Аксаков Сергей Тимофеевич

Дата публикации или обновления 17.12.2016
  • К оглавлению: Русские писатели

  •   А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Я


    Аксаков Сергей Тимофеевич, писатель, родился 20.IX (1.Х) 1791 г в г. Уфе в старинной небогатой дворянской семье. Умер 30.IV(12.V).1859 г. в Москве.

    Детство провел в Уфе и в родовом имении Ново-Аксакове. Не закончив Казанского университета, переехал в Петербург, где работал переводчиком в Комиссии по составлению законов.

    В 1827-32 служил в Москве цензором.

    В 1833-38 —инспектором Константиновского межевого училища, затем — директором Константиновского межевого института.

    С 1843 жил преимущественно в подмосковном имении Абрамцево.

    Во 2-й половине 20-х — начале 30-х гг. занимался театральной критикой, выступал против эпигонов классицизма и рутины в сценическом искусстве, призывая актеров к «простоте» и «натуральности» исполнения.

    Аксаков С.Т. первым в русской критике понял и оценил то новое искусство, которое несли с собой М. С. Щепкин и П. С. Мочалов. Он смело стал на защиту их творчества от реакционной критики.

    В 1834 в альманахе «Денница» был опубликован небольшой очерк Аксакова — «Буран». Строгая фактичность и почти автобиографическая основа очерка как бы предвещала то направление, в каком пойдет дальнейшее развитие творчества Сергея Тимофеевича «Буран» явился рубежом между двумя главными периодами аксаковской биографии и началом его деятельности как крупного писателя-реалиста.

    С начала 40-х гг. он все более интенсивно вовлекается в сферу общественных интересов. Его дом давно стал средоточием культурной жизни Москвы. У Аксакова собираются видные писатели, ученые, актеры. Они обсуждают не только положение дел в литературе, театре, но и различные вопросы современной политической жизни России и Западной Европы.

    К этому времени его сын Константин, а несколько позднее и Иван стали видными деятелями славянофильства. Глава дома нередко оказывался свидетелем, а порой и участником оживленных дискуссий, которые вели здесь представители этого течения. Сергей Тимофеевич во многом был чужд воззрениям славянофилов. Ему претил их догматизм, он не разделял их увлечения немецкой идеалистической философией. Особенно серьезно расходился Аксаков со славянофилами во взглядах на искусство, в оценке различных явлений современной русской литературы. На протяжении почти всей своей сознательной жизни он отстаивал реалистическое искусство, глубоко и всесторонне отражающее жизнь. Эстетическая позиция писателя не всегда была последовательной, твердой, но неизменным оставалось его убеждение в том, что источником всякого подлинного искусства является действительность и что святая обязанность художника состоит прежде всего в том, чтобы выразить ее правдиво, сурово, без «идеализации».

    В середине 40-х гг. здоровье Аксакова С. Т. начало ослабевать, однако, несмотря на недуги, он с большим самозабвением предавался работе.

    В 1847 он выпустил книгу «Записки об уженье». Деловито-прозаическое заглавие книги мало соответствовало ее удивительно поэтическому содержанию, литературной манере, языку. Описание различных видов рыб сочеталось здесь с глубоким проникновением в жизнь природы. Книга таила в себе радость поэтического открытия и познания действительности. Написанная, по свидетельству автора, для «освежения» своих воспоминаний и «для собственного удовольствия», рассчитанная, казалось, на узкий круг читателей-рыболовов, эта книга неожиданно для самого автора обрела очень скоро широкую аудиторию. Об Аксакове заговорили как о самобытном художнике.

    В 1852 выходит 2 книга — «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии».

    А в 1855 третья — «Рассказы и воспоминания охотника о разных охотах». В этих книгах еще с большей силой выявилась та особенность таланта писателя, которая создала ему славу поэта русской природы.

    Охота для Аксакова — это состязание человека с природой, в котором победителем оказывается разум, воля, упорство, выучка. Охота — это торжество разума и воли человека над природой. Он был тончайшим знатоком природы и замечательным искусником в ее изображении.

    В 1856 выходит «Семейная хроника»

    В 1858 «Детские годы Багрова-внука».

    Они занимают главное место в художественном наследии Аксакова Сергея Тимофеевича. Вместе с «Воспоминаниями» образуют своеобразную автобиографическую трилогию. Наиболее значительны в художественном отношении две первые части. В этих книгах раскрывается перед нами история трех поколений семьи Багрова, то есть самого Аксакова «Семейная хроника» написана на материале слышанных автором рассказов матери и отца, семейных преданий. Но писатель отнюдь не ограничивал себя рамками воспоминаний. Историк-мемуарист сочетался в нем с художником. Воссоздаваемым картинам хроники и ее героям он придавал ту глубину обобщения и типизации, которые присущи истинному произведению искусства.

    Опираясь на историю трех поколений семьи Багровых, Аксаков воссоздал обширную панораму помещичьего быта конца ХVIII века. Повествование начинается драматическим рассказом о переселении семейства Багровых из Симбирской губернии в новое, уфимское поместье. Со всем скарбом, с чадами и домочадцами, со 180 крепостными крестьянами, насильно оторванными от своих насиженных мест, приезжает Степан Михайлович Багров на новые выгодно купленные земли. И этот контраст между радостью, царящей в душе Багрова, и безысходным горем, которым поражены крестьяне, вынужденные за бесценок распродать скот, хлеб, избы, домашнюю рухлядь и на телегах тащиться бог весь куда, — этот исполненный трагизма контраст сразу же вводит читателя в атмосферу крепостнического быта. Аксаков при этом нисколько не стремится быть обличителем. С эпическим спокойствием, порой даже, кажется, с абсолютным бесстрастием воссоздает он потрясающие по своей жестокости картины помещичьего произвола. Припадки гнева Степана Михайловича, во время которых нет никому пощады — ни дворовым, ни даже членам семьи, буйные «подвиги» Куролесова, расправы с дворовыми девушками, которые учиняет жена старика Арина Васильевна, — все это лишь отдельные элементы той большой и страшной картины «темного царства», которую рисует Аксаков.

    С симпатией и душевностью изображает писатель людей из народа — забитых, затравленных, но сохранивших свежесть и непосредственность чувства. Правда, этих людей Аксаков рисует односторонне. Они у него всегда кротки и терпеливы, они мученически несут свой крест и никогда не поднимают голоса протеста против трагических условий своего существования. Сергей Тимофеевич рисует народный быт как нечто неподвижное, устойчивое. Но вместе с тем его книга проникнута искренней любовью к простому человеку из народа.

    Своим гуманистическим пафосом, правдивым изображением уродливых сторон помещичьего строя «Семейная хроника» перекликается с антикрепостническими произведениями Тургенева и Григорович.

    Самой большой удачей Аксакова в «Семейной хронике», несомненно, является, образ Степана Михайловича Багрова. По глубине и тонкости психологической разработки характера, по богатству его общественного содержания он может быть назван одним из классических образов русской литературы.

    Субъективно Сергей Тимофеевич был чужд обличительному пафосу. Его изображение действительности лишено той страстности и той энергии негодования, которые были присущи наиболее передовым писателям середины XIX в., умевшим видеть жизнь глазами народа. Но реализм писателя при всех свойственных ему элементах «созерцательности» обладал такой изобразительной силой и способностью столь глубокого проникновения в толщу жизненных явлений, что картины, нарисованные писателем, давали читателю громадный материал для критических обобщений.

    Шумный успех «Семейной хроники» вызвал в Аксакове прилив творческой энергии. В течение последующих нескольких лет он написал «Детские годы Багрова-внука», повесть «Наташа» и обширный цикл мемуарных произведений. В преклонном возрасте он снова переживает необычайный подъем духовных сил. Его литературная деятельность приобретает большой размах.

    В течение девяти месяцев Аксаков продиктовал «Детские годы Багрова-внука» (1858). Эта книга близка «Семейной хронике» по идейной проблематике, композиции, стилю, языку. Вторая часть трилогии представляет собой такое же широкое эпическое полотно, столь же подробно и достоверно воссоздающее эпоху, атмосферу помещичьего быта, крепостнических отношений.

    Но есть в этом произведении и новая тема, существенно отличающая его от предшествующего. Героями «Семейной хроники» были старшие члены семьи Багровых — ее первое и второе поколения. В этой части трилогии продолжают действовать те же персонажи, но в центре оказывается уже третье поколение Багровых — маленький Сережа Багров. Его жизнь от младенчества до девятилетнего возраста прослежена пристально и подробно. Сложный процесс формирования детской души — такова центральная тема новой книги Аксакова. Эта тема давно привлекала к себе внимание писателя.

    В русской литературе и публицистике 50—00-х гг. педагогическая тема и морально-этические проблемы занимали видное место.

    «Детские годы Багрова-внука» и «Семейная хроника» — это произведения, написанные в одном ключе — идейном и художественном. Обстоятельно и подробно выписывает Аксаков в обоих произведениях мельчайшие детали крепостнического быта. Повествование ведется с характерными повторами, с той наивной непосредственностью и иллюзией недостаточной художественной отделки, какая присуща изустному рассказу. Все это вместе с безыскусной разговорной речью и создает своеобразие и обаяние аксаковского стиля.

    Одним из важнейших элементов художественного мастерства Аксакова Сергея Тимофеевича является его язык. Особенность языковой и стилистической манеры произведений писателя состоит в том, что она почти совершенно свободна от ощущения «книжности», от внешней изысканности и обладает той простотой, которая свойственна мастерскому изустному рассказу. Язык Аксакова С.Т. всегда сохраняет непосредственность и колоритность, гибкость и выразительность разговорной речи. Мысль в его повествовании как бы выступает сама по себе, совершенно прозрачной, обнаженной, словно вне словесной оболочки.

    Последнее десятилетие жизни Аксакова было наиболее напряженным и творчески плодотворным периодом его литературной биографии. Имя Аксакова сделалось известным всей читающей России.

    В начало

    Купить книги оптом или мелким оптом
     
    Rambler's Top100