Древнерусский иконостас – в новом прочтении

Дата публикации или обновления 24.10.2015
  • К оглавлению: Журнал «Церковный благоукраситель»
  • К оглавлению раздела: Обзор православной прессы
  • Щигровское Свято-Троицкое братство

  • В конце августа Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетил Тамбовскую митрополию и освятил главный собор женского Вознесенского монастыря.

    В своем слове Его Святейшество отметил красоту внутреннего убранства храма: «С большой радостью я увидел сегодня во всей красе вновь отстроенный Вознесенский храм этого святого монастыря и порадовался не только его благолепному внешнему виду, но и тому, как он прекрасно построен, как красив изнутри».

    Украшением собора стал резной деревянный иконостас, созданный Свято-Троицким братством г. Щигры. Покрытый богатой и тонкой резьбой, сияющий сусальным золотом, иконостас подарил собору ощущение торжественности и в то же время теплоты.

    Будучи продолжением многолетнего опыта работы щигровских мастеров, иконостас чем-то напоминает и убранство Курской-Коренной пустыни, и иконостас Казанского собора г. Элисты. Та же четкость и в то же время разнообразие форм, та же продуманность деталей, то же горение золота на кружеве резьбы. И все же это не повтор, а новое творение, родившееся из труда и творческого вдохновения мастеров. Каждый новый иконостас становится еще одним цветком на ветвях древа церковного благолепия. Чтобы узнать о принципах, движущих благоукрасителями, из первых рук, мы обратились к основателю и художественному руководителю Свято-Троицкого братства митрополиту Саранскому и Мордовскому Зиновию.

    – Досточтимый Владыко! Позвольте поздравить Вас с новым многотрудным поприщем служения в сане митрополита Саранского и Мордовского и задать Вам несколько вопросов. Можно ли сказать, что церковное убранство, создаваемое в наши дни, становится все совершеннее, находятся все новые формы?

    – 30 августа я участвовал в освящении нового иконостаса в Вознесенском соборе Вознесенского женского монастыря г. Тамбова, которое совершил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. По окончании освящения мы с моими помощниками, осуществлявшими практическую часть работы в изготовлении иконостаса – иноком Антонием (Ю.Л. Синкин), Алексеем Церковным, – остались в храме и еще длительное время обсуждали, куда идти дальше, как, оставаясь в русле церковной красоты, иногда лаконичной, но всегда вдохновенной, устремленной вдаль, ввысь и вглубь, осуществлять поиск новых форм. Как раздвинуть возможности и, вдохновляясь строгой и величественной красотой старинных иконостасов, создавать убранство храмов, не повторяющее их, но являющееся продолжением этой традиции.

    – Вы много путешествуете по России, видите храмы, их убранство. Какие-то из старинных иконостасов становятся источником вдохновения для новых работ Свято-Троицкого братства?

    – Меня очень вдохновил иконостас Успенского собора г. Смоленска. Некоторым он кажется барочным, потому что у него очень рельефная, яркая резьба. Но когда отходишь в глубь храма, то видишь, что на самом деле этот иконостас достаточно строг по форме.

    – Пышную резьбу обычно считают принадлежностью барокко, которое противопоставляют строгости древнерусского канона…

    – Мы остаемся приверженцами тяблового стиля, но в новом раскрытии, новом прочтении. Наш основной принцип – облечь традицию лаконичного иконостаса в яркую фактуру, которая не отвлечет от икон, но подчеркнет их, станет их достойным обрамлением. Ведь именно в этом и состоит назначение иконостаса.

    – Как происходит творческий поиск?

    – Мы сохраняем строгую взыскательность к себе. Бывает, что беремся за дело по много раз: долго утверждаем проект, потом тщательно прорабатываем и перепроверяем каждую деталь. Сейчас как раз идет подготовка к созданию иконостаса для нового собора г. Саранска - столицы Мордовии. Она продолжается уже немало времени, а я все никак не даю команду начать работы - потому что та форма, которую хотелось бы видеть, еще не найдена. Задача художника, благоукрашающего храм, очень ответственна. Красота, а особенно красота церковного искусства, - это производная любви Божией, изливаемой на творение.

    А еще красота церковного искусства есть отражение красоты души человека. Если мастер стремится к Богу, он подходит к своей работе как к служению, своим резцом он выражает ту любовь, то благоговение к святыне, которыми наполнена его душа. Когда человек старается создавать в этом мире красоту - это отголосок той любви, которую Господь даровал нам.

    Это и есть наша мотивация в деле благоукрашения храмов.


    С митрополитом Саранским и Мордовским Зиновием беседовала Алина Сергейчук

    Источник материала: журнал «Благоукраситель» № 45 (осень 2014 г.) издательства «Русиздат».

    В начало

    336x280
    Православный интернет-магазин
     
    Rambler's Top100