Зарайский район

Дата публикации или обновления 04.11.2015
  • Храмы Зарайского района Московской области.
  • Зарайский район Московской области

    В современных своих границах Зарайский район Московской области образован в 1929 г. из части земель Зарайского уезда Рязанской губернии и земель Каширского уезда Тульской губернии. Территория Серебрянопрудского района Московской области ранее входила в Тульскую губернию. На северо-западной окраине Зарайска, на берегу р. Осётр, находится источник Белый Колодец.

    Здесь в 1225 г. пришедшие из Корсуни священник Евстафий, его жена Феодосия и сын Евстафий (известный в истории как Евстафий Второй, выдающийся книжник Древней Руси, автор "Повести о разорении Рязани Батыем") и клирик Апоница передали князю Фёдору Юрьевичу икону святителя Николая Чудотворца, ставшую святыней города, чудотворным образом Николы Зарайского (Заразского).

    В «Повести о перенесении иконы Николы Заразского из Корсуня» рассказывается: «В год 6733 (1225). При... рязанском великом князе Юрии Игоревиче принесен был чудотворный образ великого чудотворца Николы Корсунского Заразского из преславного города Херсонеса в пределы рязанские, в область благоверного князя Фёдора Юрьевича Рязанского. А стоял тот чудотворный образ в городе Корсуни посреди града близ церкви Апостола Якова, брата Иоанна Богослова. А в этой церкви Апостола Якова крестился самодержавный и великий князь Владимир Святославич Киевский и всея Руси.

    В год 6732 (1224) явился в видении святой великий чудотворец Никола Корсунский в преславном городе Херсонесе служителю своему, по имени Астафию. И сказал ему великий чудотворец Никола: «Астафий, возьми мой чудотворный образ Корсунский, супругу свою Феодосию и сына своего Астафия и иди в землю Рязанскую. Там хочу пребывать, и чудеса творить, и место то прославить». Астафий пробудился от этого видения и стал ужасаться. А во вторую ночь чудотворец снова ему явился. Астафий в еще больший страх пришел и стал думать: «О великий чудотворец Никола, куда велишь идти? Я, раб твой, ни земли Рязанской не знаю, ни в сердце своем не помышляю. Не знаю той земли, на востоке ли, или на западе, или на юге, или на севере» - так про себя думал.

    И в третью ночь явился чудотворец Астафию, толкая его под ребра и веля немедленно идти на восток, и обещая проводить его до Рязанской земли. Астафий стал трепетать от такого видения и помышлять в сердце своем - как ему оставить город Корсунь.

    И стал медлить, и тотчас напала на него болезнь головы, и покрылись глаза его как чешуей. И стал Астафий скорбеть и плакать. И постепенно стал приходить в разум и каяться в том, что сделал. И прилежно припал к чудотворному образу, и заплакал: «О, великий чудотворец Никола, возвеличенный Господом на небесех и прославленный на земле чудесами! Согрешив перед тобою, владыко: не послушал твоего повеления. Прости меня, грешного раба своего, да будет воля твоя, как изволил». И в то же мгновение прозрел и была голова его здорова, а глаза без бельм, как прежде. Стал Астафий молить всемилостивого Бога и Пречистую Его Матерь, и великого чудотворца Николу, чтобы ему по чудотворцеву повелению достигнуть желаемого: дойти до указанного места Рязанской земли...

    Великий чудотворец Никола явился Астафию и сказал ему: «Иди в устье Днепра в Понтийское море и сядь в корабль, и доплыви до моря Варяжского в Немецкой области. И оттуда пойдешь сухим путем до Великого Новгорода и далее в Рязанскую область не только беспрепятственно, но и с почетом». Астафий немедля взял чудотворный образ великого чудотворца Николы Корсунского и жену свою Феодосию, и сына своего Астафия, и одного из клириков приближенных своих... и направился в путь, как чудотворец приказал, охраняемый Богом, и чудотворец ему путь указывал. Пришел в устье Днепра... и далее пошел в Немецкую область в город Кесь... И пошел оттуда сухим путем, и пришел в Великий Новгород к великому князю Ярославу Всеволодовичу и к сыну его князю Александру, и пробыл там много дней. Великий чудотворец стал там великие чудеса творить... Астафий взял чудотворный образ Николы, отправился в путь с великою радостью и славою... И через много дней дошел до Рязанской земли...

    Явился великий чудотворец Никола благоверному князю Фёдору Юрьевичу Рязанскому и возвестил ему прибытие чудотворного своего образа Корсунского, и сказал: «Князь, иди встречать чудотворный образ мой Корсунский, ибо хочу здесь пребывать и чудеса творить. И умолю о тебе Всемилостивого и Человеколюбивого владыку Христа, сына Божия - да дарует тебе венец царствия небесного, и жене твоей, и сыну твоему». Благоверный князь Фёдор Юрьевич восстал ото сна и устрашился от такого видения, и стал помышлять в тайном храме сердца своего, будучи объят страхом.

    И не поведал никому страшного видения, и стал думать: «О, великий чудотворец Никола! как же умолишь обо мне Милостивого Бога, чтобы сподобил меня венца царствия небесного и жену мою, и сына моего: я ведь и в браке не состою, и плода чрева не имею». Но тотчас направился встречать чудотворный образ, как ему чудотворец повелел. И пришел в то место, о котором говорили, и увидел издалека как бы неизреченный свет, блистающий от чудотворного образа. И припал к чудотворному образу Николы любовно с сокрушенным сердцем, испуская слезы из глаз, как струю. И принял чудотворный образ, и принес во область свою. И тотчас послал весть отцу своему великому князю Юрию Ингоревичу Рязанскому, веля поведать ему о прибытии чудотворного образа Николы из Корсуня-града.

    Великий князь Георгий Ингоревич услышал о прибытии чудотворного образа Николы и возблагодарил Бога и угодника его чудотворца Николу за то, что посетил Бог людей своих и не забыл создание рук своих. Князь великий взял с собою епископа Ефросина Святогорца и тотчас пошел в область к сыну своему князю Фёдору Юрьевичу. И увидел от чудотворного образа великие и преславные чудеса, и исполнился радости о его преславных чудесах. И создал храм во имя святого великого чудотворца Николы Корсунсксго. И освятил его епископ Ефросин, и торжествовал светло, и вернулся в свой город. Спустя немного лет князь Фёдор Юрьевич сочетался браком, взяв супругу из царского рода именем Евпраксию. И вскоре и сына родила именем Ивана Постника».

    Чудотворный образ получил наименование после страшных событий, разразившихся над Русью в 1237 г. Об этом рассказывает «Повесть о разорении Рязани Батыем»: «В год 6747 (1237). В двенадцатый год по перенесении чудотворного образа из Корсуня пришел на Русскую землю безбожный царь Батый со множеством воинов татарских и стал на реке на Воронеже близ земли Рязанской. И прислал послов непутевых на Рязань к великому князю Юрию Ингваревичу Рязанскому, требуя у него десятой доли во всем: во князьях, во всяких людях и в остальном. И услышал великий князь Юрий Ингваревич Рязанский о нашествии безбожного царя Батыя и тотчас послал в город Владимир к благоверному великому князю Георгию Всеволодовичу Владимирскому, прося у него помощи против безбожного царя Батыя или чтобы сам на него пошел.

    Князь великий Георгий Всеволодович Владимирский и сам не пошел, и помощи не послал, задумав один сразиться с Батыем. И услышал великий князь Юрий Ингваревич Рязанский, что нет ему помощи от великого князя Георгия Всеволодовича Владимирского, и тотчас послал за братьями своими: за князем Давидом Ингваревичем Муромским, и за князем Глебом Ингваревичем Коломенским, и за князем Олегом Красным, и за Всеволодом Пронским, и за другими князьями. И стали совет держать - как утолить нечестивца дарами. И послал сына своего князя Фёдора Юрьевича Рязанского к безбожному царю Батыю с дарами и мольбами великими, чтобы не ходил войной на Рязанскую землю.

    И пришел князь Фёдор Юрьевич на реку на Воронеж к царю Батыю, и принес ему дары, и молил царя, чтобы не воевал Рязанской земли. Безбожный же, лживый и немилосердный царь Батый дары принял и во лжи своей притворно обещал не ходить войной на Рязанскую землю, но только похвалялся и грозился повоевать всю Русскую землю.

    И стал у князей рязанских дочерей и сестер к себе на ложе просить. И некто из вельмож рязанских по зависти донес безбожному царю Батыю, что имеет князь Фёдор Юрьевич Рязанский княгиню из царского рода и что всех прекраснее она телом своим. Царь Батый лукав был и немилостив, в неверии своем распалился в похоти своей и сказал князю Фёдору Юрьевичу: «Дай мне, княже, изведать красоту жены твоей». Благоверный же князь Фёдор Юрьевич Рязанский посмеялся и ответил царю: «Не годится нам, христианам, водить к тебе, нечестивому царю, жен своих на блуд. Когда нас одолеешь, тогда и женами нашими владеть будешь». Безбожный царь Батый оскорбился и разъярился и тотчас повелел убить благоверного князя Фёдора Юрьевича, а тело его велел бросить на растерзание зверям и птицам, и других князей и воинов лучших поубивал.

    И один из пестунов князя Фёдора Юрьевича, по имени Апоница, укрылся и горько плакал, смотря на славное тело честного своего господина. И увидев, что никто его не охраняет, взял возлюбленного своего государя и тайно схоронил его. И поспешил к благоверной княгине Евпраксии, и рассказал ей, как нечестивый царь Батый убил благоверного князя Фёдора Юрьевича. Благоверная же княгиня Евпраксия стояла в то время в превысоком тереме своем и держала любимое чадо свое князя Ивана Фёдоровича, и как услышала она смертоносные слова, исполненные горести, бросилась она из превысокого терема своего с сыном своим князем Иваном прямо на землю и разбилась до смерти».

    Многие считают, что это событие дало имя городу. Княгиня пред лицом врагов, не имея защитника, «заразилась» - умерла зараз, сразу. Тела княгини Евпраксии, княжича Ивана, а позднее и князя Фёдора, погребены у Никольского храма. Позднее над гробами был поставлен Иоанно-Предтеченский храм. Могилы находились под его алтарём, но когда вместо деревянного храма был построен каменный, они оказались вне алтаря. В 1655 г. стольник, князь Никита Григорьевич Гагарин поставил по обету над могилами князя Фёдора, княгини Евпраксии и княжича Ивана памятник (три каменных креста). Он разрушен в 1930 г., теперь его собираются восстанавливать, место погребения обозначено деревянными крестами. В 1896 г. трагическое событие начальной истории города вдохновило художника-передвижника Николая Сергеевича Матвеева (1855-1938) на создание картины «Княгиня Евпраксия Рязанская».

    С. Красное, будущий Зарайск, было взято Батыем и сожжено.

    Зарайская земля была постоянно разоряема набегами татар. В 1513, 1517, 1527 гг. отряды крымских татар встречала 11-башенная деревянная крепость, а в 1533 г. они наткнулись на каменную твердыню: «поставлен бысть град камен на Осетре у Николы Зарайского». Работы по её сооружению при слиянии р. Осетр и р. Монастырки начались в 1528 г. и закончились в 1531 г. Прямоугольная крепость со стенами высотой в 9 метров и толщиной в 3 метра находилась внутри острога - деревянных стен - и явилась надёжным убежищем для окрестных жителей. Она имела четыре мощных угловых башни: Караульную (северо-западную), Тайнинскую (юго-западную), Казённую и Наугольную - и три проездных: на севере Никольскую (слева щ м от её ворот стоит Никольская часовня, построенная в XIX в.), на западе Егорьевскую, на юге Спасскую. В 1533 г. Зарайск посетил великий князь Московский Василий III.

    В 1608 г. польскому военачальнику Лисовскому удалось взять крепость, однако удержаться в ней он не смог. В 1610 г., во время Смуты, воеводой в Зарайске был князь Дмитрий Пожарский. Историк Забелин пишет, что если бы вся Русь имела таких воевод, то и не было бы Смутного времени, позора и разорения страны.

    В наградной грамоте князя сказано: «Против врагов стоял крепко и мужественно... на воровскую прелесть и смуту ни на которую не покусился, стоял в твердости разума своего крепко и непоколебимо, безо всякия шатости», В 1610 г. Коломна присягнула самозванцу, «тушинскому вору», и коломенцы послали грамоты в Каширу и в Зарайск, требуя и там такой же присяги. Кашира с радостью исполнила их желание, и хотя воевода, князь Ромодановский воспротивился целовать крест вору, но его едва не убили, силой заставили присягнуть, да вдобавок самого же послали к вору с повинной.

    Дошла очередь и до Зарайска. Здесь по получении коломенской грамоты все горожане стеклись к воеводе, чтоб также целовал крест вору. Но Пожарский стал крепко с немногими людьми, которые потому и не колебались, что видели опору в воеводе. Толпы приходили к нему, хотели даже убить, но он ни на что не поддавался. Сильно укреплял его и соборный протопоп Дмитрий, благословляя лучше умереть. Воевода, видя, что поборников за правду мало, заперся с ними в кремле в осаду. Впрочем, сильной его опорой в этом случае было то, что для смутного времени в кремль свезено было всё имущество и все кормовые запасы горожан, так что, оставшись за стенами, они остались без денег и без продовольствия.

    Это принудило мятежников покориться; они пришли к воеводе с повинной и с речами, что поцелуют крест тому, кто будет Московскому государству царь. Пожарский отвечал: и теперь есть царь - для чего требуете другого? Пожалуй, говорили горожане, мы согласны: если царь Василий будет по-старому, будем и ему служить, а будет кто иной, и тому будем служить. Все дело, следовательно, состояло в том, чтобы служить избранному царю, а не самозванцу. На том Пожарский и укрепился с народом крестным целованием. Утвердившись, начали ходить на воровских людей и их побивать, и вскоре обратили на свой путь и Коломну. Пожарский, подкрепляя мудрыми действиями свою храбрость, умел добиваться успеха. Воеводой в Зарайске он оставался и во время междуцарствия.

    Патриарх Гермоген после занятия Москвы поляками благословлял всеобщий поход к Москве. Правда, он разрешал присягу королевичу польскому, но ставил неизменным условием его крещение в православие и очищение государства от литовских полков. Правящая изменная власть, желая расстроить поход рязанского ополчения под предводительством Прокопия Ляпунова, призвала воевать на рязанские места так называемых черкас, малороссийских казаков, с которыми, конечно, тотчас соединились толпы русских воров под предводительством Исая (или Исака) Сунбулова.

    Повоевав многие места, они среди прочих захватили Пронск. Ляпунов выбил их оттуда, но затем сам был загнан в этот город, в тесную осаду. Пожарский, собравшись с рязанцами и коломничами, двинулся к Пронску и освободил Ляпунова и проводил его к Рязани. Черкасы отступили к Михайлову, а Пожарский поспешил в Зарайск, ибо ожидал и туда врагов. Действительно, следом за ним явились черкасы и Сунбулов, в ночь они взяли острог. Пожарский с городовыми людьми вышел против них из кремля, выбил вон и гнал далеко, побивая без пощады. Сунбулов утёк к Москве, а черкасы побежали на Украину. Подвиг был чуден и потому приписан чудотворению Николы Зарайского.

    В 1673 г. 8 июля произошло заступничество Божией Матери через её Казанскую Зарайскую икону за город при нападении крымских татар. Воевода Матвей Фёдорович Карандеев разгромил их отряд, возглавив ополчение горожан.

    В 1778 г. Зарайск стал уездным городом Рязанской губернии. При этом по численности жителей и по их богатству он превосходил Рязань, отчего и считался «первостепенным» городом губернии. В Зарайске было много ремесленников и купцов.

    Рязанские архиепископы с 1804 г. стали именоваться Рязанскими и Зарайскими.

    Город получил регулярный план. В 1779 г. указом Екатерины II утверждён его герб: на голубом поле старая городская башня, освещенная лучами восходящего солнца, что означало, что "сей город новым учреждением паки возобновлен". И действительно, на конец XVIII - начало XIX вв. пришёлся его расцвет. Через Зарайск пролегал оживлённый Астраханский тракт. Многие купцы составили себе состояния, перегоняя гурты скота, купленные в южных губерниях, в Москву и Петербург. В 1770-х гг. в городе числилось 1808 купцов, треть из них принадлежали к 1-й и 2-й гильдиям. В 1798 г. уже был каменный гостиный двор (большая часть его разобрана в 1930-е гг.). В начале XIX в. построен магистрат, и в 1840-х гг. - присутственные места. В городе было много каменных купеческих особняков, похожих на дома Ярцева, Иванова, Локтева.

    В 1813 г. в Зарайске, в семье уездного предводителя дворянства Василия Павловича Селиванова, родился сын Василий, будущий писатель и краевед. Он воспитывался в Москве, в пансионе преподавателя Московского университета Ф.И. Кистера, потом служил в драгунском полку, в 1830-1831 гг. воевал в Польше, в 1843 г. с чином капитана вышел в отставку. Поселился в сельце Любава. 13 лет он занимался сельским хозяйством, сотрудничал в журналах, увлёкся археологией. В 1851 г. издал 1-й выпуск "Рязанских древностей", в 1856 г. "Год русского земледельца" (отрывки из этого произведения помещались во многие хрестоматии и сборники). С 1856 г. публиковал статьи в журнале "Сельское хозяйство".

    В 1857 г. поступил на службу в Палату государственных имуществ, в 1858 г. выпустил очерк "День помещика", рассказ "Мировой сход". В 1859 г. перешёл в Московский воспитательный дом, где прослужил девять лет. В 1860 г. напечатал очерк "Чудотворный образ святителя Христова и чудотворца Николая Зарайского" со своим рисунком, в 1866 г. - "Обзор Московского воспитательного дома", в 1868 г. - "Из давних воспоминаний". Вернулся в Зарайск, отдался земской деятельности, был уездным и губернским гласным, председателем училищного совета и непременным членом уездного по крестьянским делам присутствия. Скончался от разрыва сердца в 1875 г. Посмертно, в 1880 г., были изданы "Предания и воспоминания", увлекательный рассказ об обычаях и нравах помещиков начала XIX в.

    Старший брат Василия Васильевича, Илья Васильевич Селиванов (1810-1882 гг.) был писателем, автором рассказов "Полесовщики", "Контрабанда" и других, а также интересных "Записок дворянина-помещика, бывшего в должности предводителя, судьи и председателя палаты".

    Сын Василия Васильевича, Алексей (1851-1915 гг.), родившийся в Зарайске, был вольнослушателем Московского университета, затем служил в Рязани чиновником особых поручений. Занимался естественными науками, статистикой и археологией. По его инициативе созданы Рязанская учёная архивная комиссия и исторический музей. Он был членом-корреспондентом Московского археологического общества, почётным членом Петербургского археологического института. Издал "Сборник статистических сведений по Рязанской губернии».

    В 1818 г. в зарайском сельце Ивачово, в обедневшей дворянской семье, родился будущий инженер, профессор, основатель Императорского технического училища в Москве (ныне МГТУ им. Баумана) Александр Степанович Ершов (1818-1867). Он учился в Зарайском уездном училище, Рязанской гимназии и Московском университете, продолжил образование в Петербургском технологическом институте и в Институте корпуса инженеров путей сообщения. С научными целями был командирован в Германию. Защитил магистерскую диссертацию, стал профессором Московского университета, преподавал практическую механику и начертательную геометрию в ремесленном училище, которое в 1868 г. его трудами и превратилось в высшее техническое.

