Николаевская, что в крепости, церковь и её настоятель Константин Протопопов

Дата публикации или обновления 04.11.2017

Храмы Московской области

Храм Николы Гостиного в Коломне

  • Никольская церковь, г.Коломна в разделе Храмы Московской области.
  • Рассказ о поездке в г.Коломну в 2009 году.
  • Рассказ о поездке в г.Коломну в 2011 году.
  • Николаевская, что в крепости, церковь и её настоятель Константин Протопопов (вторая треть XIX века)

    После смерти в 1827 году священника Захария Семёнова, которому было всего 35 лет, настоятелем храма 2 февраля 1828 года был назначен Константин Семёнович Протопопов. Время его священства составило целую эпоху в истории храма. В судьбе священника, как в капле воды, отразилась судьба многотысячных служителей алтаря Российской империи. Константин Семёнович родился в 1802 году в Москве, в семье дьячка Спасской церкви Сретенского сорока. Мальчик рано лишился отца и остался на попечении своей матери-вдовы, бывшей просвирницей другого московского храма — Николая Чудотворца в Воробине. Жизненный путь выходцев из среды церковнослужителей почти всегда повторял путь отцов и дедов. Чаще всего они выбирали духовное звание. Так и Константин вначале поступил в Спасо-Андрониковское духовное училище при одноименном монастыре, а затем и в Московскую духовную семинарию в Троице-Сергиевой Лавре. Особыми талантами Константин не блистал (получил по окончании МДС в 1826 году аттестат второго разряда), но отличался духовной крепостью и житейской основательностью. Примерно полтора года ему пришлось ждать места. И вот 2 февраля 1828 года преосвященный Иннокентий, епископ Дмитровский и викарий Московской епархии посвятил его в священный сан к храму Николы Гостиного г.Коломны. С этим храмом была связана судьба священника Константина Протопопова.

    В XVIII — XIX вв. в российском священстве была распространена передача места священно- и церковнослужения по наследству ближайшим родственникам. Тем самым решалась проблема содержания за счет доходов причта семей престарелых и умерших клириков. Так вот, как же появился выходец из московского клира К.С. Протопопов в Коломне? Выясняется, что он был женат на дочери предшествующего священника Захария Семёнова — Варваре.

    Главное в священнике — честное и ревностное исполнение своего долга, чем иерей Константин всегда отличался. И люди отвечали ему уважением за кроткий нрав и верность Алтарю Господню. Он служил в своём храме ежедневные службы, в храм приходил всегда ранее благовеста. Служение священника Константина было особо внятным и назидательным, по воскресным и праздничным дням к храму на служение ревностного священника приходили богомольцы. Прямо с первого года священнослужения иерей Константин в собственном доме завёл школу для учеников всех сословий. Дети туда шли с радостью, а после того, как сами стали родителями, вели собственных чад с любовью и уверенностью. Школу эту окончил, например, настоятель Татиановского храма Московского государственного университета протоиерей Николай Сергиевский, бывший духовным сыном священника Константина Протопопова. Сам священнический дом можно было назвать образцом добрых благочестивых домов. Благочестивая жена Варвара также ежедневно бывала на службах.

    Старший сын стал иереем, младший — преподавателем духовного училища, дочь — супругой иерея. «Во всех житейских сношениях — та же простота и чистота нрава; ревность духа, никогда не знавшая крайностей — ни гнева ни послабления, — ни обидчивости ни оскорбления, — ни гордости ни унижения, — равно как ни уныния ни особой весёлости; житие всегда мирное со всеми, простое и неизменно твёрдое учительское слово», — так отзывался о своем наставнике протоиерей Николай Сергиевский. При всём том такая благочестивая жизнь совершалась в материальной скудости. В 1834 году, по данным «ревизской сказки», доходы храма составляли 750 руб. По-прежнему 700 руб. получалось от суммы, вложенной А.А. Шевлягиным. Новые благотворители, коломенские купцы Киприан и Домна Кисловы, поддерживавшие многие коломенские храмы, положили ещё 1 тыс. руб. в Коломенский городовой магистрат, откуда в виде 5% годовых 30 руб. шло на причт и ещё 20 — на церковь. Буквально через несколько лет материальное положение резко изменилось в худшую сторону. Метрика 1840 года перечисляет основные статьи дохода клира. Все они получались в виде процентов с капиталов, положенных в Опекунский совет Московского императорского Воспитательного дома.

    Мы помним, что ещё в 1806 году Афанасий Акимович Шевлягин вложил 14 тыс. руб., проценты с которых составляли 700 руб. К 1840 году поступления от этой суммы (скорее всего, она была уменьшена после девальвации рублевых ассигнаций в ходе денежной реформы конца 30-х гг. XX века) ощутимо уменьшились и составили 200 руб. серебром, из них 100 шло на клир, а другие 100 — на содержание церкви. Уменьшились и другие отчисления. Теперь от коломенской купеческой семейной пары Киприана и Домны Кисловых в виде процентов поступало серебром лишь 8 руб. 57 и 1/7 коп. От двух неизвестных — 2 руб. 85 и 5/7 коп. и 3 руб. 42 и 6/7 коп. серебром. Всего получается 215 руб. (в том числе 100 на содержание храма) — сумма весьма незначительная. А ведь на неё надо было содержать семьи священника (пять человек), дьячка (семь человек), пономаря (шесть человек), да ещё вдову и дочь умершего дьякона. В среднем, получается по 5 руб. 75 коп. в год на человека, или меньше 50 коп. в месяц (чуть больше полутора копеек в день на душу).

    Но, несмотря на трудности, жизнь прихода продолжалась, и определялась она ревностной службой отца настоятеля. В 1836 году он был избран депутатом в Коломне. С 1855 года стал духовником всего градского духовенства. В канун эпохи «Великих реформ» обострился вопрос о социальных проблемах низшего духовенства. Проблемы эти отец настоятель знал на себе. Поэтому в 1855 году он стал сотрудником Московского попечительства о бедных духовного звания. Через два года он стал членом оспенного комитета. Оспа, несмотря на усилия правительства со времён Екатерины II, продолжала оставаться опасным заболеванием. Оспенные комитеты должны были способствовать распространению оспопрививания. Вскоре, с 1860 года, священник Константин Протопопов стал присутствующим Коломенского духовного правления, а через год вошёл во временно-строительный комитет возобновления здания Коломенских духовных училищ.

    Но главным делом жизни священника Константина Протопопова стало обновление храма. Уже говорилось выше, что трапезная его часть стала давать трещины и угрожала разрушиться. Благодаря неплохой сохранности дела по строительству церкви, мы детально представляем развитие событий.

    Уже в 1839 году был составлен фиксационный чертёж южного фасада (ныне выходит на ул. Лазарева). Затем на двух листах выполняется проект перестройки трапезной и колокольни.

    В 1842 году он был получен в Санкт-Петербурге в Главном управлении путей сообщения и публичных зданий (департамент искусственных дел). «По неблаговидности фасада» проект этот был найден «неудовлетворительным». Из Петербурга были даны рекомендации по его доработке. К сожалению, чертежи переработанного проекта не сохранились.

    Однако по сохранившимся дореволюционным фотографиям здания можно судить о тенденциях в архитектурной мысли. Общее её направление состояло в переработке внешнего облика храма в набиравшем тогда популярность псевдорусском стиле с элементами классицизма. Четверик храма должен был стать пятиглавым с массивным главным барабаном и четырьмя малыми по углам. Северный и южный фасады на втором ярусе должны были украсить вновь прорубленные три сопряжённых оконных проёма (вместо ранее существовавшего одного) с полукруглыми завершениями. Совершенно изменилась трактовка колокольни.

    Вместо трёхъярусной она становилась двухъярусной, не теряя, однако, в высоте. Колокольня была ярким примером псевдорусского (или, по-другому, ложнорусского) стиля, обращавшегося к образцам архитектуры Древней Руси. Квадратный в плане первый ярус с входом был украшен в верхней части аркатурным поясом, характерным для владимиро-суздальского зодчества XII — XIII вв. Над ним возвышался нарядный восьмигранный второй ярус, увенчанный шатром, основание которого украшали трёхлопастные кокошники.

