоподтек. Этот удар по-видимому, был нанесен палкой толщиной около 4,5 см человеком стоящим с правой стороны, что привело к повреждению щеки и носового хряща ниже кости.

С замиранием сердца вглядываемся пристальней... Удлиненное лицо; глаза, расположенные близко друг к другу; полнота нижней губы... О чем свидетельствуют эти подробности? Говорит Карлтон Кун «Перед нами человек, принадлежащий к семитскому типу, который в настоящее время может быть найден среди родовитых евреев и благородных арабов». Этнографы не ошибаются! Борода и волосы, разделенные посредине, ниспадание длинных волос к плечам, маленькая косичка из волос — все показывает: Тот, Кто запечатлен на плащанице, не грек и не римлянин. Не завязанная косичка в волосах «является наиболее поразительной иудейской особенностью». Нужны ли; еще доказательства?

Вглядимся пристальнее. Спереди, в области лба, мы видим кольцо проколов, переходящих на верхнюю часть головы. Это не рисунок это жестокая реальность. Возложение тернового венца было совсем не благоговейным.

На голове — около 30 подтеков крови из-за проколов, сделанных шипами. Ни нарисовать, ни подделать их нельзя: несколько окровавленных следов от проколов имеют отличительные особенности венозной или артериальной крови. Один из них имеет конфигурацию) цифры «3». Шип повредил вену, мышцы лба свело от боли, в результате образовался сложной формы кровоподтек однородной венозной крови. С правой стороны, у корней волос, расположен сгусток, из которого вытекли две струйки крови. Шип задел ответвление височной артерии, и артериальная кровь вытекла в том месте прерывисто, толчками, что дало неравномерность в окрашивании полотна...

Страдания материализуются. Невозможно без сердечной боли смотреть на многочисленные ранки. Боль была ужасной.

Мучители не знали сострадания. Следы на плащанице говорят о том, что терновый венец на голове Жертвы не был в форме венка, а был скручен в виде шапочки, похожей на митру, покрывающей собой всю голову, что напоминало атрибут царской власти на востоке. Иконография не знает подобного изображения. Когда легионеры глумились над Ним, от каждого удара по «терновой митре» шипы вонзались все глубже, образовывая глубокие раны... Клубок терниев, обвитый повязкой, приносил неисчислимые страдания...

Мучители терзали Страдальца с жестокостью: на теле много следов от ударов и увечий. Плечи приподняты, грудная клетка чрезмерно расширена. Левая рука лежит на правой, в области запястья большое пятно от раны, ясно видны четыре пальца... Отчетливо проступают бедра с выпуклым рельефом мускулов. Проколы на ногах того же типа, что и на руках. Сзади идеально отпечатались голова и спина, а также область таза. Ноги видны почти до колен, затем — перерыв; различимы икры и снова пропуск под сухожилием Ахиллеса. Ступни наклонены, ярко очерчены пятки. Тело отпечаталось в пропорциях абсолютно верных и полностью обнажено...

Закрытый двор претории, низкий столб для бичевания с кольцом для рук. На пыльных плитах грубое веселье жестоких людей — солдаты хохочут и бранятся. Один тащит ветхий солдатский плащ красного цвета, второй — обломок палки, третий наломал терновника и, скрутив жгут из стеблей тростника, изрыгая глумления, загибает колючие прутья. «Радуйся, Царь Иудейский!..»

Краткий рассказ о ткани.

Невероятно! Как сохранилась материя Туринской плащаницы, хотя прошло две тысячи лет? В череде столетий исчезли древние народы, а беспощадное время человеческой рукой стерло в прах шедевры керамики, изделий из кожи и полотна. Многое пропало. Я то, что старательно сберегалось и пряталось, в целости дошло до нашего века.

Зайдем в музей. Из-за стекла на нас смотрят сокровища с тысячелетней историей... Неземные лики на полотне... Об этом мало знают, но древнейшие иконы писали на холстах, а не на досках. Эти святыни сохранились до наших дней без больших повреждений, а они всего на 3—5 столетий моложе плащаницы. Кроме того, в руках археологов побывали старинные льняные ткани с возрастом около 5 тысяч лет: в них заворачивали мумии фараонов... Египетский зал Эрмитаж; На одной из стен за стеклом висит обрывок льняной материи с бурыми пятнами. Кажется, постирать эту ткань, сотканную за 20 веков до н. э., и хоть сейчас используй заново! Если бы не надпись, то гладкую белую материю можно принять за обрывок современного полотенца, а ей — четыре тысячи лет! Что удивительного в целости льняного полотна, изготовленного в Иудее две тысячи лет назад?

Как сделанного? Каким образом?

Приобретая красивую льняную скатерть, Вы вряд ли задумываетесь над тем, как ее ткали. Это совершенно естественно. Человечество с незапамятных времен использует полотно, а ткацкий станок, вероятнее всего — одно из самых древних изобретений. Совершенствуются лишь машины, но сам процесс выработки льняных тканей вот уже несколько тысяч лет, с глубокой древности, применяют практически без изменений.

Лен — однолетнее или многолетнее травянистое растение. В субтропических и умеренных областях всего мира его насчитывают около 300 видов. Волокно льна состоит из сильно удлиненных волокнистых веретенообразных клеток — элементарных волокон, расположенных пучками. После уборки для разрушения связи между волокном и древесиной в льняной соломке применяют мочку. Связанные снопами стебли погружают в воду прудов, речек, озер или специальных мочил. В соломе происходит бактериальный процесс, который разрушает вещества, склеивающие волокнистые пучки с древесиной и корой, а также ослабляется связь между отдельными волокнистыми пучками. Полученную после мочки солому (тресту) сушат, а затем мнут и треплют. Для изготовления льняных нитей производят чесание длинного трепаного льна; этот очес слабо скручивается, образуя так называемую ровницу, а уж из нее, путем вытягивания и скручивания, вырабатывается льняная пряжа. Из этих нитей полотняным переплетением делают льняное полотно, наиболее ценными свойствами которого являются высокая прочность, добротность и стойкость против гниения. Видите, как просто! Таким способом с незапамятных времен изготавливали льняные ткани, в том числе и ту, о которой идет речь.

Начнем с размеров. Материал прекрасного полотна Туринской плащаницы представляет собой отрез льняной ткани длиной 4,36 м и шириной 1,1 м. Дробные величины! Используем другие единицы... Выходит — 3 фута 7 дюймов ширины и 14 футов 3 дюйма длины. Опять с остатком!

Внимание! Применим древнейшую систему мер античного мира I века н. э. Получим кратную величину — 2 на 8 локтей! Отчего так? Почему измерение в столь архаичных единицах получается нацело?

С незапамятных времен относительно устойчивые пропорции частей нашего тела задавали простейшие системы народных мер. Если, положим, взять высоту человеческого роста, то полный шаг будет половиной этой величины, а длина локтя — четвертью. Такую меру использовали в Сирии и древнем Израиле как единицу измерения.

Сейчас мы привыкли к метрам и сантиметрам, наши предки предпочитали сажень и пядь. Иные народы, иные времена — иные меры длины. Что постоянно?

Во все века ткань подручнее резать размером, кратным той единице, которая принята в данную эпоху. Вот и разгадка! Размеры плащаницы получают кратность тогда, когда определяются в «локтях», стандартных мерах длины времен земной жизни Христа Спасителя. Это само по себе чудо...

Для погребения полотно сложили вдвое. В каком месте его удобно положить? По рассказу паломников 1104-1107 гг., «гроб Господень высечен в каменной стене, наподобие небольшой пещерки, с малыми дверцами, как можно человеку влезть на коленях, склоняясь. Пещера квадратная, четыре локтя в длину и четыре в ширину. И как влезешь малыми дверцами в эту малую пещеру, то на правой стороне будет небольшая лавка, высеченная из того же пещерского камня. И на той лавке лежало тело Иисуса Христа... Лавка же, где лежало тело Христово, в длину четыре локтя, а в ширину два локтя, вышина ее пол-локтя. Перед пещерными дверями лежит камень, в трех шагах от пещерных дверей...». Еще одно совпадение! Погребальное ложе гроба Господня соответствует размерам сложенного пополам Туринского полотна!

Дыхание первого века... Благоговейно поднимем край плащаницы и пристально вглядимся в нити. Полотно бледно-желтого цвета, соткано в елочку. Оно принадлежит к тому же типу материй, которые найдены при археологических раскопках древнейших городов начала нашей эры. В 1976 г. ткань скрупулезно изучил Раес, который определил ее как старинное льняное полотно, сотканное зигзагом 3 на 1, то есть способом, когда одна поперечная нить ложится то сверху, то снизу, переплетая три нити вертикальной основы, меняя наоборот указанный порядок через каждые сорок нитей. Таким образом в первых столетиях н. э. ткали шелка и дорогостоящее льняное полотно.

Обратим внимание на очень важную деталь. Для археолога отличить древнейшие льняные ткани из Месопотамии и Сирии от аналогичных из Египта достаточно просто: первые относятся к типу полотен, сотканных «зигзагом», вторые — «крест-накрест». Вывод: по способу ткачества ткань Туринской плащаницы относится к области Ближнего Востока.

Пойдем еще глубже — вооружимся микроскопом. Установим, что нить для полотна была спрядена вручную, а ткань получена на ручном, примитивном ткацком станке. Это говорит о глубокой древности, потому что в Европе после 1200 г. повсеместно использовалась колесная прялка.

Время отступает назад... Перед нами разворачивается величественная картина. Размеры полотна кратны меркам античности, пряжа и ткань изготовлены вручную по технологии первого века, применяемой на Ближнем Востоке. Мы близки к потрясающему выводу...

Но следующее сообщение настолько ошеломляет, что предыдущие меркнут. До сей поры мы соприкасались с косвенными доказательствами, теперь — с прямым. Итак...

При обследовании образца для радиоуглеродного датирования, присланного в Оксфорд, в структуре полотна найдены темно-желтые волокна хлопка. Возьмите на заметку — в льняной ткани плащаницы обнаружены незначительные следы хлопковых волокон, что показывает: ткань плащаницы пряли на том же самом ткацком станке, на котором пряли хлопковые ткани. Что же особенного, скажете Вы? Минутку терпения! Это утверждение важно, но требу пояснений.

В древнем Израиле ритуальные предписания разрешали использовать одно и то же ткацкое оборудование для изготовления только льняных или хлопковых тканей. В то же время, ввиду категорического запрета, лен и шерсть обрабатывали на разных станках; чтобы избежать «смешивания видов». Другие народы не придерживались подобных указаний, и если бы ткань делали не евреи, а греки, в ней, скорее всего, обнаружили бы примеси шерсти. Достоверно доказано: в ткани Туринского полотна нет никаких волокон животного происхождения. Мало этого! В плащанице обнаружены нити хлопка вида gossypium herbaceum, который произрастает именно в областях Сирии. У нас нет сомнений! Теперь мы достоверно знаем, что ткань Туринской плащаницы изготовили на Ближнем Востоке евреи.

Это подтверждают и историки. Известно, что из хлопка начали ткать в Испании только с VIII века, а в Голландии только с XII века; значит, ткань плащаницы не европейского происхождения. И еще аргумент, бьющий точно в цель. Под увеличительным стеклом в нитях полотна можно видеть следы порошкообразного алоэ.

Осмотрим это удивительное полотно еще более подробно. 1978 г. под микроскопом изучали отдельные волокна ткани по всей поверхности плащаницы. В тех областях, где находится изображена на плащанице, и почти по всей прочей поверхности ткани волокна имеют тип Z-образного скручивания. В области боковой полосы, пришитой сбоку, волокна имеют тип S-образного скручивания. О чем это говорит?

Во-первых — о происхождении полотна. В первом веке тип Z-образного скручивания характерен для Сиро-Палестинской области, а S-образного — для Египта.

Во-вторых — по поводу ткани боковой полосы плащаницы не умолкают споры: была ли она пришита в то время, когда на плащанице не было отпечатков, или уже после того как они появились? Ален Д. Эдлер на симпозиуме в 1996 г. показал, что даже химический состав этих областей плащаницы существенно отличается, но об этом чуть позже.

Попробуем понять, из каких элементов создано отображение на полотне. При наблюдениях под микроскопом отмечено, что видимое изображение золотистых отпечатков тела всецело обусловлено потемнением ворсинок ткани в результате вызванной неизвестным фактором дегидратации (то есть обезвоживания) целлюлозы ворсинок. Причем нет никакого различия в изменении интенсивности цвета тех волокон, которые находятся в зонах с более четким изображением, и на волокнах, которые находятся в областях с менее четким изображением. Все имеют тот же самый цвет, тот же самый оттенок и ту же самую интенсивность цвета. Если рассматривать сечение волокна, то наибольшая интенсивность цвета наблюдается на вершине, резко уменьшаясь к боковым краям, а с нижней стороны волокно обычного белого цвета. Разницу в цвете и, следовательно, видимое изображение создает на поверхности различное количество потемневших волокон (от 2 до 5 при общем количестве ворсинок от 80 до 120).

А если взять современное оборудование? Увеличение нитей в 50 000 раз с использованием электронного микроскопа дало изображение, состоящее из прекрасных желто-красных гранул, о природе которых Вы узнаете в дальнейших главах.

Сейчас остановимся, задумаемся и подведем предварительные итоги. Мы достоверно установили следующее: льняная ткань Туринской плащаницы имеет примесь хлопка с Ближнего Востока, по своему типу принадлежит к тем тканям, которые найдены археологами и относятся к самому началу нашей эры, спрядена вручную и соткана на ручном ткацком станке по всем правилам иудейских предписаний, а ее размеры кратны стандартным мерам длины, применяемым в античности. Никаких противоречий с евангельским повествованием не обнаруживается, найдены даже следы алое.

Более того: в 1993 г. Ребекка Джексон выдвинула предположение о том, что ткань плащаницы первоначально могла использоваться как скатерть, которой покрывали стол во время Тайной Вечери. Быть может, так и произошло...

Ортодоксальные евреи постилали новую скатерть на празднование иудейской пасхи, чтобы гарантировать чистоту и непорочность принятия ритуальной пищи. А по мнению исследователя, высока вероятность того, что Иосиф Аримафейский был членом священного сообщества (chevrah kidusha) — официального еврейского похоронного общества Таким образом, он формально мог требовать тело Иисуса Христа у Пилата, но, вероятно, не имел достаточно времени, чтобы до наступления заката солнца достать новую, узаконенную ткань для похорон, и использовал для погребения скатерть, которая во время Тайной Вечери один раз покрывала стол. Ткань Туринской плащаницы отвечает всем требованиям, которые применимы к еврейскому погребальному покрову тахрихим, и имеет правильные размеры для того, чтобы служить скатертью для пасхального стола на 13 человек.

Вновь наши взоры устремляются к Святой Земле, — причудливо соприкасаются современные исследования и стародавние путешествия. Мы благоговейно осматриваем святой град. Перед нашим взором предстает «Сион — гора великая и высокая, к югу со стороны Иерусалима пологая и ровная... На Сионской горе был дом Иоанна Богослова, и на этом месте была создана большая церковь со стрельчатыми сводами, от городской стены на расстоянии броска камня. В церкви святого Сиона, за алтарем, есть храмина, где Христос омывал ноги своим ученикам.

Если от этой храмины идти на юг и подняться по ступенькам вверх, то попадешь в горницу. Здесь красиво создана храмина, на столпах и с кровлей, расписана мозаикой, красиво вымощена, имеет наподобие церкви алтарь в восточной части. Это и есть келья Иоанна Богослова, где Христос вечерял со своими учениками. Здесь же Иоанн возлежал на груди Христа и говорил: "Господи, кто предаст Тебя?" На этом же месте было сошествие Святого Духа на апостолов в пятидесятницу.

В той же церкви есть другая храмина, внизу на земле, на южной стороне; низкая эта храмина. В нее пришел Христос к ученикам своим через закрытые двери, встал посреди них и сказал: "Мир вам". Тогда на восьмой день и Фома уверовал...».

Это написано в XII веке. Ныне мы, стоя за гранью второго тысячелетия, в XXI веке приникаем к Туринской плащанице... Уникальная ткань сохранилась до наших дней и рассказывает нам о вечном. Но насколько чище, искреннее была вера наших предков! Им не требовалось «уверения Фомы».

Хранить вечно.

Близ небольшого городка Хиле в Ираке на сухой, плоской равнине виднеются многочисленные изрытые возвышенности. Если подойти ближе, то невысокие холмы раскрываются, как сильно исковерканные глубокие рвы и ямы, среди которых поднимаются откопанные, наполовину разрушенные, выветрившиеся глиняные стены... Здесь проводились грандиозные раскопки, вскрывшие то, что осталось от древнего Вавилона, города, умершего около двух тысяч лет назад... В глубине траншей археологов стоят осыпающиеся стены из сырцового кирпича, но кое-где среди степной травы лежат большие квадратные обожженные кирпичи с оттиснутыми на них клинописными надписями. Такими рукотворными плитами были вымощены дворы северного дворца Навуходоносора.

Жестокий тиран и завоеватель VI века до н. э. при перестройке столицы огромной империи употребил прочный материал. Даже к концу XIX века в громадных каменных развалинах на каждом кирпиче читалась надпись: «Навуходоносор, сын Набопалассара, царь Вавилонский»271. Почему мы вспомнили об этом? Для прославления себя великий гордец заставил людей наделать столько кирпича, что 25 веков естественного разрушения не истребили его имя... Олицетворение смирения оставил одно-единственное полотно, — зато такое, которое сохранилось целым 20 веков.

Положим, нерадивый археолог расколет сотню кирпичей. Это ничего не изменит — можно откопать и взять другие; но если, пусть случайно и не намеренно, кто-нибудь повредит дорогую ткань — заменить ее нечем...

К настоящему времени самая главная задача — оберегать сокровище в Турине. Не забывайте — перед нами льняное полотно, подобного которому нет в мире, но время берет свое и материя стареет... Какое поручение следует дать ученым, которые будут наблюдать за тканью? Их немало, но вот наиболее важное: в течение многих лет сохранять микроскопически тонкий слой ворсинок, на которых пребывает изображение. Поэтому первое, от чего необходимо защитить полотно — это радиоактивность и космическое излучение.

Сильная энергия космической радиации вызывает вторичную ионизацию воздуха, способную повлиять на металлические предметы вокруг плащаницы. Излучение от металла из-за нарушения целостности химических связей целлюлозы медленно, но верно вредит поверхности ткани... Следовательно, толстое стекло — наиболее подходящий материал для защиты от космических лучей2"3. Поблизости не должны находиться изделия из пластмассы с низкомолекулярными структурами — последние могут химически взаимодействовать с тканью и, что хуже всего, с областью изображения.

Как ни печально, но видимый свет, падающий на плащаницу, неблагоприятно воздействует на поверхность. Что предпринять? Пользоваться прибором ночного видения на редкость несподручно. Выход есть: надо создать на стекле ультрафиолетовый фильтр, но при таком условии за счет искажения света изображение получит неприглядный вид. Этого мы допустить не можем, а поэтому светофильтр отпадают.

Различные типы механических нагрузок разрушают полотно. Мы приходим к противоречию: наименьшее растяжение от собственного веса ткань получает в горизонтальном положении, т. е. когда она просто лежит на столе. Но при такой позиции, как мы уже говорили, подвержена максимальному воздействию космической радиации. Попробовать сложить, как всегда делалось? Но от постоянного свертывания и развертывания на следах крови видны потертости. Кроме того, за счет перераспределения массы от истирания вещества крови с тех мест, где она находилась, на прочую поверхность происходит беспорядок в отнесении специфических химических структур к характерным частям изображения. Могут возникнуть искажения при точном химическом анализе. Последнее соображение: свертывание и развертывание приводит к усталостным напряжениям, что повреждает волокна, делает их более ломкими и, следовательно, нарушает целостность ткани. Мы пришли к окончательному выводу — плащаница не должна складываться или свертываться подобно папирусному свитку.

На ум приходят аналогии. В дельте Нила произрастает тростник толщиной в человеческую руку и высотой до пяти метров. Его ствол, треугольный в сечении, в древности разрезали на куски по 30 см, расщепляли вдоль и сердцевину секли на толстые полоски. Слой таких полосок укладывали по волокну, а затем на первый пласт накладывали второй, поперек нижнего. Оба слоя прессовали вместе, и выходил однородный материал, на котором в греко-римском мире писали книги. Некогда такие рукописи по прочности не уступали хорошей бумаге, но от времени они стали хрупкими и превратились в пыль. Свитки папируса хорошо сохранились лишь в пустыне, где исключительно мало воды.

Вода, влага... Для хранения ткани плащаницы внутри защитного устройства следует наладить тщательный контроль за влажностью воздуха. Если последняя будет меняться, то есть то увеличиваться (с тканью происходит гидратация) или уменьшаться (с тканью происходит дегидратация), волокна ткани будут подвержены тем же самым эффектам, как при колебаниях (то растягиваются, то сокращаются), что вредно само по себе. И дело не только в механических повреждениях — изменение влажности таит большую угрозу. Мы знаем, что изображение на волокнах явлено за счет дегидратации целлюлозы, поэтому при колебаниях влажности могут возникнуть искажения в целостности образа. Этого допустить нельзя.

Чего проще — выкачать воздух вместе с влагой... Но вакуум тоже ускоряет дегидратацию! Такой способ хранения недопустим, и вообще, вопрос о подходящей атмосфере еще не проработан... Обратите внимание: высыхание полотна увеличивает механические напряжения В свою очередь повышение влажности приводит к увеличению поглощения тканью окружающего воздуха, что может привести к нежелательным химическим реакциям. Поэтому вопрос об оптимальной влажности, температуре, давлении воздуха внутри защитного устройства остается открытым...

Сколь многое написано на пергамене, изготовленном из кожи молодых овец и коз, которую мыли, разглаживали пемзой и натирали мелом! Самые роскошные рукописи писались золотыми и серебряными чернилами, обычные — черными или коричневыми, но с течением времени и те и другие атаковывала плесень. Любой материал, в том числе и ткань, подвержен влиянию мельчайших живых существ. Микробиологи обнаружили на поверхности плащаницы некоторые типы грибов, бактерий и другие микроорганизмы. Они могут повлиять на целлюлозу ткани и протеины крови. Вопрос достаточно серьезный. Если на ткани присутствуют анаэробные бактерии, то заполнение защитного устройства инертным газом для лучшей сохранности полотна только активизирует их деятельность. На полотне обнаружено значительное количество посторонних объектов: капельки воска, красные шелковые нитки из ткани поддержки, пыльца, волосы, части насекомых, случайные следы различных типов красителей, приписываемых тем художникам, которые рисовали копии с плащаницы, а затем освящали их, кладя копию на подлинник. Остатки красок создают противоречие между надежностью сохранения полотна и историческим исследованием, потому что являются фоточувствительными и со временем повреждают волокна, искажая изображение. Если их решительно удалить, возникнут осложнения для будущих историков.

Перед создателями защитного устройства стоят грандиозные задачи: предохранить ткань от землетрясения, пожара, наводнения и, как ни прискорбно — от вандализма. Размещение плащаницы в глубоком подземном бункере решило бы эти проблемы, но маловероятно, что на это можно пойти. Очевидно одно — древнее полотно необходимо беречь пуще глаза.

С целью привлечь русских ученых к исследованию плащаницы Джон Джексон способствовал организации Московского Центра Туринской Плащаницы, в котором трудятся православные физики, математики, биохимики, искусствоведы и ученые других специальностей. Центр призван стимулировать и координировать работы, проливающие дополнительный свет на историю плащаницы, исходя из православной традиции, закрепленной в богослужении, иконопочитании, предании и благочестии. По негативам, полученным в исследовательской кампании 1978 года, Джексоном изготовлена в дар русскому народу точная копия Туринской плащаницы; таких копий в мире всего пять. Сейчас она, освященная 7 октября 1997 года Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием, как Нерукотворный образ Спасителя, выставлена для всеобщего поклонения в храме Сретенского монастыря в центре Москвы.

Сколь обширен материал древних рукописей! Глиняные таблички, камень, кость, дерево, кожа, металлы, черепки (остраконы), папирус и пергамен — все употреблялось в древности для нанесения слов. Чья Рука оставила «величественные письмена» на полотне, лежащем в Турине? Не та ли Рука, что объемлет собой небо и землю, вселенную и что наполняет ее, Рука крепкая, Десница высокая?!

«Нерукотворный манускрипт» полотна свидетельствует, что в гробнице произошло великое событие, в результате которого явлены неповторимые отпечатки. Множество научным образом установленных фактов сходятся с евангельскими событиями, однако вопрос: «Чей это Лик?» имеет не только исторический, но и богословский аспект. Естествознание в этом отношении бессильно. Весьма ограниченная в своих возможностях наука прикоснулась к «надписанию», которое она может изучить, но никогда не сможет разгадать, потому что Туринская плащаница — свидетель непостижимого, святого и славного Воскресения!

Источник материала: Туринская плащаница на заре новой эры.
Священник Вячеслав Синельников.
Издательство Сретенского монастыря, Москва, 2009.
В начало

Купить книги оптом или мелким оптом
 
Rambler's Top100