Православие в Царицыне

Дата публикации или обновления 11.02.2016
  • Храмы Волгоградской области

  • Страницы:   1   2   3

    Православие в Царицыне.

    Когда наши далекие предки строили крепости и города, они первым делом приглашали священника, который освящал предстоящее строительство, потом ставилась церковь, и уже вокруг нее вырастало поселение. Так, очевидно, было и в Царицыне. Мы не знаем, где стояла эта, скорее всего небольшая, церквушка, каково было ее наименование. Вообще со временем и местом основания города связано много неясностей. Одни полагают, что Царицынская крепость появилась в 1589 году, другие относят ее строительство к 1588, третьи и вовсе считают, что город возник во времена Ивана Грозного.

    Многие источники указывают на то, что первоначально город располагался на острове (скорее всего, Сарпинском, точнее, на той его части, которая позже откололась от него и стала островом Голодным), а потом из-за весенних разливов и паводков его перенесли на высокий волжский берег. Есть еще свидетельства того, что задолго до сооружения крепости на острове у впадения в Волгу речушки Царицы находился сторожевой отряд в количестве не менее 50 человек, у него могла быть походная церковь.

    До нас дошло упоминание об одной из первых царицынских церквей. В 1606-1607 годах по Волге путешествовали монахи-кармелиты. Это был особый католический нищенствующий орден, основанный Бертольдом Калабрийским в 80-е годы XII века в Палестине на горе Кармил у источника пророка Ильи, в XIII веке переместившийся на остров Кипр, затем в Сицилию и далее в Англию и Францию. Кармелиты делились на «обутых» и «безбашмачных». Опубликованная И.О. Тюменцевым и В.П. Спиридоновой «Хроника кармелитов» говорит о «церкви прихода» в Царицыне. Видимо, она была построена первыми жителями города-крепости в 1588 году, а спустя 20 лет исчезла вместе с Царицыном.

    Имеются упоминания и о втором царицынском храме. Во второй половине XVIII века в Царицыне работал адъюнкт Петр Иноходцев, будущий российский академик, астроном (отметим, что в нашем городе он проводит одно из первых своих астрономических изысканий, работая в специально сооруженной обсерватории, стоящей примерно там, где ныне построен храм Сергия Радонежского). Молодой пытливый ученый интересуется историей города. По чьему-то приказу или по собственной инициативе он перерисовывает «План Царицынской крепости с показанием прожектов, каким образом оною по положению места наилутче укрепить рассуждается». Далее Петр приписывает: «С подлинника чертил и чего не доставало присовокупил адъюнкт Петр Иноходцев».

    «Чего не доставало» — это, скорее всего, обсерватория — гордость адъюнкта. Остальное же перерисовано Петром тщательно. Помимо известных царицынских церквей, о которых будет речь ниже, на плане у Московских ворот мы находим запись: «была полковая церковь, которую сломали». Вероятно, это и был второй царицынский храм, поставленный при восстановлении крепости.

    Мы должны помнить, что между датой основания города и 1615 годом имеется семилетний период, когда Царицын исчезал с лица земли. Естественно, перестала существовать и первая царицынская церковь, а та, о которой упоминает П. Иноходцев, была построена уже при восстановлении города. Но она могла находиться на месте первой царицынской: по традиции храмы возрождаются обычно на старом намоленном месте. Временное прекращение существования нашего города в начале XVII века связано с тем, что в мае 1607 года в Царицыне вспыхнуло восстание против царя Василия Шуйского. Времена шли жестокие, решения принимались суровые, и вот воевода Ф.И. Шереметев 24 октября «город и острог взял, изменников царицынских людей, их детей и жен поймал и побил их до смерти». Летом следующего года, покидая город, он сжег крепость и прилегающие постройки. Тогда в огне сгорела или, скорее всего, была разобрана и увезена первая царицынская церковь.

    Лишь спустя 7 лет, когда уже прошло «великое московское разорение», и к власти пришел Михаил Федорович Романов, в Царицын направляется Мисюр (Михаил) Иванович Соловцев, который приступает к восстановлению города. Волгоградский краевед Г.П. Самойлов так описал эти события в Царицыне: «В день перенесения мощей святителя Николая Мирликийского, на Николу Вешнего, 9/22 мая, в Казань с верховьев Волги подошли большие плоты, состоящие из заготовленных тычин (заострённых брёвен) для строительства крепостных стен, а также подчалки, нагруженные разобранными на детали башнями, избами и церковью. Началась подготовка к походу по Волге. Из-за отдалённости от центра, дурного климата и для стимулирования участников строительства стрельцам было положено увеличенное хлебное и денежное жалованье. Отряду были выданы новые ружья, выделены новые крепостные пушки и прочие боевые припасы.

    В Казанском епархиальном управлении была выдана храмозданная грамота на строительство церкви в Царицыне. В то время в Казани не было свободных священников, поэтому один из дьяков был рукоположен во священники, и митрополит Казанский благословил его в дорогу. Священнику были выданы из епархиального управления необходимые священные сосуды и предметы, один казённый колокол, церковные книги и иконы. Строители взяли с собой список чудотворной иконы Николая Угодника.

    По прибытии каравана на место Михаил Соловцев чётко организовал дело, стрельцы работали споро, и к сентябрю, т.е. к началу нового 7124 года (тогда ведь год начинался 1 сентября), крепость была готова. Первая церковь была деревянной, в неё внесли привезённую икону святого Николая, в честь которого и освятили храм.

    Так появился первый царицынский храм, имя которого мы знаем. Впоследствии Никольский храм находился недалеко от волжского берега, примерно там, где сейчас проходит эстакада к речному вокзалу. Обычно церковь при обновлении строится на старом, намоленном месте, поэтому мы можем предположить, что именно там стрельцы под руководством Мисюра Соловцева и построили царицынский храм».

    Далее краевед замечает: «Мы можем даже предположить, как выглядел этот царицынский храм. Поскольку известно, что для изготовления деталей зданий были приглашены мастера из Новгорода, то можно вспомнить, как выглядели храмы новгородской архитектуры. Как отмечают специалисты, эти церкви резко отличались от греческих, чаще встречающихся на юге России. Греческая церковь имела форму куба с четырёхскатной невысокой крышей, имеющей в середине круглый ярус с куполом в виде луковицы. На храме могло быть от одной до тринадцати глав. Наружные стены украшались орнаментом в виде различных дугообразных, полуовальных, винтообразных, круглых и прямых линий.

    Наружный фасад новгородских храмов всегда имел «осьмигранную фигуру» в три, четыре или пять ярусов, тоже восьмигранных, постепенно уменьшающихся к верху. Крыша была шатрообразной, на верхнем куполе, имеющем форму яблока, ставился большой восьмиконечный крест. Снаружи храм был обшит гладкими пластинами (гонтом) в три или четыре ряда. Фронтон украшался резьбой из разных выемок, расположенных по прямым или полукруглым линиям. Крыши делались из деревянных пластин, налагаемых друг на друга в виде рыбьей чешуи. Иконостас в них был невысоким, его украшала сплошная резьба, которую раскрашивали любимыми новгородцами красками — красной и синей или зелёной с серебряными разводами. Восьмигранный фасад и резной иконостас — вот типичные признаки новгородского храма.

    Изучение подобного типа старых новгородских церквей XVI-XVII веков на Нижней Волге и Дону в 1865 году было поручено художественной академией и директором этнографического музея В. А. Дашковым исследователю древнерусского зодчества академику Е. Ознобишину. Им было обнаружено и описано в Царицыне, Дубовке и в донских станицах около 20 церквей новгородского типа. Интересно, что все эти церкви были названы именем Николая Чудотворца. Эти храмы находились в станицах Качалинской, Урюпинской, Голубинской и др.».

    Итак, 2 марта 1615 года все церкви уже стояли, потому что следует государев указ за подписью дьяка Богдана Губина, которым было «определено государево жалованье царицынским стрельцам Ваське Агафонову, Дружинке Иванову, Фомке Степанову, Богдашке Кузмину, Абросимке Клементьеву, Ивану Сеченову, которые получили деньгами и суконца, деньгами по рублю на человека, всего шесть рублей за царицынское острожное дело, что они острог и церковь поставили». Перед нами фамилии первых царицынских жителей, строителей города, православных людей, построивших храм.

    Вероятно, об этой церкви мы находим упоминание на плане Петра Иноходцева. Сам же воевода Мисюр Соловцев тоже не остался в обиде, он в качестве жалованья получил «за то же дело 8 аршин камки адамашки лазоревой..., сукна английского тмоси-него по рублю аршин».

    Вскоре, наверное, строятся и другие храмы, поскольку проезжающий через город в 1623 году купец Ф. Котов говорит о них во множественном числе: «Дворы и ряд (рынок — Авт.) и храмы все в городе». Спустя 13 лет знаменитый путешественник и дипломат Адам Олеарий изображает на своем рисунке Царицына не менее трех церквей, в том числе одну за пределами города на берегу Волги.

    Все храмы в этот период были деревянными. Подтверждает это запись на карте, составленной голландцем Э. Келефером, который побывал в наших краях в 1666-1667 годах. Он помечает: «Город Царицын весь построен из сосновых брёвен».

    Церковный раскол в незначительной степени коснулся царицан.

    В 1661 году в городе ловят «чёрного дьякона» Сильвестра вместе с чернецом Иосифом и дьячком Алёшкой, которые занимались распространением «богоотступных раскольнических писем». Однако впоследствии старообрядцев в Царицыне не наблюдалось. На запрос астраханского владыки дается ответ: «В приходах их, развратников, нет, прихожане их молятся триперстным крестом, все исповедуются и причащаются».

    В 1667 году в городе имелось не менее двух храмов: соборная (вероятно, Воскресенская) и Троицкая церкви упоминаются в документах, связанных с восстанием Стеньки Разина. В первой Стенька искал воеводу, чтобы «его убить до смерти». В то время священником этого храма служил о. Андрей. О нём и об о. Александре мы расскажем в главе о первом царицынском соборе.

    В 1681-1682 годах была задумана реорганизация Русской православной церкви. По первоначальному проекту предполагалось открытие епископских кафедр, подведомственных митрополиям. В Астраханской губернии планировалась кафедра «на Царицыне в Троицком монастыре», но, как отмечают историки церкви, этот проект составлялся человеком, несведущим в церковных делах, и потому остался неосуществленным. Царицын не стал архиерейским городом. Но для нас важно, что в это время в нашем городе уже стоял монастырь.

    В конце XVII века по распоряжению астраханского владыки в Царицыне организуется духовный приказ, который ведал делами церковного управления, судопроизводства и подчинялся Астраханскому духовному правлению. В 1699 году в город был назначен новый воевода Илья Протопопов. При нем развернулось строительство церквей.

    С той поры в Царицыне возвышались каменные Иоанно-Предтеченский, Троицкий храмы. Именно одну из этих церквей видел и зарисовал голландский художник Корнелий де Бруин, возвращавшийся в 1707 году из Персии.

    Он записывает в дневнике: «16 (сентября) числа прибыли мы в город Царицын, где вновь воздвигнута церковь из белого камня».

    Далее: Православие в Царицыне - продолжение

    По материалам книги «Православие на волгоградской земле: храмы Царицына - Сталинграда - Волгограда». Иванов С.М., Супрун В.И. Издательство ВГИПК РО, Волгоград, 2003 г., с сокращениями и изменениями.
    В начало

     
    Rambler's Top100