    В конце 1846 года управляющий Московской епархией святитель Филарет (Дроздов) отправляет в Святейший Синод проект на трёх листах. Очевидно, что это был уже переработанный с учётом сделанных замечаний проект. Синод его отправил вновь в Главное управление путей сообщений и публичных зданий на предварительное рассмотрение. Главноуправляющий путями сообщений и публичных зданий 23 октября 1847 года лично доложил суть дела императору Николаю I, который утвердил его. 30 октября 1847 года Святейший Синод отправил обратное письмо Высокопреосвященному Филарету (Дроздову), митрополиту Московскому и Коломенскому, приложив к нему проект на 1 листе. Святителю предлагалось «сделать неотложно зависящие от него распоряжения к точному исполнению того проекта под руководством опытного архитектора». 10 декабря 1847 года святитель Филарет уже отвечал, что проект через благочинного передан священнику и старосте храма и что благочинный будет наблюдать за строительством.

    В 1848 году надлежало собрать немалую сумму для реализации основательного проекта. По Коломенскому градскому благочинию был объявлен кошельковый сбор «на постройку придельного храма с колокольнею Николаевской города Коломны, что в крепости, церкви». «Доброхотные датели» нашлись, и священнику Константину удалось реализовать задуманное. Всего было собрано почти 6 тыс. руб. (если быть точными, 5 993 руб. 31 и 3/4 коп.). Неожиданно самая большая помощь пришла из... украинского г. Харькова. Купеческая вдова из Харькова Прасковья Кузина пожертвовала на храм 1 428 руб. 51 и 1/4 коп. Коломенский мещанин Ильин внёс ещё 400 руб., а два неизвестных человека дали в сумме 1 587 руб. 87 и 1/2 коп. Можно было считать, что финансовая проблема благодаря помощи Божией разрешилась.

    В том же 1848 году около древнего четверика начала XVI века появилась новая обширная трапезная и колокольня. В трапезной части, помимо существовавшего придела во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», появился и новый — Знамения Богородицы. Новый образ храма, решённый в основном в ложнорусском стиле, получился хотя и эклектичным, но довольно ярким. На Успенской улице, начинавшейся громадой Пятницких ворот и классическим Крестовоздвиженским храмом, появился запоминающийся и довольно большой храм, стоящий на пути к Успенскому собору г.Коломны. С перестройкой в псевдорусском стиле Тихвинского собора возникала определённая перекличка архитектурных идей. Во второй половине XIX столетия храм окружила ограда на каменном основании с кирпичными столбами, за которой расположился ухоженный сквер. Храм, стоявший на обширном участке, со всех сторон был окружён зеленью. Трапезная и колокольня (сохранился нижний ярус) и по сей день являются живым памятником самоотверженного служения священника Константина Протопопова.

    Надо сказать, что духовенство первой половины — середины XIX века не было обласкано особым вниманием начальства, а тем более наградами. Тем не менее святитель Филарет (Дроздов) явно выделял ревностного настоятеля храма Николы Гостиного. За долгое исправление должности депутата и активную работу по построению новой трапезной с двумя приделами и колокольни священник Константин Протопопов был награждён в 1852 году набедренником. «За честное служение в священстве и усердное исполнение должности депутата, духовника и члена духовного правления» священноначалие удостоило его скуфьёю (1862). По слабости сил и здоровья по собственному желанию в 1866 году настоятель был освобождён от приходской службы, но оставлен в других должностях. В последний год служения священника Константина Протопопова в приходе храма числилось 14 дворов с 157 душами мужского пола и 246 женского. Постоянный доход церкви давали проценты с капитала в сумме 301 руб. 61 коп.

    Уже не будучи главой прихода, он в 1870 году за 42-летнее беспорочное служение в священстве, труды по должности духовника и депутата по указу императора Александра II был удостоен камилавки. Скончался заслуженный иерей города Коломны в Москве у своего сына, священника Воспитательного дома Николая Протопопова 4 января 1871 года. Заупокойную литургию и отпевание почившего в сослужении со многими почтеннейшими лицами московского духовенства в храме Рождества Христова на Стрелках (в Москве) совершил епископ Дмитровский Игнатий, викарий Московской епархии.

    Далее: А.А. Алябьев и Н.Д. Иванчин-Писарев.

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос