Сергиево-Казанский собор
города Курска

Дата публикации или обновления 04.11.2017
  • Храмы Курской области
  • Рассказ о поездке в Курск в апреле 2011 года.
  • Сергиево-Казанский собор города Курска
  • Курский Сергиево-Казанский собор

    Курский Сергиево-Казанский собор является выдающимся архитектурным памятником церковного зодчества второй половины XVIII в.

    Сергиево-Казанский собор в Курске.

    Цель настоящего издания заключается в том, чтобы как можно полнее ознакомить читателя с историей собора, иметь перед собой полный свод известных сведений.

    Подъезжая к Курску с юга по железной дороге или с востока по автодороге, мы видим на высоком холме, господствующем над долиной реки Тускарь, силуэт центральной части города. Слева направо перед нами четко рисуются на фоне ординарной застройки золотистые купола Знаменского Кафедрального собора, стройное шатровое покрытие «верхней» Троицы девичьего монастыря и, наконец, блистающие золотыми звездами синие фигурные главки Сергиевского собора. Вертикали этих памятников архитектуры вносят живописный силуэт городской застройки особый характер, как бы утверждают его своеобразие и неповторимость. Этот живописный, уникальный вид оставляет неизгладимое впечатление. Расположен собор на улице М. Горького (ранее называвшейся Сергиевской).

    Начало сооружения -1752 год. В летописи собора об этом повествуется так: «В деле о церкви пишется, что заложен храм сей в 1752 году, но кем, сведений не имеется при соборе; а также нет на построение оного храма ни плана, ни фасада.»

    Старожилы за верное передают, что церковь Сергиевская была деревянная и одноэтажная и во время пожара сгорела до основания.» Когда во время пожара стали расчищать место, то в углях и пепле обнаружили Казанскую икону Божией Матери, совершенно не повреждённую огнём. Это было признано прихожанами сгоревшей церкви за особенное чудесное действие Промысла Божия, а потому было решено построить вместо сгоревшего новый храм, но двухэтажный. При этом в нижнем этаже должен быть храм во имя преподобного Сергия, а в верхнем этаже храм в честь Казанской иконы Божией Матери.

    Верующие обратились к епископу Белгородскому и Обоянскому Иоасафу (Горленко), в епархию которого входили храмы г. Курска, за благословением построить новый храм вместо сгоревшего.

    Чудотворная Казанская икона Божией Матери
    Чудотворная Казанская икона Божией Матери.

    В этой же «Летописи» отмечается: «Неизвестно за давностью с какого именно времени и сколько лет, но несомненно, что до построения нынешнего храма существовала на этом месте церковь во имя Сергия Радонежского. Об этом свидетельствует прежде всего каменный четвероугольник столп со крестом наверху, аршина в два, находящийся на южной стороне от собора, поставленный по всей вероятности на месте престола прежней церкви.

    Епископ Иоасаф не только дал благословение на это, но сам лично освятил место построения храма и совершил его закладку. Подтверждением этого служит святой антиминс, снятый с престола нижнего храма.

    Протоиерей Лащенков пишет: «При снятии престола во имя преподобного Сергия найдены следующие особенности: ещё до снятия престола на верхней части под срачицей ощущалась какая-то шероховатость. По снятии же срачицы оказалось, что среди престола лежал святой развернутый антиминс, крепкий, ясный и красиво подписанный, освященный от сотворения мира 7260 г., а от Р.Х. 1752 г. Преосвященным Иоасафом епископом Белгородским и Обоянским, который правил Курскою паствою со 2 июля 1748 г. по 10 декабря 1754 г.»

    Автор первоисточника по истории Курского края «Описание Курского наместничества», перечисляя каменные церкви, говорит следующее: «Церковь преподобного Сергия, вправо от города за Московскую улицею, построена усердием Курского купца Карпа Ефремова сына Первышева. Сия церковь великолепием своим превосходит прочих всех.»

    В «Летописи», составленной И. Лащенковым, мы находим сведения о подрядчике: «Помощником строителя храма купца Первышева был также Курский купец Исидор Мошнин. Когда последний, не окончив работу, скончался (в 1762 г.), то обязанности его по подряду приняла на себя его жена Агафия Мошнина.» В газете «Курские губернские ведомости» за 1907 г. В номере 154 указывается, что Исидор Мошнин имел кирпичные заводы и был подрядчиком по постройкам каменных зданий и церквей.

    Старший сын Исидора Мошнина - Алексей имел лавку на Московской улице г. Курска. Однажды Агафья, идя на стройку собора, взяла с собой семилетнего сына Прохора, будущего преподобного Серафима, и вместе с ним взошла на самый верх строившейся колокольни. Прохор, отлучившись от матери, по детской неосторожности упал с Высоты колокольни на землю, покрытую обломками кирпичей и мусором. Мать, увидев это, в испуге поспешно сошла на землю и не чаяла уже увидеть сына живым. Но к удивлению всех Прохор стоял на ногах живым и невредимым.

    Значительно изменилось место падения с колокольни отрока Прохора, будущего Серафима Саровского. Благочестивые жертводатели и усердные устроители общими усилиями облагородили глубокопочитаемое место падения с колокольни преп. Серафима. Сюда приходят и приезжают поклониться и приложиться к святому образу не только жители Курска и области, но и всей России, Украины, Беларуси и из-за рубежа.

    В память этого события в нижнем храме собора устроен предел во имя преподобного Серафима, а на месте его падения установлен памятник с иконой преподобного и неугасимой лампадой. Таким образом, Курский Сергиево-Казанский собор является «священным памятником молитв и благословения святителя Иоасафа Белгородского Чудотворца», и в то же время «благодатного воспитания прп. Серафима Саровского Чудотворца». Ключарь собора И. Лащенков в своей «Летописи» (1896 г.) упоминает имя архитектора Растрелли как автора проекта и строителя Сергиевского собора, опираясь только на мнение императора Александра Николаевича, который в 1861 г., подъезжая к собору, сказал: «Это храм Растрелли». Однако, как бы ни хотелось отнести Сергиевский собор к творчеству Растрелли, приходится от этого отказаться, опираясь на составленные самим зодчим перечни его работ, обнаруженные З. Батовским и опубликованные в 1939 г.

    В этих перечнях Сергиевского собора нет. И это несмотря на то, что некоторыми исследователями установлено, что в эти перечни автор включил также несколько зданий, выполненных его современниками и учениками. В этих же перечнях Растрелли назвал и имена частных своих заказчиков. И в них нет имени Карла Ефремовича Первышева.

    Пусть этот памятник архитектуры относится к сооружениям «школы Растрелли», пока не будет найдено и названо имя подлинного автора собора - человека несомненно талантливого.

    По 1830 г. вход в верхнюю церковь собора был по наружной открытой двухмаршевой лестнице с чугунными ступениями и ограждением. Эта лестница вела с двух сторон на площадку, с которой были: главный вход, северный и южный входы в притвор, и вход на колокольню.

    В 1830 г. по проекту архитектора Грознова была осуществлена пристройка лестничной клетки, выполненная в ампирном стиле с шестью колоннами ионического ордена, (что значительно испортило вид на собор с запада).

    Освящение храмов собора было в разное время. Нижний храм во имя преподобного Сергия был освящен преосвященным Иоасафом (Миткевичем), епископом белгородским в 1762 г., и верхний храм в честь Казанской Иконы Божией Матери - преосвященным Агеем (Килисовским) в 1778 г.

    Считается, что шестнадцатилетний разрыв между освящением нижней и верхней церкви был занят изготовлением и установлением иконостаса. Имя автора иконостаса тоже загадка. Позже, в середине ХХ-го века храмы собора были переосвящены: верхний храм был освящен во имя преподобного Сергия, а нижний - в честь Казанской иконы Божией Матери.

    Заполняющий по ширине всю алтарную преграду и высотой около 20 метров, весь вызолоченный иконостас представляет великолепное сочетание вычурности, изящества и богатства. Иконостас по горизонтали разделен на три яруса пышным сильно вынесенным карнизом над первым ярусом и более плоским карнизом над вторым ярусом.

    По обе стороны от центральной плоскости с царскими вратами находятся выдвинутые розолиты с сильно орнаментированными колоннами «бутылкообразной» формы. Завершается иконостас фигурами трубящих ангелов, и увенчивается пышными катушками, являющимися рамами изображений.

    Особое богатство и изысканность орнаментовки достигнуто в резьбе царских врат и первого яруса розолитов. Это сплошная глубокообъемная, почти «круглая» резьба из цветов роз, гирлянд, головок херувимов. Вообще тело иконостаса настолько сильно нагружено резьбой, что его плоскость почти исчезает под ней.

    Изгибающиеся архитектурные формы, пышный фантастический растительный орнамент, разнообразие обрамлений, статуи ангелов, колонны и гирлянды, - все это сверкающее позолотой и темнеющими Живописными иконами сооружение, в насыщенном светом и воздухом пространстве производит потрясающее, торжественно - величественное и ликующе-праздничное впечатление.

    В соборе сохранились старинные предметы утвари, В том числе напрестольное Евангелие в серебряном, вызолоченном, чеканной работы окладе. Евангелие отпечатано при императоре Петре Великом и патриархе Адриане. Размеры Евангелия: высота - 60 см, ширина - 40 см, вес - пуд.

    В народном предании существует рассказ, за верность которого ручаться нельзя. Но возможна и вероятность этого рассказа. «Судя по тогдашнему времени, существовали разбойничьи шайки, даже недалеко от Курска, в Щигровском лесу.

    Первышев был торговцем мелким товаром, с которым ездил из деревни в деревню для продажи онаго, что обыкновенно предпринималось им перед праздниками, а особенно перед праздниками Рождества и Воскресения Христова. В одну из таких поездок перед праздником Воскресения Христова он был схвачен разбойниками и приведен со всем его имуществом в их разбойничье логовище.

    В ночь под праздник Пасхи, как самую удобную для хищничества, шайка разбойников отправилась для добычи, и Первышев остался один на один с атаманом. Думать Первышеву о побеге или о восстании на атамана было нельзя потому, что он видел его далеко неравным себе по силам.

    Настало утро.

    Атаман приготовил для разговения сало, водку и прочие, уселся на земле и повелительным тоном приказал сесть и Первышеву. Выпил чарку водки сам и подал Первышеву; отказываться было нельзя, выпил и Первышев. Потом атаман взял нож и, пользуясь им как вилкой, подносил ко рту сало и ел.

    В эту минуту в голове у Первышева явилась мысль: в момент, когда конец ножа будет во рту у атамана, схватить нож и проткнуть ему горло, что он мгновенно и сделал и тем покончил жизнь разбойника.

    Казалось бы, нужно бежать, но Первышев поступил иначе. Ободренный какою-то невидимой силой, он, не теряя времени, поспешно запряг лошадь, наложил на телегу золото, серебро, драгоценные вещи и все, что можно было, быстро уехал из вертепа и с огромным богатством возвратился восвояси. Не желая пользоваться этим воровским богатством и в благодарность Богу за свое спасение от явной гибели, он приступил к постройке сего храма».

    Заканчивая изложение истории Курского Сергиево-Казанского Кафедрального собора на основе доступных в настоящее время материалов, будем надеяться на благожелательную оценку этого труда.

    Источник материала: книга «Сергиево-Казанский собор», издание Курской епархии, г.Курск
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос