Опасное образование

Дата публикации или обновления 08.03.2016
  • Обухом по образованию.
  • Реформа образования - убийство школы.

  • Безграмотность, отсутствие навыков арифметического счета, историческое и естественнонаучное невежество, неумение читать серьезные тексты, внятно излагать свои мысли, алгоритмизация сознания, отсутствие литературного вкуса и смысловой логики – вот неполный перечень антикультурных компетенций, которыми современная система образования «предлагает овладеть» нашим детям.

    Школа – важнейший этап в жизни человека. Именно в этот период ребенок должен почувствовать себя разумным существом, умом научиться постигать видимые и невидимые явления, овладеть умозрением как фундаментальной способностью личности, как инструментом собственной творческой деятельности по преобразованию себя и окружающего мира. Школьная жизнь приучает к самоорганизации, дисциплине и самостоятельности.

    Именно на этих метафизических принципах была создана уникальная традиция отечественного образования. Зародившись в досоветский период, она достигла своего апогея в советское время и много десятилетий сохранялась и воспроизводилась учителями, педагогами-подвижниками и талантливыми методистами-наставниками.

    Сегодня же мы наблюдаем прямо противоположное. Дети идут в школу, но знания, умения и навыки им не спешат дать. По стандартам (2-е ФГОСы) в 1-м классе детям не задают домашних заданий, не ставят оценок (используется «игрушечный» суррогат), у них нет дневников. Это приводит к тому, что школьники-первоклассники привыкают принимать развлечение за обучение, безответственность за социальную норму, изолированность от родительского контроля за свободу. Они привыкают к расхлябанности и волевой расслабленности. Вот такая антисоциальная адаптация навязана нашим первоклашкам.

    Родители не могут толком узнать про содержание занятий, не могут организовать и проконтролировать подготовку к ним, не могут влиять на формирование учебных навыков. А ведь это ПЕРВЫЙ КЛАСС! Всегда его называли основополагающим. Мамы специально брали отпуск для того, чтобы помочь своим детям:

    • обрести навык подготовки домашнего задания (закрепление знаний + исполнительность);
    • научиться собирать портфель (планирование + панорамность мышления);
    • приучиться контролировать себя и по дневнику отчитываться за работу в классе и поведение на уроках (ответственность + самостоятельность).

    Родители знали школьную жизнь и учебный материал, могли обсуждать его с учителем.

    Но с началом вхождения России в «цивилизованный» Запад нашему обществу навязываются прямо противоположные тенденции. Школьников сначала «расхолаживают» под причитания лживых «реформаторских речевок», а потом обвиняют в плохих результатах. Но разве вина детей, что после «расслабухи» они мало способны к интеллектуальному напряжению? Продолжая обучение в последующих классах, школьники часто чувствуют себя непонимающими, даже самые простые темы (с нашей точки зрения) им сложны, словно мысли их «кто-то» запутал. Родителям приходится многое объяснять, рассказывать самое необходимое и обучать элементарным навыкам. Интерес и мотивация к обучению улетучивается, а школьная жизнь лишается радости. Все чаще родители с болью говорят о нежелании детей идти в школу, учиться.

    Почему так случилось? Много лет чиновники твердят о модернизации образования. Что нам слышалось в этой «затее»? Обновление и улучшение! А что вкладывают реформаторы в проведение этой спецоперации? Разрушение и уничтожение высочайших достижений русско-советской системы образования! Результатом «нововведений» стал научно-культурный регресс нашей школы.

    И что поразительно! Ведь на протяжении всех перестроечных десятилетий педагогическая, родительская и научно-преподавательская общественность, не останавливаясь, возмущалась и протестовала против вредоносных «новшеств»: против изгнания хороших учебников по математике, физике, русскому языку и другим предметам, против ЕГЭ и «секспросвета», против чиновничьего диктата над учителями и директорами школ, против примитивизма «болонской системы» и т. п.

    Но машина модернизации школ шла, как танк, презрительно пренебрегая профессиональными доводами добросовестных практиков и ученых.

    Год за годом внедрялись программы одна хуже другой, наращивались требования бумажной отчетности, умножалось число муниципальных проверок, разрушающих сложный и хорошо отлаженный механизм учебно-воспитательного процесса. Школу раскромсали по самым худшим западным шаблонам, по тем «инновационным проектам», которые уже названы негативными социальными экспериментами: разрушение преемственности всех образовательных ступеней, «секспросвет», «ювеналка», компетентностный подход, вариативность и т. п. А компьютеризация с первого года обучения – это еще одна нейропсихологическая ловушка, о которой стоит поговорить отдельно.

    Сейчас ни в одной школе нет хороших программ, по которым большинство детей учились бы легко, с радостью и самостоятельно. В учебниках (навязанных министерством УМК) учителя видят бессистемность, непоследовательность, ошибки! Методические требования совершенно не учитывают психовозрастные возможности детей. Контрольные задания сочетают примитивность и заумность. Методологические требования (неверные по сути) сковывает потенциал учителей, загоняет их в зону «виноватости» (столько отчетов!), не оставляет педагогам времени на здоровое и вдумчивое общение с учениками. Ведь учитель – это особая профессия. Дети могут хорошо думать и любить предмет только тогда, когда с преподавателем установлены добрые, человеческие отношения. Педагогам необходимо время на восстановление душевных сил, а иначе – профессиональное выгорание.

    Школу заманили в пространство невротической турбулентности. Казуистика модернистской риторики заключается в том, что подлые образовательные перемены реформаторы протащили под сладкое благозвучие «инновационных» намерений. А когда на школу была наброшена управленческая удавка, разрушительные перемены получили статус закона. Педагогическая и родительская общественность оказалась просто обманутой.

    Сегодня ни у кого нет сомнений в том, что реформы, навязанные Министерством образования, оказались губительными для российского общества. Они привели не только к ужасающему понижению качества образования, но и к общекультурной дикости выпускников как средних (средне-специальных), так и высших учебных заведений.


    Надежда Григорьевна Храмова, профессор кафедры общей и прикладной психологии Российского Православного университета святого апостола Иоанна Богослова, кандидат психологических наук, специалист в области гуманитарного образования.

    Источник информации: «Русская планета».

    В начало

    336x280
    Православный интернет-магазин
     
    Rambler's Top100