Киржач

Дата публикации или обновления 14.10.2016
  • Храмы Владимирской области
  • Создано с использованием книг протоиерея Олега Пэнежко.
  • Города: БоголюбовоВладимирКиржачМуромПокровСуздальЮрьев-Польский

  • Страницы:   1   2   3   4

    Г. Киржач.

    Исторический очерк

    Название Киржач в первый раз упоминается в завещании великого князя Московского Иоанна Данииловича Калиты (1328 г.): сельцо на Киржаче было отказано монастырю Святого Александра на поминание. Насколько близко было оно к основанному преподобным Сергием Радонежским в 1358 г. Киржачскому Благовещенскому монастырю, сказать трудно.

    В 1764 г., при отобрании правительством Екатерины II монастырских вотчин, из подмонастырской слободки образовано казённое село Киржач. В 1778 г. при создании Владимирского наместничества с. Киржач и находящееся рядом с. Селиванова Гора переименованы в уездный город под общим именем Киржач. Он получил регулярный план, по которому прямоугольная сетка улиц делила его на 26 кварталов, и свой герб, верхняя часть которого - герб г. Владимира и губернии, а нижняя описывается так: «В зелёном поле сидящая на пне с распростёртыми крыльями птица сова, каковых в окрестностях сего города находится весьма довольно».

    В то время в Киржаче было всего три улицы, одна из которых называлась Дворянской. Население увеличилось с прибытием уездной администрации, лучшими гражданскими зданиями были присутственные места и магистрат. Города имел возможности роста, так как стоял на Стромынской дороге, ведущей в Москву.

    С 1788 по 1793 г. городничим Киржача был Николай Петрович Берк (ум. 18 августа 1793 г. в Киржаче), первый владимирский губернский архитектор. Он участвовал в составлении плана г. Владимира, в обмерах древних памятников (Золотых Ворот), составил смету на строительство Присутственных мест во Владимире, составил план и смету на ремонтные работы в Александровском Успенском монастыре, строил в имении Воронцовых Андреевское. На посту городничего г. Киржача Николай Петрович сменил своего умершего брата Ивана Петровича Берка.

    В 1796 г. Киржач обращен в заштатный город. Уездным же городом было назначено с. Покров, как расположенное в центре уезда. Днём и ночью тянулись к Москве по Стромынской дороге обозы, проезжали купцы и ремесленники, они имели обычай останавливаться на ночлег в Киржаче. Многие жители города имели доход от содержания постоялых дворов. Но с проведением Московско-Нижегородского шоссе через Покров жители Киржача лишились и этого дохода. Многие из них уходили на заработки в Москву или в Московскую губернию, на шёлковые фабрики во Фряново и Щёлково. Дома оставались старики, женщины и дети. О численности населения в Киржаче в конце XVIII в. можно составить представление по метрическим церковным книгам. В 1798 г. в городе родился 21 младенец, в 1799 г. - 34, в 1800 г.- 24.

    Центр Киржача исторически сложился у Благовещенского монастыря и торговых рядов, построенных в 1850-х гг. и частично сломанных в 1950-х.

    В 1813 г. городкая Дума сдала купцу П.П. Силину землю близ Киржача для устройства фабрики медных изделий и свинцовых белил.

    Очень многие общественные начинания были связаны с именем городского головы и долголетнего земского гласного, владельца ткацкой и красильной фабрики Александра Александровича Соловьёва (ум. 1895 г.)

    Основание мануфактуры Соловьёвых положили дед и отец Александра Александровича, уроженцы Киржача, Пётр и Александр Петрович (ум. 1862 г.) Соловьёвы. Пётр Соловьёв, иконописец, месте с отцом, церковным старостой и иконописцем, в юности расписывал храмы в окресностях Киржача.

    В 19 лет он поступил на фабрику купцов Заглодиных в Богородском уезде Московской губернии.

    Он рисовал узоры, по которым выбивался картон для жаккардовых станков. Изучив процесс тканья бумажных полушёлковых материй, он стал мастером, получавшим от хозяина в долг шёлк-сырец и помещение под светёлку. Пётр при поддержке отца завёл уже в 1-й четверти XIX в. небольшую шелкоткацкую фабрику. В начале 1840-х гг. участие в деле приняли его сыновья, причём к шелкоткацкому делу была присоединена выработка бумажных пестротканых материй - холстин. Затем Александр Александрович вместе с братом Петром Александровичем основал вблизи города в 1849 г. пунцовую пряжекрасильную фабрику под фирмой «А.П. Соловьёв с сыновьями», которая быстро развилась до крупных размеров. В1870 г. братья разделились, каждый стал во главе собственного дела. Стоявшие рядом фабрики Петра и Александра Соловьёвых были оборудованы по последнему слову техники. Александр Александрович учредил торговый дом «А.А. Соловьёв» и в 1889 г. расширил своё производство постройкой механической миткалевоткацкой фабрики.

    Торговые дома возникали в результате создания складочного капитала, составлявшего собственность каждого товарища, но ни один из членов торгового дома до прекращения его деятельности не имел права распоряжаться своей долей. Личные кредиторы каждого члена торгового дома не имели права на взыскание с имущества Торгового дома, пока не следовал выдел товарища или не наступала ликвидация дел Торгового дома. Управление делами предоставлялось общему совету, но каждый из товарищей имел право вето. Товарищи одного торгового дома не имели права участия в другом торговом доме. Участники торгового дома занимались торговлей под общим фирменным знаком и по обязательствам отвечали всем своим имуществом как совокупные должники. В названии торгового дома указывались имена одного или нескольких товарищей с указанием на участие и других лиц.

    С именем Александра Александровича Соловьёва были связаны почти все благотворительные начинания и их воплощение: городское Общество взаимного страхования, женское 2-классное училище с ремесленным отделением, учительская семинарии, земская больница (состоявшая из двух деревянных корпусов, построенных в 1878 г., и рассчитанная на 20 коек, она была построена на средства А.А. Соловьёва, который в течение трёх лет содержал на свои средства врача и фельдшера, потом больница была передана земству), богадельня.

    Деревянное здание больницы сохранилось, оно расположено на ул. Свободы. Даже потеряв украшавшие здание фронтоны и шпили, старая больница и в наше время привлекает внимание необычностью своей архитектуры.

    Мужское училище сначала помещалось в одном здании с женским на нижнем этаже. В конце XIX в. по другую сторону от Благовещенского монастыря было построено новое здание городского училища.

    Мы имеем возможность в подробностях познакомиться с тем, как проводились в школе общегосударственные празднования (25-летие царствования императора Александра II в 1880 г.). «Знаменательнейший и торжественнейший день для целой России, день 19 февраля 1880 г., день надолго запечатлевшийся в сердцах русского народа, в который исполнилось первое 25-летие доблестного царствования Императора Александра II, Царя Освободителя, был ознаменован особенным образом в 1-м Киржачском приходском училище; в память исполнившегося первого 25-летия достославного царствования Императора Александра II была поднесена на вечные времена в 1-е приходское мужское училище икона Христа Спасителя (в серебряно-вызолоченной ризе и в металлическом киоте, приобретённая на добровольные пожертвования попечителя, потомственного почётного гражданина А.А. Соловьёва (главным образом), учащих и учащихся в этом училище.

    В 8 с половиной часов утра 19 февраля ученики уже все были в училище, и в 9 часов, по первому удару колокола, отправились во главе своих учителей в церковь, отстояв литургию и благодарственный Господу Богу молебен, учащиеся с учителями, предшествуемые отцом законоучителем и св. иконой, отправились в училище, где подносимая икона и была поставлена в старшем отделении на своём, заранее подготовленном, месте. Затем о. законоучитель обратился к собравшейся в большом числе публике и кучащимся с речью, в которой более или менее подробно очертил сущность праздника и благодетельные реформы, совершённые виновником празднества, Императором Александром Николаевичем в своё 25-летнее царствование. После речи был отслужен благодарственный Господу Богу молебен за возлюбленного Монарха, Царя Освободителя.

    По окончании молебна учитель г. Дианин в коротких словах, обращенных к ученикам, выяснил всю важность милостей, дарованных нам нашим Отцом-Освободителем и обратил их внимание на то, что они, как будущие граждане дорогого нашего Отечества и верные слуги возлюбленного Монарха, должны и обязаны потрудиться, насколько хватит их сил, на пользу России и славу престола, чем хотя несколько отплатят тому, кто сделал для них так много-много хорошего. По окончании этих немногих слов учениками был пропет народный гимн «Боже Царя Храни», повторённый по требованию публики несколько раз. После пения гимна последовал непродолжительный антракт, во время которого были розданы от имени А. А. Соловьёва лучшим ученикам училища брошюры «Краткий очерк первого 25-летия Царствования Императора Александра 11-го». По раздаче брошюр ученики пропели ещё «Славься, Славься, Наш Русский Царь».

    Затем ученики, получив каждый по нескольку конфект, были распущены по домам.

    Восторг всех присутствующих при этом торжестве не имел границ, и несколько минут скромные стены училища оглашались громкими «Ура!!». Вечером училище было иллюминовано».

    Этот же день ознаменован был и для женского Киржачского училища дорогим приношением его учредителя и попечителя, потомственного почётного гражданина А.А. Соловьёва. Принесена была им и подарена женскому училищу, в память 25-летия светлого царствования Императора Александра II, отлично и богато благоукрашенная икона святого благоверного и великого князя Александра Невского. икона эта по предварительном её освящении в храме после благодарственного молебствия в школе помещена в старшем отделении училища на видном месте.

    Пред литургией ученицы всех отделений были собраны в школу. Затем по первому удару церковного колокола они отправились, с учителями во главе, в Сергиевскую церковь г. Киржача, где и присутствовали за литургией и молебствием о здравии и благоденствии Великого Государя. После литургии вместе с ходом пред иконой святого великого князя Александра Невского, несомой самим попечителем училища, ученицы возвратились в женское училище. Школьное торжество было открыто речью попечителя: «Милые юные ученицы! Божиею премудростью в настоящий день мы празднуем светлое и славное 25-летие восшествия на прародительский царственный престол Его Императорского Величества возлюбленнейшего нашего Государя Александра Николаевича. В течение 25-летия Его Императорского Величества царствования все верноподданные сыны России были осчастливлены милостивым попечением об общем народном образовании.

    За все Его заботы о нашем счастье вознесём искреннейшие и усерднейшие молитвы покровителю страны Владимирской и Невской св. Благоверному Вел. кн. Александру Невскому, да сохранит он тезоименитого Его имени Августейшего нашего Монарха Александра Николаевича со всем Его царствующим домом на многие лета, для славы и счастья дорогой нам России. В память 25-летнего славного царствования Его Императорского Величества приношу эту икону св. Благоверного Вел. Кн. Александра Невского в женское училище на вечное время».

    Во время молебствия перед многолетием учителем Г. Волчановым сказана была речь о всех благих сделанных монархом преобразованиях, касающихся внутренней и внешней стороны благосостояния отечества за 25 лет мудрого царствования. После многолетия попечителем розданы были лучшим ученицам брошюры «Краткий очерк первого 25-летия царствования Императора Александра II», затем ученицами пропеты в присутствии многочисленной публики «Боже Царя Храни», «Богом Царь благословенный». Вечером училище было иллюминовано.

    Над входом в него и в наше время можно прочесть: «Александровское женское 2-х классное училище». Здание училище испорчено со стороны двора, откуда оно наиболее доступно обозрению - срезаны «архитектурные излишества», вероятно для удобства ремонта кровли. Сохранились ворота, ведущие во двор училища, и кованая решётка, отделяющая узкий двор училища от монастырской территории.

    Александр Александрович Соловьёв «стал думать о сооружении на кладбище каменного храма в честь Успения Богоматери, своего ангела Александра Невского и праведной Елизаветы - ангела своей супруги. Ему не давала покоя мысль, как это православные усопшие братья будут лежать в сырой земле вдали от святых храмов Божиих. И вот в 1879 г. он представил в Городскую Думу своё заявление: «В 1875 г., согласно постановлению Киржачской Городской Думы от 4 октября 1874 г... учреждено второе для города кладбище. Это кладбище обнесено каменной оградой, и на нём уже погребено до 200 умерших. Новое кладбище, имея свои удобства: прекрасный сухой грунт земли, совершенно ровную местность... не имеет, по моему убеждению, самой главной своей необходимости - в среде себя святого храма, где бы приносима была великая бескровная жертва о упокоении погребённых на новом месте упокоения; а по любви нашей к усопшим приятнее приносить за них молитву вблизи самих могил, да и вообще приятно и отрадно для верующего сердца видеть место упокоения усопших близко и как бы под одной сенью святого храма, где бы удручённые скорбью разлуки с близкими своими могли утешить и подкрепить себя сладостью церковной молитвы.

    Считая крайней необходимостью для городского кладбища сооружение на нём святого храма и побуждаемый любовью к граду Кир-жачу - месту дорогой моей родины, я возымел намерение построить на кладбище во славу Божию каменный, по имеющемуся у меня плану и фасаду, храм на своё иждивение, о чём, заявляя Городской Думе, имею честь просить сделать постановление, в котором выразить мнение, не найдёт ли она со своей стороны препятствий к осуществлению моего намерения о построении на кладбище святого храма».

    Проект кладбищенского храма был выполнен епархиальным и губернским архитектором Н.А. Артлебеном. Храм Успения Пресвятой Богородицы строился около трёх лет. В это время, особенно в праздничные дни, жители Киржача любили ходить на кладбище посмотреть на воздвигаемый храм Божий. Весной 1883 г. было закончено его благоукрашение, и 26 июля предположено было освятить новый храм. День был избран будничный, но он обратился для Киржача в великий праздник, Для освящения прибыл в Киржач высокопреосвященный архиепископ Владимирский Феогност.

    И.Токмаков писал: «Накануне освящения, утром прибыл в Киржач кафедральный ключарь... привёзший святые мощи для св. престола и антиминса, в городе началось какое-то нетерпеливое ожидание прибытия Высокопреосвященного владыки; а вечером, с четырёх часов, народ начал уже большими толпами собираться к соборной церкви. В шесть часов с четвертью благовест соборного колокола возвестил о скором прибытии Архипастыря. В это время представители городских сословий были уже за городом для встречи Высокопреосвященного, а массы народа наполняли всё большое пространство между оградою и собором; ученики же и ученицы всех городских училищ выстроились шпалерою по обеим сторонам от св. ворот до самой соборной паперти, с букетами отлично подобранных цветов. Когда Архипастырь достиг св. ворот, где встречало его, в дорогих парчовых облачениях, соборное духовенство, народ крестился, и весьма многие плакали от сердечного умиления, узрев кроткое и любвеобильное лицо святителя. При шествии владыки от св. ворот до собора, под сению рядами растущих тополей, при ярком сиянии солнца, сретаемого множеством благочестивого народа и детьми, бросающими под стопы святителя букеты цветов, было потрясающее видение. Владыка в соборе выслушав краткое молебствие, и, благословив народ, тотчас же отправился в новый кладбищенский храм для слушания всенощной службы. 26 числа благовест на кладбищенской колокольне начался в 8 часов, а к 9-ти прибыл уже Высокопреосвященный к освящению. В числе сослужащих со владыкою были и кафедральный протоиерей с ректором духовной семинарии.

    Как освящение храма, так и совершение после оного божественной литургии было исполнено весьма торжественно. Особенное же благолепие открылось при шествии вокруг церкви крестного хода, когда владыка на голове своей нёс святые мощи. На далёкое расстояние в правильном, наперёд расписанном, порядке, в предшествии Кафедрального ключаря, растянулась священная процессия. Несколько пар хоругвей, запрестольные кресты и иконы, вызолоченные через огонь, при ярком сиянии солнца, блестели сами как солнце; облачения на священнослужащих, только что сшитые, были одно другого лучше. Всё соответствовало великому церковному торжеству. К довершению порядка и благолепия храмоздателем, для следования крестного хода, устроен был возвышенный из досок помост, обитый весь зелёным сукном. Пред окончанием литургии, самим Высокопреосвященным архиепископом Феогностом произнесено было слово, своею назидательностью и теплотою глубоко тронувшее всех присутствовавших.

    Особенно было заметно глубокое умиление на лице храмоздателя, христолюбивого раба Божия Александра, исполненного смиренной благодарности Богу, благословившему его уже третий храм воздвигнуть в г. Киржаче. По отпуске литургии владыка благословил храмоздателя иконой Богоматери, освящённою на св. мощах благоверных великих князей Георгия, Андрея и Глеба, Владимирских чудотворцев., а в доме храмоздателя, куда собралось множество его родных и знакомых, поднесено ему было ещё несколько св. икон от городских сословий и от частных лиц, в знак искренней благодарности за заботы и попечение о граде Киржаче». иконы в иконостасе были написаны московским мастером Н.Г Степановым.

    Вокруг кладбища сооружена ограда с воротами и башнями по углам. Аллеи кладбища были обсажены деревьями.

    Могила Александра Александровича Соловьёва (ум. 1895) находилась внутри храма. В советское время Успенский храм взорван, кладбище при нём уничтожено. Вначале территория бывшего кладбища была превращена в увеселительный парк. Сейчас на этом месте (ул. Морозовская, 93) расположен детский сад.

    После смерти А.А. Соловьёва (15 апреля 1895 г.) дело перешло к его дочери Марии Александровне Недыхляевой, урожденной Соловьёвой. Дом Соловьёва сохранился. Он стоит на Ленинградской улице (дом № 34). Наискосок от дома А. Соловьёва стоит дом его брата (в наше время дом безбожно портят; нужно совсем не любить свой город, портить один из его лучших домов, сбивая настоящую ценную художественную резьбу наличников и карнизов, и заменять её дешевкой, пошлым сайдингом).

    Делами фирмы управлял муж Марии Александровны, Сергей Васильевич Недыхляев. В большом доме Недыхляевых, всеми окнами главного фасада выходящем в старинный парк, в советское время была устроена больница Шелкомбината – так стали называть фабрику Соловьёвых. Под прямым углом к главному объему дома отходит длинное помещение, вероятно предназначавшееся для служащих и для хозяйственных целей. Дом Недыхляевых развёрнут в сторону фабрики А.А. Соловьёва, в непосредственной близости к которой расположен. В наше время это посёлок Шелкомбината. С.В. Недыхляев - инженер-технолог, который с 1889 по 1895 г. являлся главным техническим руководителем всего предприятия. Рабочих на фабрике было более 500. Годичный оборот - свыше 1 000 000 руб.

    На р. Киржаче близ горсада киржачским 1-й гильдии купцом Петром Александровичем Соловьёвым в 1849 г. была устроена фабрика для крашения пряжи, в 1865 г. - фабрика для крашения миткаля и в 1879 г – ситценабивная. _ .

    Фабриками заведовал сын владельца, выпускник Санкт-Петербургского Технологического института и Цюрихского политехникума, разработавший производство им же полученного нового красителя - искусственного ализарина, - инженер-технолог Пётр Петрович Соловьёв.

    В 1860 г в Киржаче было 2756 жителей, 374 дома, из них 2 каменных, постоялых дворов 3 (один сохранился - ул. Гагарина, 36), приходское училище, 4 шёлковые фабрики, медно- латунный и кирпичный заводы. На киржачских заводах и фабриках трудились 56 мастеров и 345 рабочих. Садов и огородов в городе почти не было, огород на городской земле сдавался в аренду. Из пяти киржачских ярмарок три - Крещенская, Троицкая и Сергиевская были трёхнедельными, Благовещенская и Спасская - однодневные. По воскресеньям в городе торговля шла на базарах.

    Вслед за Соловьёвыми фабрики и светёлки завели многие жители Киржача. В 1870-х гг. наиболее успешно работали фабрики, принадлежавшие Арсентьеву, Низовцеву и Деревенщикову. Они даже открыли свои магазины в Москве.

    В 1881 г. в Киржаче было 3084 православных и три еврея, 4 каменных собора и церкви и каменная часовня.

    В 1879 г. в городе 11 фабрик и заводов с общим числом рабочих 1437 человек. После падения спроса на шёлк и застоя в производстве в 1890-х гг. осталось 9 фабрик. Наиболее крупными, с числом рабочих более 50, были две фабрики Соловьёвых, две - Арсентьевых (сохранились построенные во 2-й половине XIX в. фабричный дом Арсентьева, здание конторы и склады - ул. Некрасова, 26, 26а, 266,26в.

    В 1871 г. была основана фабрика Дмитрия Григорьевича Арсентьева на р. Киржаче, вырабатывавшая шёлковые материи. Число рабочих на ней: 30 мужчин и 18 женщин, малолетних -30. На дому и на стороне работало 10 мужчин и 8 женщин. На фабрике было 7 ручных мотальных машин, 50 ручных станов и 3 сновальни.

    Шелкоткацкая фабрика Ивана Григорьевича Арсентьева в г. Киржаче при р. Киржач основана в 1852 г. Число рабочих - 31 мужчина и 17 женщин, из них при фабрике жили 30 мужчин, 14 женщин и 16 малолетних. На фабрике было 5 ручных мотальных станков и 4 сновальных. Помещаемая здесь фотография - из Киржачского краеведческого музея, директор которого считает, что изображён Иван Григорьевич Арсентьев. Братья Арсентьевы не имели такого талантливого биографа, как И.Ф. Токмаков, описавший жизнь и добрые дела А.А. Соловьёва, но и их вклад в стремительное развитие города в конце XIX- начале XX в. весьма впечатляет.

    В Киржаче в 1879 г. были также фабрики Никиты Низовцева, братьев Деревенщиковых, Дмитрия Карабанова (сохранились дом и лавка Карабановых, построенная в конце XIX в., - Гагарина, 30 и 32), а также бумаготкацкая и красильная фабрика Алексея Вихляева.

    В 1865 г. у р. Киржач было основано медно-латунное заведение Шапошниковых с общим числом рабочих около 400. При заводе была больница на 4 кровати и аптека. В 1869 г. поставил шелкоткацкую фабрику у реки местный купец Никита Иванович Низовцев. Рабочих на ней 45, работающих на дому и на стороне -15.

    В Киржаче во время реформ императора Александра II за 15 лет, начиная с освобождения крестьян в 1861 г., братьями Деревщиковыми были основаны три фабрики: в 1861 г. шелкоткацкая Ивана Яковлевича Деревщикова с 70 рабочими, в 1869 г. шелкоткацкая киржачского купца Михаила Яковлевича Деревщикова, рабочих на ней взрослых 75, малолетних 12, и в 1877 г. шелкоткацкая фабрика киржачского купца Сергея Яковлевича Деревщикова, рабочих-20 взрослых и 10 малолетних.

    Фабрика шёлковых изделий Дмитрия Степановича Карабанова основана в Киржаче в 1877 г., с 33 рабочими, на ней насчитывалось 40 ручных ткацких станков. Его брат Анатолий Степанович Карабанов был директором прядильной фабрики в Товариществе Истомкинской мануфактуры Шибаевых в Богородске Московской губернии.

    В том же году основана бумажно-ткацкая и красильная фабрика киржачского купца 2-й гильдии Алексея Григорьевича Вихляева, заведовал ею купец 2-й гильдии Иван Яковлевич Симагин. Шелкоткацкая фабрика Афанасия Демидовича Миловинова в Киржаче с 25 рабочими производила продукции на 27 000 рублей в год.

    В конце XIX в. город имел около 4000 жителей, которые большей частью работали на бумажных фабриках и на медно-латунных заводах. На таком заводе (ныне «Красный Октябрь») трудилось до 400 человек. Они выпускали церковную утварь, самовары, тазы и кастрюли.

    В 1871 г. открылись мужское и женское училища, в 1876 г. - учительская семинария.

    Изделия заводов и фабрик сбывались на ярмарках, которых в Киржаче было пять. Сумма заключённых сделок на некоторых из них превышала 200 000 рублей. Самой значительной была Сергиевская ярмарка, открывавшаяся 23 сентября. За шёлковыми, бархатными и хлопчатобумажными материями купцы приезжали из Москвы, Нижнего Новгорода и других городов.

    В 1913 г. пятая часть всех шёлковых тканей, вырабатываемых в Российской империи, производилась в Киржаче и окрестных сёлах (7 000 000 кв. метров из 35000000).

    Киржачская городская управа (на фотографии её здание), по реформе 1870 г. являвшаяся органом городского самоуправления, действовала под председательством городского головы. Состояла, кроме председателя, из его товарища (заместителя), нескольких членов (гласных), избранных городской думой, и секретаря. Она заведовала имуществом города, заботилась о благоустройстве, снабжении, обеспечении медицинской помощью, противопожарных мерах, народном образовании, способствовала осуществлению намерений благотворителей.

    В 1916 г. городским головой был коллежский регистратор Михаил Иванович Арсентьев, он же был председателем Сиротского суда, созданного в 1775 г. и заведовавшего опекунскими и сиротскими делами купцов, мещан, цеховых, личных дворян и разночинцев (дом Арсентьева сохранился - Гагарина, 37). Членами суда были мещанин Сергей Александрович Обелов, мещанин Алексей Иванович Винокуров, членами городской управы - мещанин Иван Петрович Винокуров (дом Винокуровых, построенный в 1880-х гг., с небольшими перестройками 1903 г., сохранился - Гагарина, 52, теперь в нём Киржачский краеведческий музей), потомственный почётный гражданин Иван Михайлович Поздняков (здание трактира Позднякова, построенное в конце XIX в., стоит на ул. Московской, 53). Делопроизводителем суда и секретарём управы был Сергей Петрович Козлов.

    Секретарём городской думы был инженер-технолог Сергей Васильевич Недыхляев. Делами торговли ведала Городская торговая депутация, членами которой были потомственный почётный гражданин Иван Михайлович Поздняков и мещанин Яков Фёдорович Смирнов (дом Смирновых, построенный во 2-й половине XIX в., стоит на ул. Гагарина, 26).

    Мещанским старостой был Пётр Ильич Низовцев.

    Далее: Киржач. Исторический очерк - продолжение
    В начало

    Православный интернет-магазин
     
    Rambler's Top100