    В 1833-1834 гг. в Зарайске был расквартирован Тарутинский егерский полк, участвовавший в боевых действиях на Кавказе. Унтер-офицером в этом полку служил поэт Александр Иванович Полежаев (1804-1838 гг.).

    В 1903-1904 гг. в Зарайске проходил службу военный инженер Николай Яковлевич Мясковский (1881-1950 гг.), композитор, будущий профессор, заслуженный деятель искусств, народный артист СССР, лауреат Государственной премии СССР. Во время службы в Зарайске он создал серию романсов на стихи К. Бальмонта, сюиту и хоровое произведение «Ковыль».

    В 1847 г. был проложен новый Астраханский тракт, который оставил Зарайск в стороне, торговля в городе стала падать, многие купцы стали переселяться в Москву и другие промышленные центры, вкладывать деньги в производство. Одним из таких семейств были Бахрушины, знаменитые промышленники, меценаты и коллекционеры. Выйдя из г. Касимова, они поселились в Зарайске в конце XVI в., торговали скотом и кожами. В 1821 г. Алексей Фёдорович Бахрушин (1792-1848 гг.) перебрался в Москву, где в 1834 г. основал кожевенную фабрику. Семья переезжала на телегах со всем скарбом, младшего сына Александра (будущего почётного гражданина Москвы) везли в бельевой корзине.

    По смерти Алексея Фёдоровича дело продолжила его вдова Наталья Ивановна (1793-1862 гг.) с сыновьями Петром, Александром и « Василием. Главным считался Пётр (ум. 1894, на фотографии он с женой и сыновьями), который был гораздо старше братьев. Они называли его "вы, батюшка братец Пётр Алексеевич", он им говорил "ты". За стол не садились до его прихода, после трапезы подходили к его руке. Хозяйство братья вели сообща. Появилась ещё и суконная фабрика. Пётр Алексеевич был женат на Екатерине Ивановне Митрофановой, у них из 18 детей 9 умерли в раннем возрасте. У всех его четырёх сыновей: Дмитрия, Алексея, Николая и Константина Петровичей - были многодетные семьи.

    Почётным гражданином Москвы и Зарайска стал меценат и коллекционер, московский купец Алексей Петрович Бахрушин (1853-1904 гг.). В его библиотеке насчитывалось более 25000 томов, в том числе собрание книг о России и уникальная коллекция изданий по музейному делу. Александр Алексеевич Бахрушин (1823-1916), женатый на Елене Михайловне Постниковой, много лет был московским гласным, щедро жертвовал на приюты и на просвещение. Его последним делом было пожертвование на создание в Зарайске больницы, родильного дома и амбулатории имени Алексея и Наталии Бахрушиных. Перед кончиной он выразил твёрдое желание, чтобы имя Бахрушиных было снято с этого учреждения и чтобы оно называлось "Во имя святителя Николая чудотворца".

    Его сын Алексей Александрович (1865-1929 гг.), крупный фабрикант, театральный и общественный деятель, основал в Москве театральный музей. Владимир Александрович Бахрушин, женатый на Елизавете Сергеевне Перловой, был также известным в Москве деятелем. Его сын Сергей Владимирович (1882-1950) был историком, членом-корреспондентом АН СССР.

    В Зарайске Бахрушины в 1868 г. основали школу, где бесплатно по программе народных училищ обучалось 150 детей, и две богадельни, при одной из которых, устроенной на северной окраине города в 1857 г., была построена церковь Казанской иконы Божией Матери (освящена в 1879 г.) В советское время храм закрыт, перестроен, в нем разместили приёмный покой больницы. В 1998 г. передан Русской Православной Церкви.

    Зарайское духовное училище - одно из старейших, оно основано в 1812 г. Первоначально оно размещалось во временном деревянном здании близ Богоявленских ворот Зарайского кремля. В 1864 г. на пожертвования прихожан и средства архиепископа Воронежского Иосифа (уроженца с. Кобылье, выпускника этого училища) на месте деревянного выстроено каменное здание. В училище в 1873-1875 гг. преподавал сын священника из с. Дединово (в наше время в Луховицком районе) Александр Иванович Константиновский (1849 - после 1910), с 1895 г. директор Псковской учительской семинарии, автор учебных пособий про русской литературе. С 1867 по 1893 г. латинский язык преподавал священник Иоанн Добролюбов (1838-1903), автор четырёхтомного «Историко-статистического описания церквей и монастырей Рязанской епархии».

    Первый том этого труда, основного для всех краеведов, занимающихся церковной историей Рязанской земли, вышел в Зарайске в 1884 г. Смотрителем училища в последний период его существования был историк и педагог Александр Михайлович Пальмин (ум. 1931).

    Учились здесь дети священно- и церковнослужителей Зарайского, Егорьевского и Михайловского уездов Рязанской губернии, среди выпускников были как простые священнослужители, так и те, что впоследствии стали известными церковными деятелями. Например, Иван Иванович Богословский (1800-1865, родом из с. Кобылье, монашеское имя Иосиф), по окончании Московской духовной академии (1828) преподавал в духовных учебных заведениях, с 1842 г. епископ Дмитровский, с 1849 г. епископ Оренбургский, с 1853 г. епископ Воронежский, с 1860 г. архиепископ.

    Степан Михайлович Троицкий (монашеское имя Смарагд, 1836-1886) окончил Санкт-Петербургскую, духовную академию, с 1867 г. стал настоятелем духовной миссии в Константинополе, с 1885 г. епископом Ковенским, викарием Литовской епархии. Некоторые выпускники училища, которых Господь не призвал на служение в священном сане, стали известными учёными. Среди них два сына зарайского священника - академик, филолог Виктор Владимирович Виноградов (1895-1969) и доктор экономических наук, профессор Николай Владимирович Виноградов (1896-1975), педагог и филолог Николай Васильевич Гиацинтов (1850-1915), сын священника с. Столпово, физиолог, доктор медицины и профессор Иван Тимофеевич Глебов (1806-1884), сын священника с. Глебово-Городище, последний председатель Товарищества художников-передвижников, поэт Павел Александрович Радимов (1887-1967), сын священника Зарайской кладбищенской церкви, окончивший семинарию и Московскую Духовную академию, преподававший литературу в Псковской духовной семинарии, в 1917 г. преподаватель, позднее директор, Зарайского педагогического училища, в 1924 г. высланный в Нижегородскую область, Евгений Алексеевич Арбеков (1891-1975), сын священника, педагог Николай Петрович Столпянский.(1834-1909), который был одним из активных организаторов народных школ - воскресных, вечерних и летних, - особенно школ для взрослых.

    В короткое время и за весьма умеренную плату крестьяне, мещане, рабочие осваивали грамоту и азы арифметики. Летом преподавали, как правило, студенты, у которых были каникулы. Для этого Н.П. Столпянский, когда он ещё и сам учился в Медико-хирургической академии, создал общество из 30 своих товарищей. У петербургских торговцев были собраны деньги на покупку пособий, и все студенты-учителя были снабжены учебниками. По поручению военного ведомства в 1883-1888 гг. Николай Петрович занимался обучением грамоте молодых солдат в семи гвардейских полках Петербурга и в войсках Финляндского округа.

    Ему и ранее приходилось по просьбе командиров полков давать солдатам открытые уроки. Один из них посетили император Александр II с императрицей. Урок им понравился, и они удостоили учителя денежного вознаграждения. Столпянский разработал методику, дающую возможность в сжатые сроки (как правило, в первую зиму службы) обучить новобранцев грамоте. Он использовал так называемый словесный метод, не беря мел в руки.

    Его речь была четкой, понятной, доступной, одухотворённой. Неутомимый педагог сотрудничал в ряде периодических изданий: "Народная газета", "Русское богатство", "Сельская беседа", "Грамотей", несколько лет редактировал журнал "Школьная жизнь", был автором многочисленных учебников и пособий. Наиболее известные его труды - "Азбука с прописями" (1864), "Букварь для народных школ" (1865), "Народная азбука" (1867), "Солдатская азбука" (1870), "Звездочка: азбука для обучения молодых солдат" (1878), "Учебник арифметики" и другие. Известно около 30 литературно-педагогических трудов Н.П. Столпянского. Они постоянно переиздавались, Их общий тираж превысил 2 миллиона! Так, только до 1887 г. "Народная азбука" выдержала 25 изданий.

    В 1918 г. духовное училище закрыли, библиотеку и имущество разграбили.

    До епископа Палладия (с 1764 г. именовался Рязанским и Шацким) митрополиты, архиепископы и епископы, занимавшие Рязанскую кафедру, именовались Рязанскими и Муромскими. Сменивший его архиепископ Рязанский и Шатский Симон (Лагов, ум. 17.01.1804 г.) с 16.10.1799 г. стал именоваться Рязанским и Зарайским. Тот же титул носили другие известные архиереи Русской Православной Церкви: с 1809 г. Феофилакт (Русанов, с 1817 г. экзарх Грузии), с 1825 по 1828 гг. Филарет (Амфитеатров, епископ, с 1826 г. архиепископ, будущий митрополит Киевский, член Российской академии), с 1828 по 1831 гг. Григорий (Постников, с 1856 г. митрополит Санкт-Петербургский), с 1876 по 1882 гг. Палладий (Раев, епископ, с 1881 г. архиепископ, будущий митрополит Санкт-Петербургский), Борис (Соколов, ум. 21.02.1928), с 1928 по 1936 гг. священномученик Иувеналий (Масловский, в заключении с 1936 г., расстрелян 25.10.1937 г.).

    С 1965 по 1969 гг. епископом Зарайским был преосвященный Ювеналий, ныне митрополит Крутицкий и Коломенский, постоянный член Священного Синода, управляющий Московской епархией. В1917-1918 гг. в Зарайске жила основательница Свято-Богородицкой общины княгиня Ольга Александровна Шаховская (11.06.1848 - ум. после 1917), урождённая Озерова. Её сестра Елена вышла замуж за церковного писателя Сергея Александровича Нилуса. Ольга Александровна стала второй женой (первая - Анна Михайловна, урождённая Виельгорская, - умерла в 1861 г.) князя Александра Ивановича Шаховского (1822-1891), генерал-лейтенанта, члена общества поощрения художников, а вскоре ей пришлось обратиться в сестру милосердия при парализованном муже. Она воспитала его дочь от первого брака Марию и выдала её за графа Фёдора Эдуардовича Келлера.

    В 1902 г., после смерти мужа, Ольга Александровна была пострижена в монашество с именем София и назначена игуменьей Вировского монастыря в Польше. Мать София управляла обителью в течение двух лет, при ней был построен второй храм, но в её годы уже трудно было вести сложные хозяйственные, школьные и другие дела, она пожелала выйти на покой и при новой настоятельнице несла послушание письмоводительницы. В 1909 г. матушка София создала небольшую монашескую общину во имя Пресвятой Богородицы в Зарайске (на Михайловской улице). Становлению общины помогали Бахрушины, в ней были церковь, келий, хозяйственные постройки, иконописная мастерская, сад. Сестры жили на началах строгого общежития, не имея своих вещей. Был приют для сирот, некоторые сестры ходили в город ухаживать за неимущими больными. После революции монастырь закрыт, позднее разрушены его здания.

    В том же 1909 г. при сельце Воронине при участии (в начальный период) епископа Арсения (Жадановского, расстрелян в 1937 г.), возникла Гефсиманская женская монашеская община. Она была известна императорской фамилии, здесь хранилась плащаница - дар императрицы Александры Фёдоровны, и иконы - дар великой княгини Елизаветы Фёдоровны (причислены к лику новомучеников и исповедников Российских).

    Борьба с верой собственного народа обернулась невосполнимыми потерями. Были закрыты и разорены все, кроме одного, храмы района, многие из них уничтожены. За веру претерпевали гонения и смерть православные христиане. Расстрелян 3 декабря 1937 г. проживавший в с. Стрелецкая Слобода на южной окраине Зарайска священник Иван Заболотный (род. 1899). Расстреляны игумен Евтихий (Качур, 1891-1937), протоиерей Иоанн Смирнов7Т873-1937, причислен к лику новомучеников Российских), Михаил Васильевич Рождествин (1872-1937), о. Алексий Аманов (1870-1937, причислен к лику новомучеников Российских), о. Петр Перлов, о. Петр Соловьёв, о. Владимир Филонов (1888-1937), о. Петр Успенский, о. Николай Головин (1880-1837), о. Симеон Трушин (1877-1937), о. Андрей Шерш-нев (расстрелян в 1937 г.), о. Николай Зеленое, о. Михаил Букринский (1869-1938), монахини Елизавета Павлова, Прасковья Ро-манюк, Мария Григорьева.

    В Зарайске в начале XX в. было 13 храмов, в советское время полностью разрушены церкви Вознесения (на этом месте, на площади Дмитрия Пожарского, в древности располагался монастырь, упразднённый в 1764 г., во 2-й половине XVIII в. был построен каменный храм), Богоявления (построена в Стрелецкой слободе, за Егорьевскими воротами, перестроена в камне в 1762 г.), Спасская (построена в 1768 г. у Спасских ворот кремля за речкой), Спасская Единоверческая с приделом святых праведных Захария и Елизаветы (1856), Входноиерусалимская церковь в Егорьевской слободе (деревянная, которая тогда именовалась Георгиевской, построена в 1646 г. в вотчине князя Я.К. Черкасского, заменена каменной в 1783 г.), взорвана колокольня Иоанно-Предтеченского храма в кремле.

    Уничтожена Никольская часовня на Екатерининской улице (на её месте - памятник Ленину). В районе полностью разрушены храмы: Казанский в с. Астрамьево (1826), Никольский в с. Авдееве, Никольский в с. Апоничищи, Скорбященская церковь в с. Ивановское (Любава), Казанская в с. Карташово, Знаменская в с. Макеево, Введенская церковь в с. Жилконцы (до сих пор изображаемая на картах, хотя сломана в 1940-х гг.) Кобыльский Погост со Спасской церковью (1814), церковь Рождества Божией Матери в с. Лошатово, деревянный храм Рождества Божией Матери в с. Плуталово (1751), Никольский храм в с. Столпово (1752), церковь Рождества Божией Матери в с. Старынино, Казанский храм в с. Кувшиново (1786), церковь Великомученика Димитрия Солунского в с. Троена (1823)., Тихвинский храм в с. Беззубово, Успенская церковь в с. Дудино, Никольская в с. Косяево, церковь Михаила Архангела в с. Петрово, Никольский храм в с. Узуново.

    В с. Кормовое (Серебрянопрудский район) разрушен деревянный храм Святителя Николая, в котором триста лет подряд служили предки святителя Московского (только его отец перешёл служить из села в г. Коломну).

    Красивая, кирпичная с башенками ограда зарайского кладбища, расположенная на холме, построена в 1908 г. по инициативе городского головы (с 1898 по 1917 гг.) Николая Ивановича Ярцева (1854 - после 1917 г., он похоронен на кладбище, но могила его утеряна). Но уже не возвышается над оградой купол кладбищенской церкви Рождества Божией Матери с приделом Успения Пресвятой Богородицы (1809). Она стояла сразу за главными воротами. На несколько запущенном кладбище похоронены многие знаменитые жители города. В Зарайске окончил свои дни сын местного священника, протодиакон московского Успенского собора Василий Лаврентьевич Юстов (1843-1916). В городе жила и умерла писательница, автор повестей "Рассказ экономки" и "Рассказ дворянки" Прасковья Дмитриевна Хвощинская (1832-1916).

    Здесь погребён сын известного русского художника В.В. Пукирева (автора картины "Неравный брак") и тоже художник, педагог Фёдор Васильевич Пукирев (1845-1887), он окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества, последний год своей жизни преподавал в Зарайском реальном училище. В городе родилась, умерла и похоронена скульптор Анна Семёновна Голубкина (1864 - 1927). Сохранившееся надгробие потомственного почётного гражданина Николая Николаевича Шолохова напоминает о родовых корнях писателя, лауреата Нобелевской премии М.А. Шолохова.

    В 1880-х гг. его дед М.М. Шолохов с семьёй переехал из Зарайска в область Войска Донского. На кладбище похоронен много сделавший для возрождения церковной жизни в Зарайске протоиерей Георгий Щеглов (1936-1992). Малые ворота кладбища ведут к двум полуразрушенным часовням, построенным во 2-й половине XIX в.

    Эта книга, 30-я в серии, написана по результатам краеведческих экскурсий приходской школы при Иоанно-Богословском храме г. Ликино-Дулёво Орехово-Зуевского благочиния Московской епархии. Использована дореволюционная и современная литература, в том числе церковная периодика, книги: Добролюбов И. В. "Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии, ныне существующих и упраздненных с списками их настоятелей за XVII, XVIII, XIX вв." (т. 1. Зарайск, 1884, тт. 2-4, Рязань 1885-1891), "Житие и чудеса Святителя Николая Чудотворца, Архиепископа Мирликийского" (СПб. 1998), И.К. Смолич "История Русской Церкви" (М., 1996), Г.Н. Анпилогов "Рязанская писцовая приправочная книга конца XVI в." (МГУ, 1982), «Повести о Николе Заразском» (Зарайск, 1996), ПАМО, (вып. 2, М., 1999), В.И. Полянчев "Зарайская энциклопедия" (М., 1995), Ю. Тюрин "Зарайск" (М., 1971), "Монастыри и храмы Московской епархии" (М., 1999 г.), А.А. Колмовский "Памятники архитектуры Подмосковья" (М., 2000), "Города Подмосковья, ( кн. 3, М., 1981), Ю.А. Бахрушин "Воспоминания" (М., 1994), Н. Полунина "Коллекционеры старой Москвы" (М., 1997), Монахиня Таисия "Русское Православное женское монашество" (Сергиева Лавра, 1992), А.Б. Чижков "Подмосковные усадьбы сегодня" (М., 2000), Л. Гроссман "Достоевский" (М., 1962), СВ. Белов "Достоевский и его окружение" (СПб., 2001), А.Г. Достоевская "Воспоминания" (М, 1987), И.В. Селиванов, СТ. Славутинский "Из провинциальной жизни" (М., 1985), "Русский биографический словарь" (М., 1999), «Русские писатели» (М., 1999), И. Забелин "Минин и Пожарский (М., 1999), "1000 лет русского предпринимательства" (М., 1995), "Религиозные объединения Московской области" (М, 1998), "Справочник-путеводитель по монастырям" (вып. 1, М., 2001), П. Бурышкин "Москва купеческая" (М., 1991) и другая литература. В книге использованы материалы, предоставленные краеведом, заслуженным работником культуры России, почётным гражданином г. Зарайска Владимиром Ивановичем Полянчевым и краеведом Ольгой Владимировной Полянчевой.


    Источник материала: книга «Г. Зарайск. Храмы Зарайского и Серебрянопрудского районов». Протоиерей Олег Пэнэжко. Владимир, 2002. См. Книги протоиерея Олега Пэнежко.

    В начало

    336x280
    Православный интернет-магазин
     
    Rambler's Top100