Патриарх Тихон

Дата публикации или обновления 01.04.2016
  • Патриарх Иов
  • Патриарх Гермоген
  • Патриарх Филарет
  • Патриарх Иоасаф I
  • Патриарх Иосиф
  • Патриарх Никон
  • Патриарх Иоасаф II
  • Патриарх Питирим
  • Патриарх Иоаким
  • Патриарх Адриан
  • Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси
  • Патриарх Сергий
  • Патриарх Алексий I
  • Патриарх Пимен
  • Патриарх Алексий II
  • Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
  • Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси


    Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси

    Святитель Тихон (в миру Василий Иванович Белавин) родился 19 января 1865 года в г. Торопце Псковской губернии в семье священника. Окончив курс Торопецкого духовного училища, он поступил в Псковскую духовную семинарию, а по ее окончании в Петербургскую Духовную Академию. По окончании академии в 1888 году он три с половиной года преподавал в Псковской духовной семинарии, затем был инспектором и ректором Холмской семинарии. В 26 лет он принимает монашеский постриг. С 1894 года он ректор Казанской Духовной академии, а через три года уже епископ, сначала Люблинский, а затем Алеутский и Североамериканский. Почти десять лет будучи епископом Алеутским и Североамериканским, он упорядочивает жизнь православных приходов в Соединенных Штатах и на Аляске, строит новые храмы, среди них - кафедральный собор во имя свт. чудотворца Николая в Нью-Йорке, организует Миннеаполисскую Духовную семинарию, приходские школы и приюты для детей. В Америке его и поныне именуют апостолом православия. В 1907 году архиепископ Тихон был назначен на древнюю Ярославскую кафедру, в 1914 году стал архиепископом Виленским и Литовским, в 1917 году - митрополитом Московским и Коломенским.

    Икона преподобномученицы великой княгини Елисаветы Федоровны.
    Икона святителя Тихона, Патриарха Московского и Всея Руси.
    Со страницы Святыни Алексиевского монастыря книги Саратовский Свято-Алексиевский женский монастырь

    Всероссийский Поместный Собор 1917 года восстановил упраздненное Петром I патриаршество, и святитель Тихон, председатель Собора, 5 ноября по жребию был избран Патриархом. Интронизация совершена в Успенском Соборе Московского Кремля на праздник Введения во храм Богородицы. Позже святитель Тихон сказал: «Патриаршество устанавливается на Руси в грозные дни, среди огня и орудийной смертоносной пальбы». Для судеб Русской Православной Церкви чрезвычайно важным оказался тот факт, что Поместный Собор соборным разумом избрал путь следования евангельским заповедям, проявив заботу о том, чтобы частные вопросы и политические интересы не заслонили абсолютных' нравственных ценностей. «Предоставляя каждому силою разума взыскивать к тому пути и средства, Священный Собор увещает всех, чтобы в сей мирской области не забывали о правде Божией. С таким увещеванием он обращается к православным людям без различия положения, сословий, партий, да хранят они неповрежденно заветы Христовой веры».

    При получении известия об избрании его Патриархом свт. Тихон сказал: «Ваша весть об избрании меня Патриархом является для меня тем свитком, на котором написано: плач, стон и горе... Сколько придется мне глотать слез и испускать стонов в предстоящем мне патриаршем служении, особенно в настоящую тяжелую годину!» На церковном пути нового Патриарха сразу же возникли трудности. Прежде всего, ему первому пришлось решать вопрос об отношениях с новым государственным строем, установившимся в стране с победой октябрьской революции. Кроткий и сердечный со своей паствой, Патриарх был непреклонно тверд в делах церковных, особенно при защите Церкви от врагов. В годы церковной разрухи, гонений, обновленческого раскола он сохранял Церковь в чистоте православия, призывал паству «уклоняться от участия в политических партиях и выступлениях». Причину бедствий он видел во грехе («Грех растлил нашу землю») и призывал: «Очистим сердца наши покаянием и молитвой». «К тебе же, обольщенный, несчастный русский народ, сердце мое горит жалостью до смерти. Оскудеша очи мои в слезах, смутися сердце мое (Плач. 2,11) при виде твоих тяжких страданий, в предчувствии еще больших скорбей. ...Перед лицом страшного, совершающегося над страной нашей суда Божия соберемся все вокруг Христа и Святой его Церкви. Будем молить Господа, чтобы смягчил Он сердца наши братолюбием и укрепил их мужеством, чтобы Сам Он даровал нам мужей разума и совета, верных велениям Божиим, которые исправили бы содеянное злое дело, возвратили отторгнутых и собрали расточенныя. Взываю ко всем вам, архипастыри, пастыри, сыны мои и дщери о Христе: спешите с проповедью покаяния с призывом к прекращению братоубийственных распрей и раздоров, с призывом к миру, тишине, к труду, любви и единению» (из Послания от 5/18 марта 1918 г.).

    Но непримиримо и грозно звучали его обличения новых хозяев страны: «Вы разделили весь народ на враждующие между собой станы и ввергли его в небывалое по жестокости братоубийство. Любовь Христову вы открыто заменили ненавистью и вместо мира искусственно разожгли классовую вражду. Никто не чувствует себя в безопасности, все живут под постоянным страхом обыска, грабежа, выселения, ареста, расстрела. ...в органах печати злобные богохульства и кощунства. Вы наложили свою руку на церковное достояние, собранное поколениями верующих... Вы закрыли ряд монастырей и домовых церквей. Вы заградили доступ в Московский Кремль - это священное достояние верующего народа. Вы разрушаете исконную форму церковной общины-прихода, разгоняете церковные епархиальные собрания, вмешиваетесь во внутреннее управление Православной Церкви. ...Отпразднуйте годовщину своего пребывания у власти освобождением заключенных, прекращением кровопролития, насилия, разорения, стеснения веры. А иначе взыщется от вас всякая кровь праведная проливаемая и от меча погибнете сами вы, взявшие меч» (из послания Совнаркому 26 окт. 1918 г.). И еще: «Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей - загробной - и страшному проклятию потомства в жизни настоящей - земной. Заклинаем всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение: «Изымите злаго от вас самех (1 Кор. 5,13)». А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас на эти страдания вместе с собой...» (из послания от 2 февр. 1918 г.).

    В августе 1921 года в связи с голодом в Поволжье Патриарх благословил добровольную передачу небогослужебных церковных ценностей в помощь голодающим, но когда в феврале 1922 года власти постановили изъять у Церкви все драгоценные предметы, включая и употребляемые при богослужении, Патриарх твердо выступил против этого. Такая позиция была сочтена саботажем, и в апреле 1922 - июне 1923 года Святейший находился в заключении.

    Кровавые события первых лет советской власти, направленные на уничтожение Церкви - заключение, ссылки, расстрелы многих тысяч иерархов, священников, монашествующих, мирян, - заставили Патриарха Тихона заботиться не только о сохранении чистоты православия, но и о физическом выживании сообщества верующих. Оппозиционность в отношениях с новым строем грозила Русской Церкви полным уничтожением, паства оставалась без храмов, без пастырей. О своей участи он уже не думал: «Пусть имя мое погибнет в истории, только бы Церкви была польза». В посланиях Патриарха Тихона того времени провозглашается: «Российская Православная Церковь не может быть ни белой, ни красной Церковью, она должна быть и будет Единой Соборной Апостольской Церковью, и всякие попытки, с чьей бы стороны они ни исходили, ввергнуть Церковь в политическую борьбу должны быть отвергнуты и осуждены» (из «Воззвания» от 1 июля 1923 года). Широко известно завещание святейшего Патриарха от 7 апреля 1925 года. «В годы гражданской разрухи, по воле Божией, без которой в мире ничто не совершается, во главе Русского государства стала советская власть. Не погрешая против нашей веры в Церкви, не допуская никаких компромиссов и уступок в области веры, в гражданском отношении мы должны быть искренними по отношению к советской власти и работать на общее благо, сообразуя распорядок внешней церковной жизни и деятельности с новым государственным строем...» Это указание на неизбежность новых отношений с государством ради сохранения Церкви стало для последующих предстоятелей в их отнюдь не простом политическом положении определяющим.

    Патриарха Тихона называли молитвенником народным, старцем всея Руси. Для всех, обращавшихся к нему, были открыты и двери его дома, и его сердце. «Это была действительно святость, величавая в своей простоте», - говорили о нем те, кто знал его близко. Французская газета «Информасьон» писала в 1923 г.: «Спокойный, умный, ласковый, широко сострадательный, очень просто одетый, без всякой роскоши, без разлинчия принимающий всех посетителей. Патриарх лишен, может быть, пышности, но он действительно чрезвычайно дорог тысячам малых людей, рабочих и крестьян, которые приходят его видеть. Постоянные изъявления сочувствия и преданности, которые он получает со всех концов России, делают его сильным и терпеливым... Густая молчаливая толпа ожидала приема. Странники сделали несколько тысяч верст пешком, чтобы получить благословение Патриарха. Сельский священник, нервный и застенчивый, ходил вдоль и поперек... Горожане и крестьяне, люди из народа главным образом, долгие часы, порою дни ждут, чтобы открылась маленькая дверь и мальчик-певчий ввел их к Патриарху Тихону».

    В последний год жизни святитель был серьезно болен, но служил по воскресеньям и праздникам. 5 апреля 1925 г. он совершил последнюю литургию в храме Большое Вознесение. 7 апреля (25 марта), на праздник Благовещения, со словами «Слава Тебе Боже, слава Тебе Боже, слава Тебе Боже» святейший Патриарх скончался; погребен в малом соборе Московского Донского монастыря. В 1989 году святитель Тихон был причислен к лику святых, а в 1992 году обретены его нетленные мощи, почивающие ныне в соборном храме Донского монастыря.

    В начало

     
    Rambler's Top100