Храм как монумент

Дата публикации или обновления 04.11.2017

Храмы Московской области

Церковь апостола Иоанна Богослова в Коломне

Храм как монумент

Сразу же после окончания Отечественной войны у коломенского купечества возникла мысль преобразить Житную площадь так, чтобы её главное здание стало центром нового ансамбля: гражданственного и героического по духу и стилю. Но как создать его? И вот решили построить «храм в рядах», применить приём, характерный для крупных торговых городов, когда магазины строятся рядом с церковью в едином ансамбле.

Сдержанный строй арок, их лаконичный ритм — единственное украшение торговых рядов. Словно полк, построенный в каре, каменные корпуса должны были охватить храм. Но в соседстве с ними прежняя колокольня казалась не слишком выразительной. Нужно было строить новую звонницу. И, наверное, в этом имелся не только архитектурный смысл...

Вспомним ещё раз: по мере того, как один из памятников (Ивановские ворота) угасал, другой (храм Иоанна Богослова в Коломне) брал на себя не только архитектурную функцию, но и духовное значение главной вехи по пути в кремль.

Но зодчие и храмоздатели пошли дальше!

А что если сделать Богословскую колокольню господствующим зданием не только Житной площади, но и всей Коломны?! В самом деле: храм так удачно расположен, что с какой бы стороны мы ни подходили к городу, всегда он оказывается в центре панорамы. И если сделать его колокольню достаточно высокой, она объединит вокруг себя все памятники Коломны, станет связующим звеном между кремлём, Посадом и окружающими слободами.

В 1821 году разобрали прежнюю ветхую звонницу и начали строительство рядов. Однако резкое изменение архитектурных масштабов требовало переустройства всего комплекса. В 1825 году отцу Димитрию наследовал на приходе священник Иоанн Яковлев. При нём-то и формируется новый облик святыни.

Уже на следующий год (1826) начали созидание новой колокольни, а два года спустя (1828) — новой трапезной.

Получилось очень мощное и основательное здание. Тёплая церковь по площади превосходит холодный четверик, по меньшей мере, вдвое. Трапезная соединяется с колокольней переходом, который также довольно велик и примерно соответствует размерам летней церкви.

Внешнее убранство трапезной торжественно и богато. Северный и южный фасад обработан четырёхколонными портиками и фронтонами. Впрочем, колонны в нашем храме — это особая история. А пока хотелось бы сказать об искусстве, с которым зодчие совместили торговые ряды и храм. Подходишь к церкви Иоанна Богослова с любой стороны, и кажется, что она поставлена параллельно рядам. Но это только впечатление, рождённое мастерством архитекторов. На самом деле храм находится в каре под сильным углом. Это естественно: ведь церковь всегда ориентирована с запада на восток. А направление улиц Астраханской и Владимирской — несколько иное.

Так вот: зодчим удалось «привязать» ансамбль к основным трассам. При этом с каждой стороны представляется гармоничный вид, и кажется, что будто именно этот фасад — главный, и именно он определил устройство храма. Создаётся впечатление, что основой ансамбля стала идеальная фигура — квадрат. Но, чтобы получилось такое ощущение лёгкости и красоты, пришлось приложить немало усилий. Дабы гармонизировать впечатление, строители развернули колокольню, значительно сдвинув её от оси запад-восток.

Просто диву даёшься, с какой смелостью всё это было сделано, и в то же время — с какой любовью к деталям! Ведь одновременно зодчие решали три задачи: украшение церкви, «привязку» её к Житной площади и рядам, и, наконец, развитие Богословской звонницы как главной архитектурной доминанты города, его самой высокой точки. И со всеми этими задачами строители справились блестяще!

В 1835 году закончили основные работы на храме. А в 1846 году, после 20-летнего строительства, была завершена исполинская колокольня. Она только кажется воздушной, почти невесомой. А на самом деле сооружение громадно. И не удивительно, что оно потребовало столько времени, величайшего напряжения сил и огромных затрат.

