Пастырь добрый

Дата публикации или обновления 04.11.2017
  • Храм иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» на Большой Ордынке в разделе Православные храмы Москвы.
  • К оглавлению: Страницы истории храма иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» на Большой Ордынке.

  • В 2006 году исполнилось 10 лет со дня упокоения замечательного священника, отца Бориса Гузнякова. Многие годы он был настоятелем храма «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке, смотрителем церковного благочиния Замоскворечья. Его силами было положено начало возрождения Марфо-Мариинской обители, и он был ее первым духовником. Множество добрых и полезных дел совершил этот замечательный человек, православный священник. И его яркий, живой образ зримо встает перед нами, когда мы читаем воспоминания о нем тех, кто его любил и любит до сих пор.

    Родился отец Борис в Москве, на Усачевке, недалеко от Новодевичьего монастыря. Когда Борису было четыре года, настоятель храма Успения в Новодевичьем монастыре, отец Евфимий, предсказал его матери, что ее Боренька станет священником. И слова отца Евфимия сбылись.

    С 11 лет Борис начал помогать в храме «Всех Скорбящих Радость» на Ордынке отцу Михаилу Зернову (впоследствии — владыке Киприану). Ходил с отцом Михаилом на требы, пел, читал, прислуживал в храме.

    В 18 лет в храме «Всех скорбящих Радость» на Ордынке обвенчался с Верой Константиновной Стыровой. Вскоре Борису Гузнякову врачи поставили страшный диагноз — открытая форма туберкулеза, каверна в левом легком, и добавили: «безнадежен». Но «ин суд человеческий, ин суд Божий». К отцу Михаилу Зернову в то время приехал друг — владыка Борис, архиепископ Краснодарский. Увидев у него юношу «при последних днях», сказал отцу Михаилу, что «этот человек рожден быть священником и ему нельзя уклоняться от этого пути, и будет жив». Скоро Борис Гузняков стал священником и словно заново родился.

    Служил отец Борис и в Краснодарском крае, и в городе Дмитрове, затем — в нескольких московских приходах, а последние 35 лет своей жизни — в храме «Всех скорбящих Радость» на Ордынке. После покойного владыки Киприана он стал настоятелем этого замечательного храма. Отец Борис свято сохранял все трехсотлетние традиции Скорбященского храма: особые службы перед великой святыней — иконой Божией Матери «Всех скорбящих Радость», перед иконами Варлаама Хутынского и святого мученика Лонгина Сотника. Даже сам написал молитву этому святому. Он устроил дежурство священников между службами, чтобы любой человек в любое время дня мог получить ответы на порой неотложные вопросы. В воскресной школе (для детей и взрослых) работали кружки церковного песнопения, золотного шитья, резьбы по дереву, иконописи, немецкого языка. У прихожан появилась возможность обучать своих детей и самим обучаться Закону Божию. Занятия проходили в храме, в центральном приделе Преображения Господня. Благодаря своему обаянию, задушевности, большим знаниям отец Борис умел найти нужные слова и заинтересовать учащихся воскресной школы всех возрастов. Он сам прекрасно вышивал золотом и учил этому ремеслу детей. На занятия кружка он приносил целый мешок старинных тканей, золотые нитки и показывал, как надо вышивать. Разглядывая ткани, предметы церковной утвари, учащиеся потихоньку стали вышивать. Вышитые покровцы были освящены и использовались в богослужениях в Скорбященском храме.

    При храме было много одиноких старушек, и все они получали от отца Бориса не только духовное утешение, но и материальную, и социальную помощь. Каждую неделю в домике при храме раздавали гуманитарную помощь всем нуждавшимся: масло, крупы, овощи, консервы. Со всей Москвы приезжали старички, инвалиды, малоимущие. Батюшка был первым организатором и преподавателем воскресной школы. По его благословению, при активном участии его, в 1992 году была открыта приходская библиотека.

    Отцом Борисом и его супругой, матушкой Верой было приложено множество усилий, чтобы стало возможным восстановление Марфо-Мариинской обители. Самая первая идея восстановления Марфо-Мариинской обители принадлежала именно протоиерею Борису Гузнякову. Всё началось с патронажной службы при храме «Всех скорбящих Радость». Эта патронажная служба в те времена была одной из первых в Москве. Так появились первые сестры милосердия. Жили сестры в комнатах второго этажа домового храма Марфо-Мариинской обители, пользовались плиткой и кипятильником, обогревались тоже с помощью электричества. Отец Борис организовал гуманитарную помощь, одевал и кормил сестер, искал спонсоров и благодетелей для финансирования ремонтных работ в разрушенных помещениях обители. Все сестры, пришедшие потрудиться, были из мира, и Борис Гузняков проводил с ними беседы, воцерковлял и окормлял их, открыл воскресную школу. Также проводились уроки по медицине и уходу за больными и престарелыми.

    Узнав о благотворительной деятельности, которую ведет приход Скорбященского храма, районные власти обратились к отцу Борису с просьбой помочь одиноким больным и пенсионерам, проживающим в Замоскворечье. И отец Борис, как и всегда с усердием, принялся за организацию Марфо-Мариинского благотворительного Общества. Первым пунктом в уставе Общества стояло: «Возрождение Марфо-Мариинской обители». Общество объединило усилия многих государственных и общественных учреждений в служении благородным целям. Министерство Российской Федерации по атомной энергии, Конверсбанк, Московское отделение фонда мира и другие организации предоставили Обществу экономическую и организационную помощь. Председателем совета Общества был выбран отец Борис. Общество обслуживало более 400 обездоленных одиноких москвичей, которые нуждались в помощи на дому: уходе, покупке лекарств и продуктов, приготовлении пищи, кормлении, уборке жилища. И все это делалось патронажными сестрами общества и прихожанами Скорбященского храма абсолютно бескорыстно. Эта традиция бескорыстия и христианского милосердия сохраняется в работе Общества и по сей день.

    Отец Борис Гузняков никогда не боялся ставить сложные задачи и воодушевлял прихожан собственным усердием для выполнения благородных дел с самоотдачей и терпением. Одним из таких богоугодных дел была помощь детскому дому-интернату № 7, где требовался уход за умственно отсталыми детьми. Отец Борис собрал небольшую группу добровольцев из прихожанок Скорбященской церкви. Он объяснил им, что предстоит нелёгкая работа, поскольку дети с такого рода отклонениями имеют непредсказуемый характер, трудно управляемы. Также он сразу предупредил о том, что если кто-то не справится со своими обязанностями, тому будет предложена другая, посильная работа, не предполагающая личного контакта с детьми. Отец Борис своим примером вдохновлял всех подвизавшихся прихожанок, а именно тем, что проявлял большую любовь и терпение к этим детям, общаясь с ними практически на равных. С детьми, у которых интеллект был более развитым, он старался больше разговаривать серьезно, по-взрослому, и о проблемах интерната в том числе. Таким образом, некоторых детей удалось подвести к нормальной общественной жизни и определить на работу. Детей, у которых болезнь более ярко проявляла себя и наблюдались всплески немотивированной агрессии, раздражительности и плаксивости, отец Борис успокаивал, лишь положив руку на голову ребенка. По словам одной прихожанки Скорбященской церкви, также трудившейся в интернате, никому более не удавалась утихомирить воспитанников возложением руки на голову, только отцу Борису.

    Интернат № 7 был не единственным опекаемым церковью социальным заведением.

    В 1988 году, в год празднования 1000-летия крещения Руси (праздника, посвященного воспоминанию крещения князем Владимиром киевлян в водах Днепра), приходу церкви «Всех скорбящих Радость» поручили осуществлять помощь по уходу за инвалидами, проживавшими в пансионатах № 6 и № 20 (для ветеранов труда).

    Отец Борис обратился к прихожанам церкви с предложением принять участие в этой работе. 75 человек изъявили желание посещать больных.

    Отец Борис вместе с прихожанами храма окормлял пациентов 1-й Градской больницы, больных ожогового центра при институте им. Склифосовского, посещал наркологическую клинику, занимаясь теми, кто лечился от алкоголизма.

    До передачи Марфо-Мариинской обители (где в то время размещалось общество «Память») в ведение Московской Патриархии отцу Борису было поручено служить молебны у стен обители. У ворот обители дежурили охранники с дубинками из общества «Память», и на тот момент попытка попасть на территорию Марфо-Мариинской обители содержала в себе элемент риска, но особо активные прихожане поддержали сей благородный акт, порученный отцу Борису. И во главе с владыкой Сергием, в ту пору председателем Отдела церковной благотворительности и социального служения, состоялся крестный ход от церкви «Всех скорбящих Радость» к стенам Марфо-Мариинской обители. Молебен пришлось служить вне обители, перед решеткой с колючей проволокой. Так было дважды. В августе 1990 года состоялось торжественное освящение памятника Елизавете Федоровне в саду обители. Освящение совершил Святейший Патриарх Алексий II. Отец Борис благословил сестер милосердия Марфо-Мариинского благотворительного общества трудиться в обители. Отношение членов общества «Память» к сестрам было поначалу сложным, почти враждебным, но со временем совместная молитва с сестрами милосердия смягчила их сердца, и однажды они преподнесли обители в подарок икону Спаса Нерукотворенного. В 1992 году вышло постановление о передаче архитектурного комплекса Марфо-Мариинской обители в ведение Русской Православной Церкви.

    Отец Борис положил начало еще одной интересной инициативе: впервые в России иностранцы начали проходить у нас альтернативную военную службу. Так, гражданин Германии Клаус Абельс работал с сентября 1991 года в интернате № 7 помощником воспитателя, а в октябре приехал Мартин Шили, который помогал семье инвалидов. Христианская любовь изливается на всех людей, независимо от их национальности и вероисповедания. Отец Борис никогда не отступал от этого принципа, свято соблюдавшегося еще Великой Княгиней Елизаветой Федоровной.

    Желая донести до широкой аудитории граждан понятия о христианских ценностях, отец Борис участвовал в радиопередачах, рассказывая о важности социального служения мирян, взаимной поддержке между людьми, принадлежащими к разным социальным слоям. Передачи вызывали шквал писем и откликов. Эти письма мешками отвозились в храм к отцу Борису, и после службы он выходил на амвон, зачитывал их и спрашивал прихожан: «Кто пойдет помочь?»

    Отец Борис организовывал поездки во вновь открытые монастыри, помогая им возрождаться. В монастыри доставлялись самые необходимое вещи: иконы, белье, продукты, поскольку во всем этом была острая необходимость. При первом же посещении активными прихожанами церкви «Всех скорбящих Радость» Пафнутьево-Боровского монастыря, между ними и насельниками установился деловой контакт. Добровольцы бригадами по 5—6 человек ездили несколько лет в монастырь на уборку урожая, засолку капусты.

    Монастырь прислал аналои в церковь пансионата № 6, открытую там хлопотами директора пансионата. Знаменательно, что первая литургия в церкви пансионата состоялась 4 января 1996 года, на второй день после кончины отца Бориса. С тех пор регулярно, раз в неделю, там идет богослужение для проживающих в пансионате. Всегда поминают протоиерея Бориса и матушку Веру, ведь она была верной его помощницей.

    Отец Борис любил делать подарки своим прихожанам и дарить цветы. Батюшка старался, чем мог, порадовать прихожан и напитать не только духовно, но и телесно. И сам радовался, как ребенок, когда видел счастливые лица своих чад, поражая их неожиданными подарками. Множество добрых и полезных Церкви Христовой и людям дел совершил на земле служитель Христов отец Борис.

    Обладал он многими достоинствами и талантами: высокой общей и церковной культурой, тонким чувством юмора, жизнерадостностью, простотой, внимательностью к людям, необыкновенной скромностью. Собственными руками он вышивал церковные облачения, делал митры. Свое посмертное облачение сделал сам из покрьшала, которым был покрыт гроб его горячо любимой матушки Веры (она скончалась на год раньше его). Вся земная жизнь отца Бориса прошла во славу Божию. Он сумел принести людям самое главное: огромную любовь ко Господу и ближним. Учил молиться за усопших, говорил, как важна соединяющая нас с ними молитвенная связь, был и сам великим ревнителем молитвы.

    Далее: Значение храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Ордынке.
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос