Тайны церковной красоты

Дата публикации или обновления 01.07.2016
  • К оглавлению: Журнал «Церковный благоукраситель»
  • К оглавлению раздела: Обзор православной прессы
  • Щигровское Свято-Троицкое братство
  • Тайны церковной красоты.

    Иконостасы собора Зачатьевского монастыря - новое творение мастеров Щигровского братства

    Собор, вновь отстроенный на территории Зачатьевского монастыря г. Москвы - событие в культурной и духовной жизни современной России. Вознесший свои нежно-золотые купола в самом центре столицы, он неожиданно вырастает перед прохожим в одном из переулков, поражая величием и какой-то светоносностью. Проект храма, выбранный комиссией из множества вариантов, был разработан сестрами обители. Зайдем же внутрь этого рукотворного чуда и полюбуемся его красотой, а также попробуем «прочесть» книгу, которой становится церковное убранство для внимательно вглядывающихся в него.

    Планировка собора поражает гармоничностью и, в то же время, неоднородностью внутреннего пространства.

    Притвор, в котором расположены два придела, невысок и уютен. Каждый придел - это особый маленький мир, напоминающий узорчатый древнерусский теремок. Когда же вы переступаете порог и оказываетесь в основной части храма, ваш дух невольно замирает от высоты, простора и величия. Уходящие ввысь колонны, торжественность белого камня, строгость басменного убранства... Это уже Византия с ее строгой роскошью, вдохновенно вознесшейся в служении Православию. А есть еще придел-крипта, где находятся гробницы основательниц обители - преподобных Иулиании и Евпраксии, сестер святителя Алексия, митрополита Московского.

    Как же удалось благоукрасителям храма сделать его интерьер столь гармоничным? Ведь над ним трудились мастера из разных краев России: Москвы, Курской области... Среди художественных приемов, связывающих воедино части собора, значимое место занимает резьба - по дереву и белому камню. Узоры, покрывающие каменные киоты главного придела, перекликаются с резьбой деревянных иконостасов притвора. Именно искусство резчика придало торжественности центральной части храма, а малым приделам подарило атмосферу уюта и сказочности. Побывав здесь, вспоминаешь Димитриевский собор города Владимира с его фасадами, покрытыми диковинными резными зверями и птицами... В украшении храма любая деталь имеет глубокий символический, духовный смысл, - во всяком случае, должна иметь. И, раз уж речь зашла о животных, украшающих Димитриевский собор, стоит пояснить, что появились они на церковных стенах не случайно.

    Щигровский иконостас. Иконостас в приделе сщмч. Киприана и мц. Иустины, собор Рождества Пресвятой Богородицы, Зачатьевский женский монастырь, г.Москва.
    Иконостас в приделе сщмч. Киприана и мц. Иустины, собор Рождества Пресвятой Богородицы, Зачатьевский женский монастырь, г.Москва.

    Центром этой композиции является фигура Царя-псалмопевца Давида, и звери - это иллюстрация к словам из Псалтири: «Всякое дыхание да хвалит Господа!» Впрочем, в Зачатьевской обители мы не увидим резных животных. Зато иконостасы приделов мучеников Киприана и Иустины и прп. Иулиании и Евпраксии украшает великолепный «травный» (растительный) орнамент, возводящий ум к красотам райского сада. Каждую его деталь можно рассматривать очень долго, находя в ней глубокий смысл, питающий душу поучением. Сразу видно, что над созданием иконостаса трудились действительно православные художники. Вот виноградная лоза, на которой сидит, склонившись к стилизованной грозди, райская птица. В этом образе, традиционном для церковного искусства, - евангельская символика, ведь Сам Христос сказал: «Я - Лоза, вы же - ветви». К тому же, виноград - символ Евхаристии, а птица, укрывшаяся среди его листьев и им же питающаяся, напоминает нам человеческую душу, черпающую Божественную благодать и силу в Причастии Святых Христовых Тайн, живущую под покровом Матери-Церкви.

    Щигровский иконостас. Иконостас в приделе прп. Иулиании и Евпраксии, собор Рождества Пресвятой Богородицы, Зачатьевский женский монастырь, г.Москва.
    Иконостас в приделе прп. Иулиании и Евпраксии, собор Рождества Пресвятой Богородицы, Зачатьевский женский монастырь, г.Москва.

    На той же виноградной лозе, украшающей тябло иконостаса придела преподобных Иулиании и Евпраксии, мы видим пышные цветы, напоминающие по форме лилии. Одновременное цветение и плодоношение - вещь, почти небывалая на земле, где, идя навстречу плодоносному лету, мы бываем вынуждены оставить позади нежное цветение садов; где все течет, изменяется и умирает. В противовес этой грустной переменчивости, церковные художники являют нам Царствие Небесное, как мир полноты, где одновременно можно увидеть цветы и плоды. Кстати, этот образ восходит к Откровению святого Иоанна Богослова. И еще одна деталь, много говорящая верующей душе. Лилия - символ девственной чистоты и целомудрия, цветок Божией Матери. Украшая лозу, символизирующую Христа, она напоминает нам о Пречистой, всегда пребывающей со Своим Сыном, непрестанно молящейся за человеческий род. А быть может, то, что лилии украшают иконостас, посвященный преподобным женам, говорит и о чистоте их святой жизни.

    Удивительного эффекта удалось добиться умельцам Свято-Троицкого братства города Щигры, создавшим это рукотворное чудо: сочные, контрастные цвета делают деревянный иконостас похожим на золотое ювелирное изделие, украшенное перегородчатой эмалью, - и в то же время, он не создает ощущения пестроты, броскости, не отвлекает от молитвы, от созерцания святых образов - главного в любом иконостасе.

    Примечательно, что иконостасы двух приделов, симметричных входу в храм и с архитектурной точки зрения находящихся в одном помещении, не повторяют друг друга ни цветом, ни формой, но это не создает ощущения дисгармонии или пестроты. В приделе преподобных Иулиании и Евпраксии основной тон иконостаса - зеленый, что соответствует преподобническому чину святых жен. Медальоны нижнего ряда посвящены ветхозаветной истории: вот Израильский народ, предшествуемый Моисеем с Ковчегом Завета переходит, яко посуху, расступившийся Иордан; вот тот же Моисей молится перед Неопалимой Купиной, на символическое значение которой указывает образ Божией Матери, искусно выписанный в пламени куста. А вот Авраам готовится принести в жертву Богу Исаака, прообразуя тем самым Крестные Страдания Спасителя. Такой подбор образов без слов разъясняет нам связь Ветхого и Нового Заветов. В центральной части иконостаса мы видим расположенные согласно церковным правилам иконы Спасителя и Пресвятой Богородицы, а также угодников Божиих, которым посвящен придел. Симметрично преподобным Иулиании и Евпраксии изображен преподобный Сергий Радонежский - их современник. Кто знает, быть может, стопы Игумена Земли Русской, духовного друга основавшего обитель митрополита Алексия, освятили землю Зачатьевской обители в одно из посещений преподобным стольного града... В верхнем ряду иконостаса — сюжеты из земной жизни Господа: исцеления болящих, проповеднические труды, уверение Фомы... Свидетельства Божественной любви и снисхождения к человеческому роду.

    Придел святых Киприана и Иустины как-то по-особому радостен. Этому способствует и пасхальный, красный цвет фона иконостаса, и его узоры: тянущиеся к небу луковки - то ли огоньки, то ли листики; травные узоры, перекликающиеся с мотивами соседнего иконостаса, но не повторяющие их... Особого рассмотрения заслуживают царские врата. Иконы на них обрамлены миниатюрными колоннами и увенчаны золотыми церковными главками с крестами, так что каждый образ словно превращается в отдельную маленькую часовню. Быть может, символически это говорит о том, что человек (ведь на иконах изображены святые люди) - это Божий храм. Каждая икона-часовенка, словно драгоценный камень окладом, обрамлена вьющимися райскими травами, цветущими лилиями и плодоносящими гроздьями винограда. Иконы как бы являются плодами этих дивных растений, как и святой человек - плод на древе Церкви, взращенный и вскормленный ее соками, исходящими от Корня - Христа. Тема церковности особенно уместна на иконостасе, посвященном священномученику - святому Киприану, отвергшему языческое чародейство и отдавшему себя на служение Истинному Богу, потрудившемуся в епископском сане и засвидетельствовавшему свою веру мученической кровью. Кстати, о теме мученичества говорит и красный основной тон иконостаса.

    Как известно, золото в церковном искусстве символизирует Нетварный Свет Божества. Таким образом, золотая резьба, покрывающая и зеленый иконостас в правом приделе, и красный - в левом, говорит нам о Благодати, венчающей подвиг всех святых - и преподобных, и мучеников, идущей навстречу человеческому усилию, очищающей, освящающей и возводящей к совершенству.

    Символичность убранства, глубокая продуманность композиций, правильный подбор иконописных образов делают храм «открытой книгой», «Евангелием для неграмотных», что очень ценно и в наши дни, когда люди, хоть и умеют читать, далеко не всегда стремятся узнать свою веру, понять ее учение, сродниться с ней. Красота же церковная воздействует на души зашедших в храм, привлекает их внимание, запоминается, побуждает искать ответа на загадки символики и сама же зачастую дает этот ответ. Так храм сам по себе становится проповедником, говоря о Боге душам зашедших в него.

    Алина Сергейчук



    Источник материала: журнал «Благоукраситель» № 28 (весна 2011 г.) издательства «Русиздат».
    В начало

     
    Rambler's Top100