Размеры основания колокольни — 12,5 на 12,5 метров. Звонница состоит из четырёх прямоугольных ярусов; последний, пятый, имеет цилиндрическую форму. Высота звонницы без шпиля — 52,5 метра, купол и нарядный белокаменный барабан завершается «яблоком» в виде роскошной позолоченной вазы, а уже из неё вырастает шпиль. Вместе со шпилем и крестом звонница достигает 67 метров, касаясь, кажется, самого неба. Словно штык кутузовского гренадера сверкает она, и вокруг этой громадной архитектурной оси вращается вся жизнь Старой Коломны. Где бы мы ни находились, из любой точки города виден её лёгкий силуэт.

И особенно эффектно она смотрится с основных магистралей. Подъезжаем ли мы со стороны Москвы — и уже от Запрудной слободы видно, как вздымается победоносное острие над башнями кремля. Идём ли от Рязанской заставы — перспектива Астраханской улицы замыкается всё той же звонницей. Удивительно хорош вид с Каширской-Озёрской дороги, где сочетаются в едином порыве две колокольни: церкви Троицы на Репне в Коломне и церкви Иоанна Богослова в Коломне. И, конечно же, незабываемая панорама открывается с бобреневского берега: со всех сторон стягиваются к Богословской вертикали — башни цитадели, соборы и монастыри, вершины посадских церквей...

Если подойти ближе — поражаешься изобилию и тонкости отделки. Больше полусотни прекрасных колонн «одевают» колокольню и храм белокаменным нарядом. Верх нижнего и четвёртого ярусов украшен восемью вазами-«светильниками» (по четыре на каждом). Удивительно наблюдать, как белокаменное пламя вьётся в этих своеобразных лампадах, символизируя свет христианской веры.

А если подойти ещё ближе, то на карнизе первого яруса, выполненного в дорическом стиле, увидим между триглифов круглые метопы с образами херувимов тончайшей работы.

Причт храма дал Коломне немало известных людей. В 1833 году в здешнем приходе родился Павел Преображенский, будущий протоиерей, строитель Успенской церкви в селе Мячкове. Его отец, Василий Иванович Преображенский, трудился в храме Иоанна Богослова с 1824 года сначала пономарём, а потом дьячком.

Священник Иоанн Яковлев служил в храме до 1830 года потом на это место пришёл Филипп Васильевич Глаголев, который возглавлял приход следующие 13 лет. При нём продолжаются строительные и благоустроительные работы. Весьма заметным делом было утверждение нового иконостаса в 1835 году. Его золочение осуществил коломенский мещанин Ф.Г. Дремязгин. Облик этого сооружения вполне отвечал героическому духу всего ансамбля: его сделали в виде торжественной триумфальной арки с колоннадами.

И всё же отец Филипп не оправдал надежд владыки Филарета, который назначал его на дорогое своему сердцу место.

Епархиальные документы свидетельствуют о нём: «Нравом строптив. От сказывания проповедей уволен по собственной просьбе. По доношению благочинного от 15 июня 1840 года о буйстве и бесчинии его в церкви состоит под судом».

Пришлось на этот приход подыскивать другого священника.

Таковым оказался Иосиф Васильевич Покровский, который поступил в Иоанно-Богословский храм в сентябре 1844 года и беспорочно служил здесь целых тридцать лет. При нём-то и завершается созидание ансамбля. Последний этап строительства заключался в реконструкции старого алтаря. Он значительно обветшал... Поэтому апсиду выложили заново, украсив её превосходным шестиколонным портиком. Работы закончились в 1846 году, тогда же, когда свой окончательный вид приняла колокольня.

И уже после того, как храм достиг совершенства, 28 августа 1848 года его торжественно освятил митрополит Московский и Коломенский Филарет. Так, таинственным и непостижимым промыслом Божиим, замыкалась история церкви. Святитель, который с детских лет помнил её скромный начальный облик, теперь не только узрел, но и молитвенно благословил новый храм во всём его размахе и великолепии!

Но это не означало окончания строительства вообще. Ансамбль продолжал развиваться! В 1865 году торговые ряды были выстроены вновь по проекту И.А. Даганова. Итак, лишь спустя 132 года после начала работ, храм апостола и евангелиста Иоанна Богослова обрёл те формы, которые он в основном сохраняет и сегодня. Он полностью определил характер окружающей застройки.

