Храм на рубеже XVIII - XIX веков

Дата публикации или обновления 04.11.2017

Храмы Московской области

Храм Николы Гостиного в Коломне

  • Никольская церковь, г.Коломна в разделе Храмы Московской области.
  • Рассказ о поездке в г.Коломну в 2009 году.
  • Рассказ о поездке в г.Коломну в 2011 году.
  • Храм на рубеже XVIII - XIX веков.

    В 1799 году император Павел I принял решение упразднить Коломенскую епархию. Вопрос этот стоял давно. Коломенская епархия в XVIII столетии оставалась одной из самых небольших. Ведь все другие епархии центрами имели губернские города. Коломенскому же владыке подчинялись Коломенский, Каширский, Зарайский, Веневский и Тульский уезды разных губерний. Последнего коломенского владыку горожане с плачем проводили в Тулу. А в церковной жизни города произошли многочисленные перемены. Кафедральный Успенский собор г.Коломны превратился в обычный приходской, который должны были содержать монахи Голутвина монастыря, переведённые на освободившееся владычное подворье (так появился Ново-Голутвин монастырь, первоначально мужской). Вслед за этим изменилось распределение приходских дворов в Коломенском кремле.

    Из когда-то приписанных к храму Николы Гостиного г.Коломны 29 дворов осталось всего 10, в том числе три принадлежало самим священно- и церковнослужителям. Остальные 19, как можно думать, отошли в приход Успенского собора. Содержание прихода и так не отличалось особым достатком, а теперь и вовсе стало бедственным. В 1800 году по причине малоприходства храм Николы Гостиного был приписан к Коломенскому Успенского собору, а штат (священник и дьячок) был вовсе ликвидирован. Целых семь лет храм Николы Гостиного был приписным и не имел своего клира.

    Однако тут в дело вмешался коломенский именитый гражданин Афанасий Акимович Шевлягин. Попасть в категорию именитых граждан Российской империи было крайне затруднительно. Лишь представители богатейших и влиятельных «сливок» купеческого общества могли надеяться на это.

    Достаточно сказать, что в 1820 году во всей России насчитывалось всего 28 именитых граждан мужского пола (или 150 человек обоего пола с семьями). Афанасий Акимович был человеком богатым — купцом 1-й гильдии, для чего требовалось объявить капитал в сумме не менее 50 тыс. руб. (гигантская по тем временам сумма!).

    Среди самых прогрессивных купцов в то время утверждалась мысль о греховности накопительства, о том, что богатство должно служить общему благу. Купец действительно немало сделал для Коломны. На свои средства он построил в городе училище и богадельню. В Сохранную казну он поместил 80 тыс. руб. (больше, чем первогильдейский капитал) для того, чтобы проценты с капитала использовались для помощи коломенским мещанам, которые по бедности своей не могли заплатить государственных налогов и содержались в тюремном замке.

    А.А. Шевлягин обратился с прошением в Московскую духовную консисторию о восстановлении храма Николы Гостиного как самостоятельного. По-видимому, именитый гражданин (умер он в 1812 году) был как-то связан с Никольским храмом (хотя родовым для Шевлягиных был храм Рождества Христова). Главной была проблема материального обеспечения, и А.А. Шевлягин решил её сам. В Императорскую Сохранную казну он внёс целевым образом «вечно» 14 тыс. руб. денег под 5% годовых. Это была немалая сумма. С 14 декабря 1806 года стали поступать проценты в сумме 700 руб. Деньги Шевлягин пожелал распределить так: 350 руб. шло «на содержание и поправление ветхости церкви» и 350 руб. — на содержание священника с причтом. Даже и эти деньги были невелики, и содержание храма оценивалось как «средственное» (т. е. посредственное, недостаточное). Для сравнения, в 1813 году причт храма Воскресения, что расположен в нескольких десятках метров от Никольского, имел 54 приходских двора, 550 прихожан и доход 1 200 руб. в год. Штат церкви Николы Гостиного в 1807 году был восстановлен в числе священника, дьячка и пономаря. Афанасий Акимович, заботясь о полноте храмового богослужения, в 1812 году (очевидно, до начала войны с Наполеоном летом этого года) исхлопотал замену штатной должности дьячка на должность дьякона. Однако осуществить задуманное не удалось вследствие военного времени и смерти самого А.А. Шевлягина.

    В ночь на 12 июня 1812 Наполеон вторгся в Россию. Началась Отечественная война 1812 года. Война с армией «двунадесяти языков» (т. е. 12 народов) Наполеона обошла в 1812 году Коломну стороной. Церковное имущество и многочисленные реликвии храмов города (в том числе и Николы Гостиного) были спасены от мародёров и любителей легкой поживы ключарем Успенского собора священником Иоанном Твердовским. Сразу же после войны православная жизнь в городе восстановилась. Не остался в стороне и храм Николы Гостиного. От мая 1813 года сохранился первый архивный документ собственно причта храма. Священник Захарий Семёнов (т. е. сын Семёна — Семёнович; многие представители простонародья тогда фамилий просто не имели) и церковный староста титулярный советник Яков Смирнов обратились к викарию Московской епархии епископу Дмитровскому Августину с просьбой назначить в храм нового пономаря вместо умершего 7 апреля 1813 года Ивана Феодорова. На его место избрали дьячка Преображенской церкви с. Верзилово Серпуховской округи Филиппа Васильева, поскольку он «поведения хорошаго и в исправлении церковной должности довольно тщателен и искусен». Особо следует отметить статус церковного старосты — Яков Смирнов был титулярным советником. Эта должность соответствовала 9 классу Табели о рангах (эквивалентна званию капитана в армии, или камер-юнкера при дворе). Вероятно, Я. Смирнов служил в присутственных местах Коломны.

    В Московской Духовной консистории к прошению приложили справку. Из неё следует, что священнику Захарию Семёнову в 1813 году было 29 лет, дьячку Иосифу Зотикову — 25 лет. Соискателю должности пономаря Ивану Фёдорову было всего 23 года. «А более справиться ничим, — добавил канцелярист консистории, — ибо за разграблением неприятелем (т. е. французами — A.M.) консисторского архива дел в консистории не оказалось».

    Священнику Захарию Семёнову удалось дать хорошее образование своим сыновьям. Старший из них, Дмитрий, окончил курс Коломенского духовного училища, а затем поступил в Московский государственный университет. Младший Александр также окончил Коломенское духовное училище и получил место канцелярского служителя в Московской Управе благочиния. За будущего священника Захарий Семёнов выдал и свою дочь Варвару, с перспективой передачи прихода зятю.

    Вскоре должность дьячка Николы Гостиного удалось-таки трансформировать в диаконскую. В конце 10 — начале 20 гг. XIX века диаконом уже был Стефан Иванов, умерший в 1823 году. Примерно в одно с ним время скончался и настоятель Захарий Семёнов (1827).

    О том, как выглядел перед новой эпохой своей биографии храм Николы Гостиного, даёт представление фиксационный чертеж плана и фасада, датированный 1 июля 1839 года (см. цветную вклейку). Древний облик церкви XVI века совсем скрыт под переделками XVII - XVIII вв. Изящное трёхлопастное завершение фасадов скрыто круглой крышей - «колпаком» (такова была мода конца XVIII — начала XIX вв.). Барабан почти целиком утонул в этом «колпаке», его верхняя часть превратилась в основание для маленького тонкого барабана, на котором на зауженной «ножке» возвышалась небольшая шаровидная главка. Фасады абсолютно плоские, ничем не декорированные. Довольно унылое впечатление несколько разбивается гранёной апсидой и ложным карнизом между первым и вторым этажами основного четверика. Двухэтажная колокольня также перекрывалась кровлей-«колпаком» с почти таким же завершением, как и на храме.

    Можно представить себе и внутренний облик храма. В него входили через открытую аркаду колокольни, вход на которую шёл внутри стены с улицы (дверь находилась слева от стоящего лицом ко входу). Войдя в церковь, попадали в трапезную, отапливавшуюся большой изразцовой печью. Через трапезную можно было попасть в древний холодный четверик, в котором находился главный престол. Почти до его середины выдвигалась солея с амвоном. Иконостас был устроен так, как было принято в эпоху барокко — с выдвигающимися уступом царскими вратами. Вплоть до 50-х гг. XIX века в храме сохранялся древний кирпичный престол XVI века. К югу от главной оси храма (в сторону современной ул. Лазарева) находился теплый придел во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Туда помещалось даже больше прихожан, чем в главный объём. Однако, уже в клировых ведомостях за 1840 год указывалось, что придельная церковь «приходит в ветхость», а главная каменная с колокольней — «крепка».

    Есть и другие изобразительные источники. Так, на виде панорамы города, дошедшей на иконе из Троицкой церкви Ново-Голутвина монастыря, мы видим храм конца 20-х гг. XIX века, запёчатлённый местным иконописцем. В 1838 - 1839 гг. был выполнен рисунок, позднее изданным в «Атласе к материалам статистики Российской империи» 1839 года. Это тот же храм, который представлен на фиксационном чертеже 1839 года. Однако перечисленные виды позволяют представить застройку вокруг него.

    Далее: Николаевская, что в крепости, церковь и её настоятель Константин Протопопов (вторая треть XIX века).

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос