Скорбященская церковь в Царицыне

Дата публикации или обновления 05.02.2016
  • Храмы Волгоградской области
  • Скорбященская церковь в Царицыне.

    Икона Богородицы «Всех скорбящих радость» прославилась в Москве в 1688 году в Скорбященском храме на Ордынке, который получил по ней своё название. На ней Божия Матерь изображена без Богомладенца в полный рост, вокруг неё стоят ангелы и страждущие, а наверху сделана надпись: «Нагим одеяние, больным исцеление». И действительно, эта икона прославилась многими чудотворениями. Пётр I брал с собой эту икону на войну с турками в начале XVIII века.

    Имеется ещё одна икона с таким именем, которая чудесным образом не сгорела в Санкт-Петербурге в 1888 году во время пожара. Молния разбила кружку с монетами, но они не рассыпались, а прикрепились к образу, поэтому эту икону называют обычно «Всех скорбящих радость с грошиками». Первая икона празднуется 24 октября/6 ноября, а вторая — 23 июля/5 августа.

    Она стала любимым образом у россиян, вскоре храмы с её именем появились во многих местах по всей стране.

    Особенно почитали её женщины, поэтому неудивительно, что в начале XX века Россия имела пять монастырей, посвященных этой иконе.

    Появилась такая церковь и в Царицыне. Она строится в 1775 году в старом Преображенском форштадте на отведенном за городом месте, где погребались умершие. Церковь считалась кладбищенской. В 1837 (или 1839) году царицынский купец Илья Бабаев возводит вместо деревянного крепкий каменный тёплый храм с тремя престолами, главный посвящается иконе «Всех скорбящих радость», в правом приделе находится престол во имя св. пророка Илии, а в левом — во имя святителя Николая Мирликийского, Чудотворца. Архитектор В.В. Серебряная обнаружила в архивах документы, указывающие на сложности с возведением храма.

    Первоначальный проект, представленный Г.В. Петровым в 1834 году, отклоняется губернским архитектором.

    Одобрение получил другой проект храма, но в реальности реализуется среднее воплощение обоих проектов.

    Кладбище возле церкви, занимавшее площадь до 500 квадратных саженей (примерно 2300 кв. м), закрывается в 1886 году. Оно представляло собой довольно жалкое зрелище — вся местность к северо-западу и западу от храма была покрыта покосившимися крестами и упавшими могильными памятниками.

    Вскоре это кладбище исчезло под новыми постройками быстро расширяющегося города.

    Церковно-приходское попечительство существовало здесь с июня 1884 года.

    В память о 900-летии крещения Руси в 1888 году при храме открывают церковно-приходскую школу, здание для которой построил член приходского попечительства Михаил Дегтярев на собственные средства. Школа получила название Владимирской в честь крестителя Руси князя Владимира.

    В 1894 году в школе обучалось 49 мальчиков. В этом же году Михаил Дегтярев избирается церковным старостой уже на четвёртое трёхлетие.

    По данным губернской земской управы можно составить представление об обучении в подобных школах. Наряду с безвозмездным педагогическим трудом священно- и церковнослужителей здесь встречаются и учительские должности с достаточно высоким окладом. Что касается числа учебников, то на одну церковно-приходскую школу в конце века приходилось 196 экземпляров. Эти учебные заведения были снабжены книгами даже получше, чем земские.

    Стоимость обучения одного ученика равнялась 4 рублям 49 копейкам. Священники в начале XX века окормляли три церковно-приходские и три министерских школы. В 1902 году заведовал школой и вел Закон Божий священник Дмитрий Покровский, а помогал ему отец Лев Благовидов, удостоенный в 1907 году благословения архиепископа. А в июле 1914 года Городская Дума Царицына постановила включить эту школу в городскую сеть.

    Имелась при храме и школа грамотности.

    Священник и псаломщик храма помещались в домах, выстроенных приходским попечительством на земле в 400 квадратных саженей (1800 кв. м), пожертвованной городским обществом, лишь дьякон жил на наемной квартире.

    Прихожан всех сословий в 1895 году насчитывалось 1307 душ мужского пола, 1337 женского, всего 2644. В это число входили и старообрядцы поморского толка (31 мужчина и 39 женщин), австрийского толка (6 мужчин и 11 женщин), 10 беглопоповцев, 9 молокан. Причт храма состоял из двух священников, одного дьякона и двух псаломщиков. Известны некоторые фамилии людей, служивших в церкви и помогавших ей.

    В 1866 году старостой был купец Арсений Петров; в 1874-1875 годах — отставной казак Александр (или Алексей) Перфильев, пожертвовавший в первый год церковную утварь, а на следующий — 510 рублей на благоустройство храма; в 1901 году — купец А.Н. Серебряков.

    В церкви с 1896 года служил священник Лев Фомич Благовидов. 1 мая 1909 года он стал председателем Царицынского отдела Братства Святого Креста, а с 3 октября 1912 года — ещё и окружным противосектантским миссионером. Звучали в храме и горячие речи иеромонаха Илиодора, так, 25 марта 1908 года он говорил о двух путях достижения свободы, равенства и братства - через террор бомб и мирным путём.

    С 1899 года здесь служит священник Дмитрий Васильевич Покровский, с 1904 года — иерей Фёдор Александрович Карамзин.

    В 1907 году начинают служить псаломщики Александр Стефанович Майсветов и Яков Михайлович Добронравов, а с 1910 года — псаломщик-дьякон Иван Ильич Сорокоумский.

    С 1912 года к службе приступает дьякон, а позже священник Григорий Моисеевич Еременков.

    В 1911 году в храме служит священник И. Райский, возглавлявший миссионерскую комиссию и бывший редактором «Царицынского пастырского листка». Источники отмечают, что в храме был «порядочный хор певчих».

    Конец уходящего XIX века ознаменовался духовным концертом певчих Скорбященской церкви, выступивших на светской сцене. В начале XX века хор продолжал давать платные концерты в помощь беднякам, раненым солдатам, детям. В XX веке число прихожан резко возрастает. В 1912 году к храму были приписаны 5705 православных, 73 поморца, 7 австрийцев, 12 беглопоповцев, 4 беспоповца, 7 спасовцев. 13 марта 1911 года открывается общество трезвости св. Феодосия Черниговского, инициаторами которого стали священники Карамзин (председатель) и Благовидов, М. И. Антонов и Н.А. Юновидов. В 1913 году здесь появляется кружок ревнителей православия. Его председатель — священник Лев Благовидов — 1 марта получает письмо от епископа Алексия (Дородницына): «Благодарю о. Благовидова за его добрую и ревностную пастырскую деятельность».

    К церкви примыкал один из нескольких городских скверов, разбитый в 1906 году на месте старого погоста. Он благоухал ароматом акаций и сосен.

    В октябре 1916 года в храме служится молебен по поводу тезоименитства наследника престола царевича Алексея.

    Во время правления в городе белогвардейцев в этом храме происходили многие важные события. В начале августа контрразведка штаба Кавказской армии арестовала протоиерея Скорбященского храма Льва Благовидова за участие в большевистской комиссии по отделению церкви от государства. Попечитель храма Серебряков подал прошение об освобождении священника, после чего арестанта перевели из контрразведки в тюрьму.

    Советская власть не оставляет храм над могилами предков без внимания. Несмотря на большую помощь, оказанную голодающим Поволжья (весной 1922 года прихожане сдали на эти нужды 284 тысячи рублей), большевики вовлекают верующих в раскол. С 1922 года — времени появления у нас в городе организации обновленцев — Скорбященский храм станет их собственностью, а протоиерей Л.Ф. Благовидов в декабре 1922 года возглавит «Союз церковного возрождения».

    В 1923 году в число членов президиума обновленческого Временного Церковного Управления Царицынской епархии входит 47-летний священник Скорбященской церкви Георгий Васильевич Владимиров. В школе при нём проходят собрания обновленческого духовенства.

    Но сторонникам законного патриарха Тихона удалось всё же преодолеть эти неурядицы. Верующие понимали, что правда не за обновленцами. Скорбященский храм переходит к патриаршей Церкви, оставаясь единственным, подчиняющимся заместителю местоблюстителя патриаршего престола митрополиту Сергию (Страгородскому).

    Приход в 1928 году производит ремонт в храме на сумму 4 тысячи рублей, он содержит хор, платя за певчих большие страховые взносы. Однако в 1928 году общину церкви объявляют должником за невыплату огромного налога со строений и земельной ренты и, несмотря на то, что в процессе рассмотрения дела в суде эти деньги были внесены, храм закрывают. На этот момент прихожанами его являются фактически около 20 тысяч человек, из которых 4300 подписали просьбу властям об оставлении храма в пользовании общины. Возглавлял работу по сбору подписей председатель общины Г.А. Соболев, проживавший на Амурской улице в доме № 18 а. Подготовленное им письмо сопровождал список членов общины в количестве 3017 человек.

    7 октября 1929 года президиум Нижневолжского крайисполкома принимает решение о закрытии храма по причине «распада коллектива верующих и отсутствия других религиозных объединений, желающих принять эту церковь по договору».

    Двадцать тысяч верующих лишились церкви, трёхтысячная община объявляется несуществующей. Скорбященский храм передается под культурно-просветительное учреждение.

    Осенью того же года снимают кресты и колокола (два из них — весом в 257 пудов — сначала спускают на второй этаж, а три маленьких сбрасывают). На макушках куполов вместо крестов стали развеваться красные флаги. Позже церковь в Комсомольском садике отдают под аэроклуб: он занимает её помещения на ноябрь 1936 года. Здесь проходят выступления артистов.

    Храм дожил до войны: так источники говорят о существовании в дни битвы за Сталинград некоей «часовни» в Комсомольском садике (ныне горсад). Руководитель городского комитета обороны, первый секретарь Сталинградского обкома и горкома партии Алексей Семенович Чуянов вспоминает в своей книге «Сталинградский дневник» (1941-1943)», что 29 августа 1942 года «в пятнадцати метрах от КП (упоминаемый во всех мемуарах подземный командный пункт — Авт.), в полуразрушенном здании бывшей часовни Жилкин развернул столовую».

    Судя по дневнику Чуянова, помещение было достаточно обширным (здесь питалось 200-300 человек партийно-советского актива), вмещало в себя столы. Вероятно, этим зданием и являлась сохранившаяся Скорбященская церковь. Тем более, что архитектор и краевед Е.П. Жорова упоминает, что после окончания Сталинградской битвы в его развалинах некоторое время был детский сад.


    По материалам книги «Православие на волгоградской земле: храмы Царицына - Сталинграда - Волгограда». Иванов С.М., Супрун В.И. Издательство ВГИПК РО, Волгоград, 2003 г., с сокращениями и изменениями.

    В начало

     
    Rambler's Top100