С северной стороны, рядом со стенами кремля, в Богословском сквере (его ещё называют «Прутики»), стоит одноэтажное классическое здание гауптвахты. Его приземистый четырёхколонный дорический портик хорошо соответствует гражданственному духу ансамбля.

С западной стороны в 1850-е гг. появилась трёхэтажная гостиница Фролова. Все три её яруса обработаны арочными проёмами. Полуарками отделаны и окна магазинов с южной стороны площади («Огонёк»).

В виде огромных арок были сделаны галереи больших торговых рядов (Гостиного двора) к востоку от храма, начиная от Ямской башни кремля. В сочетании с арочными проёмами Богословских рядов эта застройка создавала единый комплекс, ладный и слитный, словно сооружённый по проекту одного архитектора.

В 1868 году на Житной площади появилась часовня в честь святого благоверного князя Александра Невского, выстроенная в пёстром «русском стиле». Её алые стены и нарядная резьба из белого камня вносили в облик площади яркую декоративную ноту. Эта часовня была приписана к Успенскому собору и не сохранилась до наших дней.

В 1870 году Иоанновский храм, в числе других коломенских святынь, посетил преосвященный Игнатий, епископ Можайский, викарий Московской епархии. Для владыки Игнатия Коломна была не чужим городом. Он был сыном племянницы святителя Филарета — Анны Иродионовны, здесь священствовали его деды и прадеды.

Краткую справку о храме читаем в очерке архимандрита Григория от 25 октября 1870 года:

«Иоанно-Богословская, в центре города, очень пространная, воздвигнута в 1753 г. усердием прихожан. В 1846-ом алтарь, по причине ветхости, разобран и устроен новый; капитальные стены исправлены. В трапезной церкви престолы в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радости» и св. страстотерпца Иоанна Воина (икона сего угодника встречается во многих других церквах, напр. в Спасо-Предтеченской (или Симеона Столпника), Николаевской на Посаде и т. п.). Колокольня самая высокая в городе».

Строительство и содержание огромного храма требовало значительных издержек. Большим подспорьем здесь послужило разрешение Московской Консистории использовать на нужды Иоанновской церкви треть из дохода с церковных лавок. Это составляло примерно полторы тысячи рублей — сумма для середины XIX века довольно существенная.

Богата была внутренняя отделка. В золочёных иконостасах сияли образа классического стиля. Сохранялись драгоценные реликвии, о которых мы уже упоминали: икона святителя Николая XIV века, чтимый белокаменный образ Богородицы и апостола Иоанна, резное изображение Николая Чудотворца. Стены украшены были росписями, в создании которых, говорят, принимал участие академик В. Шокорев. Стенопись неоднократно поновлялась во второй половине XIX столетия.

Сильным звуком отличались колокола храма. Их было семь; самый большой весил 347 пудов. Помещённые вверху четыре циферблата и куранты размечали время для всей торговой Коломны.

Так был воздвигнут монумент. И его священные стены стали памятником не только великой победы в Отечественной войне 1812 года, но и напоминанием об огромных трудах благотворителей, прихожан, духовенства. Это был также и памятник замечательным архитекторам. Мы не всегда можем установить их имена, но Господь знает их. И не напрасно звучит каждый раз на Божественной литургии ектенья «о создателях святаго храма сего»!

Особо нужно помянуть представителя богатой и старинной коломенской фамилии — Ивана Ивановича Шапошникова. Четверть века он был церковным старостой храма. Именно его трудами и жертвами строилась знаменитая колокольня. Всемогущий Творец позволил ему увидеть результаты своих стараний. И.И. Шапошников скончался в маститой старости — в 1867 году, дожив до 86 лет.

После отца Иосифа Покровского служение в храме совершал с 1874 года священник Андрей Иванович Смирнов. Настоятельство отца Андрея также было длительным — до 1891 года. Потом на это место поступил отец Алексий Карташёв.

Далее: Новый век

В начало



Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос