Наро-Фоминский район

Дата публикации или обновления 04.11.2015
  • Храмы Наро-Фоминского района Московской области.
  • Наро-Фоминский район Московской области

    Наро-Фоминский район в сегодняшних своих границах существует с 1959 г., когда к нему был присоединён Верейский район, и включает в себя часть земель, входивших в Верейский, Звенигородский, Подольский уезды Московской губернии и Боровский уезд Калужской губернии.

    Историческим центром местности был г. Верея. Первый документ, в котором он назван, относится к 1371 г. Правда, есть предположение, что упомянутая в летописи под 1159 г. Вереисча - та же Верея. Её существование в домонгольский период как волости Черниговского княжества допускали историки СМ. Соловьев, П.В. Голубовский, известный русский географ В.П. Семёнов.

    Во 2-й половине XIII в. земли по р. Протве, в том числе Верея, вошли в состав Рязанского княжества, но усиление Москвы с первых десятилетий XIV в. значительно ослабило позиции Рязани на окских берегах выше Коломны, постепенно власть рязанских князей здесь приобретала номинальный характер. Появление литовского войска у стен Москвы в 1368 г. поставило московских князей перед необходимостью укрепления юго-западных границ своего княжества. Вскоре Ольгерд Литовский вторично "воевал" Московскую землю и вместе со Святославом Смоленским в 1371 г. овладел Вереёй. В условиях участившихся военных столкновений с Литвой московский князь Дмитрий Донской окончательно закрепил за собой Верею, что было достигнуто договором 1382 г. с Олегом Рязанским, где сказано: "Межи нас раздел земли по реку Оку от Коломны вверх по Оце. На Московской стороне почен Новый городок (в устье р. Протвы), Лужа, Боровеск, Верея... то к Москве".

    В XIV в. построена деревянная крепость, валы которой сохранились до нашего времени. В 1389 г. Дмитрий Донской назначил Верею вместе с Можайском, Калугой, Медынью и Белоозером в удел третьему своему сыну Андрею. До 1432 г. она входила в Можайский удел. Затем в Можайске правил старший сын князя Андрея, Иван, а в Верее младший, Михаил, и по 1486 г. она была центром самостоятельного княжества. В 1450 г. Михаил получил от великого князя Василия Васильевича Тёмного и Вышгород, позднее уступил его вместе со звенигородскими волостями Иоанну III. По следующему договору он обязывался считать себя «моложе» всех братьев великого князя. Его единственный наследник Василий Удалой, сын от брака с Еленой Ярославной, княжной Боровской и Малоярославской, в 1469 г. участвовавший в походе на Казань, в 1471 г. и в 1477 гг. в Новгородских походах, в 1480 г. оборонявший от хана Ахмата берег Оки, женился в 1480 г. на Марии Андреевне Палеолог, царевне византийской, племяннице великой княгини Софии Палеолог, которая дала ей в приданое некоторые вещи Марии Тверской, первой жены Иоанна III.

    По случаю рождения внука Дмитрия (1483-1509) Иоанн III захотел одарить этими вещами невестку Елену и, узнав, что они переданы еврейскому князю, послал забрать у него женино приданое, при этом грозил посадить его в заключение. Оскорблённый Василий с женой в 1484 г. бежал в Литву. Тогда Иоанн III отобрал у Михаила Андреевича его отчину Верею и в виде пожалования отдал опять, обязав старика договором: "С сыном своим, князем Василием, тебе не ссылаться...-что я, князь великий, пожаловал тебя своею отчиною Вереею, которую взял за вину у сына твоего, то держать тебе её за собой до самой смерти, а после твоей смерти эта отчина отходит ко мне и моему сыну, которому дам эту твою отчину, поминать нам твою душу". Михаил Андреевич умер в 1486 г. По московско-литовскому договору 1494 г. великий князь Литовский Александр Казимирович обещал князя Василия "не отпущати никуды". Василий умер в 1495 г.

    В "Судебнике Ивана III" Верея упоминается как Веретея. В двойном названии нашли отражение особенности географического положения города. "Верея" в общерусском значении - столбы, на которые навешиваются полотенца ворот. В самом деле, р. Протва, приближаясь к городу, течёт с северо-запада на юго-восток, а, обогнув его, приближается вновь, протекая с юго-востока на северо-запад. Слово же "веретья" В. Даль определяет как рязанское, обозначающее "непоемную гряду, род природного вала, какие бывают на поймах на луговой стороне рек, в несколько рядов и с поперечными перерывами". Город действительно располагается на веретье, не заливаемой в половодье и разрезанной 11-ю глубокими оврагами.

    По завещанию Иоанна III Верею и Вышгород получил его сын Андрей (род. 1490), но в связи с его малолетством выполнение завещания отдавалось на усмотрение другого сына, великого князя Василия Ивановича. Андрей сопровождал его в Смоленском походе, весной 1518 г. был с ним на охоте в Волоке (вместе с братом Семёном, князем Калужским, который умер летом того же года). Убедившись в верности брата, великий князь в феврале 1519 г. отпустил его в Старицкий удел, к которому в том же году придал Верею.

    В 1533 г. Василий III разрешил князю Андрею жениться на дочери князя Андрея Хованского. Когда Василий III был при смерти, князь Андрей принёс присягу его малолетнему сыну Иоанну, что, однако, не спасло его от опалы, в июне 1537 г. он был схвачен вместе с сыном Владимиром и в декабре того же года умер в заключении.

    В 1540 г. князь Владимир Андреевич был выпущен из заточения и получил удел своего отца, причём велено быть у него "бояром иным и дворецкому и детям боярским дворовым не отцовским".

    В 1552 г. в Верейском кремле возведён каменный собор (в перестроенном виде дошёл до нашего времени).

    В 1563 г. по доносу дьяка, посаженного Владимиром Андреевичем в темницу за «худые дела», Иван Грозный призвал князя и его мать Евфроси-нию, митрополита и епископов, уличил мать и сына в неправде, но уважил моление духовенства. Евфросиния, оставив свет, заключилась в Воскресенский Горицкий монастырь, а Владимиру царь дал новых бояр, стольников и дьяков, то есть окружил его надзирателями. Обходился с ним ласково, ездил к нему в гости в Старицу, в Верею, в вышгородские сёла пировать, но под личиной дружелюбия таил злобу.

    В 1567 г. Иван Грозный взял у князя Владимира Старицу, Верею и Алексин, взамен дал Дмитров, Боровск и Звенигород. А в 1569 г. князь был казнён вместе с женой Евдокией Романовной, урождённой княжной Одоевской, его мать извели угарным газом, удел упразднён. С тех пор Верея окончательно вошла в состав Московского государства.

    В Смутное время город был разорён. В 1608 г. Верею захватили отряды Лжедимитрия II. В 1610 г. здесь находился польский гарнизон, обиравший горожан. В 1618 г. польский королевич Владислав дотла сжёг город, на посаде Вереи не осталось никого. В 1620 г. велено "сыскивать про беглых людей... а сыскав тех посадских людей возвращать на посад". В 1625 г. в Верее было 38 посадских дворов, «в осыпи (то есть в окружности валов) соборная церковь, да за осыпью приходская, да три церкви пустых, девять мест церковных (сожжённых деревянных церквей)". Церковь Великомученика Георгия Победоносца на посаде после Смутного времени "стояла без пения", то есть была разорена, богослужения не проводились. Она была возобновлена и освящена около 1629 г. (разрушена в советское время). В 1678 г. в Верее уже 144 двора.

