Клюшников Виктор Петрович

Дата публикации или обновления 25.12.2016
  • К оглавлению: Русские писатели

  •   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Я


    Клюшников Виктор Петрович родился 10(22).III.1841 г. в Алексиановке, Гжатского уезда, Смоленской губернии в дворянской семье — писатель.

    Детство провел в Москве, где в одном из столичных пансионов основательно изучил иностранные языки.

    В 1851 поступил в 4-ю московскую гимназию, преобразованную тогда из бывшего дворянского института. В гимназии ему привил склонность к литературе учитель русской словесности, член кружка Станкевича — поэт Красов.

    В 1857 Виктор Петрович окончил гимназию и поступил на естественное отделение Московского университета.

    С 1861 после окончания университета некоторое время жил в родовом имении дяди — поэта Ивана Петровича Клюшникова (Сумской уезда Харьковской губернии).

    В 1862 вернувшись в Москву, Клюшников В.П. поступил на службу помощником секретаря одного из департаментов сената, но через год вышел в отставку. Педагогическая деятельность, которой занялся Виктор Петрович, тоже не смогла удовлетворить его, и вскоре он посвящает себя литературе.

    В 1864 в «Русском вестнике» (№ 1—3) был опубликован роман Клюшникова «Марево». Это был один из первых антинигилистических романов, появившихся в ответ на революционные произведения писателей-демократов. Антинигилистические романы ставили своей целью опорочить освободительное движение как в России, так и за ее пределами и защитить старые устои — самодержавие и православие. В этих романах, пропагандирующих охранительные идеи «Русского вестника», в качестве отрицательных героев изображались нигилисты, а их «жертвами» оказывались честные, но слабохарактерные люди. Действие романа «Марево» происходит в Юго-Западном крае, перед польским восстанием 1863.

    Говоря об основном конфликте этого произведения, Д. И. Писарев в статье «Сердитое бессилие» замечает, что Клюшников «силится изобразить в своем умозрительном романе борьбу двух мировых сил, доброй и злой. Добрая сила воплощена в кандидате Владимире Русанове, а злая — в графе Владиславе Вронском. Между этими двумя силами качается, как маятник, «святая женская душа», которую Виктор Петрович называет Инной и которую он старается сделать весьма интересной» (Собр. соч., т. 4, Спб., 1903, с. 285).

    Главные герои романа — весьма прозрачные, не очень искусно задрапированные иллюстрации катковских идей. Инна Горобец — это и есть та «жертва», которой предстоят различные соблазны и испытания. Автор проведет ее и через увлечение теориями Герцена — Огарева (не случайно она дочь участника кружков 30—40-х гг.), и через нигилизм (Инна пишет стихотворение «Не хочу я служить Аполлону, навевает он дикую чушь» и собирается послать его в «Искру»), и через увлечение графом Вронским — носителем революционного зла и в результате заставит горько раскаяться во всем: «Год тому назад я сошлась с людьми, которые казались мне поборниками правды, добра, свободы, всего, не потерявшего для меня и до сих пор своего истинного смысла. Теперь я вижу насквозь эту горсть честолюбцев, жадно рвущих друг у друга власть, как стая коршунов тащит друг у друга из клюва требуху дохлой скотины...» Граф Вронский — олицетворение зла, аристократ, салонный лев, один из вождей польских повстанцев. Интриган и хамелеон, ловко лавирующий между восставшими и охранителями, этот демон-обольститель увлекает доверчивую Инну, и она влюбляется в него. Но в угоду сюжетной схеме антинигилистических романов Клюшников выходит на сцену «доброе начало» — Русанов.

    Этот герой стремится вырвать Инну из тенет Вронского. Когда вспыхивает восстание 1863, Русанов во главе правительственного отряда карателей отправляется «усмирять» поляков, руководимых Вронским. Однако Инна не идет за «храбрым рыцарем», а эмигрирует за границу. В конце концов К. заставляет ее полюбить и оценить Русанова. Все это надо трактовать в романе как победу и торжество охранительных идей. Но автор даже не замечает, сколь жалок и бессилен его бесцветный и вялый положительный герой, умеющий произносить лишь высокопарные слова о прогрессе и о служении народу. Его главное качество — «сердитое бессилие», на которое указал Писарев в статье одноименного названия: «И Вронский, и Русанов, и всякие Горобцы мужского и женского пола (имеется в виду Инна Горобец и ее брат — несовершеннолетний нигилист Коля.— П. П.) наводят на читателя уныние и оцепенение, потому что на всех этих особах сияет неизгладимая печать их общего фабриканта» (с. 293).

    Как бы ни старался Клюшников В.П. замаскировать своих художественных манекенов, их иллюстраторская цель видна — доказать, будто революционное движение — марево, мираж, будто в нем нет ничего возвышенного и благородного. Настойчивая попытка писателя в романе «Марево» изобразить национально-освободительную борьбу польских революционеров против русского царизма как «польскую интригу» была развеяна лучшими представителями демократии.

    После напечатания Клюшниковым «Марево» Катков пригласил его на должность постоянного сотрудника журнала и поручил ему переводы с английского языка.

    С 1865—68 Виктор Петрович Клюшников перевел английские романы:

    Ч. Диккенса «Наш общий друг»,

    Уилки Коллинза «Оливия Ротсей», «Моя невестка» и «Лунный камень».

    В 1864 (№ 11) «Русском вестнике», Клюшников поместил свой рассказ «Немая».

    В 1866 (№ 8) вышла критическая статья по поводу перевода сочинений Д. Тиндаля «Альпийские ледники».

    Последующие романы самого Клюшникова — «Большие корабли» (1866—67) и «Цыгане»(1869) — не представляют какого-либо интереса.

    В конце 1868 издатель петербургского журнала «Заря» В. В. Кашпирев пригласил Клюшникова В.П. в свой журнал, и он переехал в Петербург. В этом журнале, были напечатаны:

    роман «Цыгане»,

    статья «О выставке художественных произведений в Императорской Академии художеств» (1869),

    повесть «Не — марево» (1871).

    С 1870 по 1875 редактировал еженедельный журнал «Нива».

    В 1876 он начал было выпускать собственный иллюстрированный журнал «Кругозор», однако на издании его разорился.

    В 1877 Клюшников редактирует газету «Собеседник».

    В конце 70-х - начале 80-х гг. работает над составлением «Всенаучного энциклопедического словаря» (вышло 3 ч., Спб., 1879—82).

    В 1872 пишет историческую повесть из времен Екатерины II - «Семья вольнодумцев».

    В 1874 вышли очерки «Барышни и барыни» («Нива»), повесть «Другая жизнь».

    исторический рассказ для детей «Государь-отрок» («Детский отдых», 1880).

    В 1880 Клюшников Виктор Петрович возвратился в Москву и стал деятельным сотрудником «Московских ведомостей» и «Русского вестника». Их направление писателю нравилось, и он хотел было уже навсегда остаться в Москве, но вскоре последовало из Петербурга новое приглашение издателя «Нивы», и Клюшников в 1887 возвратился на прежний пост редактора этого журнала.

    В последние годы жизни Клюшников В.П. напечатал критическую статью «Современные беллетристы» («Московские ведомости», 1889, № 154), а также опубликовал рассказ «Пляска мертвых» («Русское обозрение», 1891, кн. 12).

    Умер 7(19).XI.1892 г. в Петербурге; похоронен в Москве.

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Rambler's Top100