    В XVII - начале XVIII вв. в Верее были воеводами: с 1628 по 1629 г. князь Пётр Андреевич Волконский, Воин Лазаревич Бородин (1635 и 1656), Михаил Иванович Алалыкин (1636-1637), Артемий Иванович Кутузов (1638-1644), Пётр Маркелович Щелин (1650-1653), Михаил Васильевич Колюбакин (1653-1656), Аверкий Родионович Протасов (1659), Тимофей Петрович Савелов (1660-1662), Пётр Григорьевич Сенявин (по 1664), Ефрем Петрович Синбугин (по 1666), Иван Афинеевич Бакеев (по 1671), Осип Иванович Реутов (1671), Иван Никифорович Озеров (1702-1704). Во 2-й половине XVIII в. воеводой был Фёдор Афанасьевич Полунин, автор "Географического лексикона Российской Империи» - первого русского географического словаря (издан в 1773 г.).

    В XVIII - 1-й половине XIX вв. быстро росло торговое значение города. Через него везли с берегов Оки товары на Гжатскую пристань, далее в Петербург и за границу. В 1720-е гг. в Верее было 1500 купцов и посадских. В 1782 г. город стал центром Верейского уезда и по городовому положению 1785 г. получил свой герб: "в диком лесу две дубовые вереи с навесными золотыми крючьями, означающими собой имя данного города". В 1784 г. утверждён его регулярный план.

    В 1787 г. по численности населения (5,9 тысяч жителей, из которых 903 купца) Верея была первым городом в Московской губернии.

    В 1787 г. здесь работало 11 кирпичных заводов, было развито огородничество, выращивали лук на продажу. В 1788 г. большой пожар уничтожил почти всю застройку, но город быстро восстанавливался по новому плану.

    В 1788 г. открылось в специально для него построенном здании первое учебное заведение Вереи - уездное училище. В последней четверти XVIII - начале XIX вв. завершилось строительство почти всех каменных церквей города, возведены здания городского магистрата, торговые ряды, появились каменные купеческие особняки (дом Тарасовых и др.). В 1812 г. Верея была захвачена француза-ми, в уезде началось партизанское движение, центром которого стала Вышегородская волость.. В создании партизанских крестьянских отрядов активное участие принимал верейский священник И.Н. Скобеев. 29 сентября перед самым рассветом партизаны генерала И.С. Дорохова штурмом взяли город. Но уже 11 октября французская армия, отбитая русскими войсками от Малоярославца, снова вступила в город. 15 октября в Верее был уже сам Наполеон.

    Верейский уезд - один из самых дворянских в Московской губернии (67% крестьян уезда были помещичьими). В с. Воскресенки (ныне пос. Птичное), до 1857 г. жил Александр Васильевич Сухово-Кобылин (1817-1903), автор трёх пьес, ставших классикой русского театра: «Свадьба Кречинского» (1851), «Дело» (1861), «Смерть Тарелкина» (1869). На своё творчество он смотрел не как на ремесло профессионала, дающее средства к существованию, и не как на занятия дилетанта, а как на обязанность человека «рассказать о преступности и безжалостности государственной машины, смертельно опасной для частного человека».

    Побуждением послужило то, что он сам в 1850 г. был обвинён в убийстве своей гражданской жены, француженки Луизы Симон-Деманш, уголовное дело тянулось семь лет, дважды его заключали в тюрьму, он испытал на себе всю тяжесть чиновничьего произвола. Светские знакомые отвернулись от него (невиновность доказана уже после его смерти). В 1902 г. Сухово-Кобылин был избран почётным академиком по разряду изящной словесности. От усадьбы сохранились перестроенный главный дом и флигель, церковь взорвана в 1938 г.)

    Старинными вотчинами Щербатовых Литвиново и Плесенское до середины XIX в. владел герой наполеоновских и последующих войн князь Алексей Григорьевич Щербатов. Дом в с. Литвиново теперь перестроен, Успенская церковь (1712 г.) разрушена, в с. Плесенское деревянный дом XVIII в. сгорел в 1990 г., обелиск-памятник войне 1812 г. уничтожен в 1920-х гг. А.Г Щербатов родился в Москве, получил хорошее домашнее образование. В 1782 г. был записан фурьером в лейб-гвардии Семёновский полк. В январе 1792 г. произведён в прапорщики, но продолжал считаться в отпуску. На действительную военную службу вступил в 1796 г. в царствование императора Павла I. В апреле 1796 г. произведён в полковники, а в октябре 1801 г. в генерал-майоры с назначением командиром одного из пехотных полков, но вскоре вышел в отставку по домашним обстоятельствам. Возвратился на службу в 1805 г. Воевал с французами в 1806-07 гг. и за храбрость награждён орденом Святого Георгия 4-й степени.

    Во время русско-турецкой войны 1806-12 гг. находился в Дунайской армии, тяжело ранен в грудь при осаде крепости Шумла. В Отечественную войну 1812 г. командовал 18-й пехотной дивизией. Участвовал в заграничных походах русской армии 1813-14 гг. После возвращения в Россию командовал 6-м пехотным корпусом. В августе 1816 г. пожалован в генерал-адъютанты. В декабре 1823 г. произведён в генералы от инфантерии. Во время польской компании 1831 г. за отличие при взятии Варшавы награждён золотой шпагой с алмазами и лаврами, назначен шефом Костромского полка. С мая 1832 г. - председатель Генерал-аудиториата. В 1835 г. вышел в отставку по болезни. В 1839 г. вновь вернулся на службу, будучи назначен членом Государственного Совета, а в 1840 г. также и председателем Комитета о раненых. В 1843 г. стал исполняющим должность московского военного генерал-губернатора, в 1844 г. утверждён в этой должности.

    Председательствовал в комитете по постройке в Москве храма Христа Спасителя. Окончательно вышел в отставку по болезни в 1848 г. и вскоре скончался на 73-м году жизни, похоронен в Донском монастыре в Москве. Он был дважды женат: с 1809 г. на княжне Екатерине Андреевне, урождённой Вяземской, и с 1817 г. на Софье Степановне Апраксиной, дочери генерала от кавалерии ОС. Апраксина, получившей придворное звание статс-дамы. Она родилась в 1789 г., детство и молодость провела в знаменитом имении отца Ольгово Дмитровского уезда и в Апраксинском доме в Москве у Арбатских ворот (потом здесь расположилось Александровское военное училище). После своей свадьбы княгиня Щербатова поселилась в Москве в доме на Садовой.

    Очень умная и образованная, она была олицетворением знатной дамы, говорила правду в глаза всем, от государя до простого смертного. Будучи воспитана в роскоши, тем не менее отличалась простотой в жизни. Много внимания уделяла делам благотворительности, став учредительницей Дамского попечительства о бедных. Много заботилась также о воспитании и благосостоянии своих детей, которых у нее было шестеро. Княгиня скончалась от воспаления лёгких 5 февраля 1886 г. и похоронена в Донском монастыре, в Голицинской церкви. Дом, где она жила и умерла, известен как Софийская, или Филатовская, детская больница.

    Летом 1923 г. в с. Литвиново находилась детская балетная школа Айседоры Дункан. Приезжал Сергей Есенин. 2-я половина XIX в. - для Вереи время упадка. Промышленности в городе почти не было, железная дорога прошла в стороне. Население с 1861 по 1897 гг. уменьшилось с 5,5 до 3,7 тысяч. Уезд в конце XIX в. был самым маленьким и бедным в Московской губернии. Но благодаря хорошей работе земства больницы и школы здесь были не хуже, чем в других местностях. Большое значение для уезда имела семья Шлиппе. Уездными предводителями дворянства в разное время были: А.А. Шлиппе (1906 г., "очень почтенный человек, относившийся к своим обязанностям добросовестно и аккуратно"), А.К. Шлиппе (1908 г., ум. 1909, "достойнейший предводитель и благороднейший человек"), С.А. Шлиппе (в 1910 г. член Московского губернского земского собрания, в 1911 г. помощник предводителя дворян Рузского уезда), К.Д. Шлиппе (1912 г.), с 1911 г. Владимир Карлович Шлиппе (1834-1923), действительный тайный советник, владевший усадьбами Таширово (где церковь ныне разрушена) и Любаново (сохранился усадебный дом, церковь уничтожена в 1930-х гг., последним владельцем усадьбы был верейский предводитель дворянства (1911 г.) Карл Владимирович Шлиппе). Владимир Карлович получил образование на юридическом факультете Московского университета, по окончании которого в 1854 г. начал службу в Верейском уездном суде (до 1889 г.) В 1861 г., после начала крестьянской реформы, назначен мировым посредником. В 1866 г. уездное земское собрание выдвинуло его в почётные мировые судьи, и он избирался на эту должность 7 трёхлетий подряд. Одновременно с 1866 по 1889 гг. состоял председателем съезда мировых судей Верейского судебного округа.

    В эти же годы избирался на ряд почётных должностей: смотрителя Крапивенского уездного училища, директора Можайских богоугодных заведений, почётного члена Московского совета детских приютов, директора Верейского отделения попечительного о тюрьмах комитета и почётного члена Общества Красного Креста. Состоя со дня введения земских учреждений гласным Верейского уездного и Московского губернского земских собраний, он изучал вопрос о воспитательных домах, всесторонне его разработал и представил свои выводы на рассмотрение губернского земского собрания. В 1871 г. избран членом Московской губернской земской управы. С 1873 по 1890 г. - еврейский уездный предводитель дворянства. За службу по выборам дворянства в 1874 г. пожалован в камер-юнкеры, а в 1879 г. в камергеры Высочайшего Двора. С1883 г. - почётный гражданин г. Вереи.

    В августе 1885 г. получил чин действительного статского советника. В качестве уездного предводителя дворянства он выступил инициатором устройства школьных садов и огородов при народных училищах, начало которым положил при Ташировской школе в своём имении. В 1889-90 гг. был симбирским вице-губернатором, с 1890 по 1893 г. екатеринославским губернатором и в этой должности развил деятельность по борьбе с засухой, основав Общество для облесения степей. Большое внимание уделял также обеспечению населения продовольствием, в Екатеринославе создал приют для подкидышей, впервые ввёл в губернии совещания земских начальников.

    С 1893 по 1905 г. - тульский губернатор. Он много занимался экономическими вопросами и более чем 30-летний опыт своей хозяйственной деятельности обобщил в ряде "Записок", в которых рекомендовал равномерное, "сообразно интересам государственным", распределение по стране мануфактур, организацию "летом частью фабричных рабочих помощи деревне". Для предупреждения нехватки хлеба в стране, а также улучшения положения каждого земледельца, считал одной из мер введение правительственной монополии на внешнюю хлебную торговлю, от которой, в свою очередь, могла выиграть платёжная способность государства за рубежом. Обратив внимание на слабое развитие кустарной промышленности, основал Общество для содействия развитию кустарных промыслов в Тульской губернии. Благодаря заботам Шлиппе в Туле была устроена бесплатная глазная лечебница. В декабре 1895 г. произведён в тайные советники. В мае 1905 г. назначен членом Государственного совета; с 1906 г. в реформированном Государственном совете входил в состав присутствующих членов.

    В январе 1911 г. произведён в действительные тайные советники. Удостоен орденов Святого Станислава 1-е степени (1889), Святой Анны 1-й степени (1892), Святого Владимира 2-й степени (1898), Белого Орла (1904), Святого Александра Невского (1914). В августе 1916 г. получил знак отличия за 50-летнюю беспорочную службу. Он был женат на Ольге Андрэ (1853-1927), их сын Фёдор Владимирович (1874-1951), агроном, знаток сельского хозяйства, "человек живого ума и широкого взгляда", с 1902 был почётным мировым судьей Верейского уезда, в 1906-1909 гг. председателем уездной земской управы, с 1909 г. инспектором Главного управления землеустройства и земледелия по Московской губернии, в 1912-1913 г. вице-директором Департамента земледелия, с 1913 г. председателем Московской губернской земской управы; в 1913 г. получил чин статского советника, в 1914 г. пожалован в камергеры. При Троицкой церкви, построенной в Верее в 1789 г. (по приделу святого великомученика Георгия Победоносца её называли ещё Георгиевской), в 1898 г. освящён придел Тихвинской иконы Божией Матери. В 1950-х гг. храм снесён.

    Верейский уезд, а именно усадьба гвардии полковника в отставке В.А. Пашкова Крекшино, послужил центром, объединившим и направлявшим деятельность многих сект - пашковцев, штундистов, баптистов, молокан. В 1874 г. в Санкт-Петербург прибыл лорд Редсток и с большим успехом проповедовал в великосветском обществе. Его приверженцем стал и Василий Александрович Пашков, по чьей фамилии секта потом получила название. В 1876 г. он испросил разрешение на учреждение Общества поощрения духовно-нравственного чтения, задача которого, по уставу, состояла "в доставлении народу возможности приобретать на самом месте жительства и за дешевую цену книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета и сочинения духовно-нравственного содержания". Общество выпустило в свет более 200 брошюр, переведённых с английского и немецкого языков, частью оригинальных. В1877 г. Пашкову было запрещено устраивать религиозно-назидательные беседы, и, лишённый возможности действовать в Санкт-Петербурге, он перенёс свою проповедь во внутренние губернии, где располагались его многочисленные имения, главным образом в с. Крекшино.

    В 1883 г. Пашков вновь поселился в Санкт-Петербурге и в апреле 1884 г. устроил съезд представителей штундистов, баптистов и молокан, с которыми у пашковцев есть точки соприкосновения. Заседания съезда были прекращены распоряжением правительства, а 24 мая 1884 г. состоялось высочайшее повеление о закрытии Общества поощрения духовно-нравственного чтения. Сам Пашков уехал за границу, но распространение секты не прекратилось. Пашковцы отвергают почитание икон и святых, таинства и церковную иерархию. Богослужение у них сводится к молитве, проповеди и пению стихов (брошюра: "Любимые стихи"). Основой учения явилось протестантское положение об оправдании верой. Усадьбой Крекшино до 1917 г. владели наследники В.А. Пашкова. Её главный дом (построен в конце XIX - начале XX вв.) сгорел в 1996 г.

    В 1887 и 1909 гг. здесь Лев Николаевич Толстой подолгу гостил у своего последователя и помощника В.Г. Черткова, который сюда переселился в связи с запрещением ему проживания в Тульской губернии. Здесь Толстым написаны рассказы "Разговор с прохожим", "Приезжий крестьянин", статьи "В чём главная задача учителя?", "Пора понять", а также завещание, по которому всё написанное Толстым после 1.01.1881 г. и созданное до этого срока, но не напечатанное, не должно составлять ничьей собственности и подлежит передаче для редактирования и издания В.Г. Черткову.

    После октября 1917 г. новое государство обрушило репрессии на Церковь. После декрета об отделении Церкви от государства всё имущество - земли, здания, деньги - отбиралось, запрещалось совершение религиозных церемоний в государственных учреждениях и общественных местах, закрывались все домовые церкви в больницах, тюрьмах, казармах и школах, не допускалось наличие икон в государственных учреждениях и общественных местах.

    В 1918 г. местная власть обязала «устранить из храмов все предметы, оскорбляющие революционное чувство, мраморные доски и иные надписи на стенах, увековечивающие память каких бы то ни было лиц, принадлежащих к членам низвергнутой народом династии и её приспешников". Об отношении новой власти к Церкви можно составить представление по "Известиям Верейского совета крестьянских и рабочих депутатов", - достаточно всего нескольких слов из статьи члена следственной комиссии Московского губернского трибунала М.Е. Павлова "О попах" (опубликована 23 марта 1918 г.): "Вы, живущие чужим трудом, кровожадные звери, алчные никчёмные попишки..." В мае 1918 г. епархиальный совет отметил притеснение сельских священников властями. Местные советы чрезвычайно строго относились к проповедям на современные темы и налагали за них довольно чувствительные штрафы.

    В ноябре 1918 г. в Медынском и Боровском уездах Калужской губернии, Богородской (в наше время в Рузском районе), Смолинской и Вышегородской волостях Верейского уезда вспыхнуло восстание против большевиков. 13 ноября колонна крестьян численностью около 1000 человек из Смолинской волости подошла к Верее. С помощью отряда из Дорохова наступление было отбито на переправах через Протву. Вскоре восстание подавили прибывшие воинские части. В 1920 г. во епископа Верейского был рукоположен будущий священномученик архимандрит Илларион (в миру Владимир Алексеевич Троицкий), один из видных деятелей Русской Церкви 1920-х гг., ближайший помощник патриарха Московского и всея Руси Тихона. Выдающийся богослов, архиепископ Верейский родился в 1886 г., его детство прошло в атмосфере строгой церковности и традиций православного благочестия. Мать умерла рано, детей растила её сестра Надежда, учительница приходской школы. Маленький Володя сам научился читать и с детских лет участвовал в богослужениях. После духовного училища и семинарии он поступил в Московскую духовную академию и, блестяще окончив её со степенью кандидата богословия в 1910 г., был оставлен при академии профессорским стипендиатом.

    В 1913 г. получил учёную степень магистра богословия за труд "Очерки по истории догмата о Церкви". 28.03.1913 г. принял монашество с именем Илларион (в честь преподобномученика Иллариона Нового), 11 апреля стал иеродиаконом, 2 июня рукоположен во иеромонаха, 5 июля возведён в сан архимандрита, 30 мая назначен инспектором Московской духовной академии. В декабре того же года утверждён в звании экстраординарного профессора. В своих трудах он постоянно напоминал: вне Церкви нет спасения, вне Церкви нет Таинств. В 1917 г., с мая по сентябрь, исполнял обязанности ректора Московской духовной академии, по избранию от неё стал членом Поместного Собора 1917-1918 гг., на котором вдохновенно призывал к восстановлению патриаршества.

    В марте 1919 г. архимандрита Иллариона арестовали. 24 мая 1920 г. патриархом Тихоном он был хиротонисан во епископа Верейского, викария Московской епархии. Святейший патриарх предсказал новопоставленному архиерею за твердость в вере исповеднический венец. Владыка Илларион в своей речи при наречении во епископа выразил глубокое понимание состояния Церкви и глубокую веру в её торжество и победу. В это время всё сильнее разгоралась ярость гонителей, многие за свою веру пострадали даже до смерти, надвигались гонения ещё более страшные; предвидя это, владыка сказал: "Церковь Божия стоит непоколебимо, лишь украшенная, яко багряницею и виссоном, кровью новых мучеников. Что мы знали из древней истории, о чем читали у древних, то ныне видим своими глазами: Церковь побеждает, когда ей вредят... Силы государства направились против Церкви, и наша Церковь дала больше мучеников и исповедников, нежели предателей и изменников".

    В своих письмах он упоминал о поездках на лошадях в Верею и по Верейскому уезду в сопровождении местных священнослужителей, одним из которых был настоятель Ильинской церкви г. Вереи священник Пётр Пушкинский. Он не раз сослужил владыке в Рождественском соборе. Вместе они участвовали в устроенном властями диспуте с атеистами в клубе. Владыка произнёс там блестящую речь, проникнутую верой в Господа, и сила его убеждения была настолько велика, что симпатии к нему народа стали очевидны. Власти решили под любым предлогом арестовать тогда уже архиепископа Иллариона. Но о. Петру удалось под прикрытием группы горожан увести владыку из клуба и скрыть в своём доме. Менее чем через два года последовали новый арест и ссылка на год в Архангельск. В июле 1923 г. владыка Илларион временно управлял Московской епархией. 5 июля 1923 г. он был назначен настоятелем Сретенского монастыря и изгнал из него обновленцев. В декабре приговорён к трём годам Соловецкого лагеря. Общее впечатление о лагерной жизни он выразил кратко: "Отсюда живыми мы не выйдем". Но и на Соловках владыка сохранил добрые качества, выработанные за годы монашества. Когда его оскорбляли, он не отвечал и даже мог не заметить этого. Всегда был весел, озабоченность и беспокойство не пересиливали бодрости, на всё он смотрел духовными очами, и всё шло на пользу духа. Он говорил шутя, что Соловки - школа добродетелей: нестяжания, кротости, смирения, воздержания, терпения, трудолюбия.

    В 1925 г. его направили в Ярославскую тюрьму, желая, чтобы он присоединился к григорианскому расколу. Его непреклонность и разглашение того, к чему его склоняли сотрудники ГПУ, стоили владыке увеличения срока заключения. Архиепископ Илларион был одним из авторов "Соловецкой декларации" - мнения епископов, находившихся в заключении на Соловках, о положении Православной Церкви в новых исторических условиях. В декабре 1929 г. архиепископа Иллариона направили по этапу в Среднюю Азию. Путь пролегал через Ленинград, куда владыка прибыл обобранным и совершенно больным. Он скончался в тюремной больнице. В бреду он говорил: "Вот теперь-то я совсем свободен, никто меня не возьмет". Последними его словами были: "Как хорошо! Теперь мы далеки от..." На Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2000 г. были прославлены новомученики и исповедники Российские, среди них священномученики и мученики земли Верейской (архиепископ Илларион прославлен в 1998 г.) Священники Александр Смирнов и Фёдор Ремизов были зверски убиты в 1918 г. В 1937-38 гг. расстреляны священники Пётр Пушкинский, Георгий Архангельский, Илларион Писарец, Сергий Воздвиженский, Сергий Першеев, Евстафий Сокольский, Владимир Покровский. О. Леонид Прендкович умер в лагере. Настоятель храма с. Купелицы о. Илья Зачатейский (род. 1884) был арестован 25 ноября 1937 г. и 9 декабря расстрелян. 17 февраля 1938 г. расстрелян арестованный уже в третий раз (1-й во время восстания 1918 г., 2-й в 1930 г. за недонесение на односельчанина, обвинённого в контрреволюционной деятельности) псаломщик той же церкви Иоанн Шувалов (род. 1884). 5 ноября 1937 г. расстрелян уроженец г. Вереи священномученик Николай Архангельский, сын священника Александра Архангельского, служивший в храме погоста Чижи Павлово-Посадского района.

    На землях Наро-Фоминского района полностью уничтожены храмы: Успенский с. Литвиново, Рождества Христова с. Любаново, Покровский с. Таширово, Сергиевский при Сергиевской Дубровской женской общине, Успенский с. Симбухово (храм разрушен во время войны, колокольня - уже после), Казанский с. Смолино, Никольский с. Протасьево, Покровский с. Купелиц, Крестовоздвиженский и Ризположенский (Козьмы и Дамиана) с. Вышгород, Преображенский с. Спас-Загряжское, Архангела Михаила в с. Милюкове Петропавловский с. Шапкино, храм с. Атепцево, Георгиевский (Троицкий) и Вознесенский в г. Верее, уже после войны разрушены Знаменский храм с. Лисинцево и Рождества Богородицы с. Руднево. В 1984 г. на огромной территории района действовали только 4 храма, остальные были закрыты и разорены.

    В 1990-х гг. началось возрождение церковной жизни. Храмы не только восстанавливаются, но и возрождаются, как в с. Руднево (церковь восстановлена на старом фундаменте по старым чертежам), строятся новые: Преподобного Серафима Саровского в с. Смолево, Святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии в пос. Кокошкино, на территории Кантемировской дивизии построена часовня благоверного князя Александра Невского.


    Источник материала: книга «Г. Верея и храмы Наро-Фоминского района». Протоиерей Олег Пэнэжко. Владимир, 2002.

    В начало

    336x280
    Православный интернет-магазин
     
    Rambler's Top100